Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать
ПЕТЕРБУРГ(Курортный район), 29 апреля - 06 мая

Все мероприятия >>



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Экономика и власть


«Все куплю – сказало Злато  

Все возьму - сказал Булат”.    

А.С. Пушкин

О природе государства

Проблема государства очень проста, но объяснить это людям не так уж просто из-за существования двух различных подходов к этому вопросу. С одной стороны, распространен священный трепет перед государством с ожиданием от него высшей справедливости по отношению к себе, с другой стороны – марксизм, рассматривающий государство как инструмент правящего класса.

Большинство западные историков придерживаются первых взглядов, но  раскрыть эти вопросы лучше удается историкам с марксистскими подходами.  Но нельзя применять сразу два подхода, надо выбирать – либо священный трепет перед государством, либо признание государства инструментом правящего класса.

Как образовалось государство? Очень просто, путем завоеваний. Мы знаем точные даты завоеваний: Англия, например, завоевана норманнами, но до этого было римское завоевание. Кто же завоевывает государства? – Армия. 

Вполне показателен русский пример с Рюриками: была варяжская дружина, был ее приход, сложилось российское государство под династией Рюриковичей. Киев, уже позже, завоевал Олег.

Нет государств, которые бы сложились из племен и путем общественного договора. В оценке этого процесса экономисты оказались ближе к истине, чем историки или политологи, описывая создание государства как переход от «блуждающего бандита» к «стационарному бандиту».

Сам modus vivendi государства через эксплуатацию местного населения на постоянной основе заимствован из животноводства: государь – пастух (пастырь), а люди – овцы.

Пастух не режет сразу все свое стадо, потому что оно приносит шерсть и молоко. И в связи с этим, государство – аппарат насилия, в первую очередь – в виде сбора дани с населения. Так же аппарат насилия (армия) нужен для расширения своих территорий (увеличения стада, чтобы стричь больше), так и для защиты от других  “пастухов”.

Какова же структура государства?

Государство складывается из социальных структур. В его основе – иерархия войска, осуществившего завоевание. Верхушка армии становится элитой. Солдаты же могут постепенно освобождаться от военной жизни. Тогда появляется еще одна прослойка “над народом” – вольные  земледельцы. В древности такая структура существовала в любом государстве.

В процессе развития государства появлялись новые задачи и новые разновидности госслужащих.  Скажем, техника сбора дани начиналась с “полюдья”,  когда князь сам объезжал со своей дружиной население. Впоследствии,  когда народ уже привык платить и для сбора дани войска стали не нужны, стало проще назначать  специальных чиновников.   Крупные чиновники так же включаются в  элиту.  

Собственно, так и устроено практически любое государство до наших дней.

Государственная элита и население – это и есть классы в Марксовом смысле. Только все еще проще – государство – не есть инструмент правящего класса, оно и есть тот самый правящий класс.

Возникновение  финансового сектора (бизнеса)

Когда в первых империях появились и широко распространились деньги, то система сбора дани и вознаграждения госслужащих резко упростилась – это стало делаться в деньгах.  Но появилась новая функция – закупки для нужд государства.  И соответственно, чиновники, которые этими закупками занимались.

И есть все основания полагать, что купцы (первые представители финсектора) появились как результат приватизации функции госзакупок. Во всяком случае, трудно себе представить – у кого еще мог бы образоваться необходимый для этого занятия капитал и знания.

И действительно –  чиновник, занимающийся закупками, по долгу службы знал, где купить  дешево и как это привезти. При этом, если он делал это успешно,  у него накапливался собственный капитал – на разнице между теми ценами, по которым ему было велено купить, и теми, по которым он покупал фактически (это, в общем,  считалось его вполне легальным доходом).  Так что превращение в купца, привозящего товары не для государственных нужд, а для продажи на рынок, вполне естественный шаг для такого чиновника.

Но при этом он, в общем, оставался государственным человеком, как по своему происхождению, так и в силу полной завязанности на власть. Зачастую он даже продолжал занимать государственные посты.  И власть всегда могла попросить у своих купцов денег в трудную минуту – поэтому их и терпела. 

