Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Духовная история человечества. О новом типе «прогресса» человечества

Существующий на сегодняшний день тип общественного «прогресса» возник в начале XVI в. и неразрывно связан с судным процентом и техногенной цивилизацией (научно-технический прогресс и современная наука). Подробнее об этом см. ранее опубликованную на сайте статью «Об истории духовной гибели человечества или о реальных масштабах мирового кризиса» по ссылке http://worldcrisis.ru/crisis/1693337.

Причиной возникновения названной формы «прогресса» был духовный надлом человечества в борьбе со страстью сребролюбия.

Как уже было описано в этой статье, «прогресс» касается только материальной сферы жизни и сопровождается регрессом духовной жизни  человечества. Отказаться от него, однако, невозможно из-за угрозы внешнего порабощения или даже физического уничтожения страны или цивилизации.

В настоящее время эта модель общественного «прогресса» приближается к своей смерти. Внешним признаком этого являются отрицательные проценты, вводимые банками по вкладам и даже кредитам. См., например, статью В.Ю. Катасонова «Процентный сюрреализм, или Симптом приближения конца» по ссылке http://www.fondsk.ru/news/2016/04/22/procentnyj-sjurrealizm-ili-simptom-priblizhenia-konca-39791.html.

В связи с изменившемся духовным состоянием человечества (надлом в борьбе со страстью сластолюбия) должна измениться и форма общественного «прогресса», учитывающая это изменение.

В данной статье дается попытка ответа на вопрос о базовых принципах будущей модели «прогресса» человечества.

 

В предыдущей опубликованной на сайте статье «Духовная история человечества. О трех антихристах. Послесловие» по ссылке  http://worldcrisis.ru/crisis/2340362 был сделан вывод о том, что распространение разнообразных сетевых структур является прямым следствием духовного надлома человечества в борьбе со страстью сластолюбия.

Под сетевыми структурами понимаются замкнутые сообщества, существующие внутри более крупных обществ, но завязанные в большей степени на другие сообщества сети, а не на общества, в которых они существуют.

Этот вывод позволяет предположить, что и новая модель «прогресса» должна быть связана с чем-то подобным.

Для проверки этого предположения обратимся к истории западноевропейской цивилизации.

В ранее опубликованной на сайте статье «Духовная история человечества. О трех антихристах» http://worldcrisis.ru/crisis/2039883 был сделан вывод, что западноевропейская цивилизация уже пошла путь полной духовной деградации – подчинения трем коренным страстям.

Хронология духовной деградации западноевропейской цивилизации следующая:

1054 г. – подчинение страсти сребролюбия,

начало XVI в. – подчинение страсти сластолюбия,

60-е гг. XX в. – подчинение страсти славолюбия.

Для начала рассмотрим переходный период с момента подчинения страсти сребролюбия (1054 г.) до начала новой эпохи. Он интересен тем, что в общих чертах должен соответствовать тому, что есть сейчас в мировом масштабе.

В той же статье было дано описание и прогноз, касающийся текущих событий в мире со следующей хронологией:

1986 г. – подчинение человечества страсти сребролюбия,

1998 г. – духовный надлом человечества в борьбе со страстью сластолюбия,

2017-2018 г. – завершение переходного периода в 20 лет, связанного со сменой поколения, выросшего в новых условиях.

Сравним эту хронологию с событиями западноевропейской истории XI в.

Для примера возьмем Англию.

В период с 1054 г. до 1066 г. в странах западной Европы, в том числе и в Англии, должно было наблюдаться полное господство страсти сребролюбия. Сегодня дать такую оценку событиям почти 1000-летней давности практически невозможно, но зафиксировать исторические маркеры (исторические факты, отражающие духовный смысл происходящего) можно.

Первый такой маркер – это отделение (уход в раскол) католической церкви от Церкви Православной в 1054 г.

В 1066 г. происходит другое всем известное событие – завоевание Англии норманнами. Красочное описание этого завоевания дано, например, в статье протоиерея Андрея Филлипса «Трагедия английской истории» по ссылке http://www.pravoslavie.ru/72418.html#_ednref2

Прошло 950 лет после этого завоевания, но и сейчас Англия остается внутренне разделенной на замкнутую элиту и остальных (об этом см., например, здесь https://lenta.ru/news/2014/11/21/elites/). Причем деление это возникло сразу после завоевания 1066 г. и было делением этническим. Завоеватели вырезали местную англосаксонскую знать и заняли ее место. Показательно, что и говорили они долгое время на разных языках. Это общеизвестные факты. Вот, например, что говорится об этом в статье «Заимствования в английском языке» википедии (данные взяты из Англо-русского, русско-английского словаря исключений, заимствований и "трудных" слов английского языка А.И. Пахотина):

«Английский язык ещё в раннем Средневековье принял большое количество заимствований из скандинавских языков (включая такие базовые слова, как skin 'кожа', ill 'больной' и даже she 'она'. Самый массовый поток заимствований — средневековый, после нормандского завоевания, из старофранцузского языка; в результате этого почти половина английского словаря имеет романские корни. В Новое время в язык вошло большое количество учёных латинизмов и новых заимствований из континентальных языков».

