Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Команданте и Ельцин-центр


О Фиделе Кастро можно писать долго. И наверное стоит долго писать… Но я не буду пересказывать его биографию, возможно, как-нибудь в другой раз. 
Многие говорят, что из жизни ушел настоящий символ эпохи. И это действительно так. Достаточно просто взглянуть на портрет Фиделя с его знаменитой сигарой, как ощущаешь эту особую энергию, аромат кубинской революции. Это особое обаяние, силу Фиделя вряд ли смогу отрицать даже его враги. Кастро сказал: «Можете осуждать меня. Это не имеет значения — история меня оправдает». Надо чутко ощущать пульс истории, чтобы так говорить…
Или портрет Че Гевары, который растиражировали до состояния попсовости, тем не менее тоже не утратил этого особого обаяния героизма…
Но можно вспомнить и портреты деятелей совершенно иной революции, например, Бориса Николаевича Ельцина или Егора Тимуровича Гайдара. Что за дух, что за энергию можно уловить в их глазах? Какие образы великих свершений пробуждают их лики? Глядя на портрет Чубайса на какое великое свершение можно вдохновится? На ограбление бабушки-соседки? Можно ли на биографии Ельцина воспитать достойного гражданина страны? Какой аромат навевает образ Бориса Николаевича, кроме перегара? И можно ли себе представить молодого человека в маечке с портретом Егора Гайдар? А вот майка с портретом Че в берете – вполне модна до сих пор… Потому, что от портрета Фиделя и Че веет родным и героическим, а от портретов Ельцина и Чубайса – подлым и гнусным…
Сергей Георгиевич Кара-Мурза пишет: «За 90-е гг. телевидение Москвы не сказало о Кубе ни одного теплого слова — лишь злорадство и ненависть. Это — чистый случай ненависти, не оправданной никакими разумными обстоятельствами и интересами. Ведь никакой осязаемой вины Кубе приписать не могут». Это была эпоха мерзкого предательства по всем направлениям – когда сдавалось все и сразу. С глумлением и хохотом разрушались идеалы, разворовывалась госсобственность и предавались бывшие союзники. Об одной только сдаче Хонеккера вспоминать мучительно больно… Какой-то режиссер в 90-е сказал примерно так: «Такое ощущение, что матушке России задрали подол… и отвернуться нельзя, и смотреть стыдно».
Это напоминает жуткий, сатанинский разговор разлагающихся покойников из рассказа Достоевского «Бобок»:
" - Довольно, — порешил Клиневич, — Мы здесь немедленно устроимся к лучшему. Главное, чтобы весело провести остальное время... Главное, два или три месяца жизни и в конце концов — бобок. Господа, я предлагаю ничего не стыдиться!.. 
— Ах, как я хочу ничего не стыдиться! — с восторгом воскликнула Авдотья Игнатьевна.
— Обнажимся, обнажимся! — закричали во все голоса.
— Я ужасно, ужасно хочу обнажиться! — визгнула Авдотья Игнатьевна...
— Хи — хи — хи! — хихикала Катиш».
И ничего не стыдились, и обнажились и показали всю мерзость, какую только могли… Потому, что было ощущение, что терять нечего и дальше – «бобок». 
Когда глядишь на портрет Фиделя, то понимаешь, что это – свой, братишка… Что он не сдаст тебя ни за 30 серебрянников, ни за миллиард… Фидель сказал: «Вы, столь привязанный к крупным состояниям как миллионер и сын миллионера, возможно, никогда не сможете понять, что есть люди неподкупные и безразличные к деньгам».
Сергей Георгиевич Кара-Мурза вспоминает: «Я приехал на Кубу в 1966 г. Бросился в глаза шрам старого — это не отразишь в статистике. На Кубе много очень красивых девушек. Идет такая, с лицом богини,— а ноги, как трости, искривлены туберкулезом, рахитом и другими следами детского недоедания. В Орьенте, бедной провинции, это было почти всеобщее явление. Как увидишь, страшно. Второй раз я приехал туда же в 1972 г. Подросло поколение девочек, уже после революции. Это было как чудо — у всех спортивные, гармоничные фигуры. Следы болезней начисто исчезли. Стоило только дать, на голом волюнтаризме, каждому ребенку и старику по литру молока в день – утром ставили к двери. Хоть к лачуге, хоть к обшарпанному коттеджу бывшего миллионера. Выправлять то изломанное общество «заднего дворика» США — это был подвиг труда и терпения. Все было творчеством, все — против «теории» и роя иностранных экспертов».
Герои великой криминальной революции, уничтожившей СССР, действовали ради того, чтобы отобрать у детей кусок хлеба и бутылку молока. Приведу цитаты из работы «Шоковая терапия экономических  реформ 90-х годов  и её последствия»: «В 90-е годы произошло значительное ухудшение здоровья населения и  роста смертности. Так, в докладе  Комиссии по вопросам женщин, семьи  и демографии при Президенте Российской Федерации «О современном состоянии смертности населения Российской Федерации» отмечалось: «С 1989 года по 1995 год число умерших увеличилось в России с 1,6 млн человек в 1989 году до 2,2 млн человек в 1995 году, то есть в 1,4 раза». В докладе говорилось: «Беспрецедентный рост смертности населения России в 90-е годы проходит на фоне резкого ухудшения здоровья населения». Доклад резюмировал, что «наиболее ощутимой жертвой негативных сторон реформирования общества» стало население и его здоровье. В основе скачкообразного и обвального роста смертности в 90-е годы лежало ухудшение качества жизни большинства населения, связанное с затяжным социально-экономическим кризисом: ростом безработицы, длительными задержками выплаты заработной платы, пенсий, социальных пособий, ухудшением качества питания, снижением доступности социальных услуг, затяжным психологическим стрессом, неуверенностью в своём будущем и будущем детей, ростом криминализации, алкоголизма и алкоголизации общества в целом, как реакции на устойчивое чувство незащищенности и неуверенности, наркомании. Директор  Института социально-экономических  проблем народонаселения Наталья Римашевская, обобщая исследования медиков, отмечала, что «реформы, безусловно, нанесли ущерб состоянию здоровья людей, спровоцировав рост смертности прежде всего трудоспособного населения». Главную причину ухудшения демографического воспроизводства она видит не в инерционности демографических процессов, а в «существенном снижении качества условий и уровня жизни, социальных напряжениях и нестабильности, непреодолимых трудностях адаптации перехода к рынку» . Сверхсмертность в 1991—2000 гг. составила примерно 3-3,5 млн человек, а вместе с потерями, приходящимися на трехлетие XXI века — около 4 млн человек. Для сравнения д.э.н. из ИСПИ РАН Л. Л. Рыбаковский приводит данные, что сверхсмертность в годы Великой Отечественной войны, включая гибель населения в блокадном Ленинграде, составила примерно 4,2 млн человек.  За  годы реформ сократилось потребление  ряда важнейших продуктов питания. Главный научный сотрудник Института  экономики РАН Ренальд Симонян, характеризуя изменение питания за годы реформ, говорит о резком ухудшении его структуры, недостатке белков и витаминов.
     В СССР во второй половине 80-х годов потребление мяса и мясопродуктов увеличилось с 67 кг в 1985 году до 75 кг в 1990 году (при физиологическом минимуме — 26,6 кг и норме сбалансированного питания — 78 кг на человека в год). В течение 90-х годов оно быстро снижалось и к 1999—2000 годам упало до 45 кг, или в 1,7 раза. Потребление рыбы и рыбопродуктов в начале 90-х годов сократилось вдвое и затем оставалось на уровне 10 кг в год (что меньше минимального размера потребления). Потребление молока и молочных продуктов сократилось за 90-е годы в 1,8 раза.
     В Государственном докладе «О состоянии  здоровья населения Российской федерации  в 1999 году» говорилось, что «cтруктура питания населения характеризуется продолжающимся снижением потребления биологически ценных продуктов питания»».
То есть, нынешние господа не просто богатели, они создавали свое состояние на нашей крови, на наших костях. Они ели нашу плоть, за каждой российской фамилией в списке Форбс – большие кладбища на просторах нашей страны... 
Владимир Владимирович недавно заговорил о необходимости национального единства. Ну пусть он попробует объяснить, каким образом олигарх Абрамович и житель умирающего моногорода представляет собой какое-либо единство, пусть он продемонстрируют тут какие-либо связи... 
Нация – это коллектив, а в коллективе важна не просто болтовня, красивые слова, а реальные дела, взаимопомощь. 
В советские времена, когда граждане обращались друг к другу «товарищ», была такая песня:


