Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

23 Окт 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

«Сардины для торговли»: чем финансовая политика США грозит долларовым активам

В начале XVIII века Франция безнадежно погрязла в долгах. Войны с Англией подорвали бюджет, и проблема долга стала критически острой. Когда государства попадают в тяжелую долговую ситуацию, у них есть лишь один способ, позволяющий решить проблему, не вызывая жесткой реакции общества – инфляционный налог. Печатая новые деньги, государство облагает налогом владельцев капитала.

Популярность этого налога объясняется его незаметностью. Например, изначально один британский фунт равнялся одному фунту серебра (стерлингов). В настоящее время на него можно было купить только 1/177 фунта серебра. Британское государство за последние столетия забрало себе 176/177 от сбережений населения. При этом для большинства собственников капитала это произошло практически незаметно.

В 1718 году французское правительство изобрело революционную форму инфляционного налога — Систему Миссисипи, ставшую первой в мире финансовой инновацией государственного масштаба.

 Многие детали этой уникальной системы уже утеряны. Но несколько сохранившихся трудов, включая биографию одного из ее основателей, Ричарда Кантиллона, напечатанную Оксфордским университетом в 1986 году, дают нам возможность понять ее суть.

Считалось, что долина реки Миссисипи, принадлежавшая тогда Парижу, чрезвычайно богата золотом. План состоял в создании компании с монопольными правами на торговлю с этой колонией и последующем обмене акций этой компании на государственный долг.

Но как убедить владельцев безрисковых государственных долговых бумаг обменять их на акции частной компании? Государство дало «Компании Миссисипи» право печатать бумажные деньги, которые в свою очередь использовались компанией для покупки своих же собственных акций. Это привело к росту стоимости акций компании с 140 до 10 100 ливров. Владельцы государственного долга стали выстраиваться в гигантские очереди, надеясь получить стремительно дорожающие акции.

Система была основана на тенденции людей автоматически следовать поведению окружающих. Нам свойственно выбирать вещи не потому, что они хорошие, а потому, что они популярны и нравятся другим. Эта наша особенность лежит, например, в основе популярного искусства и торговых брендов. По этой же причине на обложках бестселлеров издатели обязательно указывают, сколько миллионов копий уже продано – они знают, что при выборе книги мы в первую очередь полагаемся на мнение других.

Этот феномен работает и в экономике. Сет Кларман дал ему название «сардины для торговли».

Однажды в калифорнийском городе Монтерей сардины перестали приходить на нерест. Возник ажиотаж, и цены на сардины в банках начали расти. Одни и те же банки постоянно переходили из рук в руки. Скоро практически все население города оказалось вовлечено в торговлю друг с другом. На цену более никто не обращал внимания – все знали, что завтра она все равно будет выше. Но когда один из покупателей открыл одну банку и обнаружил, что рыба давно стала несъедобной, то он получил жесткую отповедь – «эти сардины нельзя открывать. Они не для еды, они для торговли». 

Удержаться от соблазна участия в торговле «сардинами» очень трудно. Один из сильнейших мыслителей в истории сэр Исаак Ньютон на начальном этапе купил акции английского аналога Системы Миссисипи – компании South Sea Company. Получив двукратную прибыль, он продал акции и публично разоблачил порочность этой системы. Однако, когда цена акций выросла еще в три раза, даже Ньютон не выдержал и снова их купил, в итоге потеряв все.

Именно механизм торговли «сардинами» французское государство использовало для создания спроса на свой долг, закамуфлированный как акции Системы Миссисипи.

Начав покупать акции на новые напечатанные деньги, государство подняло их цену. Истории феноменального успеха первых участников были быстро растиражированы – Миссисипи стала единственной темой разговоров как в светских кругах, так и среди обывателей. По мере роста цены акций в систему вовлекалось все больше людей, и скоро неучастие в системе стало моветоном. Мало кто интересовался деталями деятельности компании, поскольку буквально все вокруг делали тоже самое и было наверняка известно, что завтра акции будут только расти.  

