Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

завтра  20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Россия и Саудовская Аравия: шаги навстречу друг другу

саудовская аравия, россия, мухаммед бен сальман, владимир путин, сирия, кризис

Принц посетил Россию во главе правительственной делегации, включавшей также министра иностранных дел Аделя аль-Джубейра, министра нефти и минеральных ресурсов Ибрагима Али ан-Нуэйми, управляющего Генеральной организацией по иностранным инвестициям Абделлатифа аль-Османа, других официальных лиц и представителей деловых кругов. 

Принц Мухаммед – сын нынешнего короля Саудовской Аравии Сальмана и занимает третью ступеньку в высшей иерархии королевства. 

Сенсационный характер событию придает ряд обстоятельств. 

Во-первых, это первое посещение РФ правительственной делегацией Саудовской Аравии после четырех лет напряженности, вызванной диаметрально противоположными подходами двух стран к событиям в Сирии, практически заморозившей двусторонние отношения. 

Во-вторых, это первый официальный визит в Россию высокопоставленного представителя Эр-Рияда после восшествия на трон 23 января 2015 года нового короля. Почти сразу после прихода к власти новый монарх показал, что намерен энергично взяться за развитие страны, придать большую динамику внутренней и внешней политике королевства. Он, в частности, объявил о серьезной реорганизации государственных органов. Для придания им большей эффективности были упразднены 12 государственных комитетов, а их функции переданы двум новым. Первый – Комитет по вопросам политики и безопасности – возглавил наследный принц, министр внутренних дел Мухаммед бен Наеф,  второй – Комитет по вопросам экономики и развития – министр обороны Мухаммед бен Сальман. Король, традиционно возглавляющий правительство, отправил на покой министра иностранных дел Сауда аль-Фейсала, который занимал этот пост около 40 лет, заменив его более молодым Аделем аль-Джубейром, занимавшим пост посла в Вашингтоне. Были назначены новые губернаторы. 

Король совершил революционный шаг, взяв на себя смелость нарушить незыблемую многолетнюю традицию передачи власти от старшего сына короля – основателя королевства Абдель Азиза – младшему. Он сместил с поста наследного принца сына короля Абдель Азиза принца Мукрина и назначил на его место представителя следующего поколения – внука короля-основателя принца Мухаммеда бен Наефа. Его заместителем (по-арабски: «наследником наследного принца») он назначил своего сына, также являющегося внуком короля Абдель Азиза, – Мухаммеда бен Сальмана, 1985 года рождения. 

Впервые в истории королевства власть перешла третьему поколению династии Саудов – внукам первого короля Абдель Азиза. Тем самым король не только открыл доступ свежей крови в руководство страны, но и предотвратил кризис власти, который мог возникнуть в скором времени по мере ухода из жизни оставшихся сыновей короля-основателя.

Характеризуя первые шаги нового короля как «весьма решительные», саудовская печать пишет, что он «приступил к осуществлению собственной арабской весны – проекта, который изменит королевство снизу доверху путем вовлечения народа в строительство своей страны».

В области внешней политики монарх, по словам газеты Arab News, «решил взять на себя роль лидера в регионе, который не готов принимать диктат с чьей бы то ни было стороны, несмотря на недовольство некоторых кругов на Западе». 

Особое звучание визиту саудовского принца придает то обстоятельство, что его встреча с президентом России в Санкт-Петербурге проходила на фоне антироссийских санкций со стороны традиционных партнеров Саудовской Аравии – стран Запада во главе с Соединенными Штатами, оказывающими сильный нажим на своих партнеров. Демонстративно игнорируя давление со стороны Вашингтона, Эр-Рияд не остановился перед тем, чтобы, по сути, бросить вызов своему могущественному союзнику. Характерно также, что еще раньше Эр-Рияд занял нейтральную позицию в украинском конфликте и не присоединился к хору западных союзников, обвиняющих Россию во всех смертных грехах.

В арабском мире обратили внимание на то, что саудовский принц посетил Россию в первый день священного месяца Рамадан. По традиции это время принято проводить внутри королевства. 

В чем причина?

