Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

завтра , Вторник 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Особое мнение. Шендерович

О.Журавлева― Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». Свое мнение сегодня высказывает писатель Виктор Шендерович. Здравствуйте.

В.Шендерович― Добрый вечер.

О.Журавлева― Для начала новость из-за океана. Из солнечной Бразилии. Бразильский сенат проголосовал за приостановку полномочий президента Дилмы Русеф. За продолжение процедуры импичмента выступили 55 депутатов, 22 были против, Теперь полномочия Русеф, замешанной в коррупционном скандале, будут приостановлены на 180 дней. Жалко их или завидно?

В.Шендерович― Бразильцев-то? Да слезами уже облился. 180 дней будут жить без президента, с вице-президентом. За коррупцию. Не за стрельбу по заложникам, не за узурпацию власти. Не за список Форбс, в который вошли по периметру все (друзья). Там даже коррупция — она выглядит… это же смешно нам, мы же с них смеемся! Тема импичмента – «финансовое нарушение в распределении государственных средств». И  — «сокрытие истинных масштабов дефицита». То есть она скрывала от нации истинное положение дел. И вот за это! Насколько я знаю… может быть, мы что-то узнаем, но — родные и близкие президента Бразилии входят ли маршевым шагом в список Форбс, в первую сотню? Ничего про это не слышно.

О.Журавлева― Но разве хорошо скрывать масштабы дефицита.

В.Шендерович― Плохо. И хорошо, что за это можно полететь к чертовой матери. С должности президента. Только за это! Хорошо, что в стране есть инструмент — например, независимый парламент, который может… И оппозиция! Представляешь, оппозиция инициировала! И есть пресса видимо, свободная — и есть, видимо, независимый суд в Бразилии. «И я хочу в Бразилию к далеким берегам», как пелось в песне нашей молодости. Сейчас меня уже посылает некоторое количество радиослушателей, — это еще дальше, чем в Израиль, но направление в принципе одно и то же. Туда, где есть закон. И надо просто констатировать, что мы сегодня отстаем не от Англии и не от Америки, которую мы пытались догонять в 60-е годы; мы отстаем в общественном устройстве, катастрофически, — от Бразилии! А какую Бразилию мы напоминаем? Мы напоминаем сегодня Бразилию 80-летней давности, начала 1930-х годов. Президента Варгаса. Я поинтересовался, В Википедии есть…

О.Журавлева― Любознательный Виктор Шендерович.

В.Шендерович― Даже не нужно сегодня особенно знать. Просто щелкнул мышкой пару раз, и вот, читаешь. Про Бразилию 30-х: президент Варгас, захват власти, концентрация личной власти, доминирование силовиков, спаянных крупным капиталом, подавление оппозиции, перелопачивание законов. Презрение к праву. Почитайте сегодняшнюю статью в Википедии про президента Бразилии Варгаса, 30-е годы. Он начал раньше, закончил позже. Он надолго там обосновался. Почитайте и удивитесь, как это свежо сегодня звучит применительно к нам! Просто как новости дня читаешь. Сегодняшние! Это Бразилия — 80-летней давности. Наверное, тогда были люди, которые говорили, что — «менталитет наш бразильский такой». Ну вот видите, поменялся за 80 лет.

О.Журавлева― Что говорит нам о том, что у нас тоже радужные перспективы.

В.Шендерович― Очень радужные перспективы. Только его надо — менять! Это не трава, оно само не растет. Не баобаб. Это делается — людьми. Люди меняют время, никакого другого способа меняться у времени нет. Вообще физики утверждают, что этой материи не существует, это мы выдумали себе… Единственное, как может поменяться время в ту или другую сторону – это через людей. Вот будет элитой академик Рыжов, профессор Афанасьев, академик Сахаров – будет одна страна. Будет элита Сечин и Якунин с Рогозиным – будет другая.

О.Журавлева― А только ли элиты ответственны за изменение. Неужели нет других.

