Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

Приглашаем на Семинар ГЛОБАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА: новая реальность и переформатирование мира (МОСКВА, 09 сентября - 10 сентября 2017) Cкидка 500руб.

->

Сладкие речи и горькие пилюли

Крупнейшим событием недели стал форум «Россия зовет!», на котором Владимир Путин пытался объяснить, почему иностранным инвесторам выгодно работать в России, президент ВТБ Андрей Костин заявил, что кризиса в России нет, а глава РУСАЛа Олег Дерипаска сорвал аплодисменты зала, сказав, что кризис есть. Силуанов и Набиуллина по-прежнему считают, что лечить экономику можно только жесткими методами. Промышленность России все еще лежит на «дне». МВФ может обидеть Россию, дав Украине возможность не возвращать Москве долг в $3 млрд.

«Россия зовет», куда?

В Москве прошел очередной форум «Россия зовет!» с очень авторитетным представительством. Проводящий его глава банка ВТБ Андрей Костин не постеснялся прямо спросить у президента Владимира Путина: а куда, собственно, зовет Россия? В самом деле – куда? Может быть, в будущее? Инновации в технологиях? В социальных практиках или борьбе с бедностью? К победе демократии, к миру во всем мире? К чему?

Как выяснилось из вопроса и последующего ответа президента, Россия зовет иностранные инвестиции, или, проще говоря, просит денег. Именно этому была посвящена речь Путина, который пытался доказать, что современная Россия – «удобное и очень перспективное место для совместной работы». Это такое отрицание реальности, что даже говорить об этом как-то странно.

Как президент пытался доказать свой тезис? «Пик кризиса в целом, можно сказать, достигнут, и экономика в целом, не говорю, что абсолютно, но в целом российская экономика уверенно приспособилась или приспосабливается к этим изменяющимся условиям экономической жизни». Даже если не задаваться вопросом соответствия произнесенных слов реальности, то штук пять оговорок в одном предложении сами по себе наводят на странные мысли. Мысли о том, верит ли своим собственным словам тот, кто их произносит… Кажется, ему самому это показалось неубедительным, и президент повторил: «если пик не пройден, то достигнут, я так аккуратненько скажу». Сам образ просто восхищает – пик спада «достигнут»! Я думал, мы туда упали, провалились, а оказывается, мы упорно к нему шли и наконец «достигли»…

После «аккуратненькой» поправки стала ли для вас позиция «достигнутого пика» более убедительной? Что уж говорить о доверии других людей, распоряжающихся большими деньгами. Если решил просить денег, то даже просить надо уметь.

Еще один тезис – о том, что не будет введено административных ограничений на трансграничное движение капитала. Мол, мы ваши деньги внутри страны не закроем, вы сможете потом их вывести. Это, конечно, здорово для международного капитала, но финансовые воротилы не привыкли верить только словам. В экономике страны кризис, утечка капиталов носит массовый характер, два года галопирующей девальвации рубля не вызывают доверия, и этого не закроешь просто словами. Да и кто возьмется гарантировать, что не будет однажды принята очередная антикризисная программа, а президент не прислушается вдруг к одному из своих помощников, который прямо и публично требует введения ограничений на движение капитала и при этом все еще остается помощником президента (Сергей Глазьев)?

Да и недостаточно сказать: мы не отнимем ваши деньги. Надо предложить способы и цели их комфортного и прибыльного инвестирования, а также убедительные гарантии неконфискации, то есть прежде всего независимой судебной системы, законодательства, демократического процесса. А у нас в стране остается столько ограничений на иностранный капитал, что даже смешно говорить, что Россия хочет его здесь видеть. Недавно вот было введено еще одно – на участие иностранцев в капитале СМИ. И иностранцам пришлось срочно эвакуироваться из некоторых активов в России – это совсем не добавляет доверия.

Кризиса нет! – Кризис есть!

