Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

19 Фев, Вторник 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Основной факт русской истории

Основной факт русской истории.

Что в нашей истории может заслужить такого громкого названия? Безусловно, что это должно быть, что-то, что пронизывает всю нашу историю от ее начала в 9 веке нашей эры до наших дней. Что-то оказавшее самое сильное и заметное влияние на становление русской народности и его государства. Что-то что на века определило само отношение к жизни нашего народа. Что-то что стало основой его ментальности, и как следствие проявляется во всем, во всех деяниях народа, в его поведении и что служит причиной его нынешнего состояния.

Увы и ах, но ознакомление с историческими памятниками старины, героическими события прошлого и плачевное нынешнее состояние русского народа убеждают в том что основной факт русской истории это рабство. В меньшей степени речь идет о рабстве как о физическом принуждении или юридическом явлении, хотя и об этом конечно тоже. Прежде всего, речь идет о рабстве, как о рабстве внутреннем, как о тотальном, глубочайшей отсутствии внутренней свободы.

Но начнем по порядку. С самых начал нашей истории.

Карамзин о призвании варягов.

Начало Российской Истории представляет нам удивительный и едва ли не беспримерный в летописях случай. Славяне добровольно уничтожают свое древнее правление и требуют Государей от Варягов, которые были их неприятелями.

Желая некоторым образом изъяснить сие важное происшествие, мы думаем, что Варяги, овладевшие странами Чуди и Славян за несколько лет до того времени, правили ими без угнетения и насилия, брали дань легкую и наблюдали справедливость. Господствуя на морях, имея в IX веке сношение с Югом и Западом Европы, где на развалинах колосса Римского основались новые Государства и где кровавые следы варварства, обузданного человеколюбивым духом Христианства, уже отчасти изгладились счастливыми трудами жизни гражданской - варяги или Норманы долженствовали быть образованнее Славян и Финнов, заключенных в диких пределах Севера; могли сообщить им некоторые выгоды новой промышленности и торговли, благодетельные для народа. Бояре Славянские, недовольные властию завоевателей, которая уничтожала их собственную, возмутили, может быть, сей народ легкомысленный, обольстили его именем прежней независимости, вооружили против Норманов и выгнали их; но распрями личными обратили свободу в несчастие, не умели восстановить древних законов и ввергнули отечество в бездну зол междоусобия. Тогда граждане вспомнили, может быть, о выгодном и спокойном правлении Норманском: нужда в благоустройстве и тишине велела забыть народную гордость, и Славяне, убежденные - так говорит предание -советом Новогородского старейшины Гостомысла, потребовали Властителей от Варягов.

Вывод: первые властители на Руси были не русскими. Читаем еще раз "распрями личными обратили свободу в несчастие" - очень знакомо неправда ли, вот как будто недавно было.

Да и дальнейшие властители земли русской в общем то тоже были не совсем русскими.

Происхождение русских царей

Русское централизованное государство образовалось и укрепилось при Великом князе Московском и всея Руси Иване III, который вторым браком был женат на византийской принцессе Софье Палеолог.

Василий III, сын Ивана III, был женат на Елене Глинской из литовского рода.

Род Бориса Годунова ведёт своё начало из Золотой Орды.

Второй женой Петра I была Марта Скавронская (Екатерина) – дочь литовского крестьянина Самуила Скавронского.

Сын Петра I царевич Алексей был женат на принцессе Софье-Шарлотте Вольфенбюттельской. От этого брака родился будущий царь Пётр II.

Племянница Петра I и дочь Ивана V императрица Анна Иоанновна была замужем за герцогом Вильгельмом Курляндским.

Малолетний император Иван VI был сыном Анны Леопольдовны и немецкого принца Антона-Ульриха Брауншвейгского.

При императрице Елизавете Петровне – младшей дочери Петра I и Екатерины I – основным языком общения при русском дворе стал французский язык.

Если Пётр II был последним Романовым по мужской линии, то со смертью Елизаветы Петровны практически прекратилась и женская линия династии Романовых.

После Елизаветы Петровны Россией фактически правили Голmштейн-Готторпские герцоги, которые только номинально считались Романовыми.

Царь Пётр III (Пётр-Ульрих) – был сыном императрицы Анны Петровны, дочери Петра I. Его в 15 лет женили на немецкой принцессе Софии-Фридерике-Августе Ангальт-Цербстской (Екатерине).

Свергнув с трона своего мужа, на престол взошла императрица Екатерина II – немка по происхождению.