Там же.

«Коренное население продолжало говорить на английском, из нормандского же диалекта образовался англо-нормандский язык, который стал государственным языком и просуществовал до конца XIV века. За это время английский усвоил огромное количество французских слов. Из 80 000 наиболее употребительных слов английского языка приблизительно 22 500 — это французские заимствования (всех периодов истории)».

Вывод из сказанного можно сделать следующий.

Духовный надлом в борьбе со страстью сластолюбия привел англосаксов как этнос к зависимости от инородцев с четким этническим делением.

Через 20 лет в 1086 г. в Англии по указанию Вильгельма I Завоевателя была проведена общая земельная перепись, получившая из-за своей дотошности название «Книга страшного суда», и введен поземельный налог, резко ухудшивший положение крестьян. Это вполне четкий переход к новому зависимому положению большей части крестьян – к новому рабству.

Позднее в XIII в. в Англии приравнивание крестьян к древнеримским рабам получило юридическое закрепление – см. http://enc-dic.com/word/b/Brakton-36017.html.

Вывод из сказанного вполне очевидный: после смены 20-летнего поколения, связанного с идентичностью человека на уровне его тела, в Англии возрождается в новой форме рабство. С течением времени оно становится более тяжелым.

 

Аналогичные процессы происходили и в других странах западной Европы. Только не везде было порабощение представителями других этносов.

В качестве доказательства сказанного можно привести традиционное  деление средневековья на этапы раннего, высокого (классического) и позднего средневековья. Первые два этапа разделяются именно второй половиной-концом XI в. – началом нового рабства. С учетом сказанного можно назвать более точную дату – 1086 г. Характерной чертой этого рабства было деление людей на господ и рабов по признаку телесного рождения. Господами была замкнутая феодальная знать, рабами – крестьяне.

Вывод этот для западноевропейцев весьма унизителен, но вполне объективен. Западная Европа не смогла дойти до тех высот, которые были в Византии, а затем на Руси. Она относительно быстро скатилась к фактическому восстановлению рабства. Однако, так как это было внутрицивилизационное, а не общечеловеческое рабство, то оно было все-таки более слабым, не настолько явно выраженным, как античное древнеримское.

 

Если подвести итог этого исторического экскурса, то совпадение истории переходного периода западноевропейской истории с данным в статье «Духовная история человечества. О трех антихристах» http://worldcrisis.ru/crisis/2039883 прогнозом наблюдается как с точки зрения хронологии, так и с точки зрения содержания (сути) событий.

 

Теперь более подробно рассмотрим период с конца XI в. (с 1086 г.) до начала XVI в. С точки зрения базовых принципов модели общественного «прогресса» он должен быть аналогичен тому, что будет в ближайшем будущем.

 

Средневековое общество этого периода времени было обществом корпораций. Оговорюсь, что термин этот на сегодняшний день поменял свое значение из-за распространения транснациональных корпораций. Теперь это чисто экономическое понятие.

Достаточно детальное описание средневековых западноевропейских корпораций дано в статье А.А. Сванидзе «Средневековые корпорации» по ссылке http://magazines.russ.ru/nz/2006/48/sva7.html#_ftn1. Лучше всего статью прочитать целиком, но для понимания сути достаточно будет и основных выдержек из нее. Они приведены ниже. Наиболее важные фрагменты текста выделены полужирным шрифтом.

 

«Очевидно, что средневековые сословия, особенно в «классический» период эпохи, то есть до ХIV-ХV веков, были в целом замкнутыми корпорациями, коллективно пользуясь правами и неся обязанности своего сословия и соблюдая свойственный ему менталитет. Они были непосредственно связаны с системой власти - высшей или на местах - и государственно оформлены. Но внутри сословий и как бы между ними была масса разнообразных корпораций, более напоминающих живые общности, поскольку они не только создавались, но и существовали практически вне компетенции властей, совершенно самостоятельно, автономно, как результат самодеятельности населения. О них-то и пойдет речь ниже.

 

Начнем с крестьянства. В средневековом обществе, по преимуществу аграрном, до 90% населения (за исключением разве лишь Фландрии, побережья Рейна, юго-восточной Англии да центральной Италии) проживало в сельской местности, занималось сельским хозяйством, дополняя его местными промыслами, и повсеместно было объединено в сельские, соседские общины. … В основе жизни общины было традиционное, устное, так называемое обычное право, то есть право, основанное на обычае, и все местное население знало его назубок».

 

 «Не только бюргерское сословие составляло своего рода корпорацию. Корпорацией был каждый город. Дело в том, что городские права и привилегии, равно как и обязательства, каждый город или группа городов одного района получали персонально. Если город получал хартию (грамоту), дающую ему полноправие, он мог иметь свою власть в виде мэра и городского совета, пользоваться привилегиями в области торговли, ремесла и прилежащей округи, иметь свой суд и свое право, свое воинское ополчение и финансы. И каждый город, в лице местного бюргерства, тщательно охранял свои права и привилегии от чужаков, нередко вступая для этого в союзы и затевая войны.