Видимо, чтобы помочь президенту стать более уверенным в оценке экономической ситуации, Костин решил сыграть радикала и сенсационно заявить: «В России нет кризиса». Это уже до смешного стало напоминать сказку о голом короле, которому никто не мог сказать, что он голый. Вот и самые шустрые придворные начали восхищаться его платьем… Но неужели не найдется мальчик, который сказал бы: «А король-то голый!»? Нашелся.

«Кризис в России есть!» – заявил под аплодисменты зала (!) Олег Дерипаска. «Не будет роста, пока мы не вернем условия 2007 года. Подумайте, как это сделать», – обратился он напрямую к представителям правительства. Ключевым риском для бизнеса Дерипаска назвал не недостаток инвестиций, а несовершенство судебной системы. Вот хоть и ограниченное, но яркое заявление необходимости институциональных реформ!

И далее Дерипаска вполне прозрачно намекнул на политические реформы: «Нужно разобраться с экономической политикой… Хотя в ближайшие годы может ничего не измениться. Кого-то 40 лет водили по пустыне – и ничего».

Адепты горьких лекарств

Снова к принятию горьких лекарств на форуме призвали министр финансов Антон Силуанов и глава ЦБ Эльвира Набиуллина. Каждый имел в виду свое собственное лекарство. Силуанов – сокращение социальных программ и ограничения пенсий, Набиуллина – освобождение рубля. Первый предлагает жесткий бюджет, вторая – жесткую денежную политику. Лечить простуду будем окунанием в прорубь.

Ну вот почему, скажите, в других странах быстрый экономический рост вполне совместим с ростом уровня и качества жизни (например, в Китае последние четверть века), а у нас для этого надо все время пить горькое или горькую?

Помните у Саши Черного стихи про горькое лекарство: «Отчего лекарство горько?/Я не знаю, мой дружок./Ты закрой, закрой скорее темно-синие глаза/И глотай, глотай – не думай, непоседа-стрекоза». Вот и нам все время, со времен Гайдара 1992 года, говорят: «Глотай, глотай – не думай»… А вот легче что-то все не становится. Может, стоит уже задуматься, а не просто глотать?

И, как будто нам мало горьких лекарств от правительства, Костин решил добавить свои собственные оригинальные ингредиенты в рецептуру. Банков через пять лет останется 300, заявил он. То есть почти 500 сегодняшних банков – на расстрел, а их бизнес, наверное, передать ВТБ? ЦБР, будто в подтверждение слов Костина, в пятницу отозвал лицензии еще у трех банков… Но глава ВТБ пошел дальше и заявил, что нет смысла кредитовать малый и средний бизнес, потому что у них нет рынков сбыта. Вот, оказывается, правительству надо заниматься не экономическим ростом и расширением рынков, а сокращением бизнеса, соответствующим сокращению экономики. Путь в никуда.

Добавил перцу в лекарство для народа и Игорь Сечин, глава «Роснефти». Из-за заморозки экспортной пошлины на нефть в 2016 году, по его оценкам, добыча нефти в стране может снижаться на 25–30 млн тонн каждый год на протяжении ближайших трех лет. Себя Сечин видит не иначе как курицей, несущей золотые яйца, и потому любое покушение на свои сверхдоходы воспринимает в штыки. Нельзя у «Роснефти» забрать ни копейки, что бы там в стране ни происходило. Вот пенсионеры есть, золотых яиц они не несут, с ними и разбирайтесь… Может, все-таки поискать менее горькие лекарства? Например, антикризисную (т. е. мягкую) бюджетную и денежную политику, сокращение коррупции и воровства бюджетных средств и средств госкомпаний, ликвидацию льготных налогов для самых прибыльных отраслей в стране, приватизацию, займы – да много чего еще можно придумать, если захотеть. Но нам говорят только одно: «Ты глотай, глотай – не думай».

Росстат не подтверждает...

Вышедшая на прошлой неделе промышленная статистика дала некоторые основания для оптимизма, но пока еще настолько зыбкие, что и говорить-то почти не о чем.