Павел I официально считался сыном Петра III и Екатерины II, но по некоторым версиям – был сыном бедной чухонки (эстонки или финки). Первой его женой была принцесса Вильгельмина (Наталья Алексеевна), а второй – принцесса Софья-ДоротеяВюртембергская (Мария Фёдоровна).

Александр I, старший сын Павла I, был женат на Луизе-Марии-Августе (Елизавете Алексеевне), дочери маркграфа Баденского.

Николай I, младший сын Павла I, был женат на прусской принцессе Шарлотте (Александре Фёдоровне).

Александр II, сын Николая I, был женат первым браком на принцессе Максимилиане-Вильгельмине-Августе-Софии-Марии Гессен-Дармштадтской.

Александр III, сын Александра II, был женат на Луизе-Софии-Фредерике-Дагмаре (Марии Фёдоровне), дочери датского короля Христиана IX.

Николай II, сын Александра III, был женат на Алисе-Виктории-Елене-Луизе-Беатрисе (Александре Фёдоровне), дочери великого герцога Людвига IV Дармштадского и внучке английской королевы Виктории.

Итак, властители земли русской сами были, не совеем русскими. Уже одно это означает что они, властители, наверняка не испытывали особо теплых чувств в отношении управляемого ими народа. Однако потребительский характер отношения власти к народу на Руси имеет и другие причины. Принципы управления и взаимоотношений между властью и народом были переняты у монголов.

Вернадский о влиянии монголо-татарского ига

Общество Киевской Руси можно, с определенными оговорками, назвать свободным обществом. Ситуация была сходной с положением в древней Греции: рабство сосуществовало со свободой большей части общества. Правительство функционировало на основе сотрудничества свободных социальных классов: бояр, горожан и "людей" в сельских районах.

В Московском царстве шестнадцатого и семнадцатого веков мы обнаруживаем абсолютно новую концепцию общества и его отношения к государству. Все классы нации, от высших до низших, исключая рабов, были прикреплены к государственной службе.

В самом деле, процесс трансформации свободного общества в общество обязательной повинности начался во время монгольского периода и продолжался до середины семнадцатого века.

В то время как основной обязанностью знати и дворянства, а также основой их прикрепления к государству стала военная служба, горожане и крестьяне несли тягло. Их главными обязанностями было платить налоги и отбывать трудовые повинности, когда это требовалось государству. Консолидация тягловых социальных классов (которые количественно составляли основную часть нации) завершилась в течение семнадцатого века. Продолжительный процесс начался, однако, в монгольский период. Основным фактором на начальной стадии процесса являлась система всеобщего налогообложения и воинской обязанности, введенная на Руси монголами.

Следует вспомнить, что титул "царь" русские впервые применили по отношению к византийскому императору, а затем – и к монгольскому хану.

Освобождение Восточной Руси от монгольского правления было результатом совместных усилий московских великих князей, церкви, бояр, дворянства, простых людей – практически всего народа. Новая монархия, которая создавалась в процессе сложного движения к освобождению, основывалась на принципах, не свойственных русским в киевский период. Все классы восточно-русского общества теперь подчинялись государству. Можно было бы ожидать, что после достижения главной цели – обретения независимости, московское правление станет более мягким. Но случилось обратное. Неумолимо шло жесткое разделение общественных классов, которое достигло своего пика примерно к 1650 г., два века спустя после окончания монгольского правления.

Борьба на западе, хотя и не столь затяжная и изнурительная, как процесс сдерживания татар, в целом требовала не меньших усилий, поскольку в периоды особо острых кризисов возникала необходимость в более сильной и лучше оснащенной армии и в значительных расходах на вооружение. Ситуация вовсе не благоприятствовала какому-либо ослаблению правительственного контроля. С другой стороны, требовались новые налоги, и система налогообложения скорее ужесточалась, нежели либерализировалась. Создание новой армии, основанной на поместной системе, подняло проблему обеспечения поместий рабочей силой, а это вело к крепостничеству. В результате всего этого расслоение общественных классов, которое началось во время монгольского периода и имело первоначальной основой монгольские принципы управления, продолжалось и окончательно завершилось при московском правлении. Самодержавие и крепостное право стали той ценой, которую русский народ должен был заплатить за национальное выживание.

Вывод: после освобождения от монголов Московские князья а потом и цари (которые, напоминаю, были не русскими) унаследовали монгольскиепринципы управления народом и соответствующее этим принципам отношение к народу как к вещи которую можно и должно использовать по своему произволу.

Произвол этот наиболее ярко выразился в крепостном праве и воинской повинности.