Являясь замкнутой корпорацией сам по себе, средневековый город был буквально заполнен разнообразными внутренними корпорациями - братствами».

 

«Все ремесленники одной профессии объединялись в братства - цехи; которые, как очевидно, объединяли людей, но отнюдь не производства, поскольку каждый мастер имел свою мастерскую».

 

«Уже в XIII столетии в больших городах были сотни ремесленных цехов. Но к XIV веку городские цехи настолько замыкаются, что попасть в них могли только родственники мастеров. Остальные ремесленники данной профессии были в приниженном положении. Это привело к тому, что обычные подмастерья, теряя надежду стать мастерами, создавали при своих цехах собственные союзы - корпорации подмастерьев, и их было немало. В мелких городках, где ремесленники одной специальности исчислялись единицами, они создавали один общий цех, на значке которого соседствовали те же сапоги, ножницы и прочие символы разных ремесел; в остальном же все было «как у людей».

 

«Свои союзы или братства, которые обычно называли гильдиями, создавали и торговцы. …. И такие же или сходные формы и свои уставы имели объединения лекарей и аптекарей, нотариусов, художников и строителей (отдельно - каменщиков и плотников), носильщиков и извозчиков, лодочников-перевозчиков и рыбаков. В свои братства, со своими уставами объединялись в городах также воры, нищие и проститутки…»

 

«В дворянской среде складывались свои корпорации. Чаще всего это были боевые союзы, братства по оружию, которые играли большую роль в формировании рыцарства. Среди воинских общностей - дружины государей, боевые братства молодых (иногда они возникали и среди молодых бюргеров, особенно иностранцев в чужом городе), «божьи воины» (предшественники еретиков и революционеров - таборитов в Чехии). Особенно замкнутый и формальный характер приобрели духовно-рыцарские ордена, которые возникли во время крестовых походов на Восток для освобождения от мусульман Гроба Господня, начавшихся в конце ХI века; ордена храмовников, госпитальеров, иоаннитов и другие нередко фигурируют в художественной литературе. Все они имели закрытый характер, свои уставы, строгие условия приема и поведения (в частности, их члены давали обет безбрачия), свое значительное имущество, в том числе земельные владения с крестьянами, особую форму одежды и знамена».

 

«Некоторые общности не имели ни уставов, ни формальной организации, но тем не менее составляли корпорацию, войти в которую было очень трудно. Самый яркий пример такого рода - придворное окружение короля, принца, герцога».

 

«Видимо, излишне напоминать, что замкнутыми корпорациями были монастыри. Нередко их история начиналась с неформальной малой группы монахов, например из нищенствующих орденов - францисканцев или цистерцианцев, которые давали обет жить своим трудом и подаянием. Постепенно, однако, группа расширялась, обретала запретное имущество, и дело вершило построение монастыря, с церковью, трапезной, кельями монахов, погребами, складами, поварнями и огородами целебных трав, и все это - внутри могучих стен».

 

«Корпорация выступала как охранительная организация, гибкая форма которой позволяла ей сочетать защиту профессиональных, духовных, правовых интересов человека того времени. В такой корпорации можно видеть особый образ или стиль жизни внутри эпохи. Его характерной чертой была групповая солидарность, которая опиралась на совместные интересы, деятельность и собственность и закреплялась через право и ритуалы».

 

«Право корпорации - общинное, цеховое, гильдейское и так далее - являлось частным случаем общего средневекового права. Оно выступало в виде устного соглашения, обычая или письменного устава - регламента, составленного членами общества, но утвержденного властями. Право регулировало, а зачастую жестко регламентировало все стороны жизнедеятельности корпорации, внутренних отношений в ней и отношений с внешним миром, вплоть до поведения собратьев в своем кругу, за общим столом и на улице. Оно поддерживало и закрепляло общественно необходимый синтез свободы и обязательности, меры ответственности членов сообщества.

Очень важно, что подавляющее большинство корпораций строилось в принципе на автономных и демократических началах. Они создавались путем договора между учредителями или инициаторами, управлялись общим собранием своих членов и имели выборных ответственных лиц. Заложенные в принципах общинности, в том числе корпорации, автономность и демократизм были противовесом средневековой монархической государственности и феодально-сеньориальному единоначалию».

 

«Стабильные корпорации имели свои гербы или изображения символов ремесла, знамена или значки, подчас свою форму одежды, даже свой жаргон. Ритуалы и традиции завораживали человека, закрепляли его в особом кругу. Это были социальные знаки, указывающие на статус человека и обязывающие окружающих относиться к нему соответствующим образом. Но и сам человек был обязан вести себя в соответствии с этим статусом, с принятой в его организации групповой моралью. Так создавался нормативный образ своей общности и «своего брата» - в противовес стереотипу другой общности и чужака. При этом этические нормы общности нередко не действовали за ее пределами. Великодушный рыцарь мог ограбить проезжего торговца, а преданный собрат и честный компаньон во внешнем мире нередко проявлял себя как обманщик и насильник. Это была избирательная мораль».