А бежать с деньгами было особо некуда (империи были большие, охватывали практически всю легкодоступную территорию, а в соседних империях были свои купцы) – не говоря уж о рискованности подобного мероприятия. 

Т.е. в территориальных империях финансовый сектор естественным образом вписан в социальную структуру общества и во властную элиту.

Подобные отношения между властью и “национальным  капиталом” характерны и для современной  России, сохранившей множество рудиментарных имперских черт.

Финансовый сектор в средневековой Европе.

Если для Востока, с его большими пространствами и хорошей логической связностью основой формой государственности продолжали оставаться территориальные империи, периодически рушившиеся и воссоздававшиеся снова примерно в тех же границах, то в Европе все пошло иначе.

В Европе после крушения Римской империи полноценная империя так и не сложилась больше.  Причины этого можно разбирать отдельно (тут сыграли и логистические проблемы, и борьба между папой и императором, и еще ряд факторов), но для текущего рассмотрения это неважно. 

Вся Европа была поделена между мелкими  квазигосударственными образованиями (фактически вотчина каждого крупного феодала обладала всем признаками государства – судебной властью, армией и др.).  Историки посчитали,  что за средневековье   в Европе возникло и потом погибло более 200 таких квазигосударств. В реальности их было гораздо больше – далеко не все оставили свой след в истории.

И все они постоянно воевали друг с другом.  При этом самостоятельного финансового сектора  в Европе так же не возникло – он сгинул вместе с Римской империей (частично переместился на Восток – в Византию).  И степень монетизации феодальной Европы  была крайней низкой – деньги были редкостью и ценностью.

При этом потребность в деньгах была большой – на них можно было покупать товары более развитого Востока. Так же деньги сильно облегчали ведение войн – на них можно было покупать войска (наемников).

Форпостом Востока в Европе была  северная Италия, которая вначале  просто принадлежала Византии. А потом получила самостоятельность, но осталась крупным торговым центром (Венеция, Генуя).  И там-то как раз были и купцы, и банкиры, которые рады были предложить свои услуги безденежным феодалам.

И  крупные  феодалы старались всячески привечать  купцов и банкиров – предоставляя им защиту и всяческие льготы.  Существуют обширные архивы, описывающие этот процесс. В результате Европа стала своеобразным “оффшором” для восточного финансового сектора.

Феодалы занимали деньги, на эти деньги вели войны, рассчитывая отдать долги после победы, и часто это получалось. Расцвел институт наемничества  - возникали крупные частные армии, насчитывающие десятки тысяч человек.  Например, самой большой армией в определенный период обладал  Валленштейн – предоставлявший ее за мзду всем желающим. Он же был первым, кто завел систему мануфактур специально для снабжения армии.

Так как власть нуждалась в услугах финансистов, то часто закрывала глаза на некоторые стороны этого дела, например, на наличие “греха стяжательства” в виде процентов по кредиту.  И, чтобы рассчитаться, феодалам зачастую приходилось всячески утеснять своих подданных, а иногда даже отдавать  финансистам право откупа на каких-то территориях – где те особо не стеснялись в средствах. Что, в общем, и  сформировало негативный образ жида-ростовщика, широко отраженный в литературе и дошедший до нашего времени.

При этом финансовый сектор сохраняли высокую мобильность. Если его что-то не устраивало – он всегда мог предложить свои услуги соседнему феодалу.

В результате в  Европе и сложился союз двух независимых друг от друга сил, нуждавшихся друг в друге – финансовый  сектор и феодалы.

Еще раз подчеркнем – что это специфический феномен европейской цивилизации. На Востоке и вообще в традиционных обществах это не так – там финансовый сектор входит в государственную элиту и подчинен общеэлитным интересам.

Феномен “вольных городов”

Возникает естественный вопрос – а почему бы финансовому сектору просто не захватить власть,  окончательно избавившись от зависимости от феодалов?

