Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

20 Фев, Вторник 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Трамп и реиндустриализация

ТРАМП и реиндустриализация 

Дональд Трамп выиграл выборы, пообещав здоровой сердцевине американского народа сделать свою страну «снова великой». Величие Америки он видит не в роли мирового жандарма и лидера непонятной малоосязаемой «новой экономики», а в качестве мирового производителя, лидера промышленного производства как это было в 40-50-е годы. Он хочет снова сделать Америку индустриальным гигантом!

Получится ли? Ведь такой разворот противоречит десятилетиями отлаженной концепции глобализации, означавшей для США перенос трудоемких обрабатывающих производств в другие страны.

Экономическая глобализация, начавшаяся в мире на рубеже 70-80-х годов, застала Америку с 19,5 млн. рабочих мест в обрабатывающей промышленности. В 2010 г. на нижнем пике занятости в американской обрабатывающей промышленности работало 11.4 млн. чел.

Затем началась «первая пятилетка»[1] американской реиндустриализации, запущенная не таким уж неудачным президентом Обамой, сейчас идет вторая пятилетка, кое-какие успехи есть. В 2016 году количество рабочих мест в обрабатывающей промышленности выросло на 900 тыс., до 12,3 млн[2].

Уходящий Президент Обама, озабоченный проблемой сохранения промышленности, в 2011 г. создал Совет по рабочим местам и конкурентоспособности[3]. Данный совет в составе 26 представителей власти, бизнеса и академического сектора, запланировал создание 1 миллиона дополнительных рабочих мест в обрабатывающей промышленности в течение второго срока Обамы (январь 2012 – январь 2017). По данным Альянса за американскую обрабатывающую промышленность (ААМ)  в октябре 2016 г. по сравнению с январем 2012 года в США появилось дополнительно 302 тыс. рабочих мест. Причем с января 2016 г. было потеряно 67 тыс. рабочих мест из-за невнятной экономической динамики.  План Обамы не выполнен на 698 тыс., или на 70 процентов.

Каковы причины невыполнения? Проведенный на заседании «Вашингтонского обкома» анализ показывает, что рекомендации Совета по увеличению рабочих мест фактически были направлены не столько на достижение заявленной цели, сколько  на поддержку транснационального бизнеса. Совет рекомендовал меры по снижению государственного регулирования, снижению налоговых ставок и самой налоговой системы. Все эти меры способствовали увеличению прибылей крупнейших корпораций и мало чем помогали в создании рабочих мест. Не случайно в самом Совете доминировали представители крупного бизнеса, чьи цели состояли в сокращении затрат на рабочую силу и аутсорсинге самих рабочих мест.

Тем самым, «Обаманомика» американской реиндустриализации заключалась в попытке провести косметические меры содействия созданию рабочих мест в рамках незыблемой модели глобализации мировой экономики и финансов. Отсюда и такой незначительный результат.

А что же обещает «Трампономика» в этом вопросе? Станет ли она трамплином для подлинной реиндустриализации Америки. Как известно, новый Президент США замахнулся аж на 25 млн. новых рабочих мест в промышленности.

Такие серьезные обещания предполагают серьезные системные меры. И они  у Трампа проглядываются.

Первое. Борьба с «валютными манипуляторами». Адресат послания известен и это наиболее обильный кусок будущего пирога американских рабочих мест. Торговый дефицит Америки с известными странами Европы и Азии, возникающий из-за сильного доллара, является главным препятствием для создания рабочих мест в США. По оценкам Института экономической политики, неприбыльной исследовательской организации, отражающей интересы «работающей Америки», противодействие валютным манипуляторам позволит создать от 2,3 до 5,8 млн. рабочих мест[4].

В свое время такой уважаемый ныне американский президент как Р. Рейган в 1985 г. на пике сильного доллара, строго пригрозил Японии и ФРГ прекратить валютные манипуляции, пообещав провести через Конгресс Билль, предусматривавший защитные тарифы в отношении их экспорта. Угроза подействовала, доллар пошел вниз.

Решится ли сейчас Трамп на подобную сильную политическую игру с Китаем? Воплотит ли в жизнь свои обещания насчет 45%-ной пошлины в отношении китайского экспорта? Очевидно, что это будет сильная политика, направленная на слом господствовавшей почти 40 лет модели глобализации мировой экономики. Ибо сопутствующая борьба за передел мировых рынков сбыта будет означать и глобальную реконструкцию мировых логистических потоков и возобновление валютных войн вплоть до окончательного отхода от долларовой валютной системы.  