 

Дополнительно приведу и еще несколько цитат того же автора (см. ссылку http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000209/st025.shtml - История средних веков, том 1. Под редакцией Удальцовой З.В. и Карпова С.П., глава 7). Они необходимы для более точной хронологии. Но так как это советский учебник истории, то он не лишен некоторых идеологических штампов (выпячивание экономического смысла существования корпораций), которых нет в более современной цитированной выше статье.

 

«Характерной особенностью ремесла и других видов деятельности во многих средневековых городах Западной Европы была корпоративная организация: объединение лиц определенных профессий в пределах каждого города в особые союзы - цехи, гильдии, братства. Ремесленные цехи появились почти одновременно с самими городами: в Италии - уже в X в., во Франции, Англии, Германии - с XI - начала XII в., хотя окончательное оформление цехов (получение специальных грамот от королей и других сеньоров, составление и запись цеховых уставов) происходило, как правило, позднее».

 

«….главной функцией цехов стало утверждение монополии на данный вид ремесла. В Германии она называлась Zynftzwang - цеховое принуждение. В большинстве городов принадлежность к цеху являлась обязательным условием для занятия ремеслом. Другой главной функцией цехов являлось установление контроля над производством и продажей ремесленных изделий».

 

«Первоначально каждый ученик со временем мог стать подмастерьем, а подмастерье – мастером».

 

«В XIV-XV вв., когда в передовых странах начался упадок и разложение цехового ремесла, эксплуатация учеников и подмастерьев приобрела постоянный характер. В начальный период существования цеховой системы ученик, пройдя стаж ученичества и став подмастерьем, а затем проработав некоторое время у мастера и накопив небольшую сумму денег, мог стать мастером. Теперь же доступ ученикам и подмастерьям к этому статусу фактически закрывается. Началось так называемое замыкание цехов. Чтобы получить звание мастера, кроме свидетельств об обучении и отличной характеристики требовалось уплатить крупный вступительный взнос в кассу цеха, выполнить образцовую работу ("шедевр"), устроить богатое угощение для членов цеха и т. д. Лишь близкие родственники мастера могли беспрепятственно вступить в цех. Большинство же подмастерьев превращались в "вечных", т. е., по сути дела, в наемных рабочих».

 

Приведенные выдержки текстов дает достаточно наглядную картину.

Общество было разделено на сословия, которые были своеобразными корпорациями. Сословия в свою очередь также были разделены на корпорации. Каждый город был корпорацией. Сам город также был разделен на корпорации.

Возникли эти корпорации вместе с городами: где-то еще в X в., где-то в XI-XII в. Как форма они сохранялись достаточно долго, но утратили свое значение в XVI в. с концом средневековья. Им на смену пришли новые общности людей.

 

Этому стоит уделить большее внимание.

После того, как государство перестало быть объединяющей силой людей, западноевропейская цивилизация существовала в форме цивилизации. Корпорации и были такой формой. После исчезновения корпораций не осталось того, что объединяло бы людей в устойчивые полностью независимые общности. Церковь таких полностью независимых общностей не создает. Поэтому с ослаблением корпораций им на смену должны были придти искусственно созданные общности людей.

Вначале это были искусственно созданные общности людей на самом низком уровне идентичности человека, связанной с деятельностью, – «государства». В кавычки этот термин взят потому, что это прямая противоположность того, каким должно быть государство в духовно здоровом обществе. Можно назвать его антигосударством. Хорошей его иллюстрацией являются теории западноевропейских философов о возникновении и роли государства, например, «Левиафан» Т. Гоббса. Все подобные теории описывали то, что видели авторы. В хорошем же мире они жили!

В западной Европе такие «государства» появились как раз в конце XV-начале XVI в. С их появлением началась эпоха абсолютизма – невероятно жестоких «государств», силой принуждения препятствующих распаду территорий после исчезновения корпораций как формы единства людей. Именно тогда родился характерный для западной Европы тоталитаризм, стремящийся полностью контролировать жизнь человека.