Крепостное право

Суть крепостного права была в том, что крестьяне «прикреплялись» к своему земельному наделу и определенному помещику, причем «прикрепление» это было наследственным. Крестьянин не мог уйти со своего земельного надела, а если пытался сбежать, то его принудительно возвращали обратно.

Соборное уложение 1649 года окончательно закрепило крепостное право в России, но процесс постепенного закрепощения крестьян длился веками. В Древней Руси большая часть земель была в собственности князей, бояр и монастырей. С усилением великокняжеской власти все более утверждалась традиция награждения служилых людей обширными поместьями. «Прикрепленные» к этим землям крестьяне были лично свободными людьми и заключали с помещиком арендные договоры («порядные»). В определенные сроки крестьяне могли свободно оставить свой участок и перейти на другой, исполнив свои обязательства по отношению к помещику.

Нов 1497 году было введено ограничение права перехода от одного помещика к другому только одним днем: Юрьев день – 26 ноября.

В 1581 году был отменен и Юрьев день и установлены Заповедные лета (от «заповедь»— повеление, запрет)— срок, в течение которого в некоторых районахРусского государства запрещался крестьянский выход в осенний Юрьев день (предусмотренный ст. 57 Судебника 1497 года).

В 1597 году помещики получают право на розыск беглого крестьянина в течение 5 лет и на его возвращение владельцу— «урочные лета».

В 1649 году Соборное уложение отменило «урочные лета», закрепив таким образом бессрочный сыск беглых крестьян.

Ключевский так писал о крепостном праве "образовался худший вид крепостной неволи, какой знала Европа,- прикрепление не к земле, как было на Западе, даже не к состоянию, как было у нас в эпоху Уложения, а к лицу владельца, т.е. к чистому произволу".

Но как могло случиться, что граждане одной страны были самим государством поставлены в такие извращенные и несправедливые взаимные отношения, когда одни оказались бесправной собственностью других?

Этот вопрос приводил в недоумение многих еще в пору расцвета крепостного права. "Нельзя не заметить с особенным удивлением участи, которую в последствии веков имел простой народ русский,- писал Н. Тургенев в 1819 году.- В европейских государствах существовавшее там рабство произошло от завоевания. Варвары нагрянули на Европу, воспользовались правом победителей и из побежденных сделали рабов. Напротив того, в России народ русский сверг с себя постыдное и долго томившее его иго татарское, и при том случилось, что побежденные, т.е. татары, остались свободными, и многие из них вступили в сословие дворян, а большая часть победителей, т.е. большая часть коренного народа русского, была порабощена".

А.Д. Повалишин замечательно точно характеризует период господства крепостного права: "Все в сущности клонилось к тому, чтобы дать помещику средства для жизни, приличной благородному дворянину".

Несколько сотен тысяч "благородных" российских помещиков по воле правительства стали олицетворять собой и государство, и нацию. В то же время миллионы ревизских душ в России именовались не иначе как "хамами" и "хамками", "подлыми людьми". А понятие "народ" в его действительном возвышенном смысле встречалось только в поэтических сочинениях, обращенных к далекому прошлому.

По словам Ивана Посошкова, автора одного из первых русских экономических трактатов "Книги о скудости и богатстве", помещики в своей хозяйственной деятельности руководствовались простым правилом: "Крестьянину-де не давай обрасти, но стриги его яко овцу догола"

Крестьяне рассматривались просто как одушевленное средство для обеспечения своему господину необходимых условий для жизни, "приличной благородному дворянину".

Радищев справедливо задавался вопросом: "Какая польза государству, что несколько тысяч четвертей в год более родится хлеба, если те, кои его производят, считаются наравне с волом, определенным тяжкую вздирати борозду?

Князь М. Щербатов, историк и общественный деятель, всегда умело отстаивавший сословные интересы душевладельцев ссылками на духовные и нравственные принципы, максимально возможное расширение привилегий дворян представлял как необходимую основу для сохранения стабильности в государстве. По его мнению, владение фабриками, основанными на крепостном труде, позволяло помещикам полнее осуществлять отеческую заботу над крестьянами, склонными к лени и пьянству. Работа на господских предприятиях полезна была для крепостных людей, по словам князя Щербатова, тем, что "держала крестьян в постоянном трудолюбии" и удерживала от пороков, свойственных "черни".

