Мировой кризис - хроника и комментарии
 
Приглашаем на семинары
Все мероприятия >>

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

Олег Григорьев
завтра  20:00
Олег Григорьев "Какая конструктивная экономическая политика возможна в современной России"

Архив вебинаров >>




Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

-> Прогнозы   Материалы М.Хазина   Экономика  


Краткий отчет о визите во Владивосток

Михаил Хазин
5671 дней
 8160.13
Михаил Хазин [khazin]  
12.05.2015 14:13
Дублировано с khazin.ru
Темы: кризис , прогноз , экономика

Очень любопытно, как журналист понял мою лекцию.


Деваться больше некуда Спад как российской, так и мировой экономики будет только усиливаться, в результате чего может наступить полный крах. Выхода для деловых людей  два: расширять свой бизнес, пока есть возможность, либо искать защиту во власти. Такое мнение высказал экономист Михаил Хазин, президент консалтинговой компании «Неокон», в ходе своей лекции «Новая бизнес-реальность. Экономический и финансовый прогноз для бизнеса 2015-2017 гг.» во Владивостоке. 

На протяжении 400 лет мировая экономика развивалась в рамках процессов глобализации. Уже в XVIII веке началось развитие так называемых технологических зон, которые постепенно расширяли свои рынки сбыта и политическое влияние. Однако к концу XIX века у таких зон начались проблемы: их расширение стало резко замедляться, т.к. исчерпались свободные рынки. Что это означало с точки зрения капитала? А то, что вложения в инновации и новое производство становились все менее и менее рентабельными. Начался кризис падения эффективности капитала. 

Как было Итогом этого кризиса, по словам Хазина, стало резкое усиление циклических кризисов, бывших до того обычным, но не критичным явлением. Главное же, стало понятно, что единственный способ продолжить развитие — это перераспределить рынки сбыта в свою пользу. И Первая мировая война оказалась битвой именно за это. «Впрочем, война все равно не разрешила базовые экономические противоречия. Для передела рынков необходима была война вторая, из которой вышли невредимыми только две технологические зоны из пяти. Германская и японская попросту исчезли, а Британия еще до конца войны от претензий на собственную зону отказалась, разрешив США напрямую торговать с колониями Соединенного Королевства, минуя Лондон. Остались только СССР и США», — вспомнил Хазин. Кризиса было не миновать обеим сверхдержавам. Но поскольку объем рынков у советской зоны был существенно меньше, чем у американской, то кризис здесь начался раньше, а именно — в самом начале 60-х годов. Однако диспропорции благодаря плановой советской экономике, по возможности, компенсировались, так что кризис развивался медленно. К концу 70-х СССР только вышел на нулевые темпы развития экономики.

А вот в США все началось хотя и позже, но быстро и жестко. 1971 г. — дефолт, отказ от обмена долларов на золото, затем поражение в войне во Вьетнаме. 1973—74 гг. — нефтяной кризис, резкий рост цен и издержек, затем — стагфляция. Это был натуральный кризис падения эффективности капитала, реинкарнация кризиса конца XIX — начала XX века. Маркс мог бы улыбнуться: капитализму грозило поражение в полном соответствии с его теорией, но не потому, что социализм рос быстрее, а потому, что он падал медленнее. Сознавали ли члены Политбюро ЦК КПСС, что Советский Союз выиграл холодную войну, и что перед ними встал вопрос — нужно ли добивать противника и форсировать разрушение западной экономики и США? Ответ был сведен к двум значительно более простым, а главное, технологическим проблемам. «Одна из них касалась возможностей СССР контролировать территории, входившие на тот период в зону влияния США. После распада «суверена» там неминуемо должны были начаться неконтролируемые, во многом разрушительные и опасные для всего мира процессы. Вторая касалась готовности СССР оказаться один на один с Китаем, который к тому времени уже начал технологическую революцию. И руководители страны пришли к выводу, что СССР не имеет возможности контролировать почти половину мира, СССР начал процесс, который позже получил название «разрядка», — сообщил Хазин. Иными словами, руководство СССР решило сохранить статус-кво: не расширяться за счет разрушения конкурента, а попытаться закрепиться в более или менее фиксированных границах проектных территорий.

