Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

Приглашаем на Семинар ГЛОБАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА: новая реальность и переформатирование мира (МОСКВА, 09 сентября - 10 сентября 2017) Cкидка 500руб.

->

Человек-медведь: почему в России до сих пор спорят о фигуре Ельцина

Он был неудобный человек. Слишком большой, слишком грузный, со слишком широким замахом руки. И даже после смерти остается неудобным: ни для действующей власти – сложно откреститься от человека, лично тебе эту власть вручившего, – ни для пресловутых 86%, для которых он, на пару с Горбачевым, отвечает за развал лучшей страны за земле – мифического СССР. Уже почти девять лет как Бориса Ельцина нет с нами, а его фигура все так же беспокоит, раздражает, выламывается из рамок – словно иллюстрация к словам Мити Карамазова: «Широк человек, даже слишком широк, я бы сузил!»

Ельцин всегда умел удивлять – и когда критиковал Горбачева на Пленуме ЦК КПСС в октябре 1987-го, и когда взбирался на танк у Белого дома в августе 1991-го, и когда с больным сердцем танцевал на сцене рок-концерта перед выборами 1996-го. В нем была русская широта натуры, масштаб личности, и под стать ему – размах жеста, энергия тарана, искренность заблуждения и столь же искреннее и столь же русское умение прощать и просить прощения, как сделал он в своем последнем обращении к нации 31 декабря 1999 года.

Мы, наверное, никогда не договоримся по поводу Ельцина, подобно тому как разумные китайцы официально постановили по поводу Мао: 70% хорошего и 30% плохого.

Мы не умеем так мирно расставить акценты, достичь консенсуса ради общественного спокойствия и вселенской гармонии.

Мы не знаем пропорций и полутонов, о чем писал Юрий Лотман в своей поздней работе «Культура и взрыв»: Россия – это страна с бинарным мышлением «или-или». В нашем общественном и политическом устройстве эта бинарность неизбежно приводит к поляризации и столкновению, к революции, взрыву, к уничтожению «до основания». Поэтому сегодня мы живем как в трансформаторной будке, в гудящем электрическом поле, где все идеи и исторические личности, попавшие в фокус общественной дискуссии, приводят к моментальной поляризации. Мы не можем договориться ни о Крыме, ни об Украине, ни о Ленине, ни о Сталине, ни о геях, ни о мигрантах, наши споры мгновенно раскалывают общество, разводят на два непримиримых лагеря, проводят черту среди семей, друзей, коллег. «Тест на Ельцина» – такой же маркер непримиримости, симптом социального раскола.

Хороший символ этой извечной российской бинарности — памятник Никите Хрущеву на Новодевичьем кладбище работы Эрнста Неизвестного, в котором столкнулись черная и белая плиты. Точно так же мы воспринимаем и Ельцина – черно-белым, без полутонов. Для одних он Иуда и агент американского империализма, для других – могильщик прогнившей державы, ставшей всемирным посмешищем. Для одних распад СССР был «величайшей катастрофой XX века», для других – прорывом к свободе. Третьего не дано. Живем по Лотману.

Могильщиков никто не любит, но их приход неизбежен.

В конце 1980-х взрыв в Советском Союзе назрел, атмосфера была душной и чреватой грозой; кто об этом забыл – пересмотрите балабановский «Груз-200». Грянул гром, бурный поток 90-х очистил советские конюшни и выбросил нас на берег нулевых. Ельцин был тем самым человеком-взрывом, который ломал пределы возможного. Не случайно одним из прозвищ, которые закрепились за ним еще в бытность первым секретарем в Свердловске, было «Бульдозер». Впрочем, еще больше он напоминает медведя – не плакатного медведя «Единой России», а настоящего таежного зверя, умного, грозного, но в итоге неизменно доброго героя русских сказок. Есть почти апокрифическая история о том, как 15-летний Ельцин, заблудившись летом в тайге с парой младших школьников, месяц блуждал с ними, питаясь ягодами и корнями, и в итоге вывел их к людям. Он был мощным зверем с прирожденным инстинктом выживания, настоящим «политическим животным» по Аристотелю, мифическим тотемом лесной Руси.

…Уже несколько лет по сети гуляет демотиватор: коллаж из фотографий Ельцина на танке у Белого Дома, толпы на улицах Москвы и поваленной статуя Дзержинского с подписью «Спасибо деду за Победу!» Кстати, одним из прозвищ Ельцина действительно было «Дед». И пускай победа, одержанная им в 1991-м, оказалось временной, она дала нам вдох на добрых два десятилетия, которые мы жили с воздухом свободы в легких. Сегодняшняя атмосфера в России снова душна и чревата грозой, как в балабановские 1980-е, но на горизонте не видно ни нового Ельцина, способного выступить тараном для слома прогнившей системы, ни стотысячных толп на улицах Москвы, ни брожения на окраинах Империи. Но даже если нет у нас сейчас ельцинской энергии перемен, то всегда можно вспомнить две его черты, за которые прощается многое: умение просить прощения и умение вовремя уйти.

Сегодня Борису Николаевичу исполнилось бы 85. С Днем рождения, Дед!






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.08.22 23.58.12ENDTIME
Сгенерирована 08.22 23:58:12 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2219587/article_t?IS_BOT=1