Беспощадная эксплуатация доводила крестьян не только до разорения, но до полного отчаяния. Они обращались к своим господам, умоляя хотя бы несколько войти в их положение и уменьшить тяжелый гнет, указывая, что не в состоянии выплачивать наложенные на них оброки и выполнять повинности. Вот один из типичных образцов таких челобитных: "Государь наш! К Вашему превосходительству и прибегнули под кров и защищение слезно просить нас, сирот Ваших, от вышеписанного оброка второй половины ныне от платежа, за всекрайним нашим убожеством и нищенством освободить до предбудущего года, чтоб мы от того уже в конец не разорились, да и от прочих отягощениев оборонить. И о том, государь наш, смилуйся и учини милостивый указ...

Борис Тарасов в своей книге "Россия крепостная" пишет "Приходится признать, что двести лет дворянского ига в истории России по своим осуществленным разрушительным последствиям на характер и нравственность народа, на цельность народной культуры и традиции превосходят любую потенциальную угрозу, исходившую когда-либо от внешнего неприятеля. Государственная власть и помещики поступали и ощущали себя как завоеватели в покоренной стране, отданной им "на поток и разграбление". Любые попытки крестьян пожаловаться на невыносимые притеснения со стороны владельцев согласно законам Российской империи подлежали наказанию, как бунт, и с "бунтовщиками" поступали соответственно законным предписаниям".

На самом деле реальность крепостной России была такова, что помещики вели себя в ней действительно как завоеватели в завоеванной стране, и государственная власть практически всегда вставала на их сторону.

Императрица Екатерина II в конце 60-х годов XVIII столетия в одном из писем, адресованных генерал-прокурору Сената князю А.А. Вяземскому, прямо называет господство помещиков над крестьянами "несносным и жестоким игом". Спустя еще полвека шеф корпуса жандармов граф Бенкендорф в докладе на имя Николая I писал, что "во всей России только народ-победитель, русские крестьяне, находятся в состоянии рабства; все остальные: финны, татары, эсты, латыши, мордва, чуваши и т.д. - свободны".

В довершении этого раздела хочется сказать об одной из самых тягостных для русского народа повинностей - подневольной воинской повинности.

О принципах формирования русской армии

И ужас народа при слове "набор" подобен был ужасу казни",- писал о ней Некрасов.

Барон Н.Е. Врангель, чье детство пришлось на годы перед отменой крепостного права, вспоминал о военных порядках эпохи императора Николая I: "Кнутом и плетьми били на торговых площадях, "через зеленую улицу", т.е. "шпицрутенами", палками "гоняли" на плацах и манежах. И ударов давалось до двенадцати тысяч..." При предшественниках Николая на плети и розги для солдатских спин не скупились тем более.

По отзыву М. Салтыкова-Щедрина, "обряд отсылки строптивых рабов в рекрутское присутствие совершался самым коварным образом. За намеченным субъектом потихоньку следили, чтоб он не бежал или не повредил себе чего-нибудь, а затем в условленный момент внезапно со всех сторон окружали его, набивали на ноги колодки и сдавали с рук на руки отдатчику".

Будущего "защитника отечества", надев на него ручные и ножные кандалы, запирали в сарае или в бане до отправки в военное присутствие. Делалось это для того, чтобы предотвратить побег, и подобные предосторожности были не лишними. Люди, обреченные на 25 лет военной каторги, делали все возможное для того, чтобы спастись.

От солдатчины бежали в леса и за границу, а некоторые и вовсе предпочитали самоубийство 25-летней службе в императорской армии, казавшейся страшнее каторги.

С 1793 г. срок службы для солдат был установлен в 25 ЛЕТ! (ДО ТОГО ФАКТИЧЕСКИ БЕССРОЧНО). На службу рекрутов набирали по шесть человек с тысячи. Т.н. усиленные наборы были по 7-10 чел. и чрезвычайные - свыше 10 чел. Во время Крымской войны 1853-56 набор доходил до 50-70 чел. с 1000 душ, не считая ополчения.

Кандидатуры рекрутов должны были определяться городской или крестьянской общиной, но для помещичьих крестьян целиком зависели от воли помещика. Можно было ставить за себя охотника - человека, нанятого для того за деньги. Рекрутская повинность со второй половины XVIII столетия лежала исключительно на податных сословиях - мещанах и крестьянах. Помещики имели право отдавать на военную службу крепостных в наказание за преступления и проступки.

 В 1857-59 гг. обязательный срок службы был сокращен: в сухопутных войсках - до 15 лет, во флоте- до 14.

Важные реформы начались в армии после назначения военным министром 9 ноября 1861 года генерал-адъютанта Дмитрия Алексеевича Милютина, видного общественного и государственного деятеля, высокообразованного человека, примыкавшего к кругу т.н. "либеральной бюрократии".

