Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

сегодня  20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Нервные выборы-2015: протест в рамках дозволенного

Итоги единого дня голосования показывают, что власти удается обеспечивать доминирование, но при все более низкой явке

Во всех регионах и муниципалитетах объявлены результаты прошедших 13 сентября выборов. Несомненно, что еще будут подробно анализироваться, например, использование в разных регионах досрочного голосования, голосования на дому и открепительных удостоверений, уровень фальсификаций. Однако уже можно делать выводы о результатах ведущих политических партий.

Чем запомнится кампания-2015?

В первую очередь, удивительной нервозностью власти, странной на фоне заявлений об уверенности в поддержке и деклараций о стремлении к честным и прозрачным выборам.

Были отмечены рекордные за все годы региональных выборов по партспискам предвыборные зачистки, а также многочисленные скандалы, когда жертвами правоохранительных органов становились не только сами кандидаты, отправляющиеся под реальные и домашние аресты, но также политтехнологи и занимающиеся электоральным контролем гражданские активисты. Масштабные, явно не адекватные электоральному весу участников, потоки чернухи были направлены на представителей демократической оппозиции и гражданские организации. Власть опасается, что прежних технологий давления может уже не хватить для обеспечения «нужных результатов», и пытается загнать недовольство в безопасные рамки.

Фактически мы наблюдали первую фазу уже реально идущей федеральной думской кампании, потому что от результатов прошедших выборов зависят несколько принципиальных решений по выборам 2016 года. Это касается и стратегии власти, и судьбы системных партий (сохранить их в нынешнем виде или, возможно, кого-то перезапустить или заменить). И самое главное — какова стратегия в отношении демократической оппозиции. Здесь всего два варианта: либо пускать одно «Яблоко», либо пускать «Яблоко» и ПАРНАС и еще каких-то дополнительных спойлеров, чтобы они мешали друг другу. Власть выбирает наименее опасный вариант.

Доминирование остается, его качество снижается

С учетом уже известных результатов можно говорить, что власть сохраняет доминирование, однако за исключением зоны «электоральной аномалии» (то есть регионов массовых фальсификаций) речь идет не о 86% или даже 70%, а скорее о поддержке в интервале 40-55%. При этом качество поддержки снижается, похожий на прошлые выборы процент обеспечивается более низкой явкой, в которой выше доля административно зависимых и вклад спецкатегорий голосования. Как и в 2014 году, резко выросла доля голосования на дому, досрочного голосования, которые в современных российских условиях расширяют возможности для давления и фальсификаций. Такие механизмы традиционно сопровождаются принуждением к участию в выборах, создают риски замены и вбросов бюллетеней. Большинство же граждан просто игнорируют выборы, и чем больше скандалов и «чернухи», тем сильнее мотив для неучастия. Вероятно, это одна из причин сознательной ставки властных политтехнологов на дискредитацию выборов в глазах независимых избирателей.

В целом полученные результаты, даже если абстрагироваться от итогов по явке, удивительно похожи на результаты выборов конца 2010-го – начала 2011 года.

По многих регионам они почти совпадают. В Новосибирской области у «Единой России» соотношение итогов 2010 и 2015 годов 44,8% к 44,6%, КПРФ — 25,03% к 24,5%, ЛДПР — 10,32% к 10,3%. Хуже ситуация в этом регионе у СР (10,6% вместо 16,24%, разница, вероятно, ушла «Яблоку» и иным новым участникам). Похожие на 2010 год результаты также в Челябинской области. По сравнению с 2010-м — началом 2011 года партия власти выглядит лучше в Республике Коми (58% вместо 50,5%), Воронежской области (74,4% к 62,6%), Курганской (56,7% к 41,23%, вероятно, на пользу рейтингу пошла смена непопулярного губернатора в 2014 году), Рязанской (62,7% вместо 50,6%) областях. При этом Воронежская и Рязанская области являются откровенно неблагополучными с точки зрения электорального контроля, имеют место явно выраженные махинации в виде переписываний протоколов и т. д. Устойчиво к зоне электоральной аномалии относится Ямал, где власть может рисовать себе любые результаты, какие захочет.