Официально озвученной целью Системы Миссисипи было снижение процентных ставок. Считалось, что высокие процентные ставки являлись главной причиной кризиса. Было заявлено, что Система Миссисипи радикально снизит процентные ставки и сделает капитал намного более доступным для бизнеса.

Здесь нам придется немного углубиться в математику для того, чтобы механизм снижения процентных ставок был более понятен для читателей, которые не часто имеют дело с долговыми бумагами. Допустим, бумага, которая через год должна выплатить $110 сейчас продается за $100. Это означает, что процентная ставка по этой бумаге составляет 10% ($110/$100=110%). Если найдутся покупатели готовые купить эту бумагу за $105, то процентная ставка снизится до 4,8% ($110/$105=104,8%). Если же цена поднимется выше суммы к погашению до, скажем, $111, то процентная ставка составит минус 0,9%. То есть с ростом стоимости бумаги ее процентная ставка падает. А если стоимость бумаги поднимается выше номинала к погашению, то процентные ставки и вовсе становятся отрицательными.

В случае компании Миссисипи действовала аналогичная логика. Так как компания выплачивала фиксированные дивиденды по своим акциям – фактически процентные платежи — то рост стоимости акций приводил к снижению процентных ставок.

В результате государству удалось за счет напечатанных денег конвертировать государственный долг в акции, и снизить процентные ставки с 30%-40% до менее чем 2% годовых.

На тот момент только правительство знало, что в долине Миссисипи золота нет. Настоящей целью Системы Миссисипи было печатание денег и введение инфляционного налога на капитал через создание искусственного спекулятивного спроса на государственные долговые обязательства. Рекордно низкие процентные ставки были лишь временным побочным эффектом этого механизма по списанию государственного долга.

Количественное смягчение, или Система Миссисипи — 2.

История повторяется. В начале 21-го века США также столкнулись с острой проблемой государственного долга.

Federal Reserve Bank of St. Louis

Так же, как и Франции, США пришлось прибегнуть к печатанию денег и подготовке инфляционного налога. Однако, было необходимо найти приемлемое обоснование для выпуска такого большого количества новых денег. На помощь пришла Система Миссисипи с ее гипотезой о низких процентных ставках как основном инструменте борьбы с кризисом и безработицей. Тем самым, выпуск рекордного объема новых денежных средств был объяснен не крайне непопулярным инфляционным налогом, а антикризисными мерами.

Federal Reserve Bank of St. Louis

Была создана система количественного смягчения, во многом повторившая Систему Миссисипи – государство использовало значительную часть новых денег для покупки своих же собственных долговых обязательств (казначейских бумаг), что привело к росту их цены, что в свою очередь запустило спираль спекулятивной торговли «сардинами». Единственным существенным отличием в структуре современной системы количественного смягчения стало то, что на этот раз государство покупает свой долг напрямую, не используя промежуточную компанию.

По мере роста спроса на казначейские долговые бумаги, процентные ставки снизились до рекордного уровня. В настоящий момент, краткосрочные ставки уже практически равны нулю, в то время как долгосрочные ставки уверенно приближаются к этому уровню.

Federal Reserve Bank of St. Louis

С одной стороны, нулевые и отрицательные ставки не имеют смысла. Действительно, кто даст деньги государству в кредит, чтобы при погашении гарантированно  получить обратно меньшую сумму?

Однако этот феномен объясняется тем, что покупатели долговых бумаг перестали обращать внимание на то, сколько эти бумаги вернут при погашении. Так же как и в случае с Системой Миссисипи, покупатели стали обращать внимание лишь на цену завтра. Мы являемся свидетелями классического цикла торговли сардинами. Если цена на долговую бумагу завтра будет еще выше, чем сегодня, то какая разница, если процентные ставки стали нулевыми или отрицательными? Покупатели более не планируют открывать эти «сардины».

Триста лет назад Система Миссисипи списала французский государственный долг ценой последовавшей колоссальной инфляции. Сегодня, если история повторяется, нас также может ожидать период интенсивного инфляционного налога на капитал.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.10.18 23.34.12ENDTIME
Сгенерирована 10.18 23:34:12 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2403207/article_t?IS_BOT=1