Чем руководствовался король Сальман, решив отправить своего сына в гости к Путину в Санкт-Петербург, казалось бы, в самое неподходящее для этого время?

Для ответа на этот вопрос надо принять во внимание обстоятельства, в которых оказалось саудовское королевство в результате развития событий на Ближнем Востоке.

Анализ ситуации в регионе позволяет сделать вывод о том, что главным фактором, обусловившим поворот Саудовской Аравии в сторону Москвы, стала реакция Эр-Рияда на решение многолетнего партнера – Соединенных Штатов – перенести фокус своей внешней политики с Ближнего Востока на Дальний. Именно там, по мнению Вашингтона, кроется главная угроза глобальному доминированию США в лице быстро набирающего экономическую и военную мощь Китая, на сдерживание которого и должны быть направлены основные усилия США. 

С другой стороны, после того, как США недавно вышли на уровень самообеспечения углеводородами благодаря использованию нетрадиционных методов добычи сланцевой нефти и газа у себя в стране, исчезла основная причина их многолетнего присутствия на Ближнем Востоке. Вашингтон оказался перед альтернативой: сохранять присутствие в этом малопредсказуемом из-за действий самих США регионе, не представляющем прямой угрозы их глобальному доминированию, или перенести основное внимание на Дальний Восток, который географически существенно ближе к американским границам и где события уже несколько лет развиваются в гораздо более опасном для США направлении. 

Вполне естественно, что выбор был сделан в пользу борьбы с «главной угрозой» на Дальнем Востоке и постепенного ухода с Ближнего Востока в ущерб интересам Эр-Рияда и других союзников США в регионе. Кроме того, процесс сближения Вашингтона с геополитическим соперником королевства – шиитским Ираном – вызвал серьезные опасения Эр-Рияда.

К сближению с Россией руководителей королевства подталкивало развитие событий в регионе. Оказавшись в плотном кольце вооруженных конфликтов, в условиях приближения к границам Саудовской Аравии отморозков «Исламского государства», которые заявляют, что столица их будущего «всемирного Халифата» должна находиться в священном для всех мусульман городе Мекке, расположенном на территории королевства, Эр-Рияд почувствовал себя в опасном одиночестве. Его попытки задержать Вашингтон в регионе путем применения «нефтяного оружия» – поддержанием возникшей на рынке тенденции к снижению мировых цен на нефть с тем, чтобы сделать сланцевую нефть нерентабельной, отбить охоту у американских компаний к ее добыче, – хотя и нанесли им определенный ущерб, но не заставили союзника изменить стратегическое решение. 

Нельзя не признать, что эти действия Эр-Рияда навредили и России. Однако справедливости ради надо учесть, что их главная цель – не насолить России, а устранить американских конкурентов и сохранить свою долю на мировом рынке нефти. Ясно также, что конечная цель Эр-Рияда – сохранить в перспективе цены на нефть на приемлемо высоком уровне – отвечает и интересам России. 

Москва и Эр-Рияд – стратегические партнеры?

Уход из региона главного партнера заставил Эр-Рияд пересмотреть свою внешнюю политику и искать опору в лице новых союзников. В этих условиях выбор надо было делать между Китаем, с которым у саудовцев успешно развивается крупномасштабное торгово-экономическое сотрудничество, и Россией, связи с которой оказались замороженными. Несмотря на это, выбор был сделан в пользу России в качестве страны, обладающей внушительным военным потенциалом и больше, чем Пекин, заинтересованной в восстановлении стабильности в регионе, расположенном в непосредственной близости от ее южных границ.

Для Эр-Рияда важно и то, что Россия имеет давние связи с Дамаском, Багдадом, Саной и, что немаловажно, с геополитическим соперником королевства – шиитским Ираном. При этом в саудовской столице знают о заинтересованности России в налаживании партнерства с Саудовской Аравией в торгово-экономической сфере, в поисках мирного урегулирования конфликтов в соседних странах и с Ираном, а также в борьбе против растущей угрозы терроризма. 

 В чем интерес России?

