Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать
Санкт-Петербург(Курортный район), 30 апреля - 05 мая

Все мероприятия >>

Самиздатский магазин (продаёте книги без комиссий) и гонорарный журнал для профессиональных авторов: «Информаг A LA РЮС»



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Неокономика. Введение в метод

Публикую с сокращениями, только суть вопроса. И вот еще что интересно. Я один тут такой тупой, что узнал о том, что такое неокономика, только вчера - или и для Вас лично, уважаемый читатель, эта информация новая ?

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Эпоха модерна – это эпоха, когда человек, ученый, претендовал на роль бога. Тогда же начали говорить о научной организации общества. Когда стало ясно, что аксиоматика строится на неверифицируемом произволе, наука разрушилась, начался постмодерн. Выяснилось, что носители науки не могут претендовать на роль богов: если повезет, то они могут стать носителями частных случаев других теорий, которые еще неизвестны, либо они будут просто уничтожать накопленное знание. Это хорошо видно в экономической науке. Этим занимается, в том числе, неокономика, поскольку на каждом шаге развития неокономики сразу же уничтожается кусок неоклассики – он становится бессмысленным и его нелепость начинает бросаться в глаза.

От неокономики часто требуют аксиом, первичных определений. Но с учетом вышесказанного, неокономика намеренно выстраивается как теория с открытой структурой. Диалектика здесь, безусловно, помогала.

Что делает неокономику теорией с открытой структурой? Принципиальная установка на конкретность и историчность. Общие определения давать бессмысленно. Они должны быть применимы к любым мыслимым ситуациям, даже если они бессмысленны и невозможны. История конкретна, она имеет дело с реальными ситуациями. Определения имеют смысл только в рамках обобщенно понятых реальных ситуаций, а не вообще.

Как работает неокономика? Она начинает свой анализ исходя из реальных проблем. К реальным проблемам подходить аксиоматически не имеет смысла. В аксиоматических системах проблем либо нет, либо они «вечны и неразрешимы», либо они возникают за счет внешних воздействий, а потому находятся за пределами теоретического познания.

Но если в реальности мы видим какие-то проблемы, то как быть? Прежде всего, надо понять, что эти проблемы как-то и когда-то исторически зародились. Для их понимания иногда необходимо достаточно глубоко погружаться в историю. Чтобы полнее понять место объекта в истории, нужно уходить все дальше назад в ее понимании. Не только в истории человечества, но и в истории науки. У экономистов есть запросы к биологии, у биологов возникнут запросы к химикам, а у химиков – к физикам, потому что физики должны будут в конце концов объяснить как получилась жизнь. При этом необходимо понимать, что аксиоматически устроенная физика на этот вопрос никогда не ответит.

Неокономика не должна выстраиваться как герметичная структура. Сначала нужно ответить на вопрос, почему мы столкнулись с экономическим кризисом, и рано или поздно дойдем до физики. Неокономика выстраивается как историческая наука и по правилам, похожим на диалектику. При этом в диалектической схеме наиболее полезна историчность (недостаток диалектиков, как и аксиоматиков в том, что их структуры герметичны).

Маркс, как и все социалистическое движение, столкнулся с проблемой, что пролетариат не может сам выработать коммунистическое сознание. Поэтому дальше нужно было описать тех, кто должен это сознание внедрить. Для решения этой проблемы необходимо было расширить историческое и научное поле. А у Маркса в этом месте произвол, причем абсолютный. Структура была динамическая, но поскольку она была и герметичная, то запал у нее кончился.

Поэтому надо понимать, что чем больше мы движемся вперед, тем дальше нужно расширяться назад в смысловом плане. Единственная удачная школа в этом плане – это американская школа исторического нарратива. Я так ее называю, возможно, они себе сами дают другое имя, или вообще никакого не дают. Согласно этой школе историки не могут построить большой (гегелевский) нарратив истории. Но построить развивающуюся систему нарративов по неким определенным правилам можно.

Нарратив – это рассказ, который сюжетен, организован, непротиворечив и имеет открытые концы. Нарратив всегда незавершен, он всегда недостаточен. Он организован так, что имеет возможности для присоединения к другим нарративам – порталы – и создания, таким образом, системы нарративов. Достоинством такой структуры знания является ее способность к развитию.

Развитие системы нарративов идет по трем направлениям. Во-первых, мы должны все глубже и глубже уходить в историю, то есть добавлять нарративы «сзади». Во-вторых, мы в реальности сталкиваемся с множеством совершенно разных проблем. Когда мы строим историческую цепочку для данной проблемы, мы должны смотреть на другие исторические цепочки и согласовывать их, хотя бы на уровне языка. Мы должны помнить, что мы имеем дело не с совокупностью невзаимосвязанных историй, а с единой историей. Так что у любого нарратива должны быть порталы не только «назад» и «вперед», но и «в разные стороны», то есть к синхронным фрагментам других нарративов.

В-третьих, уровень обобщения нарративов может быть различным. Мы можем описать предысторию в виде обобщенного нарратива, в котором действующими лицами будут обобщенные понятия, можем описывать более подробно, как цепочку событий, в которых действуют реальные исторические люди. И два этих описания не должны противоречить друг другу. Для обобщенного нарратива здесь как раз будет действовать принцип Поппера о фальсификации. Но не автоматически, а с учетом анализа открытых концов каждого нарратива.

То есть неокономика – это не столько экономика, это наука об обществе в широком смысле. И ядром неокономики является проблема управления – по крайней мере, именно так мы видим ситуацию сегодня. Каждая проблема в неокономике описывается здесь как исторический нарратив по ее возникновению и развитию, с учетом внутренних и внешних условий, повлиявших на это развитие. После того, как нарратив создан, делаются выводы о возможных путях решения проблемы.

Создание такой структуры знания – это большая задача. В ее рамках можно организовывать разделение труда и сотрудничества творческих людей. Когда нарратив содержит порталы для других областей знания – происходит сотрудничество.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.04.22 09.59.31ENDTIME
Сгенерирована 04.22 09:59:31 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/1889634/article_t?IS_BOT=1