Это было принципиальнейшей ошибкой. Потому что США нашли выход из положения: денежные власти начали стимулирование конечного спроса за счет доступных финансовых инструментов. Банковская система в начале 80-х годов прошлого века позволила домохозяйствам погашать старые кредиты за счет новых. А для того, чтобы при этом не падал спрос, начали снижать стоимость кредита. Это обеспечило рост экономики.  Однако многолетнее стимулирование кредита привело к тому, что в США оказалась сильно деформирована структура денежной массы — кредитный мультипликатор при норме 4-6 был больше 17. И если в 1980 г. учетная ставка ФРС США была равна 19%, то к декабрю 2008 г. (когда начался новый кризис) она стала фактически равной нулю. 

Михаил Хазин: «В результате к сегодняшнему дню мировая экономика находится в крайне неустойчивом состоянии, поскольку спрос, то есть расходы домохозяйств, намного превышают их доходы. В Америке где-то на $3 млрд в год, в Евросоюзе на 2,5 млрд. Для того, чтобы понимать масштаб явления: покупательная способность средней заработной платы в Америке — на уровне 1958 г., все остальное — это стимулирование спроса за счет роста частного долга, госдолга, снижения сбережений. В абсолютном масштабе превышение расходов граждан США над их реально располагаемыми доходами составляет около $3 трлн долларов, или 25-30% от уровня этих доходов. Поскольку при падении расходов падают и доходы, точка равновесия будет находиться существенно ниже, чем нынешний уровень доходов, который примерно равен $11-12 трлн». Как будет Такой масштаб спада спроса (который, по большей части, и формирует ВВП страны), означает, что ВВП США упадет на 55-60% относительно своего нынешнего уровня.

Как такое может быть? Ответ на этот вопрос лежит в структурном характере кризиса. Если до Второй мировой войны доля финансового сектора в перераспределении общей прибыли в экономике не превышала 5%, то после войны поднялась до 10%, а сегодня превышает 50%. Соответственно, выросла и доля финансового сектора в ВВП. И по итогам кризиса ситуация будет ухудшаться, поскольку кредитный мультипликатор находится на практическом минимуме, новая эмиссия неминуемо будет вести к инфляции. А спад при этом будет сопровождаться серьезными структурными изменениями: доля финансового сектора сократится до тех 5%, которые были 80 лет назад. А снижение реального сектора может быть на 30%. 

По мнению Хазина, это означает, что мир по итогам кризиса должен развалиться на 5-6 относительно независимых образований. Дополнительным стимулирующим фактором является то, что доллар перестал быть для мировой экономики инвестиционным ресурсом. Потому что добавленная стоимость, которую генерирует сегодня экономика, недостаточна для того, чтобы обеспечивать нормальный инвестиционный процесс. В этой ситуации тенденцией, скорее всего, станет создание региональных эмиссионных центров. «С точки зрения геоэкономической, естественными членами образования должны стать как минимум Турция, Вьетнам, Объединенная Корея и Япония. Деваться им больше некуда. Никакая из этих экспортных стран не готова вернуться в состояние той нищеты, в которой они находились на заре своей экономической экспансии. Проблема состоит в том, что никто и никогда такого рода центров не делал. Также понятно, что идея евро в нынешнем виде была ошибочной, и Евросоюз в нынешнем виде не просуществует. Эта модель оказалась неудачной, она исходила из избытков ресурсов, которых нет, нужно строить что-то новое», — считает Хазин.