На смену антигосударствам пришли искусственно созданные общности людей более глубокого уровня идентичности человека, связанного с его телесной природой, – европейские «нации». Вернее сказать не на смену, а вместе и впереди их, а также не «нации», а антинации, построенные на уничтожении национальных культур многих малых этносов. Особенно ярко это проявилось во Франции после революции 1789 г. Отсюда же идет и само понятие нации как феномена политического, а не природного (синонима этноса). Это следствие духовной деградации западноевропейцев. Появились «национальные государства». Но духовная деградация на этом не закончилась, она продолжается и сейчас, но теперь антигосударства и антинации западноевропейской цивилизации искусственно соединяются на духовном уровне – самом глубоком уровне человеческой идентичности – общей религией. Этой теме посвящена очень известная в православной среде книга иеромонаха Серафима Роуза «Православие и религия будущего», доступная для чтения и скачивания по ссылке http://azbyka.ru/otechnik/Serafim_Rouz/pravoslavie-i-religija-budushhego/. Книга интересна и тем, что в ней глубоко исследуется вопрос широкого распространения в 60-70-е гг. на западе (в основном в США) различных восточных культов, веры в инопланетян как религии будущего и настоящего в США, а также харизматического движения пятидесятников. В ней делается вывод об их духовном родстве, антихристианской направленности и фактическом возрождении язычества в бывших христианских странах. Это дополнительное свидетельство того, что именно в это время – с начала 60-х гг. – западноевропейская цивилизация была полностью порабощена страстью славолюбия.

 

Вернемся к западноевропейским корпорациям.

Чрезвычайно важно, что корпорации были в первую очередь не профессиональными сообществами, а братствами. Т.е., сообществами людей, созданными на основе идентичности человека, связанной с его телесной природой.

Весьма показательно и повышение непрозрачности границ корпораций. По мере подчинения общества страсти сластолюбия корпорации становятся все более замкнутыми, что и наблюдалось с течением времени в западной Европе.

Как отмечается в цитируемой статье «Средневековые корпорации», сами корпорации были даже не просто братствами, а «особым образом жизни эпохи», характерной чертой которого была «групповая солидарность, которая опиралась на совместные интересы, деятельность и собственность и закреплялась через право и ритуалы».

Существование корпораций как форм единства на основе идентичности, связанной с телесной природой человека, подчеркивается и делением людей по признаку «свой»-«чужой», характерному для этнической самоидентификации человека. Например, великий этнолог, создатель пассионарной теории этногенеза Л.Н. Гумилев называл всего две отличительные характеристики этноса: оригинальный стереотип поведения и то самое деление людей по признаку «свой»-«чужой» (см., например, статью «Основы национальной политики» С.О. Елишева по ссылке  http://ruskline.ru/analitika/2011/12/02/osnovy_nacionalnoj_politiki/).

Весьма показательно, что механизмы «цветных» революций как способ цивилизационной войны можно описать и в таком ключе. С помощью методов манипуляции психикой человека создаются искусственные сообщества людей, характеризующиеся теми же самыми двумя чертами: стереотипом поведения и делением на «своих» и «чужих». Стереотип поведения может быть очень ограниченным: только некоторые действия, но обязательно не осознаваемые человеком, «автоматические», «выдрессированные». О примерах таких манипуляций можно почитать в уже упоминавшейся в прежних статьях работе Е.Г. Пономаревой «Секреты «цветных революций» по ссылке http://svom.info/entry/208-sekrety-cvetnyh-revolyucij-sovremennye-tehnologii-/ и «Секреты «цветных революций». Продолжение» по ссылке http://svom.info/entry/223-sekrety-cvetnyh-revolyucij-prodolzhenie/ или послушать видеозапись ее выступления по ссылке «Технологии госпереворота» https://www.youtube.com/watch?v=kb0SlfwzEIs&index=7&list=PLnMvw2LwsIi1jDx6BKcaO-JILOAfBUbu9.

 

Обобщая сказанное, можно сделать вывод, что в ходе «цветных революций» искусственно создаются общности людей, заменяющие человеку этнос (по терминологии Л.Н. Гумилева – «химеры»), которые после этого противопоставляются родному этносу человека. То же самое справедливо и для других общностей людей, связанных с телесной природой человека. Это вполне логично и полностью укладывается в рамки цивилизационного противостояния, имеющего целью уничтожение общечеловеческой, цивилизационной, этнической, племенной, клановой, родовой, семейной идентичностей человека.

 

Интересно, что сообщества, в основных чертах аналогичные средневековым западноевропейским корпорациям, существуют и сегодня.

 

В 2012 г. на Украине появилась первая территориальная громада – община, объединяющая «народные предприятия». На сайте есть две статьи, посвященные этому: «Люди вне государства» http://worldcrisis.ru/crisis/2306629 и «Люди вне государства – 2» http://worldcrisis.ru/crisis/2336323.

Громады возникают по инициативе населения, но с опорой на существующие законы Украины (конституцию). Члены территориальных громад не платят налоги и даже выдают собственные полулегальные документы, заменяющие государственные. Имеют собственную внутреннюю этику – запрет на торговлю алкоголем, табаком, оружием, лекарствами, товарами, произведенными не членами громады (запрет перепродажи), и, естественно, запрет ростовщичества. Последнее настолько очевидно, что даже не упоминается в статьях.

Вместе с тем, присутствует и элемент паразитизма на остальном обществе. Члены громад не платят налоги, но пользуются инфраструктурой общества, созданной и поддерживаемой на налоги, которые платят остальные члены общества.

Конечно, появление таких сообществ на Украине стимулируется внешними факторами – слабостью и коррумпированностью государства, но совпадение по всем основным параметрам со средневековыми западноевропейскими корпорациями здесь полное.