В Белгородской области динамика по сравнению с прошлыми выборами облдумы у партии власти отрицательная — 62,4% вместо 66,2% (при этом лучше стали итоги эсеров и хуже — коммунистов). Во многих региональных центрах горсоветы впервые выбирались по партспискам, так что их нельзя сравнивать с аналогичными прошлыми выборами, остается сравнение с выборами в Думу или выборами заксобраний. Если сравнивать ситуацию с выборами Госдумы 2011 года (когда, даже несмотря на массовые махинации, отмечалось электоральное «дно» «Единой России»), то сейчас почти везде «Единая Россия» выглядит лучше, прибавляя к результатам декабря 2011 года от 10% до 20% (например, в городе Владимире было 33,7%, стало 48,3%). Кое-где, там, где в 2011-м отмечались довольно жесткие фальсификации, сейчас у ЕР даже снижение. Например, горсовет Астрахани (стало 50,7% вместо 69,2%).

Системная оппозиция: эсеры улучшают динамику, КПРФ и ЛДПР теряют

Партии «системной оппозиции» последние годы находились в сложном положении. Прежняя безальтернативность, когда протестному избирателю было больше не за кого голосовать, была утрачена. После фронды 2009-2011 годов с ними одновременно боролись и власть, и новые партийные проекты. С другой стороны, под воздействием «кнута и пряника» власти они начали активно поддерживать официальную политику, во многом утратив прежнюю идентичность. Провластного избирателя они получить не могли (зачем ему альтернативные сторонники власти, когда можно поддержать саму «партию власти»), но и разочарованный их поведением городской образованный избиратель (а именно он был их главным электоратом) либо перестал ходить на выборы, либо стал искать новых героев. В результате на выборах 2012-2014 годов старые системные партии (особенно эсеры, которые в сентябре 2014 года прошли только в пять заксобраний) активно теряли голоса. Стала терять городских избирателей и КПРФ: процент падения ее результатов по городам оказался больше, чем на периферии.

К началу 2014 года сложился новый альянс этих партий и власти. Общими усилиями они начали борьбу с новыми игроками, которые самой власти стали казаться более опасными, чем старые, хоть иногда и фрондирующие сателлиты. С мая 2014 года вступили в силу фактически запретительные правила регистрации на выборах для новых партий и их кандидатов. Системным игрокам вновь дали шанс использовать результат стратегии «голосуй за любую другую партию».

На выборах региональных парламентов этого года был изначально выдвинут 141 список, а до выборов дошли 86. Таким образом, поставлен рекорд по отсеву партийных списков — 39% (прежний рекорд, 34%, был установлен в декабре 2007 года). Средняя конкуренция стала худшей с середины 2000-х и составила 7,8 списка на регион в среднем. По мажоритарным округам на выборах заксобраний общий отсев между выдвижением и голосованием составил 22%, но при этом выбыло 88% кандидатов от новых партий и 63,4% самовыдвиженцев. Средняя конкуренция составила лишь 4,4 кандидата на один мандат (в 2014 году этот показатель был равен 5,1, в 2013-м — 6,8).

На фоне силой расчищенной предвыборной поляны и сами «старые» партии постарались оживиться, как могли. Так в июле-августе из агитационного анабиоза вышла «Справедливая Россия», выпустив массовыми тиражами газеты социально-популистской тематики, где доминировали темы ЖКХ, сборов на капремонт и роста цен. Карикатура на Дмитрия Медведева и скандал с ней вернул партии флер оппозиционности.

Что же получилось в результате? Начнем с основной партии «системной» оппозиции — КПРФ. Ее главный успех — выход Сергея Левченко в первый с 2012 года второй тур выборов губернатора Иркутской области. Однако это успех не столько партии, сколько самого кандидата и широкой коалиции, поддержавшей Левченко, куда вошли представители самых разных групп местной оппозиции, включая и либералов. Однако в целом ряде регионов на выборах губернаторов кандидаты партии выступили слабо и опустились ниже первых двух мест (Чувашия, Амурская и Архангельская области).

Не лучшие итоги и на выборах по партспискам. В прошлом году КПРФ прошла в 10 из 11 парламентов, демонстрируя пеструю динамику — от сохранения прежних позиций в Ненецком АО до падения в два раза от уровня 2011 года в Республике Алтай и более чем в два раза в Брянской области, но в большинстве случаев снижение от уровня 2011-го колебалось на уровне трети.