В.Шендерович― Ответственны – да. Потому что с «пролов» оруэлловских никакого спроса нет. Они есть везде. На любом стадионе сегодняшней Англии. Вы видите огромное количество людей, которые бы вписались в болельщиков «Спартака» и «Зенита», что называется, без шва. Только шарфик поменять. Те же самые лица. То же самое представление более-менее, но… Люмпены есть везде. Но кроме люмпенов есть другие люди. Иногда элита вытаскивает нацию — эти самые 4-8% людей, которые немножко озабочены уже не тем, чтобы попасть к распределителю, а чем-то другим. В Америке тоже не каждый первый был Франклин и Линкольн, Вашингтон… Другие были, как мы знаем. Самый ясный пример такого рода — это Австралия. Просто географически ясно. То есть, там 200 лет назад никого, кроме каторжников и тех, кто…

О.Журавлева― Местные жители все-таки были, их потом кстати загнобили страшно.

 

В.Шендерович:Она скрывала положение дел. За это. Но не слышно, чтоб родные Русеф входили маршевым шагом в список ФорбсQТвитнуть

В.Шендерович― Совершенно верно. Но, тем не менее, вот фактически — сегодняшний премьер-министр Австралии, если не поменялся в последний год, он потомок каторжника. Там не было никого, кроме каторжников и тех, кто их охранял. Тоже, видимо, это были не спинозы. Как-то они сумели самоорганизоваться.

О.Журавлева― Британцы насадили сначала все свои институты, а потом оставили в покое. Вот вам объяснение.

В.Шендерович― Повторяю: это же были каторжники. Это был не Мор. Это были не ученые. Это были каторжники и их охранники. Это я говорю к тому, что — когда мы говорим о крепостном сознании россиян, то это так…

О.Журавлева― В Бразилии тоже рабство отменили в свое время.

В.Шендерович― Совершенно верно. Медицинский факт. Вопрос дальше: что дальше с этим делать? Три пути логика нам предлагает. Ничего четвертого. Либо оставить, как есть, сказавши, что это наша такая ментальность. Лечь у этих сапог — и любой упырь, который придет к власти, и будет царем батюшкой, вне зависимости ни от чего, просто по факту. Лечь у этих сапог, — но тогда надо попытаться начать получать от этого удовольствие! Потому что иначе глупо жить всю жизнь (и детей своих…), — если ты не получаешь удовольствие. И мы видим вокруг некоторое количество людей, которые уже получают удовольствие. Дай им бог, им хорошо. Что делать тем, кто не получает удовольствие? Два варианта: либо уехать в те страны, где уже другие люди все наладили по-человечески, либо — попытаться поменять матрицу. Дело это хуже вышивания, как сказано у Шварца в «Драконе», мучительное, рискованное, как мы видим в диапазоне от Чаадаева до Немцова, смертельно опасное!

О.Журавлева― А есть ли смысл, когда достаточное количество граждан уже получают удовольствие. Зачем такое насилие.

В.Шендерович― Дело в том, что ты тоже гражданин.

О.Журавлева― И тоже имеешь права.

В.Шендерович― Причем заметь, ты на их права не покушаешься. Они могут продолжать лежать там, где выпьют. Пожалуйста! Но ты тоже человек и — «без меня народ неполный», как говорил товарищ Платонов. И я не очень вижу основания считать, например, этих людей как-то… что они важнее для России, чем те, кому симпатичнее академик Сахаров, академик Рыжов, профессор Афанасьев.

О.Журавлева― Ну их просто больше.

В.Шендерович― Их больше. Ты знаешь что… был такой Мамардашвили, великий философ. Он писал довольно сложные вещи, довольно трудно его читать. Мне трудно продраться. Но однажды он сказал вещь совсем простую. Незадолго до смерти. Он сказал: если мой народ за Гамсахурдиа, то я против моего народа. Вот такую очень простую вещь сказал великий философ Мамардашвили. И в меньшинстве — маргиналами — всегда были лучшие, как потом оказывалось люди любой нации. Любой! Вот тебе Чаадаев, кого ни возьми. Все маргиналы. Паскаль, Руссо… Дант Большинство в бегах. В бегах, в опасности и так далее. Потом им ставят памятники, потом их именем называют площади и так далее. То, что с большинством, — это не является свидетельством твоей правоты! Более того, это свидетельство того, что с тобой что-то не так. Это сформулировал тоже не я. Это я все цитирую. Что-то сделал не так, если вдруг обнаружил… Что с тобой не так, если ты вдруг обнаружил себя в большинстве? Подумай, что с тобой не так. Потому что, повторяю, вместе с большинством совершались все полеты в исторические пропасти, которые мы знаем. 20-й век дал нам примеров…