Действительно, полномасштабное партнерство с ключевой страной арабского мира и властителем умов более чем 1,6 млрд мусульман планеты, влиятельного игрока на нефтяном и финансовом рынках может принести России немало дивидендов как в экономической области (несмотря на кризисные явления в мировой экономике, рост саудовского ВВП в 2014 году составил 5,6% и скорее всего останется примерно таким же в 2015-м), так и в геополитической. Кроме того, оно полностью укладывается в рамки осуществляемого Москвой «разворота на Восток», предполагающего сбалансирование связей РФ с Востоком и Западом на основе ускоренного развития отношений со странами АТР и Ближнего Востока.

Оформление партнерства с Саудовской Аравией может стать  несомненным стратегическим успехом России, который существенно укрепит ее позиции не только на Ближнем Востоке, но и на мировой арене в целом.

Результаты визита

Пожалуй, главным политическим итогом визита саудовского принца и его встречи с Владимиром Путиным стало объявление о предстоящем визите короля Сальмана в Россию и о согласии главы РФ посетить Саудовскую Аравию с ответным визитом. Саудовская Аравия, сказал принц, рассматривает Россию «как одно из важнейших государств в современном мире и будет стремиться к развитию двусторонних отношений во всех областях».

В рамках визита подписан целый ряд межправительственных соглашений. Историческим назвало Саудовское агентство печати (САП) российско-саудовское соглашение о сотрудничестве в мирном использовании ядерной энергии, согласно которому Россия окажет содействие в осуществлении программы строительства 16 ядерных реакторов для выработки электроэнергии в королевстве. Это, пожалуй, самое важное соглашение, подписанное в ходе визита в Санкт-Петербург. В предшествовавшие годы Эр-Риядом было заключено более десятка подобных соглашений с США, Францией, Аргентиной, Японией и другими странами. Но не с Россией. Теперь же, как свидетельствуют комментарии саудовской печати, Россия становится едва ли не главным партнером королевства в этой области.

Подписанные в ходе визита эпохальные, по словам агентства САП, документы предусматривают также развитие многообразного военно-технического сотрудничества, укрепление связей в области освоения космического пространства в мирных целях, совместном использовании российской навигационной системы ГЛОНАС, взаимодействие в нефтегазовой области, сельском хозяйстве, развитии жилищного строительства и коммунальной сферы.

В рамках визита высокопоставленного гостя, которого сопровождали представители бизнес-элиты королевства, Российско-Арабский деловой совет (РАДС) провел в Санкт-Петербурге Российско-Саудовский бизнес-форум. Основные вопросы повестки дня: сотрудничество в области продовольственной безопасности (речь идет о своего рода сельскохозяйственном аутсорсинге, когда королевство инвестирует в аграрные проекты на территории других стран с тем, чтобы впоследствии импортировать в Саудовскую Аравию выращенные продукты), инфраструктурное строительство, в том числе электроэнергетика, межбанковское сотрудничество, туризм, нефтехимия, нефтесервис и др.

Взлеты и падения

На протяжении последних 10 лет отношения между Россией и Саудовской Аравией переживали взлеты и падения. Попытки преодолеть наследие прошлого, когда Москва и Эр-Рияд находились по разные стороны баррикад, уже предпринимались. В ходе визита наследного принца Абдаллы в Россию в сентябре 2003 года были подписаны десятки документов, главным из которых стало Соглашение о сотрудничестве в области нефти и газа.

 С еще большими основаниями можно считать прорывом состоявшийся в феврале 2007 года первый в истории визит президента РФ Владимира Путина в Саудовскую Аравию. Подписанные в ходе визита соглашения получили практическое развитие в самых различных отраслях, в том числе нефтегазовой, космической, научно-технической и др. 

Серьезными достижениями стал выход впервые в истории на саудовский рынок двух крупных российских компаний: ЛУКОЙЛа, заключившего в 2004 году 40-летний контракт на разведку и добычу природного газа в королевстве, а также ОАО «Стройтрансгаз» (СТГ), открывшего в том же году свой филиал в Восточной провинции, а позднее выигравшего тендер «Сауди Арамко» на строительство нефтепровода в пустыне Руб эль-Хали (100 млн долл.). Кстати, за его успешную реализацию СТГ получил высшую оценку со стороны саудовского заказчика и приглашение оставаться в королевстве навсегда. Успешный опыт СТГ посрамил скептиков, предрекавших, что российским компаниям нечего ловить на рынке королевства, «полностью монополизированном Западом».