На этот раз КПРФ прошла во все 11 региональных парламентов и все 23 избираемых населением горсовета региональных центров. Однако динамика существенно хуже. Один из ярких провалов — выборы Гордумы Нижнего Новгорода, на которые была сделана явная ставка. Так, во главе списка были сразу два депутата Госдумы — Александр Тарнаев и Светлана Савицкая. Но в итоге только третье место с 19,4% (в декабре 2011 года — 31,5%). КПРФ уступила здесь не только «Единой России», но и эсерам. На выборах горсовета Сыктывкара список КПРФ вообще занял только четвертое место с 8,2% (было 12,2%), при этом перед выборами в местной организации произошел раскол и ее возглавили мало кому известные молодые люди. Катастрофические результаты на выборах Калужского заксобрания — падение более чем вдвое (9,8% вместо 21,9% на выборах Госдумы и 21,2% на выборах заксобрания 2010 года) и Воронежской облдумы (стало 10,7%, было в 2011 году 21,9%, в 2010-м – 18,5%).

Неплохо выглядят результаты в Новосибирской области — они с 24,5% близки к результатам октября 2010-го, но хуже декабря 2011-го с 30,3%. На выборах горсовета Новосибирска примерно повторен процент декабря 2011-го по городу (33,7% к 34,2%).  Снизились результаты в Орле (в 2011 году родина Геннадия Зюганова заняла первое место в России по голосованию за КПРФ) — стало на выборах горсовета 26,6%, хотя в 2011-м город дал партии 39%. Причина — очевидное разочарование избирателей в деятельности губернатора (формально коммуниста) Вадима Потомского, раздавшего посты в администрации представителям «Единой России». Снизился также символический для партии результат в Ульяновске — в декабре 2011-го было 28,9%, стало сейчас на выборах гордумы 17,4%.

Конечно, голоса партии отнимают спойлеры, например КПСС и «Коммунисты России». Однако они были не везде. Вероятно, сказывается как некая однотипность уже привычной агитации партии, так и чрезмерное педалирование темы советских символов, образов Сталина и Дзержинского, которое все более отталкивает умеренных избирателей, которым есть, к кому уходить.

На этом фоне улучшилась ситуация у «Справедливой России», явно перещеголявшей в этот раз коммунистов по уровню социал-популизма и форме его подачи. Последние годы именно эсеры теряли больше других партий от появления новых проектов из-за роста антирейтинга и дискредитации партии в глазах оппозиционного избирателя. По отношению к выборам 2011 года партия часто теряла в три-четыре раза и все чаще вообще не преодолевала заградительный барьер.

Этому помогло и руководство эсеров, избавляясь от многих популярных в регионах, но оппозиционных политиков.

Отчасти негативную тенденцию в 2015 году удалось сломать, но в большинстве случаев результат все равно ниже, чем в 2011 году. Где-то даже удалось вернуться на уровень 2011-го. К примеру, в Челябинской области на выборах заксобрания партия получила 15,9% (в 2011-м — 16,6%, в заксобрание 2010 года — 14,6%). Близкий к 2011 году процент получен в Новосибирской области — 10,64% (но хуже выборов-2010). Самое сильное снижение отмечено в Воронежской области, где, видимо, имели место значимые фальсификации (5,31% вместо 14,4%), а также в Калужской области (7,7% вместо 15,6%).

Динамика ЛДПР последние годы была относительно неплохой — ее результаты по сравнению с 2011 годом снижались, но в большинстве случаев не в разы, а на 20-30%. Вероятно, на фоне инертных кампаний иных партий даже привычный образ ЛДПР и ее лидера выглядел все же более ярко, кроме того, партия изначально не создавала завышенных ожиданий у демократически настроенного электората. Однако выборы-2015 показали более существенный, чем в минувшие годы, спад ЛДПР. Не помогла и явно возросшая личная активность Владимира Жириновского. Вероятно,  сказывается как имиджевая усталость, так и выход партии из привычного амплуа — специфический  протест против власти не очень вяжется с «протестом против ПАРНАС».

По сравнению с декабрем-2011 почти в два раза упали результаты партии в одном из самых за нее стабильно голосующих регионов — Магаданской области. В декабре 2011-го было 17,37%, сейчас лишь 9,95% (Облдума 2010 года — 13,66%).  Резко снизились итоги в Рязанской области — с 15,06% в декабре 2011 до 8,21% (Облдума-2010 —18,65%). Удалось сохранить прежний процент либерал-демократам на Ямале, в Челябинской области, Коми. Не сильно снизилась Калужская область.