О.Журавлева― Вот Виктор Анатольевич уже вбросил цитаты, которые вызвали реакцию. А вы сейчас вместе с Западом в меньшинстве или это Путин в меньшинстве и противостоит западному большинству, которое, судя по вашей теории не право, — спрашивает Алкид из Пензы. Илья пишет: получается, вы против демократии. Воля большинства.

В.Шендерович― Замечательно.

О.Журавлева― Давайте разбираться.

В.Шендерович― Очень любопытно.

О.Журавлева― Кстати, классический пример. Большинством голосов в Лондоне лидирует мэр…

В.Шендерович― Победил уже.

 

В.Шендерович: Если ты осеняешь себя крестным знамением и власть от бога,и ты лежишь у сапога тихо. Вот тогда ты русскийQТвитнуть

О.Журавлева― Мэр пакистанского происхождения. Огромное количество людей закричало «Все, все, в Лондон больше ни ногой, какой ужас, Британия погибла».

В.Шендерович― Британия погибла только в их расистских мозгах. Я так думаю. В худшем случае — ксенофобских. Я не знаю, что их больше раздражает: то, что он пакистанец или то, что он мусульманин?

О.Журавлева― Или то, что у него папа был водитель автобуса.

В.Шендерович― Может они против пролетариата. Не знаю. Тут интересно другое. Во-первых, как часто говорится, что — когда человек что-то говорит, он чаще всего говорит это о себе. Эти брезгливые крики по поводу «пропавшего Лондона» в связи с тем, что там победил пакистанец и мусульманин, — это говорит о нас гораздо больше, чем о Лондоне! О котором хорошо говорит то, что они его избрали. Штука в том, дорогие товарищи, что они как выбрали, так могут и переизбрать. В Лондоне выборы, знаете ли, в Лондоне закон, знаете ли. Суд на худой конец. На совсем худой конец — королева. Уж так… Поэтому — им сегодня показалось, что это лучше. Они выбрали это. Дальше, если он их разочарует, они его быстренько… А если попытается что-нибудь противозаконное сделать, то до всякого конца срока! Тут что интересно. Тут все в одном пакете. Когда Евгений Чичваркин пишет о том, что его беспокоит избрание товарища Хана, потому что он социалист, потому что какие-то…

 

В.Шендерович: Нации, выбирающие с авторитарным режимом, как саперы, ошибаются один раз QТвитнуть

О.Журавлева― Левак.

В.Шендерович― Это я читаю с интересом, не спорю, потому что Чичваркин в этом понимает точно лучше меня. В экономике. И так далее. Это мне интересно — это мнение, по крайней мере. Но это мнение я уважаю. Это — мнение! С другой стороны — другое мнение. Посмотрим практику. Мы знаем точно, что есть инструменты; что Англия в любом случае не пропала, даже если это совсем неудачный опыт. Потому что следующие выборы — будут! В отличие от собянинских, путинских, каримовских, лукашенковских, кимченыновских и других. Там будут выборы. И это не наше собачье дело, строго говоря. Ну, не наше. По поводу правоты и неправоты большинства.

О.Журавлева― Процедуры демократические они про большинство.

В.Шендерович― Да. «Может быть, кто и осудит сначала, но не забудет потом», с Сказано у Окуджавы. Потом — выясняется правота. Так вот либеральная идея существует достаточно долго, чтобы показать свою выигрышность по сравнению с авторитарной идеей. Просто видим, и ХХ век показал несколько чистых экспериментов. Южная Корея — Северная Корея, ФРГ — ГДР, Куба — Флорида, условно говоря. Где огромное количество кубинцев этнических. И так далее.