 

Чрезвычайно интересным в свете вышесказанного выглядит выступление на II Всероссийской конференции аналитиков В.Е. Лепского. Видеозапись этого выступления доступна по ссылке https://www.youtube.com/watch?v=rPXFCmEO2pc&feature=youtu.be. В записи  это первое из выступлений, заканчивается оно на 21 минуте. Позже В.Е. Лепский уточняет, что под средой он понимает что-то близкое к  ноосфере, т.е. не только природу, но и биосоциальную общность людей, которую в рамках терминологии этой и предыдущих моих статей можно назвать общечеловеческой цивилизацией. Или в меньшем масштабе – отдельными цивилизациями, этносами, племенами и т.д. Или теми же самыми корпорациями (братствами, общинами).

 

Общий вывод, к которому приходят участники конференции (вся конференция также очень интересна по результатам), – основой развития страны должна стать не экономика, а культура. Она должна стать основой для объединения людей, для создания «стратегического субъекта развития» (термин В.Е. Лепского). Этот вывод также укладывается в рамки распада глобального мира на отдельные цивилизации. Важен и вывод о том, что Россия должна стать «мировым проектантом».

В конце своего выступления В.Е. Лепский утверждает, что стратегия развития России должна быть связана не с VI-ым, а с VII-ым технологическим укладом, под которым он понимает социальные технологии создания «стратегических субъектов развития». Название VII-ой технологический уклад сомнительно, но суть от этого не меняется.

Более подробно взгляды В.Е. Лепского изложены в монографии «Эволюция представлений об управлении (методологический и философский анализ)», доступной на сайте автора по ссылке http://www.reflexion.ru/Library/Lepskiy2015.pdf.

В основу концепции Лепский полагает достижения отечественной философии и методологии науки – три типа научной рациональности академика В.С. Степина: классический, неклассический и постнеклассический типы рациональности. С методологической точки зрения классический тип научной рациональности соответствует парадигме «субъект»-«объект», неклассический – парадигме «субъект»-«субъект», постнеклассический – парадигме «субъект»-«метасубъект» или «субъект»-«саморазвивающаяся полисубъектная среда». Другие их характеристики соответственно:

- классический тип – позитивизм, деятельностный подход, монодисциплинарный подход;

- неклассический тип – философский конструктивизм, субъектно-деятельностный подход, междисциплинарный подход;

- постнеклассический тип – философский конструктивизм, субъектно-ориентированный подход, трансдисциплинарный подход (Лепский называет так соединение науки и ненауки).

Если говорить другими словами, то эти парадигмы можно описать так: «субъект»-«объект» означает доминирование в управлении отношений человек-природа, «субъект»-«субъект» – доминирование отношений человек-человек, «субъект»-«метасубъект» – доминирование отношений человек-сообщество людей.

В такой формулировке парадигмы достаточно четко коррелируют с тремя технологическими укладами: IV-ым (1930-1970 гг.), V-ым (1970-2010 гг.) и VI-ым (с 2010 г.), а также VII-ым по Лепскому.

Как уже было описано в предыдущих статьях, IV-ый технологический уклад связан с максимальным распространением сребролюбия по отношению к природе, V-ый – с максимальным распространением сребролюбия по отношению к человеку.

VI-ой и VII-ой технологический уклады представляют собой два варианта выхода из пятого технологического уклада (именно поэтому термин VII-ой технологический уклад сомнителен). Разница между ними состоит в том, что VI-ой технологический уклад предполагает формирование «нового» трансгуманистического «человека» и создание общностей уже этих «новых» «людей» («химер» по терминологии Л.Н. Гумилева), а VII-ой – восстановление или формирование и укрепление, защиту от разрушения традиционных общностей настоящих людей. Достоинством концепции В.Е. Лепского является учет изменения духовного состояния человечества через учет изменения методов управления, благодаря чему и достигается четкий, и, на мой взгляд, вполне правильный вывод.

Корреляция парадигм управления и технологических укладов (а с ними и духовного смысла событий), однако, частично размывается из-за несовпадения хронологии технологических укладов и изменений в духовной жизни человечества. Несовпадение хронологии косвенно отражается и в монографии В.Е. Лепского.

IV-ый технологический уклад охватывает период времени с 1930 по 1970, в который попадают и период с 1953 г. (распространение сребролюбия по отношению к людям после Второй мировой войны) и с 1961 г. (духовный надлом человечества в борьбе со страстью сластолюбия, который был преодолен подвигом русского народа). Это усложняет картину, но принципиально ее не меняет.

V-ый технологический уклад охватывает период времени с 1970 по 2010, в который попадает период с 1998 г. (окончательный духовный надлом человечества в борьбе со страстью сластолюбия). Весьма показательно, что именно в этом 1998 г. произошло первое событие мирового уровня значимости из разряда необратимых, связанное с распространением сетевых структур, – в США появилась концепция сетецентрической войны. См., например, статью И.М. Попова «Сетецентрическая война» по ссылке http://www.milresource.ru/NCW.html. Это переделка армии на сетевые принципы.

