Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

О глобализме, изоляционизме и "праздниках непослушания"


Поводом для написания этого текста послужила недавно опубликованная у нас статья  Ирины Медведевой  Шесть признаков антижизни.

В этой статье рассказывается, что злобные либерасты-глобалисты, движимые  экзистенциальными соображениями мирового господства, целенаправленно разрушают традиционные общества и традиционные ценности (которые автор и считает «жизнью»), и отбирают национальные суверенитеты. 

Статья замечательная – всем рекомендую ее прочесть. Но замечательная не потому, что я с ней согласен, а потому, что  в ней крайне выпукло изложена точка зрения, с которой я буду спорить. Точнее, не спорить, а объяснять – откуда подобная точка зрения вообще берется, почему она набирает популярность и чем это чревато.

А популярность она набирает  не только у нас в стране. Во всем мире идут аналогичные процессы – начиная от «арабской весны», заканчивая брекзитом, победой Трампа и поднимающими голову право-консервативными движениями в Европе. Сейчас мы наблюдаем epic fail  последней амбициозной попытки глобализации (трансатлантического и транстихоокеанского партнерств).

Политологи (например, Дмитрий Джангиров) уже заговорили о том, что в мире радикально меняется сущность  политического процесса в развитых странах. Если до последнего времени он определялся в основном противостоянием правых и левых (по линии степени участия государства в экономике), то сейчас линия разлома начинает пролегать между либералами-глобалистами  и неоконсерваторами-изоляционистами.

Я, впрочем, склонен  последних называть реакционерами. Для этого есть два основания: во-первых, они опираются на ценности прошедших  времен, а во-вторых их лозунги  являются непосредственной реакцией  на изменения, происходящие в мире - и не  несут  чего-то нового и цельного.

Об экономической глобализации

Автор  упомянутой  статьи начинает ее с того, что с порога откидывает предположения об объективности глобализации.  И совершенно напрасно. Потому что у глобализации есть очень сильное объективное основание - экономическое.

После второй мировой войны в мире начала формироваться  глобальная экономическая система. США, как локомотив мировой экономики, втягивал в свою орбиту все большее и больше количество стран – начиная с разрушенных войной Европы и Японии, позже – Южной Кореи, а потом – и множество других стран третьего мира. Мировая система разделения труда стремительно росла, и соответственно росла ее эффективность.

И все участники процесса получали от этого преимущества – кто больше, кто меньше, но жизнь при этом улучшалась везде. 

И это, в общем, понятно. При прочих равных, чем больше система разделения труда, тем она эффективнее. Правда, ее эффективность ограничивается так же и логистикой, но к середине 20-того века логистические технологии достигли невиданного прежде уровня, и продолжили развиваться в процессе глобализации.

Правда (и это очень важно для дальнейших рассуждений) в разной степени. Те, кто первыми вскочил на подножку этого поезда, успели получить больше. Европа и Япония почти догнали США по уровню жизни. Южная Корея – вышла на уровень где-то 50% от американского. Те, кто вскочил позже (например, Китай) – максимум на треть. Те, кто еще позже – еще меньше. И это – тоже объективная закономерность, объяснение природы которой выходит за рамки этой статьи.

Одними из последних попытались присоединиться обломки социалистической системы – в том числе и Россия. Но там улучшению ситуации от взаимодействия с миром предшествовало резкое ухудшение из-за развала советской системы разделения труда.  Это – отдельная большая тема, и я не хотел бы на ней сейчас останавливаться.

Причем включение новых стран в мировую систему никто специально не продавливал авианосцами. В них в первую очередь было заинтересовано население и бизнес стран-новобранцев (во всяком случае, активная их часть) – у которых перед глазами были примеры соседей.

Ну, и конечно, заинтересован в этом был и мировой финансовый сектор и ТНК – для которых появлялись новые источники прибыли.

