Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

сегодня  20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

В тесноте и обиде. Зачем провинциалы едут в мегаполис себе в убыток


Недавно купила на дачу морозильную камеру — заготавливать ягоды. Привезли ее почти за 150 км от города молодые современные парни. Один, как выяснилось, приехал в Петербург из Новгорода, второй — с Псковщины. Каждые выходные они ездят домой по Киевскому шоссе... Наш богатый урожай стал для них поводом заглянуть в родные места вне графика.

Уклад жизни этих двух парней нехитрый. Они много работают, жилье снимают на окраине, тратят на дорогу до работы и обратно по несколько часов. Отсутствие свободного времени и денег оборачивается невозможностью вести сколь-нибудь интересную жизнь: заводить новых друзей, ходить в кино, иметь увлечения.

У них в большом городе никакой жизни нет — за жизнью они едут на родину. Там друзья, родня, невесты.

Эта настоящая жизнь отнимает все праздники и весь отпуск, а если малая родина недалеко, то и выходные. Каждую пятницу мигранты из ближайших городов садятся в машины, маршрутки, рейсовые автобусы, на электрички-поезда, чтобы через 3–6 часов быть дома. А каждое воскресенье едут назад в большой город. До 12 часов чистого ходу. Не зря они называют выходные «выхами» — действительно, какие же это выходные после тяжелой работы, если половина их уходит на дорогу? Плюс расходы на проезд.

По официальной статистике, на заработки в Москву каждый день ездит более полутора миллионов человек, причем не только из области.

Отсутствующих на рабочих местах околомосквичей замещают резиденты ближайших регионов. Север области делят между собой Тверь, Ярославль, Иваново. Восток достался Владимиру. Юг традиционно отошел Калуге, Туле и Рязани, а на западе вольготно расположились жители Смоленщины. Каждый день в Подмосковье из этих регионов приезжает до 300 тыс. человек. Еще примерно столько же живут в Москве и Подмосковье постоянно, выезжая домой лишь на выходные.

Еще лет десять назад люди стремились в мегаполис не только ради заработка — они гнались за социальными лифтами. Тогда в нашей стране человека, даже без особых данных, еще могло волной везения вынести к успеху. Сегодня это невозможно, социальные лифты — от государственных до криминальных — закрыты для посторонних, в них теперь катаются одни и те же пассажиры. Зарплаты в столицах и Подмосковье от зарплат в городках мало отличаются. Еще меньше они отличаются внутри регионов. Излишки съедают траты на жилье, транспорт, поездки домой.

Считайте сами. Реальные зарплаты на низовых позициях в Москве выше зарплат в Подмосковье на пару-тройку тысяч. Больше 30 тыс. руб. в торговых сетях кассиры и охранники не зарабатывают. В среднем же 25 тыс. В небольшом городке вдали от столичных регионов такой продавец зарабатывает 15 тыс. В скромном областном городе вроде Пскова или в райцентрах Московской и Ленинградской областей он может заработать 18 тыс. Разница – 5–7 тысяч руб. Это деньги, которые человек рассчитывает выиграть, устраиваясь на работу за 100 и больше километров от дома.

Это цена подъема в пять утра, пяти-шестичасовой дороги до работы и обратно.

Причем в ближайших к Москве регионах среди рабочих профессий чудовищный кадровый голод. Мужчины предпочитают вахтовым методом работать в Москве охранниками за 25 тысяч, чем за 30 класть в Рязани кафель. Знакомый бизнесмен из Владимира жаловался, что в то время, как владимирцы уезжают работать в Москву за 30 тыс., он за 40 тыс. привозит строителей из Пензы.

Не окупаются не только переезды в столицы, но и катания по провинции. Курганская, Омская и часть Свердловской области работают в Тюмени за 18 тыс., хотя в райцентрах своих областей они могли бы зарабатывать до 15 тыс. При этом аренда малосемейки в Тюмени начинается от 10 тыс., а в курганском городе Куртамыше, поставляющем в Тюмень массу мигрантов, можно снять полноценную квартиру за 4–5 тыс. руб.

Заправщики, мойщики машин, кассиры, продавцы-консультанты в отдаленных райцентрах Ленобласти зарабатывают в среднем 18 тыс. В Санкт-Петербурге они получают 20 тыс.

Длинный московский (питерский, новосибирский, тюменский) рубль — миф. Историзм. Пережитая реальность.

Дикой разницы в зарплатах у нас давно нет. Зато есть огромная разница в уровне жизни.

Часто люди едут в большой город якобы для того, чтобы быть ближе к культуре. Красная площадь, Третьяковка, Пушкинский музей или Дворцовая площадь, Русский музей, Петергоф. Нередко добавляется мотив чадолюбия — дескать, торговать телефонами в Москве семья едет, чтобы у детей было хорошее образование и достойный досуг. Но правда в том, что трудовые мигранты редко выбираются за пределы своего ареала.