Такие необратимые изменения связаны с духовной свободой человека и всего человечества. Православие утверждает, что дьявол и его ангелы не имеют никакой власти над человеком до тех пор, пока он сам им это не позволит, совершив какой-либо грех. Подобное справедливо не только для отдельных людей, но и для человеческих обществ разного уровня и всего человечества в целом. Поэтому до 1998 г. необратимых изменений мирового уровня значимости, связанных со страстью сластолюбия, не происходило. После 1998 г. они стали происходить во всех сферах жизни. Это и уже названная концепция сетецентрической войны, под которую приходится подстраиваться и России (фактически в России неофициально принята та же концепция, во всяком случае, самые современные образцы военной техники направлены именно на ее реализацию или противодействие ей), и «цветные революции», и узаконивание гомосексуализма, и с 2010 г. новые технологии VI-го технологического уклада.

Что касается военных и других технологий, то их необратимость очевидна. Про нее нет необходимости что-либо дополнительно писать. Но про узаконивание гомосексуализма упомянуть нужно. В качестве иллюстрации необратимости изменений законов можно привести известную историю племянника патриарха Авраама Лота и его семьи, описанную в книге Бытия Библии. Лот с семьей поселился в Содоме (том самом, который был уничтожен серой и огнем с неба). Когда ангелы пришли уничтожать Содом, Лоту и его семье было позволено спастись. Зятья Лота отказались уходить из города, жена превратилась в соляной столб, ослушавшись повеления ангелов не оборачиваться назад. Сам Лот с двумя дочерьми бежал в город Сигор, а позднее переселился в пещеру. А затем было вот это:

 

30. И вышел Лот из Сигора и стал жить в горе, и с ним две дочери его, ибо он боялся жить в Сигоре. И жил в пещере, и с ним две дочери его.

31. И сказала старшая младшей: отец наш стар, и нет человека на земле, который вошел бы к нам по обычаю всей земли;

32. итак напоим отца нашего вином, и переспим с ним, и восставим от отца нашего племя.

33. И напоили отца своего вином в ту ночь; и вошла старшая и спала с отцом своим: а он не знал, когда она легла и когда встала.

34. На другой день старшая сказала младшей: вот, я спала вчера с отцом моим; напоим его вином и в эту ночь; и ты войди, спи с ним, и восставим от отца нашего племя.

35. И напоили отца своего вином и в эту ночь; и вошла младшая и спала с ним; и он не знал, когда она легла и когда встала.

36. И сделались обе дочери Лотовы беременными от отца своего,

37. и родила старшая сына, и нарекла ему имя: Моав. Он отец Моавитян доныне.

38. И младшая также родила сына, и нарекла ему имя: Бен-Амми. Он отец Аммонитян доныне.

(Книга Бытие 19:30-38)

Сам Лот и в Содоме остался святым. Он канонизирован, его память совершается 22 октября (9 октября по старому стилю) – см. ссылку http://days.pravoslavie.ru/Days/20151009.html. Но даже члены его семьи – семьи святого! – не смогли вынести пребывания в среде развращенных людей. Зятья погибли вместе с городом, жена погибла, обернувшись на город, дочери унесли Содом в себе и стали развратницами уже после гибели Содома.

Подобное справедливо и для всего человечества. Узаконенный разврат незаметно развратит все человечество. Это уже необратимый процесс, незаметно, но неуклонно изменяющий всех вокруг. Святые могут противостоять таким искушениям, но кроме них – никто.

 

К вопросу технологического развития можно подойти и с другой стороны.

В России или СССР из пяти первых технологических укладов успешным был только один – IV-ый, начавшийся в 1930 г. Этот факт находит логичное объяснение в рамках описываемой трактовки истории человечества.

Для того чтобы быть мировым лидером в развитии тех или иных технологий, необходимо все душевные и духовные силы устремлять именно к этому. До Первой мировой войны, духовный смысл которой состоял в распространении во всем человечестве сребролюбия по отношению к природе (см. статью «О духовном смысле мировых войн» по ссылке http://worldcrisis.ru/crisis/1727097), в России существовал внутренний конфликт между требованием служения страсти для развития технологий и требованием борьбы с той же страстью. Это делало невозможным технологическое лидерство России в рамках первых трех технологических укладов. После Первой мировой войны все страны и народы мира оказались в этом отношении в равных условиях. Это дало возможность стать СССР одним из технологических лидеров в рамках того же IV-го технологического уклада. Возможность, которую СССР использовал.

С V-ым технологическим укладом ситуация повторилась, но в более сложном виде. Поколение, родившееся вместе с революцией в 1917 г., на духовном уровне сочетало в себе две базовые идеи – открытое богоборчество и духовную борьбу со сребролюбием. Только после его смены в 1986 г. стало возможным как возрождение веры в русском народе, так и его полное подчинение страсти сребролюбия.