 «Милютино обратил дело зашиты родины, — писал А.Ф. Кони, — из суровой тяготы для многих в высокий долг для всех и из единичного несчастья в общую обязанность».

Общий срок службы по новому закону устанавливался в 15 лет, на флоте - десять лет.

В 1876 году срок действительной службы был сокращен до пяти лет, позже он неоднократно изменялся - то сокращался до трех-четырех лет, то увеличивался до 5 лет.

От военной службы освобождались только лица, имеющие физические недостатки. Льготы устанавливались также и по семейному положению: не призывались единственные сыновья и единственные кормильцы семьи.

Вместе с тем закон не был до конца последователен. Значительная часть «инородческого» населения устранялась от воинской повинности (уроженцы Средней Азии, Казахстана, некоторые народности Крайнего Севера). Освобождались от призыва лица духовного звания, меннониты, отдельные группы колонистов, деятели науки и искусства.

Основные принципы Закона о воинской повинности от 1 января 1874 год действовали до 1914 г.

Вспоминая о воинской славе русских войск не стоит забывать что по большей части эти войска комплектовались насильно - принудительно крестьянами, которые все бы отдали, если бы у них что то было, лишь избежать этой тяготы, крестьяне для которых служба была страшнее каторги а потому бежали они от нее как от огня, и в армию в итоге попадали те кто сбежать неумел.

Подведем итог: Народ русский начал свой путь с того что не сумев сам собой распорядиться добровольно призвал править им иноземцев. Затем сей народ попал в двухсотлетнее рабство от завоевателей. А потом, освободившись от завоевателей, позволил и далее управлять собой иностранцам, а те продолжили править русским народом подобно тому, как им правили завоеватели. Русский народ всю свою историю был управляем чужаками. Стоит ли удивляться, что чужаки к оному народу относились как к скоту, как к некой бессловесной вещи доставшейся в наследство и являющейся собственностью наследника. Отношение власть имущих к народу как к собственности пронизывает всю историю русского народа.

После двухвекового рабства под гнетом Золотой Орды, большая часть населения тогдашней Руси (т.е. крестьянство) постепенно впало в крепостную зависимость от помещиков. Рабство продолжилось. Народ вновь оказался в положении бесправного раба, в положении скота который вместе с землей доставался хозяину за его заслуги перед власть предержащими. Обычно земля достается вместе с постройками на ней расположенными, лесами, зверями, озерами и тому подобным. На Руси земли раздавались вместе с народом. Т.е. постройки, леса и звери как бы приравнивались к людям.

Такое несамостоятельное и угнетенное положение русского народа в течение веков не могло не сказаться на формировании народного характера, основным чертами которого стали: пассивность, безынициативность, вера в "доброго царя", покорность, смирение, долготерпение, лизоблюдство, лицемерие, притворство, подлость.

Однако же строить свои рассуждения на учебниках истории было бы легкомысленно. Историю, как известно, пишут победители, а потому сама эта история с некоторой регулярностью переписывается. Хочу лишь отметить, что официальная версия истории всегда несколько благороднее и чище чем она была в действительности, всегда замалчиваются постыдные явления, вычеркиваются позорные деяния. Как говориться "Не соврешь - не расскажешь". Отсюда правило: читая официальную версию истории, делайте поправку, что в действительности все было гораздо хуже, гаже, грязнее и постыднее.

За последнее время недоверие к историческим, так называемым, источникам достигло апогея. Уже отрицается призвание Варягов, мол не было такого ни когда, а если было то Варяги то были русскими. Существуют прочие интерпретации на выбор. Другие исследователи отрицают существование Монгольской империи и Ордынского ига на Руси соответственно. В след за этим отрицанием так же следует масса альтернативных теорий, верить которым оснований не больше чем верить официальной версии. Оставим эти споры в стороне, так как для нашего исследования, помимо исторических источников, есть еще свидетельства современников. Русские писатели в своем творчестве отразили отношения между власть имущими и подданными на Руси, а так же некоторые свойства самого поддонного народа и их властителей. Обратимся же к этим свидетельствам.

Свидетельства литературные

И первое о чем не возможно не вспомнить в контексте данной статьи - это бессмертное и известнейшее произведение Лермонтова

Прощай, немытая Россия,

Страна рабов, страна господ,

И вы, мундиры голубые,

И ты, им преданный народ.

Быть может, за стеной Кавказа

Сокроюсь от твоих пашей,

От их всевидящего глаза,

От их всеслышащих ушей.