Объем промышленного производства в сентябре второй раз в этом году показал прирост к предыдущему месяцу (со снятием сезонного и календарного факторов) на 0,6%. Первый раз это было в марте (на 0,3%), но после этого промышленность опять «нырнула» вниз. Не нырнет ли и сейчас? Вполне возможный сценарий.

Если смотреть по отношению к тому же кварталу прошлого года, то промышленность в III квартале упала на 4,2%, что чуть лучше показателя II квартала (4,8%), но никак не говорит о начале восстановительного роста. Скорее, это говорит о том, что III квартал прошлого года был совсем неудачным, и отношение к нему показало видимое улучшение. Это называется «эффект базы». Вопреки словам президента обрабатывающая промышленность по-прежнему лидер падения: – 6,4% в III квартале по сравнению, например, с ростом в добывающей промышленности на 0,6%. Все эти колебания пока на уровне дна. И нет никаких оснований считать, что мы на пике падения или уже начали «отталкиваться» от дна. Дальше экономика вполне может начать не «всплытие», а «соскальзывание» на большую глубину. Помните тот анекдот, где вероятность встретить динозавра в Москве равна 50:50 (ведь это один из двух случаев: либо встретите, либо нет)? Вот вероятность быстрого восстановительного роста кажется сильно похожей на те 50%, которые отдавались вероятности встречи с динозавром.

МВФ не дает нам $3 млрд

В Лиме (Перу) состоялось заседание министров финансов стран «Двадцатки». И Силуанов встретился там, в частности, с украинским коллегой. И в очередной раз рассказал ему о российской позиции по 3‑миллиардному украинскому долгу: это официальный, а не коммерческий долг, он был дан на льготных условиях, он учтен в нашем бюджетном процессе, и по всем этим основаниям Россия не будет присоединяться к процессу реструктуризации (и частичному списанию) украинских евробондов.

До сих пор Россия опиралась в этом вопросе на МВФ, который по своим правилам не может давать кредитов государству, которое не расплатилось с официальными долгами, а если дает, то в первую очередь именно на возврат официальных долгов. А Украина «сидит» на игле постоянных кредитов МВФ.

Но вдруг эта наша позиция затрещала по швам. Силуанов встретился с руководством МВФ, и то проинформировало его, что готовит изменения этого порядка. Теперь можно будет не включать все обязательства перед суверенными странами в объемы программ помощи МВФ. «Понятно, что это делается исключительно в нынешней ситуации для того, чтобы заморозить платежи перед Российской Федерацией», – доложил Силуанов президенту РФ.

Силуанов явно уже готов к факту невыплаты Украиной по евробондам в декабре 2015-го и заявил президенту, что готовит план действий на случай официального дефолта этой страны.

Путин воспринял все это с немалым удивлением – как же, мы тут им и минские договоренности, и цены на газ утвердили, наши российские банки докапитализируют свои украинские «дочки», мы не требуем возврата долга раньше срока, хотя имеем право, и т. д., а нам зажали какие-то несчастные $3 млрд? «Но деньги-то наши пусть вернут, – говорит президент, обращаясь к Силуанову, как будто тот может это сделать. – Вы поговорите с коллегами там. Мне кажется, легче пойти по такому пути – добавить Украине три миллиарда, чтобы она могла расплатиться, и все были бы довольны…»

Но «все» никак не могут быть довольны! Никто не спешит дать денег Украине, чтобы она их тут же отдала России. Именно потому, что в условиях международных санкций никто не хочет давать деньги России. Это же нарушение пусть не буквы, но духа самих санкций. Это – продолжение расплаты за крымнаш, восток Украины, Сирию и прочие инициативы России на международной арене. Казалось бы, чему тут удивляться? Но президент как будто и вправду не понимает… 






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.08.23 19.12.05ENDTIME
Сгенерирована 08.23 19:12:05 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2096436/article_t?IS_BOT=1