Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

сегодня  20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Невозможно построить страну, если говорить только с плохими людьми. Зачем обсуждать моральную сторону экономики и политики

Просветительский проект InLiberty при поддержке «Медузы» и DI Telegraph начинает серию публичных лекций «Возвращение этики», посвященных моральной философии. В рамках этих встреч философы из России, Европы и Америки будут обсуждать разнообразные этические проблемы, стоящие перед человечеством. Главный редактор InLiberty Андрей Бабицкий в колонке для «Медузы» объясняет, зачем говорить о современной экономике и политике с точки зрения морали. 

Зачем говорить об этике? Зачем апеллировать к добру и злу, когда можно отлично пользоваться прагматическими аргументами? Они и звучат взрослее, и читатели русских газет к ним привычней. Чем рассуждать о независимости судов, лучше сказать: «Дело ЮКОСа отпугнет инвесторов». Вместо рассуждений о свободе можно заметить, что политические репрессии ведут к оттоку человеческого капитала. Эти конструкции узнаваемы: за последние десять лет каждый из нас слышал десятки примеров таких рассуждений — как правило, произнесенных для благого дела. Боязливость иностранных инвесторов, например, — самый ходовой аргумент, чтобы попытаться убедить власти не заниматься отъемом собственности, не коррумпировать суды, не отменять накопительные пенсии, не держать на постах высокопоставленных взяточников.

Прагматический дискурс правил Россией до недавнего времени. На людей, которые апеллировали к морали, до прошлого кризиса смотрели, как на юродивых. Их называли «демшизой», и они оставались на обочине общественной дискуссии, в которой участвовали «взвешенные» люди. В результате политическая жизнь в стране деградировала до полного бесстыдства, а эксперты, технократы и утилитаристы довольно внезапно отправились на ту же обочину. Теперь кажется, что в этом нет ничего удивительного. Прагматические аргументы изначально были придуманы для переубеждения плохих людей (не готовых к бескорыстному добру), которые в какой-то момент осознали, что лучше понимают свои интересы.

Невозможно построить хорошую страну, если разговаривать только с плохими людьми. Иногда надо разговаривать с хорошими. В нашей небогатой публичной политике самые громкие успехи были связаны именно с моральным пафосом, обращенным к простым согражданам, — которого так боится постсоветская культура. Самый популярный политический лозунг последних пяти лет — «Не врать и не воровать» Алексея Навального. В последнем выпуске журнала The New Yorker Навальному посвящена большая статья. В ней он назван уже не политиком, а диссидентом. Можно не соглашаться с этим определением, но тенденция налицо.

Самый заметный политик последнего года — Лев Шлосберг, который все это время не приобретал, а только терял власть. Но по пути он сформулировал самый важный тезис сегодняшнего дня: надо прекратить войну. Не потому что бомбежки в Сирии дорого обходятся — Владимир Путин недавно успокоил сограждан, сказав, что бюджет от них не страдает, — а потому что гибнут люди. При всем цинизме, который сопровождает сирийскую дискуссию, его слова были замечены. Лучшие новые медиа в России — «Медиазона», Фонд борьбы с коррупцией, отчасти «Такие дела» — посвящены борьбе с беззакониями и несправедливостью.

В России при кромешной аморальности политиков и чиновничества, а может быть, и благодаря ей, очевидно растет, а не падает запрос на нравственность в публичной сфере. Эта констатация и отражена в нашем цикле лекций — «Возвращение этики». Спрос уже тут, а привычки разговаривать в терминах добра и зла, и не звучать при этом, как учительница младших классов или комсомольский активист, пока еще нет. Почему бы не попробовать ее создать. Первая лекция цикла, которую прочитает философ Дэвид Шмитц, будет как раз об этом: публичный разговор об этических вопросах сам по себе уменьшает количества зла, риторика важна не меньше, чем позиция. Получив представление об этической философии, можно обезопасить себя от множества неловких ситуаций и научиться отвечать для себя на важные политические вопросы. Не в том ли обязанность гражданина.