 

А вот отрывок из не менее бессмертного, хотя и менее известного произведения Некрасова

И вот они опять, знакомые места,

Где жизнь текла отцов моих, бесплодна и пуста,

Текла среди пиров, бессмысленного чванства,

Разврата грязного и мелкого тиранства;

Где рой подавленных и трепетных рабов

Завидовал житью последних барских псов,

Где было суждено мне божий свет увидеть,

Где научился я терпеть и ненавидеть,

 

Вот еще одно стихотворения Н. Некрасова. Там крепостной человек, глубоко обиженный своим господином, предпочитает самоубийство расправе над барином:

 Стали лошадки -- и дальше ни шагу,

 Сосны стеной перед ними торчат.

 Яков, не глядя на барина бедного,

 Начал коней отпрягать,

 Верного Яшу, дрожащего, бледного,

 Начал помещик тогда умолять.

 Выслушал Яков посулы -- и грубо,

 Зло засмеялся: "Нашел душегуба!

 Стану я руки убийством марать,

 Нет, не тебе умирать!"

 Яков на сосну высокую прянул,

 Вожжи в вершине ее укрепил,

 Перекрестился, на солнышко глянул,

 Голову в петлю -- и ноги спустил!..

 Экие страсти Господни! висит

 Яков над барином, мерно качается..

 

А вот из народного творчества

 

Споем песню мы, ребята,

Да про наше про житье,

Да про горюшко свое:

Что в неволе все живем,

Крепостными век слывем...

 

Конечно же, нельзя обойти вниманием произведение Ивана Тургенева "Муму".

В произведение мы видим, что барыня отбирает у своего «подчиненного» абсолютно все то, что ему некогда было дорого: это деревня, которую обожал Герасим, это Татьяна, которую барыня решила выдать замуж за пьяницу Капитона, в конце концов, это собачка, которую нужно было утопить по приказу злой и бесчеловечной женщины.

Беспрекословное подчинение Герасима любым приказам хозяйки, ведь он собственными руками убил единственное дорогое ему существо во всем мире просто потому что ему приказала хозяйка, ярко показывает всю глубину внутреннего рабства Герасима, полное отсутствие внутренней свободы, собственной воли и способности к инициативе. В Герасиме воплощено русское крестьянство (а это вплоть до второй четверти двадцатого века 85% населения страны) во всей его безропотной покорности, готовности терпеть любую степень издевательства и унижения. Были, конечно, исключения, крепостные, бывало, убегали и становились казаками, но это скорее исключение, чем правило. Подозреваю, что Тургенев не просто так сделал главного героя своего произведения немым. Собственно, зачем Герасиму, что-то говорить, ведь он все равно ни чего бы не сказал в свою защиту. Он был в прямом смысле немым исполнителем хозяйской воли, тогда как остальное крестьянство хоть и могло говорить, но фактически было таким же немым исполнителем хозяйской воли.

Вот и А. С. Пушкин не приемлет народные черты – наглое плебейство, прагматизм, грубость и жестокость (в "Капитанской дочке" несчастную Василису Егоровну по приказу Пугачёва – "Унять старую ведьму!" – тотчас "унимает" саблей по голове молодой казак). Даже добрый и самоотверженный Савельич ("Капитанская дочка") уговаривает молодого офицера ради спасения жизни подвергнуться "подлому унижению": "Не упрямься! что тебе стоит? плюнь да поцелуй у злод... (тьфу!) поцелуй у него ручку".

По мнению Салтыкова-Щедрина, все позитивные качества русского мужика сводятся на нет его пассивностью, ленью, страхом перед «начальством», огромной потребностью иметь «царя-батюшку», который бы руководил им. Именно поэтому народ почти с «благоговением» принимает все зверства Топтыгиных («Медведь на воеводстве»), боится «слово сказать против» – а вдруг съедят! («Премудрый пескарь»). А что же в результате? Существование на грани вымирания, бесконечные унижения и низведение себя до уровня раба, неодушевленного существа.

А вот снова Александр Сергеевич, пишет своему другу Вяземскому. "Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног — но мне досадно, если иностранец разделяет со мною это чувство. Ты, который не на привязи, как можешь ты оставаться в России? Если царь даст мне слободу, то я месяца не останусь. Мы живем в печальном веке, но когда воображаю Лондон, чугунные дороги, паровые корабли, английские журналы или парижские театры и <бордели> — то мое глухое Михайловское наводит на меня тоску и бешенство".