И такие прецеденты бывали.  Это –  итальянские “вольные города”. Образовывались они по-разному – бывало, что купцы выкупали горда, иногда – захватывали (с помощью наемников), а иногда те сами падали им в руки в результате военного поражения феодала, неудачно выступившего против императора (вольные имперские  города) или папы.  

В таких городах устанавливалась республиканская (олигархическая) форма правления – правил консорциум из нескольких богатых семей. Города богатели, в них  расцветали ремесла и искусства. Некоторые города превратились в мини-империи, основывая свои колонии за тысячи километров (Венеция, Генуя). И, в общем,  все было хорошо. Кроме одного – их надо было защищать.  И это оказалось проблемой, неразрешимой для финсектора. 

Держать постоянную крупную армию – дорого. Наемники – ненадежны.  И вообще – для финансового сектора доходность такой “сделки”, как прямое управление территории  – была неочевидна.  Потому что оборона стоит дорого, а в случае вероятного военного поражения финансисты, утратившие мобильность и укоренившиеся в городе, заведомо теряют все – включая,  возможно, и жизнь.

В результате финансовый сектор отказался от власти и пригласил назад феодалов.  Так и кончились вольные города”.

Именно к этому периоду относится труды Макиавелли, в том числе наиболее известный - “Государь”, написанный для Козимо Медичи, приглашенному властвовать во Флоренции.

Как известно, Макиавелли был ярым сторонником республиканской формы правления, и наставлял он “государя” как раз по части максимального сохранения республиканских институтов (которые, как мы понимаем, плохо совместимы с феодальным правлением).

И именно Макиавелли нашел  решение описанной выше проблемы (защиты республики). Он предложил использовать народное ополчение. А чтобы плебс защищал своих хозяев, ему надо дать политические права – чтобы простолюдины тоже чувствовали себя гражданами республики, и были обязаны ее защищать.

Если бы эти идеи родились раньше, в эпоху расцвета вольных городов, и были бы восприняты -  то может быть,  история цивилизации пошла бы несколько другим путем. Но, увы,  история не имеет сослагательного наклонения. 

Миграция финансового сектора

Опыт городов-государств явился для мирового финансового сектора весьма важным, хотя и болезненным. Он осознал важность безопасности, обеспечиваемой страной базирования.

 После падения городов-государств он  мигрировал в Голландию (где сильно развился в процессе обслуживания торговли на испанское золото).  Затем – когда нависла угроза завоевания Голландии Францией -  переместился в Англию, огражденную морем от беспокойной Европы.  И тем самым были заложены основы процветания Британской империи и промышленной революции. Многие пытаются объяснять выбор Англии низкими налогами. Но на самом деле налоги в Англии были выше, чем где-либо. Так что ключевую роль сыграл именно фактор безопасности.

Привечать финансистов – это было уже сложившейся традицией в Европе. Поэтому эти перемещения происходили без особых коллизий. 

Ну и последняя массовая миграция финсектора – в США, случившаяся в 19-20 веке – собственно, и заложила основы того миропорядка, который мы видим сегодня.

Социальное демократическое государство

Идеи Макиавелли таки были реализованы – но несколько позже. Когда с той же проблемой обороны столкнулись уже крупные консолидировавшиеся европейские государства.

Чтобы  народ  воевал  за элиту (а так же не бастовал, исправно платил налоги и др.)  – надо дать ему какие-то мифические права (демократию). И  обеспечить какие-то государственные услуги -  образование, медицину, пенсионную систему.   А заодно в школе ему рассказать – что он гражданин, как много государство для него делает, и поэтому он должен его защищать.

Т.е. надо понимать, что нынешнее “социальное государство”  - это не государство другой природы, а тот же самый стационарный бандит, выстроивший  в процессе решения задач выживания сложную, но вполне прагматическую конструкцию.

А финансовый сектор как был отдельным элементом, не встроенным в базовую социальную структуру,  так и остался  таковым.   

Нельзя сказать, что он не пытался бороться за власть.  С развитием капитализма в ХIХ веке в Европе появились политические противники государства – либеральные партии.