О.Журавлева― Но это вам так видно. Не всем так видно.

В.Шендерович― Это видно всем! Поэтому побегов с Запада через Берлинскую стену на Восток как-то не зафиксировано. А с Востока бежали, гибли и все равно бежали! И почему-то из Южной Кореи в Северную никому не надо. А из Северной в Южную — при первой же возможности, если такое счастье случится. И на шинах через кишащий акулами залив…

О.Журавлева― Это все пропаганда.

В.Шендерович― Нет, это практика, которая «критерий истины». Так вот, либерализм показал свою дееспособность и эффективность по сравнению с другими способами управления. Более мобильная реакция, быстрейшее исправление ошибок. Влететь можно как угодно. Вот американцы сейчас с Трампом еще влетят…

О.Журавлева― Или не влетят.

В.Шендерович― Или не влетят. Но даже если влетят с Трампом, все равно не пропала Америка — она просто получила по мозгам! И она будет этими мозгами думать, а инструменты для исправления ситуации есть. Так что никто не пропал там. А вот нации, выбирающие с авторитарным режимом, как саперы, ошибаются один раз. Один раз честно избрал Гитлера – все, шабаш, катастрофа. А избрали вроде нормально. Потому что следующих выборов не будет! Инструменты; первое, что они делают – уничтожают инструменты. Что Ленин, что Гитлер, что Путин, что Уго Чавес…

О.Журавлева― Как тут угадать.

В.Шендерович― А не надо угадывать. Надо беречь инструменты!

О.Журавлева― Вот как беречь инструменты. Как их кипятить, куда их складывать.

В.Шендерович― Кипятить их надо, все описано. Оль, в чем досада. Если бы мы шли на ощупь первопроходцами, и до нас бы ничего не было, то да: гибель сапера, он ступил на неизвестный участок и взорвался. Но до нас по этому пути прошли цивилизации! И все известно. Все инструменты известны. Все пройдены. Все мины обозначены на карте. Если ты настаиваешь на том, что взорваться…

О.Журавлева― У нас особый путь.

В.Шендерович― Что это особый путь, который заключается в том, чтобы взорваться на этой мине в очередной раз, и потом снова взорваться, а потом настоять: нет, там было хорошо… И снова взорваться! Чтобы еще пара поколений пошла под откос. Ну, воля твоя. Матушка-история, — ей вообще по фигу, кто будет жить на этой территории. Китайцы, так китайцы. Матушке Клио совершенно все равно, на каком языке будут говорить здесь через 100-200 лет. Если наша цивилизация оказывается столь самоубийственной, если мы такие самоеды, что мы сами себя едим, лучших… Пятое поколение! Пятая эмиграция! Век напролет лучших выбрасываем, сажаем в психушки, убиваем, выбрасываем из страны, делаем маргиналами… А элитой становится шпана уголовная. Раз за разом. Если мы такая самоедская цивилизация, которая не может сделать выводов даже из своего опыта! Ну, хорошо, человек… кто-то не может делать выводы из чужого опыта. Но если ты положил руку на горячую плиту, и тебя обожгло, то ты видимо, второй раз не положишь руку. Ну, по Павлову, условный рефлекс сложится! На горящую плиту. Но если ты настаиваешь, что и дети твои должны класть руку на эту плиту, значит, цивилизация…

О.Журавлева― Традиция.

В.Шендерович― Эта традиция заканчивается гибелью цивилизации. Вот и все. А те относительно немногие, меньшинство, — а этого меньшинства, извини, немножко больше Бенилюкса, раза в три. Этого нашего меньшинства! Если десятки миллионов людей русских… но при этом не считающие, что русские — это обязательно ковырять в носу и лежать у портянки путинской. А может быть это — наследник Менделеева, Вернадского. Прости Господи, Пушкина… Чехова! Может это такой русский. А ему говорят: нет, русский ты, если любишь Путина! Если ты осеняешь себя крестным знамением и — власть от бога, и ты лежишь у сапога тихо. Вот тогда ты русский. Ну, хорошо, говорит тогда другой русский, и как Чичваркин переезжает в Лондон.