Они допоздна работают, в выходные отсыпаются, делают в доме уборку или подрабатывают. Если родина неподалеку, все выходные они будут проводить там. Да и разница уровня образования обычных школ у нас в стране не настолько критична. Что в Химках, что в школе владимирского райцентра детей ждет примерно одно и то же. Но на родине у родителей больше времени заниматься детьми.

Еще мигранты уверены, что в провинции нет хорошей медицины. Хотя лечить насморк или аппендицит более-менее успешно можно в любом уголке страны. Причем на родине это сделать даже проще — элементарно больше времени, чтобы сходить к врачу. В мегаполисах трудовые мигранты за медпомощью обращаются в крайнем случае. Впрочем, это касается не только мигрантов.

Конкуренция в крупных городах такая огромная, что люди не просто на больничный боятся уйти — они часто не могут ради посещения врача отлучиться с работы на два часа.

Фактически человек, работающий за копейки, не имеющий жилья, живет вне доступа к медицине — в больницы он попадает в крайнем случае. Ирония в том, что при действительно серьезных проблемах ему придется ехать на родину. Как минимум для того, чтобы биться за квоту на высокотехнологичную медпомощь.

Очень часто люди из маленьких городков уезжают в большие города за привилегированным, как им кажется, потреблением. Житель даже областной столицы уверен, что в его городе некуда пойти. Ему нужны торговые центры, кинотеатры, МЕГА, потому что самый популярный в России формат отдыха — выходные в ТРЦ всей семьей. Но как только семья уезжает на заработки в большой город, времени и денег развлекаться в торговом центре у нее почти не остается.

Торгово-развлекательные центры до сих пор есть не в каждом российском райцентре. Но обязательно найдутся в соседнем или в областной столице. Раз в пару-тройку месяцев съездить в ТРЦ, если так уж охота, можно и в соседний город. В остальном же уровень потребления в глубинке сейчас примерно тот же, что и в Москве и Петербурге.

Устриц в белом вине наш рабочий класс и в столице не ест, во всем же остальном он свой спрос вполне может удовлетворить дома.

Например, в нашем райцентре в Ленобласти есть сетевые магазины бытовой техники, минимум два сетевых магазина стройматериалов, сетевые продавцы обуви, огромный филиал интернет-магазина детских товаров, секонд-хенды и пр.

Люди в нашем районе одеты ровно так же, как и в Петербурге, даже немного лучше, потому что у них есть время следить за своей одеждой: у нас почти не встретишь людей в мятой рубашке или грязных брюках. И так, собственно, в любом маленьком городе, где вся жизнь сосредоточена на территории в пять-семь автобусных остановок. Потому что там люди высыпаются, не нервничают в пробках, не давят друг другу ноги в метро. Они чуть меньше, чем мигранты, боятся потерять работу, ведь у них, как правило, есть хоть какое-то жилье, а если и нет, то оно не критично дорого, на улице в родном городе не останешься. Да и с голода на родине умереть сложно — копейку до зарплаты занять можно всегда.

Более того, в маленькие города, наконец, поехали жители мегаполисов. Петербуржцы поняли, что 100 тыс. коммуналок никто ни расселять, ни скупать больше не будет, поэтому стали менять свои комнаты на квартиры и дома в Ленобласти. Москвичи подсчитали, во сколько им теперь обходится в городе машина, и потянулись во Владимир, Тверь, Иваново... Уезжают в провинцию многие из тех, кто работает удаленно или нерегулярно: программисты, копирайтеры, бухгалтеры, фотографы, фрилансеры — согласитесь, не самые неприятные соседи.

Маленькие города сегодня — это уже не те пропитые панельные джунгли с заплывшими от водки деклассированными рабочими, как это было 10–15 лет назад.

Маленькие городки тоже встали на ноги, вышли в интернет, отдали детей в музыкальную школу и успели немного посмотреть заграницу.

В приграничных регионах провинция изменилась, особенно Псковская, Новгородская, Ленинградская, Калининградская области стали чище, спокойнее, красивее, потому что многие их жители посмотрели Европу и захотели жить не хуже.

Думаю, Россия скоро, как Европа, будет жить в маленьких городках. Этот процесс не остановить, потому что стремление людей к качеству жизни остановить невозможно. Москва, Петербург, провинциальные города-миллионники качественной жизни рабочим-мигрантам предложить больше не могут. За качеством жизни сегодня лучше возвращаться домой.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.10.23 09.12.19ENDTIME
Сгенерирована 10.23 09:12:19 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2418674/article_t?IS_BOT=1