А что Китай? Средний доход экспортного сектора в Китае составляет порядка $1000 в год на человека, что обеспечивает уровень жизни в рамках нижней границы среднего класса на Западе или 70-х годов в СССР. А вот средний доход во внутреннем секторе — порядка $150 в месяц на человека, то есть в шесть раз меньше. По мере развития кризиса в США и падения там совокупного спроса экспортные возможности Китая резко упадут, нужно будет переходить на поставки на внутренний рынок. Собственно, Китай давно пытается этим заниматься, но пока он делал ставку на кредитование внутреннего сектора экономики, чем только раздувал финансовые пузыри. И этот вариант практически исчерпан. Значит, нужно как-то нивелировать разницу между себестоимостью внешнего сектора и доходами внутреннего. Это означает, что в Китае доходы внешнего сектора могут сократить до $300 в месяц. При этом нужно увеличить доходы китайской деревни со $150 до $300 в месяц. И вот как это сделать — совершенно непонятно, потому что для этого нужно в два раза повысить производительность труда. Если оценить масштаб проблемы, то он равен 1 млрд человек, которым нужно увеличить доход примерно на $2000 в год. То есть около 2 трлн в год. Что отлично согласуется с цифрой структурных диспропорций в США.

Что делать России? «Со второй половины 2012 г. в стране идет прямой спад в экономике. Росстат об этом не хочет говорить, потому что он подчинен правительству, отвечающему за экономический рост. А цифры в пределах 3% всегда можно «нарисовать», — заявил Хазин. — Но если нет экономического роста в стране — деньги держать в ней не будут. Капитализировать в России уже нечего. Выход для нас состоит в том, что надо заниматься импортозамещением и созданием регионального финансового центра. Дальше, когда этот центр возникнет, можно за счет его ресурсов заниматься новыми технологиями.  Теоретически на потенциале импортозамещения мы можем обеспечить себе 10-15 лет развития. Замещение импорта — это колоссальный объем ресурсов. Только по 2013 г. официальный импорт в России составил $320 млрд, а реальный — больше 400 млрд. При замене только половины импорта мы получаем доход в $200 млрд. На эти деньги можно построить что угодно, как Казахстан: там уже идет вторая пятилетка индустриализации! У нас спад 2%, а у них — 5% рост. При этом в Казахстане зависимость от нефти была еще сильнее, чем в России. Но чтобы повторить путь Казахстана, к управлению в стране должны прийти другие, понимающие люди». 

Что касается бизнеса, то он оказался в ситуации, в которой подавляющая часть банкротств, убытков и так далее будет происходить не потому, что меняются экономические условия, а из-за менеджерских ошибок. Менеджер сегодня ведет себя так, как будто кризис через два месяца закончится и счастье восстановится. На самом деле, считает Хазин, либо надо быстро расширять рынок сбыта за счет ушедших компаний, либо как можно быстрее обеспечить себе политическую защиту, дабы тебя самого не купили и не захватили. 



 

Просмотров за 24 часа 0 всего 10000
В обсуждении 41 комментарий
Оценок:  47   cредняя: + 1.83

Еще на тему "Прогнозы"


Обсуждение: 41 комментарий, последний - 23.05.2015 13:34,

Просмотр и участие в обсуждениях доступно только зарегистрированным пользователям.

Регистрация на сайте так же позволит вам выставлять оценки материалам и комментариям, получать рассылки самых интересных материалов сайта, и массу других полезных возможностей!

Если вы были зарегистрированы ранее, войдите на сайт
Логин или email:    Чужой компьютер
Пароль:    Забыли пароль?


   
Если нет - зарегистрируйтесь сейчас
Логин*:
Допустимы только маленькие латинские буквы
Вас зовут*:  
(введенное имя будет использоваться для именования вас на форуме, в ваших материалах и др.)
Пароль*:    Повторите пароль:   
e-mail*:
Этот e-mail будет использован для доставки вам сообщений от сервера. Адрес скрыт от просмотра всеми, кроме вас, и не передается третьим лицам. Не рекомендуется использовать почтовые адреса сервисов hotmail.com & live.com! Эти сервисы не принимают почту от нашего сервера.
Проверочный код:

Чужой компьютер
    

Или войдите на сайт через какую-нибудь социальную сеть

вход через соцсети





Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-2016


IN_PAGE_ITEMS=1919229ENDITEMS GENERATED_TIME=2016.12.04 03.17.14ENDTIME
Сгенерирована 12.04 03:17:14 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/1919229/article_t?IS_BOT=1