О.Журавлева― Но есть люди, которые не переезжают.

В.Шендерович― И они остаются в заложниках.

О.Журавлева― Вот эти заложники, тем не менее, действуют. Потому что, что бы ни происходило, какие-то есть группы граждан, которые занимаются конкретной помощью конкретным людям.

 

В.Шендерович: Нам уютно, в выдуманном нами прошлом уютно, народу уютно там. Это очень трагическая ситуацияQТвитнуть

В.Шендерович― Совершенно верно. Дальше — личный выбор человека. И поскольку страна огромная, то кто-то выберет уехать и воспитывать детей там, а кто-то выберет бороться здесь. Как Оля Романова, как Сергей Пархоменко, как — через запятую — огромное количество людей. Причем необязательно совершенно оппозиционеров!

О.Журавлева― Это к вопросу о политической деятельности.

В.Шендерович― Абсолютно необязательно!

О.Журавлева― Можно бороться за детей, за животных.

В.Шендерович― И каждый выбирает себе по своему темпераменту и представлениям способы борьбы. Да, кто-то будет ходить на прямые линии президента, чтобы спасти детей. И унижаться перед этой нечистью. Потому что — вот, есть живые дети, которые надо, чтобы были живые. А нечисть руководящая может дать денег от своих бесчисленных армад и дворцов, а может не дать. И люди выбирают, и камня в них кидать нельзя. Это люди борются за святое дело. Дальше — индивидуальный выбор. Я сейчас говорю, общим планом глядя на картину цивилизации. Да, потом скажут: вот, напоследок были люди, которые что-то пытались. Ну да, их трагически мало было. Поэтому цивилизация не сделала их элитой. Таких людей. Цивилизация сделала их маргиналами. И погибла. Ну что же, бывает, скажет матушка Клио. Ну, так случилось. К числу народов, которые сами себя умерщвили, не желая развиваться, не желая входить в будущее, которые оставили себя в прошлом — и вот празднование 9 мая наше последнее…

О.Журавлева― Сейчас в вас летят камни.

В.Шендерович― Да на здоровье. Уже не первый год. Это ведь уже диагноз без всяких гипербол. Это уже в чистом виде диагноз. Это невроз. Мы не хотим в будущее. Мы хотим в прошлое. Нам уютно, в выдуманном нами прошлом — уютно, народу уютно там. Это очень трагическая ситуация.

О.Журавлева― Трагическая ситуация не только здесь, мы продолжим разговор. Это Виктор Шендерович, писатель и журналист.

НОВОСТИ

О.Журавлева― И снова с вами программа «Особое мнение». У нас тут периодически приходят новости разной степени радостности. Например, права крымских татар не нарушаются. Такие заголовки. Власти Крыма предлагают евродепутатам приехать на полуостров и убедиться в этом, — заявил вице-президент вице-премьер крымского правительства Руслан Бальбек. Он курирует межнациональные отношения. Потому что сегодня Европарламент принял резолюцию, в которой выражает озабоченность положением крымских татар на полуострове. С крымскими татарами, слава богу, все в порядке…

В.Шендерович― У нас со всем все в порядке.

 

В.Шендерович: Бастрыкины — как крокодилы: назад не сдают, у них так устроена природа, они могут только впередQТвитнуть

О.Журавлева― А вот оппозиционер Мохнаткин предстанет перед судом за дезорганизацию деятельности тюрьмы.

В.Шендерович― В чем выразилось, не пишут? Я думаю, что он требовал соблюдения закона.

О.Журавлева― Да. Уголовное дело в отношении 62-летнего осужденного, отбывающего наказание в колонии в Архангельской области, было направлено в суд, рассказали в региональной прокуратуре.

В.Шендерович― Мохнаткин требовал соблюдения законов как всегда.