Актуальные вопросы довольно успешно ставит жизнь. В первую очередь политическая: после событий последних двух лет пришла пора поговорить о том, как устроено право народов на самоопределение, и связанное с ним право на допуск или недопуск мигрантов. Обе эти темы испорчены духом легализма: многие склонны путать законность и моральность тех или иных поступков. Но закон можно переписать, а этическая проблема никуда не денется: имеем ли мы право не пустить к себе мигрантов? В каких обстоятельствах и из каких стран? Что мы можем в таком случае от них потребовать, а чего потребовать не можем? Философия занимается этими вопросами уже очень давно, но на парламентских трибунах они обсуждаются каждый раз как будто заново. Канадский философ Джозеф Каренс, автор нескольких книг про этические проблемы миграции, будет рассказывать об этом. Специалист по сецессиям Джейсон Соренс будет рассуждать, в каких случаях регион может отделиться от страны, и кто может участвовать в принятии этого решения. За то время, которое философы потратили на обсуждение этих вопросов, можно было бы провести многие тысячи стремительных референдумов.

Бывают вечные проблемы, которые точно не потеряют актуальности в ближайшее время. Одна из них формулируется так: что может себе позволить политическое большинство? Мы все понимаем интуитивно, что 86% россиян могут чего-то потребовать от меньшинства — не в этом ли суть демократии? Но мы понимаем также, что о чем-то они нас попросить не могут — например, выпить яд цикуты или молчать всю жизнь. Где проходит эта важная для современного общества грань? Об этом будет говорить руководитель департамента политической философии Лондонской школы экономики Чандран Кукатас.

Некоторые важные вопросы — «проблемы первого мира» — ставит перед нами не политическая жизнь, а технологический и биомедицинский прогресс. Через несколько лет, вполне возможно, у нас появятся технологии редактирования ДНК эмбрионов. Появится ли у нас право редактировать своих детей? Какие именно признаки можно будет менять по своему усмотрению? Научный журналист Рональд Бейли в рамках курса лекций будет задаваться и более радикальным вопросом: есть ли у нас обязанность вмешиваться в генетический код наших детей, аналогичная моральному обязательству кормить их здоровой пищей? Это трудный вопрос, и «традиционные ценности» — совсем не единственный способ на него отвечать (лекторы цикла держатся аналитической философской традиции, в рамках которой «геополитические интересы», «духовность» и другие объяснительные парадигмы такого рода не применяются).

Вслед за генетически-модифицированными людьми с неизбежностью появятся автоматические транспортные средства, еще недостаточно умные, чтобы уверенно усвоить три закона робототехники. Все их представления о добре и зле будут записаны строчками программного кода. От него будет зависеть, какие решения примет машина, если ей придется «совершать выбор». Этическая философия уже долгое время исследует ситуации такого выбора («можно ли убить одного человека, чтобы спасти пятерых?»), на эту тему написаны сотни книг. Как интуитивные человеческие представления транслируются в алгоритм? Это один из центральных вопросов робототехники. О нем расскажет Дэвид Эдмондс, автор книги «Убили бы вы толстяка?»

В стране, где не сложился консенсус о том, может ли прокурор вести дела с ОПГ, обсуждение этики генномодифицированных организмов кажется неуместным, но это иллюзия: жизнь придет к нам, хотим мы того или нет. Разговор о проблемах первого мира, во-первых, в сто раз интересней прокурора Чайки, а во-вторых, очень полезен. Сейчас в России просто нет языка для обсуждения любой общественно значимой проблемы. Этические аргументы не в ходу, они выглядят стилистически ущербными. Социолог Элла Панеях в одной из лекций цикла «Возвращение этики» расскажет, что ценности жителей России, по всей видимости, не слишком отличаются от ценностей европейцев — отличается их претворение в жизнь. В России не люди безнравственны, а общественная дискуссия аморальна. Все с этим согласились, давайте это менять.

И если хорошие люди будут вслух говорить о добре и зле, плохие люди будут чувствовать себя чуть менее вольготно.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.10.23 12.55.54ENDTIME
Сгенерирована 10.23 12:55:54 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2246703/article_t?IS_BOT=1