А вот в романе "Война и мир" Балконский рассуждает о народе

–Ну, давай спорить,– сказал князь Андрей.– Ты говоришь школы,– продолжал он, загибая палец,– поучения и так далее, то есть ты хочешь вывести его,– сказал он, указывая на мужика, снявшего шапку и проходившего мимо их,– из его животного состояния и дать ему нравственные потребности. А мне кажется, что единственно возможное счастье – есть счастье животное, а ты его-то хочешь лишить его. Я завидую ему, а ты хочешь его сделать мною, но не дав ему ни моего ума, ни моих чувств, ни моих средств. Другое – ты говоришь: облегчить его работу. А по-моему, труд физический для него есть такая же необходимость, такое же условие его существования, как для тебя и для меня труд умственный. Ты не можешь не думать. Я ложусь спать в третьем часу, мне приходят мысли, и я не могу заснуть, ворочаюсь, не сплю до утра оттого, что я думаю и не могу не думать, как он не может не пахать, не косить; иначе он пойдет в кабак или сделается болен. Как я не перенесу его страшного физического труда, а умру через неделю, так он не перенесет моей физической праздности, он растолстеет и умрет. Третье,– что бишь еще ты сказал?

Князь Андрей загнул третий палец.

–Ах, да. Больницы, лекарства. У него удар, он умирает, а ты пустишь ему кровь, вылечишь, он калекой будет ходить десять лет, всем в тягость. Гораздо покойнее и проще ему умереть. Другие родятся, и так их много. Ежели бы ты жалел, что у тебя лишний работник пропал,– как я смотрю на него, а то ты из любви к нему его хочешь лечить. А ему этого не нужно. Да и потом, что за воображенье, что медицина кого-нибудь и когда-нибудь вылечивала… Убивать!– так!– сказал он, злобно нахмурившись и отвернувшись от Пьера.

Князь Андрей высказывал свои мысли так ясно и отчетливо, что видно было, он не раз думал об этом, и он говорил охотно и быстро, как человек, долго не говоривший. Взгляд его оживлялся тем больше, чем безнадежнее были его суждения."

Вот таков он - взгляд наших классиков на русский народ и свое отечество. Это конечно далеко не все примеры, которые можно было привести, народный характер и произвол власть имущих отражены в русской литературе очень богато, однако разбор всего наследия русских классиков выходит за рамки этой статьи.

20 век

На том закончим рассмотрение монархической части нашей истории и перейдем в век 20. Я не просто так привел речь Балконского, ведь в 20 веке большевикам пришлось сделать то, о чем он говорил, то есть вывести неграмотное крестьянское население из его животного состояния. Оставим в стороне превратности революции. Ограничимся тем, что царя свергли и у страны появились новые хозяева. То же, кстати, не очень славянского происхождения.

Новые хозяева хорошо понимали, какой народ достался им в пользование, и обращались с этим народом соответственно. Главным деянием большевиков все же остается, на мой взгляд, создание всеобщего обязательного образования. В кротчайшие по историческим меркам сроки им удалось превратить страну, где 85% населения не умело читать и писать в страну с массовой грамотностью. Вчерашнему неграмотному, дремучему в своей безнадежной невежественности крестьянину дали образование. Стоит подчеркнуть, что сделано это было вовсе не из человеколюбия, как могло бы показаться. А в целях индустриализации. Если раньше орды неграмотных крестьян могли обеспечить своих хозяев всеми мыслимыми благами, то с развитием научно-технического прогресса стало очевидно, что для сладкой жизни хозяев потребны рабы отвечающие требованиям нового способа производства - индустриального. Вот и пришлось большевикам спешно в массовом порядке обучать народ уму разуму и техническим специальностям. Но самое важное чего им удалось добиться это сохранение рабской сущности русского народа. Раскулачивание, принудительная коллективизация, репрессии, носильное переселение народов в потребные для освоения регионы и прочие радости большевизма накрыли страну с головой. И люди все стерпели с подобающим низкопоклонством. Для поддержания теперь образованного народа в нужной степени подчинения в ход пошла пропаганда.

Вот как Солженицын описывает реакцию народа на чинимые зверства. Сразу хочу сказать, что вообще то я не очень доверяю Солженицыну в части масштабов описываемых им репрессий, однако и отрицать их наличие в нашей истории считаю легкомысленным.