Отметим также, что американским промышленникам, интересы которых пришел отстаивать Трамп, смертельно надоели истории про промышленные субсидии конкурентов, нетарифные ограничения на зарубежных рынках и пиратское использование интеллектуальных прав собственности.

Второе. Отказ от торговых соглашений. Уже доказано, что     заключенное в 1993 г. Соглашение о североамериканской зоне свободной торговли (НАФТА) причинило ущерб американским промышленным рабочим местам. Не надо приводить изощренные выкладки, чтобы понять, почему Трамп намерен отказаться от уже заключенного Транстихоокеанского партнерства (ТТП) и забуксовавшего Трансатлантического партнерства. Эти соглашения были хороши для финансового капитала Америки, но невыгодны для промышленного капитала и просто смертельны для американских рабочих мест. Одно дело – расширение сферы посреднических финансовых операций в этих новых трансокеанских сообществах  и рост доходов транснациональных банков за счет падения доходов промышленного капитала Америки в рамках прежнего глобалистского проекта, и совсем другое – строго противоположный результат, обещанный при трампономике.

Тем более, что заключенный якобы для сдерживания Китая ТТП, на самом деле оказался выгоден великому восточному конкуренту Америки. Китай тесно связан совместными кооперационными проектами с 11 другими странами, вошедшими в ТТП, и тем самым извлекает свою выгоду от использования «нечестных» с точки зрения Америки методов ведения бизнеса, таких как демпинг, промышленные субсидии, избыточные производственные мощности, ограничения экспорта и др. В результате, огромный торговый дефицит США со странами ТТП, который стоит Америке 2 млн. рабочих мест, в значительной мере превращается в выигрыш Китая, который создает рабочие места у себя в стране, поставляя странам ТТП полуфабрикаты и компоненты для производства экспорта последних в США.[5] 

Поэтому, весь мир уже как должное принял сообщение из США, что о ТТП можно забыть, т.к. до истечения срока президентства Обамы Конгресс не ратифицирует заключенный договор.[6]

Третье. Снижение корпоративных налогов. Трамп обещает упрощение налогообложения и снижение подоходного налога для всех с 39,6 до 33%, а налога на прибыль – с 35% до 15%[7].  В то время как сами международные корпорации лоббировали при Обаме снижение ставки лишь до 25 %. Это не лучшая идея для создания новых рабочих мест. Гораздо продуктивнее смотрелось бы предоставление налоговых льгот или каникул, для компаний инвестирующих в создание рабочих мест на территории США.

Трамп обещает облегчить процесс возврата от 2,5 до 5 триллионов долларов, размещенных американскими корпорациями зарубежом, прежде всего, в офшорных юрисдикциях. В настоящее время эти активы можно вернуть при уплате 10% налога[8].  Это не работает. При Обаме сами компании лоббировали снижение этого однократного налога до 5%. Надо думать, и здесь новый президент не обманет ожидания крупного промышленного бизнеса. Весь вопрос в том, чтобы простимулировать промышленное инвестирование возвращаемых средств.

Четвертое. Модернизация инфраструктуры. Всем известно, насколько трудно создавать новые рабочие места, если хромает инфраструктура. Оказывается, Обаманомика, сумела удвоить государственный долг с 10 до 20 трлн. долл. и не модернизировала устаревающую инфраструктуру. В результате, 24% мостов имеют структурные повреждения, 240 тыс. водопроводов  ломаются каждый день, 75 тыс. канализационных систем ежегодно изнашиваются, ежегодно ощущается нехватка в линиях электропередач на 25 %[9].  Стоимость модернизации инфраструктуры оценивается в 3 трлн. долл., но эти вложения будут как нельзя полезны для создания рабочих мест в промышленности.

Пока Трамп обещает через Закон об американской инфраструктуре привлечь за десять лет 1 триллион долларов с помощью налоговых льгот и подтолкнуть к созданию частно-государственных партнерств и частным инвестициям в инфраструктуру.  Очевидно, что механизмов ГЧП будет недостаточно, однако Трамп предусмотрительно не обещает бурных государственных расходов в эту сферу на фоне ожидаемой потери налоговых доходов и уже обещанного наращивания военных расходов.