О.Журавлева― По-моему, в процессе ему еще перелом позвоночника…

В.Шендерович― За то, чтобы не требовал, где ни попадя (на территории РФ) соблюдения законов. Вот один из немногих людей… мне посчастливилось между его посадками с ним познакомиться. Абсолютно ясный человек, совершенно ясного сознания — и при этом мужик, извини за выражение. Ну, вот не хочется ему лежать и радоваться портянкам милицейским. Вот у него достоинство есть. И вот такого человека — гнобят показательно, убивают. Просто теперь уже физически убивают. В сущности, за то, что он не соответствует этому большинству. Которое согласно, чтобы так поступали — замечу, с ним, потому что когда само большинство попадает туда, вот тут и выясняется, что все за права человека! Когда человека самого начинают месить ногами, тут он вспоминает, что он человек. Но общество отличается от быдла тем, что общество оскорблено, когда месят ногами другого рядом. И оно в большом количестве выходит на улицы в таких случаях и гонит вон… Потому что коллективное сознание устроено так, что мозги понимают – в следующий раз это можешь быть ты. А до нас, до пингвинов, это не доходит. Ну Мохнаткин, — ладно, со мной-то все в порядке! Чего же я буду за Мохнаткина-то? А Мохнаткину было не все равно. С чего начались его неприятности. Он вступился за женщину.

О.Журавлева― Проходя мимо.

В.Шендерович― Он даже не участвовал в той акции. Я, что интересно участвовал, но оказался на другом пятачке. Он увидел, как месят, как бьют женщину. И он за нее вступился. Вот и все. Просто он мужик. Просто это очень редкий случай человека с достоинством. И государство разбирается персонально с этим человеком с достоинством, чтобы другим было неповадно!

О.Журавлева― Но как может быть, когда такая огромная страна, она все равно огромная после покойного Советского Союза, и там нет людей с достоинством?

В.Шендерович― Есть.

О.Журавлева― Московская Хельсинкская группа была создана уже известно когда.

В.Шендерович― Вот сегодня 40 лет. Но они и тогда были в чудовищном меньшинстве. Другое дело, что эти люди, как и те, которые до них вышли на Красную площадь, они спасали честь нации. Нас всех. Молодых, старых, таких, сяких, интеллигентов, не интеллигентов. Они спасали нашу общую национальную честь. Стало это известно не всем и не сразу. А тогда, — ну какие-то маргиналы вышли, наверное, Запад заплатил. Ну конечно, там же были западные корреспонденты! Ну конечно, мы же понимаем! Сейчас выясняется, что это — Горбаневская, Богораз, Файнберг, Литвинов… Поименно знаем этих людей. Это гордость нации. Они спасли нашу честь. И Хельсинкская группа, существовавшая, если не ошибаюсь, 6 лет или 8 лет… кончилось тем, что их всех посадили. Когда их на свободе осталось два человека или три, группа прекратила по факту свое существование. Да, «не стоит село без праведника». Да, — «если соль потеряет силу, что сделает ее соленой?» – сказано у Матфея. Вот, слава богу, есть люди, в которых эта соль не теряет силу. Но они маргиналы — всегда. Что тогда Алексеева с товарищами, что Литвинов с товарищами, что сейчас Мохнаткин. Они всегда в меньшинстве. А большинство всегда сыто отрыгивает и полагает, что к ним это не имеет отношения. Имеет, дорогие. К вам прилетит через какое-то время; не понимаете головой, прилетит в задницу. Так устроена история.

 

В.Шендерович: Маргиналами всегда были лучшие, как потом оказывалось люди любой нации. ЛюбойQТвитнуть

О.Журавлева― Я не соглашусь с тем, что это такое меньшинство. Если Болотная была уже сколько лет назад, а все еще ловят каких-то…

В.Шендерович― Да.