В 2009–2010 годы Москва и Эр-Рияд далеко продвинулись в переговорах о развитии военно-технического сотрудничества. Речь шла о поставках в Саудовскую Аравию вооружений на 4–6 млрд долл. – вертолетов, танков и бронетранспортеров, зенитно-ракетных комплексов.

Однако движение по восходящей линии было прервано после начала в марте 2011 года конфликта в Сирии.

Недавней проблемой в двусторонних отношениях стала военная операция Саудовской Аравии в Йемене во главе коалиции ряда арабских стран, которая не была поддержана российским руководством. Эр-Рияд мотивировал боевые операции своих ВВС в соседней стране необходимостью «остановить экспансию Ирана».

Между тем российское руководство никогда не отказывалось от курса на развитие торгово-экономических связей с королевством. Об этом не раз говорил президент РФ Владимир Путин. Позицию России аргументированно изложил глава российской дипломатии Сергей Лавров в Эр-Рияде в ноябре 2012 года: «Расхождения во взглядах по событиям в Сирии не должны препятствовать развитию торгово-экономических и инвестиционных связей между сторонами.  Мы за то, чтобы отсюда в Россию и из России в регион приходили инвестиции… Чем больше мы будем наращивать ткань экономического взаимодействия, тем больше выгод будут получать народы региона и тем меньше возможностей останется у экстремистов вербовать сторонников».

Правы ли скептики?

Между тем в российском медиапространстве после визита появились комментарии, смысл которых сводится к тому, что соглашения о сотрудничестве, аналогичные подписанным, заключались и ранее, но не были реализованы, что Саудовская Аравия «никогда не откажется от союза с Соединенными Штатами» и что сам визит принца – чуть ли не результат американо-саудовского заговора против России с целью изменить ее позицию по сирийскому вопросу…

Действительно, попытки с помощью разного рода обещаний уговорить Россию отказаться от поддержки Дамаска имели место. Однако они не увенчались успехом, а предпринимавший их начальник службы безопасности принц Бандар бен Султан отправлен в отставку… Эр-Рияд не скрывает, что не намерен отказываться от отношений с США и сворачивать с ними экономические связи. Но значит ли это, что Москве надо навсегда отказаться от диалога и сотрудничества с Саудовской Аравией?

Ведь приведенные факты вовсе не означают, что и новое руководство в Эр-Рияде, начавшее реформы во внутренней и внешней политике, не искренно в желании установить наконец нормальные политические и экономические связи с Россией. 

Вот что писала во время визита о политической философии принца саудовская газета Arab News: «Мухаммед бен Сальман считает, что установление позитивных отношений с одной стороной совсем не обязательно должно осуществляться в ущерб другой… Рассматривая США как могущественного союзника и давнего друга, он в то же время видит огромный нереализованный потенциал в сотрудничестве с Россией… Он полагает, что позитивно складывающиеся отношения и совпадающие интересы ведут к конвергенции позиций. Поэтому многие ожидают скорого выхода отношений с Москвой на качественно более высокий уровень».

Возникает вопрос: а почему в самом деле Саудовской Аравии не воспользоваться опытом России в строительстве самых надежных в мире реакторов? Почему не закупить новейшие российские системы вооружений, если они действительно превосходят западные аналоги? Почему не использовать возможности Москвы в поисках выходов из тупиков на Ближнем Востоке? Ведь с позиции здравого смысла скорее отсутствие связей Эр-Рияда с Москвой в последние годы следует считать аномалией в политике, чем нынешний процесс наведения мостов между ними. Тем более что сегодня уже вряд ли кто сомневается в способности России играть самостоятельную и независимую роль на международной арене.

Некоторые скептики напирают на то, что Эр-Рияд «никогда не был другом России». Но значит ли это, что он никогда не сможет им стать? 






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.10.23 01.51.09ENDTIME
Сгенерирована 10.23 01:51:09 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2023567/article_t?IS_BOT=1