И парадокс в том, что, с одной стороны, в экономической политике европейские государства сами  выполняли все основные экономические требования либеральных партий, но, с другой стороны, при этом они всячески боролись с тем, чтобы либеральные партии были представлены в парламенте. И для этой цели постепенно снижали избирательный ценз. Предполагалось, что низы будут скорее поддерживать верхи или аристократию, чем либералов.  И как мы видим  – эти ожидания вполне оправдались. Низы как не поддерживали “буржуев-кровопиец”, так и не поддерживают.  Свежий пример этого – недавние  выборы в Госудуму РФ, где партии буржуазии потерпели позорное поражение.

Правда, с появлением марксизма и его распространением, широкие массы стали пользоваться избирательным правом не так, как это первоначально задумывалось. Появились и усилили свое влияние лейбористские партии (представлявшие интересы пролетариата). Впрочем, государство справилось и с этим – инкорпорировав рабочих лидеров в систему власти (где они стали обычными винтиками государственного механизма).

Итак, современное западное государство – это союз государства и финансового  сектора.   При этом доминирующим является государство. И финансовый сектор это понимает.

Свидетельством этого  в современном мире являются многочисленные случаи, когда какой-нибудь местный судья накладывает многомиллиардные штрафы на крупную корпорацию, и та плачет, но платит.  Или недавняя история с разоблачениями Сноудена, когда выяснилось,  что все  крупнейшие интернет-корпорации (с совокупными активами, сравнимыми с бюджетос США)  послушно сливают данные пользователей  ФБР – что впрямую противоречит их бизнес-интересам.

Да, какой-нибудь финансист может купить какого-нибудь чиновника, чтобы тот принял выгодное ему решение.  Но завтра этого чиновника сменят (или посадят), или он продастся конкуренту. Что делать финансисту? Самому идти во власть?  Такое бывает регулярно. Но в этом случае он перестает быть представителем финансового сектора, и становится частью государства – с соответствующими изменениями интересов.

Заключение

Относительно государства  существуют два популярных (хотя и несовместимых друг с другом) тезиса:

1. “Государство – это институт, созданный гражданами для реализации   их интересов, а чиновники – слуги народа”. Сюда же примыкает популярная метафора ночного сторожа”.

2. ”Государство – это ширма для реализации власти капитала”

Как следует из нашего разбора, оба тезиса являются иллюзиями, которые, впрочем, в периоды  относительного благополучия могут выглядеть вполне правдоподобно.

В сытный год овцы могут вполне искренне верить,  что пастухи существуют, чтобы их обслуживать,  а бизнесмены – что государство  исключительно надзирает за соблюдением правил  игры на рынке из своей каморки.

Но стоит экономической ситуации ухудшиться  – и  государство являет свою феодально-монархическую сущность. “Ночной сторож” оборачивается  спящим драконом, и добрые пастухи начинают резать овец -  начиная с самых жирных.

 Поэтому вопрос реформы государства в интересах общества не снят с повестки дня – он  продолжает оставаться актуальным,  особенно перед лицом современного мирового экономического кризиса.

Некоторый прогресс здесь имеется – современное социальное государство все-таки довольно далеко ушло от   классического имперского “стационарного бандита”.   Особо продвинулись на этом пути  две страны, которые радикально отличаются от всего остального мира по своему государственному устройству – Швейцария и США (и по странному совпадению являются самыми богатыми).

Но это – предмет уже отдельного рассмотрения.

(дописано позже)

Вот тут меня спросили в обсуждении - "Ну и что же нам со всем этим делать"?

Ккак минимум, стоит  осознать написанное. И научиться трактовать с этой точки зрения всякие движения и возможности - смотреть, приближают ли они государство к "стационарному бандиту" или отдаляют.
И реагировать соответственно - в меру личных амбиций и возможностей.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.04.26 03.16.02ENDTIME
Сгенерирована 04.26 03:16:02 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2460613/article_t?IS_BOT=1