Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

28 Янв, Вторник 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

В ожидании чуда: на что рассчитывает Минфин

Минфин без страха и упрека

Обсуждаемые в правительстве бюджетные стратегии и возможные негативные сценарии иногда страшнее, чем сценарий хорошего фильма ужасов. На фоне того, что цена на нефть и курс доллара уже существенно отклонились от среднегодовых значений на 2016 год и резкие движения продолжаются, даже негативные сценарии выглядят достаточно позитивно.

Однако для оценки стратегии надо понимать ее адресата. Прогнозы Минфина и в хорошие времена не отличались как точностью, так и оптимизмом. Слишком много малопредсказуемых внешних вводных, начиная с цены на нефть. Их реальная цель в другом — ограничить аппетиты прочих ведомств и госкорпораций. В сытые времена — чтобы не просили добавки, в тощие — чтобы не удивлялись урезанию бюджетной «пайки». Поддержать бюджетополучателей в тонусе помогут и живописные перспективы секвестра — правда, пока не слишком конкретные.

В качестве примера может служить прошлый год — обещанное десятипроцентное сокращение расходов не материализовалось, скорее произошло перераспределение между статьями, а доходы сократились примерно на 4,5%, при том что в конце прошлого года в сценариях Минфина были заложены двузначные сокращения, чем и обосновывался секвестр. Дефицит федерального бюджета РФ за январь—ноябрь составил 896,6 млрд руб., или 1,3% ВВП, что выглядит плохо на фоне прошлогоднего дефицита в 0,5% ВВП (за весь год), но далеко не катастрофично. Поэтому мирным гражданам прогнозы Минфина надо читать без страха, ибо реальное положение с исполнением бюджета пока хуже, чем было, но вполне терпимо.

Что резать?

Другой вопрос, как Минфин попытается удержать дефицит в пределах 3% ВВП, как предписано главой государства. Доходы поступают в бюджет с некоторым временным лагом, поэтому осенний обвал на нефтяном рынке скажется уже на доходах 2016 года, но ослабление рубля частично компенсирует этот эффект. Планируемые же сокращения пока выглядят масштабно — до 350 млрд руб. можно урезать за счет лимитов на бюджетные расходы и проявления скупости во время традиционной декабрьской гонки за бюджетными средствами. Предложение уменьшить траты на свободную экономическую зону (СЭЗ) Калининграда на фоне всего бюджета несущественно. Траты в 65,8 млрд руб. допрасходов (менее 0,5% от расходной части бюджета) общую ситуацию не спасут.

Увеличение выплат дивидендов госкомпаний маловероятно — максимум, чего можно будет добиться, это снижения «хотелок» бюджетных денег и финансирования из средств ФНБ. Приватизация в 1 трлн руб. также представляется спорной в условиях ограниченного доступа к рынкам капитала и пребывания российского финансового рынка под давлением. Скорее всего, спасением станут слабый рубль и повышение прибыльности экспортеров — собственно, эти же факторы вытягивали бюджет в 2014–2015 годах. Высокие процентные ставки и слабый рубль также повышают прибыльность операций ЦБ, а 90% прибыли идет в федеральный бюджет. Ожидаемое снижение инфляции снизит требования к повышению расходов и субсидий регионам, что тоже ослабит давление и снизит ожидаемый дефицит.

По обстановке

На наш взгляд, основным риском являются неадекватный сложившимся ценам на экспортные товары курс рубля (при плавающем курсе эта проблема меньше, чем при управляемом) и рост социальной напряженности, требующий новых ассигнований проблемным регионам и отраслям. За последние годы Минфин научился быть креативным в своих прогнозах и жестким в распределении средств: вспомним, сколько заявок на помощь из ФНБ было озвучено в прошлом году и сколько было реализовано.

Другой проблемой остаются ухудшение положения в банковском секторе и необходимость его докапитализации, а также накопленные плохие активы в ВЭБе — цена этих вопросов, скорее всего, будет более 2 трлн руб. и потребует выпуска новых ОФЗ или «раздербанивания» запасов. Однако опыт прошлых лет показывает, что реальные потребности в докапитализации всегда существенно меньше заявляемых и часть из них решается с использованием инструментария ЦБ РФ.

Прогнозы Минфина сгущают краски, но объяснимы. Министерство пытается защитить резервы и дождаться экономического роста или же роста цен на экспортное сырье (что чаще всего совпадает), а пока действовать по обстановке. Отсюда, в частности, переход на годовой, а не трехлетний бюджет, активное продолжение мер по улучшению эффективности госрасходов. Но, скорее всего, сценарий финансового триллера реализован не будет — бюджетная политика следующего года будет отражать скупость и осторожность при надежде на улучшение конъюнктуры. Бюджетополучатели и граждане должны быть к этому готовы.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2020.01.25 02.35.20ENDTIME
Сгенерирована 01.25 02:35:20 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2161889/article_t?IS_BOT=1