Чтоб дружбу товарищ пронес по волнам
Мы хлеба горбушку - и ту пополам,
Коль ветер лавиной и песня лавиной -
Тебе половина и мне половина.


Это понятный принцип гражданского единства: делиться куском хлеба или ставить к дверям бутылку молока, чтобы дети не болели рахитом. Тогда национальная идея будет явлена самым очевидным образом, и не надо будет ничего доказывать. Но если наши олигархи, чиновники и депутаты живут в ином измерении, а народ стремительно нищает, то любые слова про национальное единство – будут глумливой насмешкой. Ясно, что все эти состоятельные господа – представители какой-то другой нации. И если у них и есть какая-то идеология, то она заключается в том, чтобы жрать, жрать, жрать… Фидель Кастро сказал: «Поражает, какой мерзостью является система капитализма, которая не может обеспечить своему собственному народу ни занятость, ни достойное здравоохранение и образование; которая не может предотвратить развращение молодежи наркотиками, азартными играми и другими пороками... У капитализма нет никаких моральных и этических ценностей: всё продаётся. Невозможно в таких условиях правильно воспитывать народ: люди превращаются в эгоистов, а иногда — даже в бандитов… Капитализм отвратителен. Он несет лишь войну, лицемерие и соперничество».
Владимир Владимирович хочет собрать нацию на идеологии Ельцин-центра? Ну, ну… 





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.12.15 10.49.48ENDTIME
Сгенерирована 12.15 10:49:48 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2525370/article_t?IS_BOT=1