Ситуация национальных властных элит при этом была двойственной. С одной стороны, они прекрасно понимали, что взаимодействие – это  утрата  части суверенитета (т.е. их возможности без оглядки на кого-либо управлять своими территориями). Но с другой стороны, на них давил свой бизнес и народ с одной стороны, и лоббисты ТНК – с другой. К тому же возможность существенно пополнить государственную (да и личную) казну тоже достаточно соблазнительна.  Ну и возможность войти на равных в мировую элиту тоже много для кого оказывалась привлекательной – не всех устраивало быть «первым парнем на деревне».

И,  в общем, немного поломавшись, большинство национальных элит таки сдавалось.  А тех, кто не сдавались – порой сносили революции или военные перевороты. Не без участия лоббистов ТНК, конечно, но это участие никак не сыграло бы, если не широкая поддержка снизу.

Есть  известная книжка Джона Перкинса «Исповедь экономического убийцы». Там все эти процессы хорошо описаны как раз с точки зрения лоббиста ТНК, но «прозревшего», поэтому описаны в негативной коннотации. Он там активно плачется по угробленным птичками, джунглям и национальной самобытности Эквадоре, где работал автор.

Хотя если посмотреть статистику – в результате деятельности Перкинса и его коллег доход населения в Эквадоре с 70-тых годов вырос в 10 раз, и из абсолютно нищего мирового захолустья она превратилась во вполне приличную страну третьего мира с подушевым доходом на уровне современной России.  Хотя птичек, конечно, жалко.

Так что надо  понимать,  что процесс экономической глобализации  был совершенно объективен. Потому что был выгоден всем. До определенного момента.

О глобализации культурной

Ну а при чем тут образование, культура, семейная политика и др. – собственно  то, о чем пишет  Ирина Медведева – спросите вы?

На самом деле тут все очень просто. По мере того, как в присоединившейся по чисто экономическим причинам стране развивается взаимодействие с развитым миром, информация о нем становится все более и более доступной широким слоям населения.

Те, кто реально участвует во взаимодействии, вынуждены принимать определенные стандарты и образ жизни – без этого взаимодействовать продуктивно не получается. И многим это начинает нравиться – потому что жизнь на западе, как правило,  комфортнее, безопаснее и свободнее, чем на родине.

И возникает (особенно среди молодежи) мода на западный образ жизни, под которым понимается не только высокий уровень благосостояния, но и определенная система ценностей, включающая высокую степень свободы личности.

Причем чем более традиционно общество (а традиционные общества всегда построены на зажиме свободы традициями), тем притягательней для молодежи  “яд” западных ценностей.

Юноши и девушки принимают близко к сердцу возможность жениться (и просто жить) с теми, кого любят, а не с теми, кого им выбрали родители.  А так же свободу рожать или не рожать ребенка (это к вопросу об абортах – если кто статью прочитал). А так же возможность ходить в кедах, а не в лаптях, играть на электрогитарах, а не на балалайках. Возможность посмотреть мир, в конце концов.

Да, этому процессу всегда  свойственны перехлесты.  Неофиты западной цивилизации зачастую пытаются стать «западнее западников».  Тем более что информация о том, “как там” приходит, как правило, в искаженном и приукрашенном виде – в виде фильмов, книг музыки и др., изначальная задача которых просто развлекать аудиторию, а вовсе не транслировать истинные ценности.

Те, кто видел замечательный фильм Тодоровского «Стиляги» наверное помнит заключительную сцену фильма – когда герой, приехавший из Америки, говорит другу-стиляге: «У меня для тебя плохие новости. Там нет стиляг…».

Более того, процесс принятия западных ценностей и стандартов зачастую  приобретает  черты карго-культа – копируются внешние проявления, а не сущность. Причем не только в сфере культуры, образования и др. – но и в области политических институтов – потому что для успешного функционирования демократических институтов власти нужен соответствующий менталитет граждан.

И конечно  у  процесса культурной и мировоззренческой глобализации есть свои “внешние” интересанты – глобальные медиа-компании, всевозможные фонды поддержки демократии, феменизма, тигров и панд, секс-меньшинств и др. 