На выборах горсоветов тревожные результаты показал ранее неплохой для партии Оренбург (7,4% вместо 19% в 2011-м), сильное падение по Ижевску (8,8% вместо 17,5% в 2011-м), по другим горсоветам падение на 30-40% от прежнего результата.

«Яблоко» и ПАРНАС

Ситуация с ПАРНАС по Костромской области уже широко обсуждалась и будет обсуждаться дальше. Динамика неплохая и качество кампании, несомненно, высокое, но требует явной работы ситуация с подбором кандидатов и большим учетом специфики регионального, часто возрастного электората.

На фоне отстранения ПАРНАС от всех кампаний, кроме одной, шанс воспользоваться демократической безальтернативностью был у «Яблока», однако, хотя все списки партии были зарегистрированы и состав кандидатов был довольно сильным, агиткампании оказались очень слабыми.

Такое ощущение, что партия сама боялась слишком большого успеха и превращения в следующую мишень для властной вертикали.

Несмотря на опытного Ивана Старикова, полный провал на выборах в Новосибирской области: если в декабре-2011 область дала «Яблоку» 4,31%, а сам Новосибирск — 6,32%, то теперь выборы заксобрания — только 2,43%, а горсовет Новосибирска — 3,04%. По сравнению с декабрем-2011 падение в большинстве случаев примерно в два, а где-то — в три раза.

Явных успехов три: прохождение в горсовет Владимира (5,5%, в 2011-м в городе было 5,73%), Гордуму Костромы (6,81%, в 2011-м было 5,01%, при этом списка ПАРНАС в Гордуму в бюллетене не было) и Гордуму Томска (5,54%, в декабре 2011-го было 7,06%). Не хватило немного на выборах в Гордуму Иваново (4,29%, в 2011-м было 5,7%).

Иные партии

Несмотря на массовый недопуск на выборы, у других партий больше успехов, чем в 2014 году. Практически все касаются муниципальных выборов и связаны в основном с выдвижением популярных и известных местных кандидатов. Большую часть обеспечили сторонники Анатолия Быкова на муниципальных выборах в Красноярском крае (Ачинский — 19,14%, Березовский — 18,99%, Боготольский — 5,49% района и др). После долгих лет оппонирования бывшему главе Удмуртии Александру Волкову прошли удмуртские «Патриоты России» во главе с журналистом Сергеем Щукиным в Гордуму Ижевска с 6,73% и Сарапула с 5,25%. Прошла эта партия также в Аскизском районе Хакасии (16,72%).

В ряде случаев существенный процент получила партия «Коммунисты России» (например, на выборах в горсовет Коми 4,23%, заксобрание Калужской области 3,63%, Гордуму Ижевска 4,91%). Прошла партия в Липецкий горсовет (список из сотрудников компании «ВИП Гламур» во главе с Вадимом Трофимовым) с 9,6%. Раскол красноярских коммунистов, когда значительная часть прежней организации ушла в «Коммунисты России», привел к прохождению списков этой партии в Канске (6,27%), Курагинском (6,4%), Минусинском (7,14%) и Шушенском (5,18%) районах.

Ни в одно заксобрание региона и ни в один горсовет регионального центра на этот раз не удалось пройти партии «Родина». На ее счету лишь несколько малых побед на выборах в органы МСУ. «Российская партия пенсионеров за справедливость» прошла в  горсовет Липецка (10,07%) и Владимира (5,53%). «Гражданская платформа» отметилась в Целинном районе Калмыкии (6,49%), Российская экологическая партия «Зеленые»  в городе Электростали Московской области (5,35%). Партия «Правое дело» с 5,02% прошла в горсовет Малгобека в Ингушетии. Партия Дела — в Думу  Спасского района Приморского края (12,25%).

Отдельная история — это Дагестан, в конкретных городах и районах в зависимости от того, какой бренд выбрала та или иная местная элитная группа, успеха могут добиваться самые экзотические партии. Так в Буйнакске победила Партия Ветеранов России с 68,8%. Прошли в различных городах региона партии «Правое Дело», «Патриоты России», РОТ-фронт, «Родина», Объединенная аграрно-промышленная партия России, Партия свободных граждан, «Союз труда», Трудовая партия России, «Российская партия пенсионеров за справедливость».

Таковы общие для партий итоги прошедших выборов, и скоро по действиям власти мы увидим, как они повлияли на ее стратегию и приоритеты.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.10.23 12.49.54ENDTIME
Сгенерирована 10.23 12:49:54 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2061872/article_t?IS_BOT=1