В ранее опубликованных статьях борьбе со страстью сребролюбия и деятельности человека ставился в соответствие исторический цикл продолжительностью 12 лет. Это действительно так, но и 70-летний цикл четко фиксируется эмпирически.

Одним из возможных объяснений его появления может быть следующее, связанное с характерной особенностью русского народа.

Главной ценностью русского народа на протяжении многих столетий являлась социальная справедливость. Поэтому когда в 1917 г. эта главная ценность оказалась под угрозой, то включился механизм ее духовной защиты – появилось не только 12-летнее, но и 70-летнее поколение, которое в обычных условиях связано с уровнем духовной жизни людей.

Другим возможным объяснением является множественный смысл одних и тех же событий. Так как история мира творится тремя силами – Богом, дьяволом и самим человечеством, то существует три линии истории, в каждой из которых четко проявляется одна из этих сил. Две из них, связанные с духовной жизнью человечества и дьявольскими искушениями, были частично описаны в прошлых статьях. Третья также упоминалась. В результате каждое событие мировой истории должно иметь не один и даже не два, а как минимум три духовных смысла – с точки зрения Бога, точки зрения дьявольских искушений и точки зрения духовной жизни человечества. Последнее может делиться на отдельные цивилизации, страны, этносы и т.д. Тогда смыслов будет еще больше. Но общемировых должно быть только три. Примеры таких множественных смыслов уже приводились в предыдущих статьях – Вторая мировая война одновременно имела и общечеловеческий смысл распространения страсти сребролюбия по отношению к человеку, и духовный смысл войны антихристианской и христианской цивилизаций как дьявольского искушения человечества. Третьим смыслом можно назвать шанс на покаяние для всего человечества.

 

Поэтому, несмотря на распространение после Второй мировой войны во всем человечестве сребролюбия по отношению к людям, конфликт между требованием служения страсти для развития технологий и требованием борьбы с той же страстью сохранялся. Только теперь он препятствовал распространению сребролюбия по отношению к людям, а не природе.

VI-ой технологический уклад для своего успешного развития на уровне лидерства в мире требует подчинения всего русского народа страсти сластолюбия. Очевидно, что это не может сочетаться с борьбой со страстью сластолюбия, в которую он вступает. Это значит, что мировым лидером в развитии VI технологического уклада в долгосрочной перспективе (до конца уклада) Россия стать не сможет. Отсюда не следует, что такие технологии не нужно развивать. Но вполне очевидно, что должна быть проведена четкая этическая граница между тем, что допустимо, и тем, что недопустимо, так как развитие подобных технологий связано с изменением самого человека. Также понятно, что человечество не остановится в изменении человека, а значит, рано или поздно придется выбирать.

 

Выводы по статье:

1) взгляды на возможную будущую форму «прогресса» человечества с двух разных точек зрения – с точки зрения исторических аналогий и с точки зрения цивилизационного противостояния – дают один и тот же результат.

Новой формой «прогресса» человечества должны стать человеческие сообщества (общины, братства, корпорации), обладающие значительной автономией во всех сферах жизни.

Этот вывод дополнительно подтверждается тем, что Россия не имеет возможностей развития технологий VI-го технологического уклада на уровне мирового лидерства;

2) VI-ой технологический уклад направлен не просто на создание нового «человека», но и новых общностей этих людей («химер»), противостоящих традиционным, в максимальном масштабе – на создание антихристианской общечеловеческой цивилизации;

3) альтернативой VI-му технологическому укладу должны быть технологии VII-го технологического уклада (условное название), направленные на восстановление или формирование и укрепление, защиту от разрушения традиционных общностей настоящих («старых») людей.

Так как эти технологии являются технологиями защиты, а не нападения, то стратегическое поражение России здесь становится неизбежным. Однако эта неизбежность обусловлена духовным поражением человечества в борьбе с коренными страстями, а отнюдь не выбором России в  сфере развития технологий. Ее нельзя отменить, но можно отсрочить. VII-ой технологический уклад как раз и направлен на достижение этой цели.

Дополнительно можно отметить, что именно защита, а не нападение является традиционной для русской цивилизации на протяжении многих столетий. Переход же к стратегическому нападению по прогнозу, данному в статье «Духовная история человечества. О трех антихристах» http://worldcrisis.ru/crisis/2039883, произойдет в будущем после Третьей мировой войны и приведет к появлению третьего антихриста, и последующему за ним Второму пришествию Иисуса Христа, концу истории этого мира и началу нового;

4) отдельно стоит отметить вывод, касающийся технологий «цветных революций». В наиболее общем виде их смыслом является создание «химер», которые затем противопоставляются родным этносам людей;

5) не менее важен и вывод, касающийся антигосударств и антинаций. С конца XV-начала XVI в. в западноевропейской цивилизации место нормальных государства и нации (как синонима этноса) заняли искусственные образования.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.12.10 21.47.08ENDTIME
Сгенерирована 12.10 21:47:08 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2363998/article_t?IS_BOT=1