Но тем не менее, процесс этот был  объективен в своей основе, и неизбежно вытеснял «национальную самобытность» и «традиционные ценности» в маргинальную область  архаики - сувениров для туристов и  малотиражных почвеннических СМИ.

Мировой кризис и кризис глобализма

Как известно всем читателям нашего сайта, мировая система после кризиса 2008 года с трудом восстановилась (и то не факт), но расти перестала. Я не буду останавливаться на причинах этого, но факт остается фактом.

Население как развитых, так и развивающихся стран столкнулось с тем, что уровень жизни перестал расти – даже более того, кое- где начал падать. А это – проблема не только экономическая, но и мировоззренческая. Человеку нужна надежда на лучшее, и если он ее лишается, в мозгах начитается разброд и шатания. И поиски виновных. Люди начинают считать, что их обманули (и в некотором смысле это правда – но об этом я напишу ниже).

Вот тут-то и подняли голову сторонники традиционных ценностей и “духовных скреп”.   И начали объяснять, что глобализм этот был неправильный, и именно он – всему вина. И надо вернуться в «золотой век» традиционных ценностей, когда деревья были большими, а они сами – молодыми (и с эрекцией было все в порядке).

И на фоне всеобщей неуверенности в завтрашнем дне, падения доходов, растущей безработицы среди молодежи и всяких прочих проблем – их проповеди находят благодатную аудиторию. Причем не только среди старшего поколения, но и среди молодежи, которой всегда свойственен радикализм и ожидание перемен.

Заметим так же, что в подобные периоды активизируются так же многочисленные гадалки, астрологи и колдуны, а так же всевозможные секты.

Вообще надо сказать, что архетип «золотого века» как идеала крайне устойчив. И чем сильнее разочарование в настоящем, тем сильнее идеализируется некое прошлое (желательно отдаленное, реальности которого уже успели подзабыть).

Собственно, все нынешние «праздники непослушания» - Брекзит, победа Трампа  и вообще подъем консерватизма в мире - из этой серии. Потому как мировая система столкнулась с остановкой развития и это сказывается почти на всех.

Причем «точкой отката» может приниматься не только недавнее прошлое, но и давнее – закрепленное  в религиозных или культурных традициях. Скажем, в арабском мире кризис глобализма проявляется не в стремлении вернуться к светским тираниям 20-того века (которые были для мусульманского мира явлением глубоко противоестественным), а к  традициям Халифата.

Впрочем, в странах, которые недавно подключились к мировой системе, и где еще продолжается рост - этого нет.

Съездите в быстро растущий Въетнам - там они все рады, счастливы, и никакой ностальгии по светлому социалистическому прошлому и традиционному обществу там нет и в помине. Они нацелены в будущее - как и мы были в 2000-х, скажем. Нет этого пока и в Китае – который со скрипом, но продолжает расти.

Кризис глобализма в развитых странах

«Ну ладно» - скажите вы. «Вы все это написали про развивающиеся страны. А что с цитаделями Запада – Англией и США? Там ведь то же самое».

Да, там действительно то же самое.  Но по немного другим, хотя и схожим причинам. За послевоенный период  западное общество тоже радикально изменилось.

Если кто-то читал старые американские книжки или смотрел фильмы – то Америка даже 50-тых годов была совершенно иной. Это была страна WASP-ов, насквозь консервативная, расистская, ксенофобская, гомофобская, религиозная  и ни разу не толерантная. Даже культурно близкие ирландцы и итальянцы там считались чужаками, и долго прозябали в положении изгоев.

То же самое – и с Англией. Напомним, что в 1952 году Алана Тьюринг (который, кроме того, что он был великим ученым, был еще и гомосексуалистом), несмотря на все заслуги перед короной, был подвергнут химической кастрации как альтернативе тюремного заключения. А те, кто смотрел фильм «Рок-волна», знают, что в 60-х «новую музыку» и молодежную культуру там прессовали не слабее, чем в СССР. Англия, кроме того, страдала и страдает жестким постимперским комплексом утраченного величия.