О.Журавлева― По всей стране никому неизвестных…

В.Шендерович― А по всей стране это меньшинство. Да, это люди, они необязательно должны быть известными. Они неизвестны. Но иногда случаются поразительные истории… Она не связана с Болотной, связана с народным сходом за Навального. Питерский архитектор Сергей Ахметов. Это — поразительная даже на фоне нашего беспредела. Это совсем отдельный — комический, если б не человеческая судьба — беспредел. Он сидит в СИЗО по обвинению в преступлении, которое совершил какой-то другой человек. В 2013-м году на сходе за Навального кто-то оторвал погон какому-то полковнику. Полковник при отрывании погона испытал физическую боль, — до того мучительную, что с ноября сидит Сергей Ахметов! Который — не срывал погона. Только потому, что он немножко похож. Не поймали того, который срывал погон, — задержали другого. Очень быстро выяснилось, что это не он, потому что задержали его на границе при пересечении по фотороботу. Но быстро… Другие фотографии — и очень скоро стало понятно (они есть в фейсбуке), что это другой человек. Это не требует даже отдельной экспертизы.

О.Журавлева― Он говорил о том, что его не было в стране в этот момент.

В.Шендерович― Его не было в стране! Это неважно. Это не он. Вот есть фотография того, которого разыскивают и фотография Ахметова. Это не он! С ноября он сидит в СИЗО. Почему? Потому что упырь, идиот-следователь теперь не имеет вообще… у него нет дороги назад. Потому что — либо должен сидеть Ахметов за другого какого-то человека, либо (он сам) должен пойти вон с волчьим билетом. И сам следователь идиот, который полгода валандает человека, не в силах рассмотреть фотографии, и все его начальство… Понимаешь, бастрыкины — как крокодилы: они назад не сдают. Они не могут назад, у них так устроена природа, они могут только вперед. И — сжирать. Вот они идут вперед и сжирают. Вот история совершенно фантастическая. На самом деле просто…

О.Журавлева― Она только по теме фантастическая. Случаев таких полно, люди сидят за изнасилование, которое они не совершали. За ограбление, которое не совершали.

В.Шендерович― В данном случае просто хочу сказать, есть фотография потенциального преступника.

 

В.Шендерович: Британия погибла в их расистских мозгах. Что их больше раздражает: что мэр пакистанец или мусульманин?QТвитнуть

О.Журавлева― Да, бывает даже преступник, который признался.

В.Шендерович― Совершенно верно. Ничего уникального. И вот — сидит человек с ноября. И видимо, будет сидеть. Потому что либо надо распускать ту контору к чертовой матери…

О.Журавлева― Мне кажется, вы к этому склоняетесь.

В.Шендерович― Я склоняюсь к этому. Пока не забыл, в продолжение темы… Потому что — это все разминка. Нас ждут совсем новые времена. Два дня назад в первом чтении приняты поправки к закону об экстремизме (об этом сегодня текст Пономарева на сайте «Эхо Москвы»). Коротко. Число осужденных по экстремизму с 2011 по 2015 год выросло в три раза. Через неделю можем проснуться в другой реальности, — пишет Пономарев. За перепост или лайк картинки, которую Центр «Э», Центр по борьбе с экстремизмом сочтет экстремистской, вы будете отправлены в тюрьму. Уже никакой административки. Вводится новая статья Уголовного кодекса: несообщение о преступлении. По которой уголовная ответственность начинается – внимание – с 14 лет! То есть если твоя дочка лайкнет в фейсбуке, не приведи господи, какой-то мой пост, который потом Центр «Э» сочтет экстремистским, то потом ее можно сажать – внимание! – на пять лет. По другой статье… Да, может быть по этой. Ну, в общем, сажать можно в тюрьму. Там три года или пять лет.

О.Журавлева― Меня это совершенно не удивляет. Потому что это тоже старая добрая российская традиция. Потому что за чтение письма Белинского Гоголю…

В.Шендерович― Юзер «Fedya»…

О.Журавлева― Мне кажется, казнь получил. Хотя потом ее отменили.

В.Шендерович― Да, получил за то, что лайкнул письмо Белинского. Точно, точно.

О.Журавлева― ПерепостИл.

В.Шендерович― Да. ПерепОстил, точнее говоря. Так вот, продолжаем — про то, что нам готовят депутат Яровая и сенатор Озеров. Еще можно будет сесть не за саму экстремистскую деятельность, а — внимание – за «склонение» к ней или «иное вовлечение». Что такое «иное вовлечение» в законопроекте не уточняется. Но можно себе представить, что все, что они захотят.

