Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

Приглашаем на Семинар ГЛОБАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА: новая реальность и переформатирование мира (МОСКВА, 09 сентября - 10 сентября 2017) Cкидка 500руб.

->

Perestroika в Казахстане. Зачем Назарбаев хочет поменять систему власти

Внеочередные парламентские выборы в Казахстане завершились триумфальной победой правящей партии «Нур Отан». «Свет Отечества» – так с казахского переводится название партии – получил 82% голосов. Правящей она считается не потому, что, обладая большинством в Мажилисе (нижней палате парламента), формирует правительство, а потому, что ее возглавляет президент страны, 75-летний Нурсултан Абишевич Назарбаев. Ему понравились победные итоги – «это рекорд», на один процент больше, чем на прошлых парламентских выборах 2012 года, тогда был 81%. Президент был доволен и явкой избирателей: 77% – и «это рекорд», сказал он, в прошлый раз на полтора процента меньше.

В Казахстане это хорошая традиция: каждые следующие выборы – что президентские, что парламентские – оказываются лучше предыдущих по выражению поддержки самому Назарбаеву и его партии. В этом залог поступательного развития страны, считают в Акорде (резиденция президента в Астане). Представить себе, что однажды такая тенденция даст сбой и поддержка власти со стороны избирателей чуть уменьшится, в нынешнем Казахстане невозможно по определению. Ведь иначе может создаться впечатление, что люди не слишком довольны властью и даже не прочь ее сменить. Такое представление крамольно и недопустимо.

Проходной порог 7%, как и четыре года назад, на несколько десятых долей процента преодолели еще две партии: «Ак Жол» («Светлый путь»), представляющая предпринимателей, и Коммунистическая народная партия (КНПК). Единственная оппозиционная партия, Объединенная социал-демократическая (ОСДП), набрала чуть больше одного процента и осталась за бортом Мажилиса. Таким образом, состав шестого созыва парламента будет полностью аналогичен пятому: из 107 депутатских мест подавляющее количество будет занято нуротановцами. Конструкция устойчивая, хорошо управляемая и даже демократическая. Назарбаев так и заявил, подводя итоги выборов: «Это великое достижение нашей демократии в год 25-летия независимости».

Казахстан – суперпрезидентская республика, абсолютная полнота власти в которой принадлежит национальному лидеру, по-казахски – елбасы. Этот титул законодательно утвержден в стране лично за Назарбаевым. Представить себе, что следующий глава государства в Казахстане будет носить такой же титул, сегодня категорически невозможно. Не исключено, что именно подобными соображениями руководствуются в Астане сегодня те, кто занят конструированием будущей системы власти в стране, то есть думает, как будет выглядеть транзит власти в Казахстане. Все-таки Нурсултану Назарбаеву в июле будет 76 лет и у власти он уже больше четверти века.

Вечная досрочность

Перебор возможных преемников елбасы уже давно стал в Казахстане излюбленной темой журналистских изысков. Чуть ли не в каждом телодвижении внутри властного олимпа, причем буквально: тело туда – тело сюда, там готовы видеть симптомы начала властного транзита.

Это возникло уже так давно, что и упомнить сложно, кто оказался первым на таких смотринах. Возможно, бывший зять президента Рахат Алиев, фактический шеф спецслужбы страны, объявленный десять лет назад государственным преступником и найденный в прошлом году повешенным в венской тюрьме.

Несколько лет назад о новом старте транзита в Казахстане заговорили, когда Назарбаев вернул из Женевы экс-премьера Касымжомарта Токаева, где тот занимал пост замгенсека ООН, и предложил избрать его спикером Сената. Это выглядело знаковым назначением: согласно казахстанской Конституции, глава верхней палаты парламента – второе лицо в государственной иерархии и занимает место президента в случае форс-мажорной ситуации и может не проводить досрочные президентские выборы.

Существует множество версий, объясняющих причины проведения нынешних досрочных парламентских выборов. Впрочем, мало кто в стране всерьез рассчитывает, что власти скажут правду, зачем это делается. Причина простая – привыкли. Ведь почти за четверть века независимого Казахстана только однажды депутаты парламента полностью отработали свой срок полномочий, было это в 1999–2004 годах. Во всех остальных случаях парламент распускал своим указом президент либо с инициативой самороспуска выступали сами депутаты. И никогда это странное самобичевание не встречало противодействия президента.

Выборы без праздника

Так случилось и на этот раз. Едва успели народные избранники от всех трех партийных парламентских фракций в начале января попросить елбасы, чтобы он распустил их, как это желание было удовлетворено, издан соответствующий указ и назначены досрочные выборы – уже через два месяца. Оппозиционным наблюдателям это дало основание утверждать, что таким образом оппонентов правящей партии, социал-демократов из ОСДП, лишают возможности и времени, чтобы развернуть полноценную предвыборную кампанию. В этом отношении в точности воспроизведен сценарий предыдущих досрочных выборов 2012 года, уже спустя неделю после объявления о депутатском самороспуске президент назначил тогда новые выборы через два месяца.

Забавно, что даже причины столь срочных перевыборов за четыре года практически не изменились: мол, впереди углубление экономического кризиса, необходимо сосредоточиться на усилиях по его преодолению, нельзя отвлекаться на проблемы электорального цикла в момент, когда у людей трудности. Надо сказать, что люди, которые понимают причину своих трудностей, на выборы не ходят. В Алма-Ате, крупнейшем городе, бывшей столице Казахстана, в культурном и интеллектуальном центре страны, явка на нынешних выборах составила всего 34%.