И даже в Германии, в которой историческая память кратковременного и кровавого величия 30-40 годов выжигалась каленым железом, какой-то след от нее (памяти) наверняка остался.

Можно рассуждать о том, как и почему на Западе прошли процессы, приведшие к современному состоянию общества. Наверняка есть какие-то исследования на эту тему, но я склонен полагать, что в основе лежал тот же пресловутый экономический рост, требующий новой рабочей силы и изменяющий структуру экономики и общества.

Работающие замужние женщины стали массовым феноменом. Что породило массовые феменистские движения  (мы так же работаем, чем мы хуже?). 

Возник спрос на мигрантов как на массовую дешевую рабочую силу. А для этого потребовалось снизить градус ксенофобии в обществе.

Увеличилась степень урбанизации и уменьшилась численность фермеров – традиционных носителей консервативного мировоззрения.

Работающие женщины, урбанизация, пенсионная система и развитый институт домов престарелых, а так же массовое распространение контрацептивов подкосило традиционную семью и уменьшили рождаемость.

Возрастающее значение НТП, а в последствии и перенос производств в развивающиеся страны резко увеличил спрос на «креаклов» – инженеров, дизайнеров, рекламщиков, маркетологов и др. Для продуктивного существования которых требовался совершенно другой уровень личной свободы.

Да и  конкуренция с советской системой скорее всего сыграла свою роль. Практически все недовольные на западе – начиная от негритянских восстаний заканчивая молодежными бунтами 68 – активно аппелировали к СССР, что заставляло власти быть сговорчивее – в частности в вопросах прав негров (кто помнит Анжелу Девис?).

Но факт остается фактом – даже в цитаделях западной демократии существует относительно свежий поколенческий цивилизационный разрыв, являющийся благодатной почвой для традиционалистских проповедей.

Обманули ли людей? 

Выше я писал, что очень многие люди (особенно в развивающихся странах) чувствуют себя обманутыми. Их ожидания не оправдались. Они отказались от своих традиционных ценностей ради западных в ожидании, что они (или их дети) заживут так же хорошо как на Западе. Но – не зажили.  В  среднем зажили лучше (хотя и не все), но далеко не так хорошо, как ожидалось.  При этом резко выросло социальное неравенство – богатые богатели быстрее.

Но можно ли считать обманутые ожидания  обманом в прямом смысле слова – что им кто-то солгал?

В каком-то смысле – можно. Им лгала (и продолжает лгать) современная  экономическая наука, которая утверждает – что нужно просто хорошо работать и ввести у себя правильные институты, и тогда какая-нибудь Болгария может зажить так же хорошо, как и США.

Но это неправда. Да, с хорошими институтами и хорошей работой жить можно лучше, чем с плохими, но все равно не так хорошо, как в развитых странах. Почему это так – объясняет Неокномика (новая экономическая теория, разработанная Олегом Григорьевым с коллегами).

Дело в том, что современная мировая система устроена так, что количество “мест в первом классе”  – ограничено. И они все уже заняты.  Во втором – уже тоже. И только в третьем классе продолжается толкотня локтями – кто-то оттуда периодически выпадает, тогда освобождается место для кого-то еще. А если вдруг выпадет кто-то очень толстый – типа Китая – то да,  освободится много места. Но в третьем классе.

Людям лгут их политики и бюрократия, выдающие собственные  интересы (например, суверенитет) за интересы народа. Но для политиков – лгать это обычное дело.

Причем заметим, что сильнее всего лгут рвущиеся к власти политики новой  популистской волны, утверждая, что них есть простые решения сложных проблем.

Недаром же лидеры брекзита Борис Джонсон и Наджел Фараж сразу после своей сокрушительной победы слились в небытие – хотя им вроде как надлежало возглавить нацию (Бориса Джонсона, впрочем, позже вытащили на свет в качестве министра иностранных дел – сам заварил, сам пускай и расхлебывает).

Недаром таким растерянным было лицо Трампа, когда объявляли результаты выборов.