Солженицын об арестах

"Как потом в лагерях жгло: а что, если бы каждый оперативник, идя ночью арестовывать, не был бы уверен, вернется ли он живым, и прощался бы со своей семьёй? Если бы во времена массовых посадок, например в Ленинграде, когда сажали четверть города, люди бы не сидели по своим норкам, млея от ужаса при каждом хлопке парадной двери и шагах на лестнице, - а поняли бы, что терять им уже дальше нечего, и в своих передних бодро бы делали засады по несколько человек с топорами, молотками, кочергами, с чем придется? Ведь заранее известно, что эти ночные картузы не с добрыми намерениями идут - так не ошибешься, хрястув по душегубцу. Или тот воронок с одиноким шофёром, оставшийся на улице - угнать его либо скаты проколоть. Органы быстро бы недосчитались сотрудников и подвижного состава, и несмотря на всю жажду Сталина - остановилась бы проклятая машина!

Если бы... если бы... Не хватало нам свободолюбия. А еще прежде того - осознания истинного положения. Мы истратились в одной безудержной вспышке семнадцатого года, а потом СПЕШИЛИ покориться, С УДОВОЛЬСТВИЕМ покорялись"

Дав русским людям, образование большевики совершенно не собирались давать людям свободу. Выражением этого факта, в том числе явилась система распределения. В Советском Союзе была только одна возможность получать знания - а именно получать их для того что бы в дальнейшем использовать их не для себя а по указу сверху.

Другим пережитком пользовательского отношения к народу была срочная служба в армии.

Еще одним незабываемым явлением тех лет был железный занавес.

Конечно, не корректно сравнивать крепостного крестьянина царской России с гражданином СССР. Безусловно, за время существования СССР свободы и права человека многократно расширились, не говоря уже о качестве жизни. Изменились и методы контроля за поведением граждан. От порки розгами на конюшнях случился переход к методам психологической обработки населения с помощью пропаганды. Однако потребительское отношение власти к своему народу все же осталось. Не так уж сильно были неправы те, кто называл СССР тюрьмой народов. Изменились формы правления, но не его суть. А суть эта в том, что в России народ существует для государства, а не наоборот.

Новое время

Теперь переходим к самому интересному - к новейшей истории. Советский союз пал. Железного занавеса не стало, систему распределения упразднена, призыв в армию, правда, остался, ну да черт с ним. Не все сразу. Русский народ вырвался из тюрьмы народов и .... обосрался. Отсутствие хозяина обернулось катастрофой. Помните цитату Карамзина, приведенную вначале "распрями личными обратили свободу в несчастие". Тысяча лет прошла, а все об одном. Ныне действующий режим кроме как новым феодализмом не назвать. В стране случилась деиндустриализация. По уровню жизни мы занимаем место рядом со странами Африки. Наша отсталость в постиндустриальном и высокотехнологичном секторах экономики - да нет ее - отсталости. Потому что нас нет в высокотехнологичном и постиндустриальном секторах экономики.

Увы, участь русского народа сегодня как и тысячу лет назад не зависит от самого русского народа, а зависит только от того какие хозяева им завладеют. Будут хозяева заинтересованы, что бы русский народ побеждал в войнах, летал в космос, был первым в спорте и т.д. и т.п. и все у русских будет получаться. Правда получаться будет из под палки, ценой большой крови и страданий, но будет. Будет хозяину наплевать на народ, и будет он думать только о том, как бы наворовать успеть пока тут все к чертям не рухнуло, так и народ будет сидеть на попе ровно и терпеливо ждать своей участи.

Завещал нам Чехов по капле выдавливать из себя раба. Мало еще выдавили, очень мало. Впереди много работы.

P.S.

Излечение от душевного недуга начинается с признания его наличия. Без этого признания никакого излечения невозможно. Рабство это, прежде всего состояние души. А потому от него невозможно избавиться, не признав его наличия. Что бы перестать быть рабами надо, прежде всего, перестать врать себе. Надо смело взглянуть в глаза реальному положению вещей и принять на себя ответственность, прежде всего за самого себя. Покуда мы продолжаем врать себе, что русский народ самый трудолюбивый, свободолюбивый, ответственный, отважный, гордый, благородный, честный, смелый, исполнительный, компетентный, умный, что русский народ во всю свою историю всегда только и делал, что защищал ближних и слабых от нападок злых и диких супостатов, что русский народ сам да никогда первым да ни на кого не нападал, что все светлое доброе и прекрасное что есть в белом свете произошло от русских и так далее и тому подобное, мы будем продолжать зависеть от воли случайно доставшихся нам хозяев. И только приняв себя такими, какие мы есть можно начать меняться к лучшему, можно начать выдавливать из себя раба.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.02.16 21.34.27ENDTIME
Сгенерирована 02.16 21:34:27 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2368605/article_t?IS_BOT=1