А если учесть «вброс бюллетеней, добавление большого количества имен в списки избирателей, случаи группового голосования и голосования через представителей», как указывают в своем отчете наблюдатели БДИПЧ ОБСЕ, то можно допустить, что реальная явка избирателей в столице была еще меньше.

Справедливости ради стоит отметить, что три наблюдателя из США (среди них был научный сотрудник Джорджтаунского университета Владимир Сокор) увидели и положительные изменения в ходе нынешних выборов. Во-первых, власти «не принуждали население к участию в выборах», и даже не было с их стороны «попыток создать праздничную атмосферу вокруг выборов», это был «мирный политический процесс в рамках рутинных технических процедур». Такое ощущение «нормальности» выборов, по мнению американских наблюдателей, – признак повышения политической зрелости Казахстана, как общества, так и государства.

Но даже эти внимательные и доброжелательные иностранцы не объяснили, почему нельзя было дождаться осени и провести парламентские выборы в конституционные сроки. 

Загадочная воля президента

Часть аналитиков в Казахстане отвечают на этот вопрос просто: депутатский корпус требует срочного обновления, для проведения экономических и институциональных реформ, объявленных Назарбаевым, нужна молодая, профессионально подготовленная элита.

Сам елбасы высказывается еще более категорично, хотя и несколько загадочно. Исполнив свой гражданский долг на избирательном участке, он попытался прояснить будущее: «Изменения должны быть. Президентская система власти в Казахстане существует, речь может идти о перераспределении власти между ветвями власти: президентом, парламентом и правительством. Мы в этом направлении думаем и, когда это будет происходить, посмотрим по обстановке в экономике, в мире, внутри страны. Если будет такова воля народа, что надо будет переходить на другую систему управления, мы очень серьезно будем об этом думать».

Эти слова елбасы произвели фурор и в самом Казахстане, и за его пределами, хотя, по существу, Назарбаев не сказал ничего нового. О готовности постепенно преобразовать президентскую систему власти в президентско-парламентскую или даже в парламентскую он говорил и раньше. Почему же наблюдатели так заволновались?

Кажется, понятно почему: а вдруг это и есть та самая долгожданная казахстанская perestroika, о которой предупреждал елбасы. Помните, много лет назад, когда от него требовали больше демократизации, больше политических свобод, он мудро призывал не забегать вперед, сначала экономика, а потом – политика. Так, может, ее время и пришло?

Тем более когда нужные люди расставлены на важных постах: во главе правительства грамотный экономист и эффективный антикризисный менеджер Карим Масимов; один из его заместителей – опытный руководитель и преданный член семьи, старшая дочь Дарига Назарбаева; во главе силовых структур недавно поставлены надежные профессионалы.

Преемница Дарига

Про Даригу Нурсултановну в Казахстане давно уже говорят как про возможного преемника отца. Она прошла солидную школу политического менеджмента, возглавляла фракцию «Нур Отан» в парламенте, поработала его вице-спикером, а сейчас и вовсе набирается опыта на «расстрельном» посту – отвечает в правительстве за социалку.

Так почему бы елбасы не согласиться с избранием дочери спикером вновь избранного парламента? Тем более что во властных коридорах ей многие симпатизируют. Вот и глава президентской администрации Нурлан Нигматуллин числится среди сторонников Дариги Назарбаевой.

Понятно же, что второму елбасы в Казахстане не бывать и любой институт политического преемничества власти там будет, вероятнее всего, обладать признаками коллективного руководства. А сам национальный лидер, как и полагается, при такой модели, передав значительную часть полномочий этому «руководству», оставит за собой прерогативы некоего верховного рефери, имеющего, по сути, сакральный характер.

В этой конструкции, как считают ее сторонники, дочь президента на посту спикера могла бы обеспечить дополнительные конституционные гарантии интересов самого елбасы и его семьи в условиях казахстанской perestroiki.

Однако, судя по осторожности, с которой Назарбаев «думает» об изменениях, ссылаясь на «обстановку в мире и экономике» и намекая на необходимость конституционного референдума, чтобы узнать «волю народа», переход в Казахстане к парламентской системе дело отнюдь не сегодняшнего дня. Для этого как минимум нужно обеспечить реальную свободу политического выбора, плюрализм мнений, на отсутствие которых, в частности, указали в своем последнем отчете наблюдатели БДИПЧ ОБСЕ.

Но даже не это главное – кто станет всерьез рассчитывать на введение приказным порядком в Казахстане плюралистической ментальности и свободного политического мыслеизъявления. Дело в другом: не готов отпустить вожжи и даже формально поделиться с кем-либо властными полномочиями сам национальный лидер. То ли риски ему кажутся слишком большими, то ли страхи – великими.

Кроме того, даже в такой наиболее европеизированной стране Центральной Азии, как Казахстан, ни элиты, ни электорат еще не готовы видеть во главе государства женщину. Пусть это и замечательная во всех отношениях дочь елбасы.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.08.22 08.52.54ENDTIME
Сгенерирована 08.22 08:52:54 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2292076/article_t?IS_BOT=1