Насколько серьезно Трамп озабочен реиндустриализацией Америки можно будет судить по выполнению его предвыборных обещаний. Но очевидно, что забота об американском трудяге вряд ли является истинной ценностью и конечной целью линии Трампа. Скорее, это «операция прикрытия» другой гораздо более важной политико-экономической цели. Смена модели мирового развития, отход от либеральной глобализации, которая привела к господству финансового капитала и сопряженного с нею сектора инфокоммуникационных технологий, в пользу регионализации мирового экономического пространства вплоть до формирования замкнутых валютных зон. По крайней мере технологические предпосылки такого переформатирования подготовлены в виде третьей (некоторые увлеченные авторы говорят даже про четвертую, но мы не будем так поспешно фанатичны) промышленной революции, которая нашли пути интеграции информационных систем в промышленное производство и обнаружила новые способы промышленного прогресса, отвергающие проторенную дорожку углубления мирового разделения труда в отходящую эпоху глобализации.

Следовательно, можно предполагать, что за Трампом стоят те финансово-промышленные группировки, которые надеются оседлать и форсировать новую промышленную революцию. Для этого им необходим отказ от устаревших химер либеральной глобализации. Для захвата нового промышленного лидерства им требуется возврат к протекционистской модели как это потребовалось Англии в период первой промышленной революции конца XVIII – начала XIX веков. Лишь накопив подавляющий промышленно-технологический и финансовый потенциал Великобритания стала проталкивать модель экономической глобализации. Однако в результате торгово-финансовых свобод второй половины  XIX века появились мощные конкуренты в лице США и Германии и для разрешения вопроса человечество было брошено в пучину двух мировых войн.

 Вторая промышленная революция  была связана с электрификацией и организацией конвейерного производства в ХХ в. сначала автомобилей, а потом и большинства других товаров. Вспомним, что ее начальный этап также был связан с усилением протекционизма после начала Великой депрессии 1929-33 гг. Торговые и валютные ограничения снимались постепенно в течение нескольких десятилетий в процессе осознания новым лидером мировой экономики в лице США экономических преимуществ либеральной глобализации. При этом основные выгоды либерализации стал получать финансовый капитал, а промышленный капитал страны-лидера оказался в роли проигрывающего. Тоже самое происходило в Англии в конце XIX века – промышленная стагнация на фоне роста могущества лондонского сити. И аналогично ситуации вековой давности, у страны-лидера появились мощные конкуренты – сначала Япония, потом Германия и Китай.

Третий виток возврата к протекционизму будет связан с отчаянной попыткой промышленного капитала Америки снова выйти на новый уровень технологического превосходства. Для этого у США, помимо накопленных технологических разработок есть объективные преимущества – энергонезависимость (сланцевые дела плюс альтернативная энергетика); по-прежнему крупнейший рынок, способный обеспечить спрос на новые технологии; военно-технологическое доминирование для разговора с недовольными новым мировым протекционистским порядком. США уже готовы к тому, что мы назвали «суверенизация промышленной базы».[10]

В этом смысле, выход Америки из глобализации несомненно принесет значительные потери огромной части банковского капитала, задействованного в производстве производных финансовых продуктов,  но зато дает шанс наиболее прозорливым финансистам, сумевших перестроиться на обслуживание нового промышленного производства.

                                                                             


[1] http://worldcrisis.ru/crisis/1629538

[2] http://www.industryweek.com/competitiveness/how-create-manufacturing-jobs

[3] https://www.whitehouse.gov/administration/advisory-boards/jobs-council

[4] http://www.epi.org/blog/how-will-a-trump-administration-lift-wages-for-the-vast-majority-of-americans-statement-of-lawrence-mishel-president-of-the-economic-policy-institute/

[5] http://www.epi.org/blog/the-tpp-is-a-back-door-for-dumped-and-subsidized-imports-from-china-it-would-enhance-not-limit-chinas-influence-in-the-region/

[6] http://vz.ru/news/2016/11/12/843342.html

[7] http://kapital-rus.ru/articles/article/krah_i_recessiya_chem_grozit_ssha_miru_i_rossii_prezident_donald_tramp/

[8] http://inosmi.ru/politic/20161023/238066206.html

[9] http://www.industryweek.com/competitiveness/how-create-manufacturing-jobs

[10] http://worldcrisis.ru/crisis/1837760






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.02.18 14.03.54ENDTIME
Сгенерирована 02.18 14:03:54 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2510482/article_t?IS_BOT=1