О.Журавлева― У меня есть формулировка, как это выглядит. Я все знаю. На самом деле они просто так и пишут, что вел разговоры в виде пропагандистской работы среди населения. Скрытую антиконституционную деятельность в виде пропагандистской работы.

В.Шендерович― То есть если я правильно понимаю, если я своей жене скажу, что, по моему мнению Крым, по международному праву, является украинским, то я получаю вот эти пять лет, потому что я веду среди своей жены разъяснительную работу, экстремистскую. А она сядет за недонесение. Я правильно понимаю диспозицию?

О.Журавлева― В зависимости от степени ваших семейных отношений она может не доносить на членов своей семьи.

В.Шендерович― Ты думаешь, что 51-я статья будет работать у нас?

О.Журавлева― А почему.

 

В.Шендерович: Либерализм показал свою дееспособность и эффективность по сравнению с другими способами управленияQТвитнуть

В.Шендерович― Ну хорошо. Значит, соседке буду говорить.

О.Журавлева― Вот поэтому аккуратнее.

В.Шендерович― Я пойду к соседке и буду ей об этом говорить. И все это очень смешно до тех пор, пока сотнями не начнут садиться люди.

О.Журавлева― Зачем, объясните мне, пожалуйста, Виктор Анатольевич, дорогой.

В.Шендерович― Я про это объяснял неделю назад. Собственно тебе что объяснять. Я думал, ты это знаешь не хуже меня. Начинает работать машина. Сверху дается направление, указание, мейнстрим. Куда дует ветер.

О.Журавлева― Так СИЗО уже переполнены.

В.Шендерович― Но они переполнены не следователями, которые сажают людей! Если бы они были переполнены следователями, которые сажают невинных людей, то дело бы обстояло по-другому. Но они переполнены просто людьми, у которых нет никакой обратной связи. Ни у них, ни у их родственников. Нельзя ни пойти в суд, ни переизбрать эту власть. Ни сказать, ни крикнуть «караул», потому что «бьют и плакать не велят», по пословице. Ничего нельзя сказать. Зимбабве. Ничего! Бразилия маячит впереди, мы уже не видим… много километров впереди! Отстали от Бразилии. А мы зато пристали, повторяю, к тому самому Узбекистану. «Господа ташкентцы». Еще раз некоторую коду, чтобы вернуться к главной теме. С которой начали. То, что так было, когда юзер «Fedya» лайкал и перепощивал письмо (Белинского), — ну так было у всех. Шесть спикеров казнили в Англии! Так было у всех, ребят. Мы хотим, мы настаиваем на том, что мы будем в этой грязи жить и дальше? Мы настаиваем на том, что мы не хотим мыться. Душ есть, вода есть, все демократические инструменты. Пожалуйста, шампуни… Приходи, мойся. Отскребайся. Выходи чистым. Тебя пустят в приличное общество. Мы настаиваем на том, что наш запах и это есть наш особый путь. Мы настаиваем на том, что не мыться — это и есть наша особая ментальность. Все моются, а мы не моемся, и будем гордиться этим! Если мы настаиваем, — это наше право. Но только мы не должны обижаться на результаты. Что от нас будут держатся подальше, нас отодвигают подальше. Мы не должны жаловаться, что нас не пускают в приличное общество. Мы можем, конечно, настаивать на том, что не больно хотелось. Наше право. Чем мы и заняты… Ничего не остается.

О.Журавлева― У Ильи коротенькая реплика: получается, власть больше боится меньшинства, чем большинства.

В.Шендерович― Уже нет.

О.Журавлева― Немножко парадокс.

В.Шендерович― Она боится, что большинство оголодает и пойдет, чтобы дать им то, что им полагается. А нас они уже не боятся. На нас есть ОМОН.

О.Журавлева― «Увижу ли Бразилию до старости моей?» — под таким девизом заканчивается программа. «Особое мнение» писателя и журналиста Виктора Шендеровича. Всем спасибо. Всего доброго.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.02.18 14.20.06ENDTIME
Сгенерирована 02.18 14:20:06 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2338778/article_t?IS_BOT=1