Потому что нет у них никаких решений. В современном мире, где все взаимосвязано, невозможно выти из поезда без повреждений, несовместимых с жизнью. А даже если выйти и удастся – ты останешься голый и босый посреди степи - с вытекающими последствиями.

Заметим, впрочем, что Трамп лжет меньше всех – он, похоже, и вправду считает, что у него имеется потенциальная возможность отцепить от паровоза все вагоны, кроме его первого класса. Но в этом случае пассажирам первого класса придется самим себе заваривать чай, подкидывать в топку уголь и чистить нужники – что вряд ли им понравится. А для всех остальных это будет просто катастрофой.

Лгут и политики при власти, берущие для удержания власти на вооружение традиционалистскую идеологию (типа как у нас). Они вынуждены все время находиться в шизофренической ситуации – при полной фактической зависимости от внешнего мира они должны как-то демонстрировать свою независимость (в основном для внутреннего потребления), но аккуратно – чтобы пуповины не оборвать.

Опасность  изоляционистского реванша

Реванш этот – явление отнюдь не безобидное, и чреват весьма серьезными опасностями.

Дело в том, что в отличие от глобалистов, обладающих единой идеологией и пытающихся устанавливать общие правила игры, реакционеры – все разные. У них нет единой идеологии – каждый из них пытается в зоне своего влияния тянуть одеяло на себя, вдохновляясь собственным национальным «золотым веком». И им крайне трудно (если вообще возможно) выработать единую платформу для достижения соглашений. 

И в отсутствии общих правил  и сильных институтов существенную роль начинает играть личностный фактор - национальные лидеры, их установки, мотивации, эмоции и обиды.  А “восстановление исторической справедливости” всегда чревато новой исторической несправедливостью, которую дальше так же захочется  кому-то исправить. 

Посмотрите, например, на новейшую историю взаимоотношений РФ и Турции  - это яркий пример того, какие «качели» могут возникать в отношениях между авторитарными режимами, не признающими приоритет глобальных правил. Но это – локальный пример. Сейчас назревает противостояние между Трампом и Китаем. Там последствия для мира могут быть гораздо более серьезными.

А это все грозит разрушением сложившейся за последние 70 лет конструкции мира – причем не только политической, но и экономической.  

В каком-то смысле это похоже на ситуацию конца 19 века – когда глобальный экономический рост остановился, и все начали закрываться таможенными барьерами и захватывать колонии для расширения своих рынков. Чем это закончилось – мы все хорошо знаем (двумя мировыми войнами).

Да, этот мир несправедлив. В нем существует огромный разрыв между богатыми, имеющими доступ к благам цивилизации, и бедными. В нем плохо работают (почти остановились) социальные лифты.  Но в целом в сегодняшнем мире даже бедные живут лучше и имеют больше свободы и возможностей, чем когда-либо в истории человечества.

И разрушение этого мира приведет к тому, что хуже жить начнут все (и скорее всего, не все выживут). Возможно, новый мир будет более справедлив по принципу равенства в нищете, но это – вроде не совсем то, чего хотелось бы.

Возможно, не все это понимают – и надеются, что удастся и рыбку съесть, и косточкой не уколоться. Но так не бывает. Поэтому тех, кто призывает  бурю, я склонен рассматривать как  безответственных болтунов, не осознающих ответственности  перед своими согражданами и детьми. Или как маргиналов типа ТОЗР ИГИЛ, которым «никого не жалко, никого – ни себя, ни меня, ни его”.

Будем надеяться, что мировая конструкция и институты западного общества окажутся достаточно устойчивыми, очевидные общие интересы возобладают над локальными местечковыми, и реакционная волна сойдет на нет, возможно, решив какие-то локальные проблемы (типа мигрантов), и не успев нанести серьезный урон.  

Но я очень боюсь, что впереди серьезные потрясения, и отнюдь не благотворные.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.04.23 00.46.04ENDTIME
Сгенерирована 04.23 00:46:04 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2568343/article_t?IS_BOT=1