Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

Поставка клапанов дымоудаления в Москве и по всей России от НПО «Машпром»

АР-сервис — поставки оборудования для систем отопления и водоснабжения в Москве.


->

Особенности революционной генетики


Возвышенная речь Виктора Шендеровича о генетической неполноценности россиян, уже многократно процитированная в Сети, вызвала призывы привлечь ее автора по 282-й статье.

«От Шендеровича и его друзей-генетиков есть определенная государственная польза»

В частности, с призывом к Следственному комитету исследовать ее на предмет экстремизма обратился политолог Павел Данилин.

Наверное, делать этого не стоит – от Шендеровича и его друзей-генетиков есть определенная государственная польза. Но рассмотрим все по порядку.

Наука генетика увлекла не только Шендеровича; про «отрицательный генетический отбор» мы слышали от целого ряда авторитетных в нашей либеральной среде лиц.

Мы слышали про «балагановскую страсть к воровству, заложенную в русской природе», которой противопоставлялся «богач с доброкачественными генами», про то, что ксенофобия «сидит у русских в генах». Про то, что «количество генетических живодеров в России зашкаливает. Эти потомки сталинских вертухаев готовы лично пытать и убивать».

Лауреат ряда премий объясняла нам, что «есть некоторое биологическое объяснение, которое называется «отрицательный отбор». Это раздел науки, которая называется «популяционная генетика». Определенные группы людей пострадали за время советской власти. Их потомство тоже пострадало. Более того, многие дети уничтоженных властью людей тоже не выжили, а некоторое количество детей этих людей с определенным генотипом не родилось. Это генетическое объяснение».

Про «отрицательный генетический отбор» мы слышали не только от Шендеровича (фото: Владимир Федоренко/РИА Новости)

Про «отрицательный генетический отбор» мы слышали не только от Шендеровича (фото: Владимир Федоренко/РИА «Новости»)

То есть мы имеем дело не с метафорой, не с отдельным неудачным высказыванием – а с вполне устойчивой мифологией, согласно которой в ходе трагических событий ХХ века носители «хороших генов» сильно поредели, и нынешние россияне – носители «плохих» генов, что проявляется в их «плохом» поведении.

Что интересно, эта мифология совершенно не распространяется на другие страны бывшего СССР. Хотя их население подвергалось тем же репрессиям, почему-то нашим генетикам в голову не приходит приписать украинцам, или грузинам, или кому бы то ни было еще генетическую неполноценность, вызванную «отрицательным отбором».

Генетическая порча внезапно перестает действовать на границах Российской Федерации. 

Но, несмотря на эти нестыковки (а также разъяснения настоящих генетиков относительно антинаучности всей картины), теория пользуется успехом.

Как пишет автор одного популярного поста (больше 2000 лайков, больше 600 перепостов), «Шендерович – это отторженная совесть этой страны. Данилины не нуждаются в совести – для них это чужеродное и пугающее понятие, вырезанное под корень за век отрицательной селекции».

Что же, мне хотелось бы обратить внимание на крайнюю внутреннюю противоречивость взглядов нашей революционной интеллигенции. Невозможно (даже не этически, а чисто логически) совмещать морализм, прогрессорство и веру в генетическую испорченность каких-то групп людей.

Надрывный, пафосный морализм, поминаемые в каждой строчке «совесть», «достоинство» и «порядочность» своих и «подлость», «живодерство» и еще много раз «подлость» оппонентов, как и любые разговоры про нравственность и совесть, имеют смысл только применительно к существам, наделенным свободной волей. К людям, которые могут поступать так или иначе, по своему свободному произволению.

Человека можно упрекать только за то, что находится в его воле.

Если утомляющие вас качества других людей детерменированы генетически, как цвет глаз или форма подбородка, то предъявлять им упреки просто бессмысленно.

Люди не имеют власти над своими генами. Они такими родились. Тут возможна сегрегация, высылка, поражение в правах – богатый репертуар мер, но только не нравственное увещевание, обличение или наставление. Человек не может, устыдившись, изменить свои гены.

Как говорили предыдущие адепты «врожденной неполноценности», «это биологическое существо, созданное природой, имеющее руки, ноги, подобие мозга, с глазами и ртом.

Тем не менее, это ужасное существо является человеком лишь частично. Оно носит черты лица, подобные человеческим – однако духовно и психологически стоит ниже, чем любое животное. Внутри этого существа – хаос диких, необузданных страстей: безымянная потребность разрушать, самые примитивные желания и неприкрытая подлость».

Более того, биологизаторское мировоззрение несовместимо и с прогрессорским.

Прогрессор верит в то, что он заслан сверхцивилизацией к злым дикарям, которые, однако, биологически являются вполне людьми, так что их можно окультурить и перевоспитать. Вера в генетическую неполноценность и отрицательную селекцию делает работу прогрессора бессмысленной.

Так что возможно говорить либо про совесть, нравственность и прогрессорскую миссию, либо про отрицательную селекцию. Когда такие блестящие умы не могут заметить несовместимость концепций, это печально. От этого человек малодушный может даже усомниться в их блестящести.

Но надо ли преследовать за такие речи?

Формально разговоры о чьей-то генетической неполноценности являются характерными для нацизма.

Но для нацизма – как для его классического германского варианта, так и для восточноевропейских подражаний – характерна также безудержная лесть большинству сограждан как людям превосходнейшим, высшим и имеющим врожденное право повелевать другими, в то время как все их провалы и неудачи – как на личном, так и на национальном уровне – объясняются исключительно кознями чужаков.

Наши же генетики отнюдь не пытаются совратить лестью весь народ – их сообщество больше напоминает гностическую секту, чем массовую партию.

Соблазнить народные массы они не могут и не хотят, и в этом отношении не опасны.

Более того, при всем резком неодобрении их взглядов мы должны признать за ними определенную государственную пользу.

Их публичная деятельность носит характер прививки – видя, как революционные идеи озвучивают деятели крайне интеллектуально и этически неадекватные, люди отвращаются от этих идей.

Шендерович со товарищи затыкает то место, которое могли бы занимать действительно умные, хитрые и опасные враги государства, способные привлечь народ лестью.

Британский философ Роджер Скратон ввел в свое время термин «ойкофобия» – ненависть к согражданам.

Ойкофобия нашей революционной интеллигенции может раздражать – но она служит хорошим дополнительным предохранителем от Майдана. Люди, откровенно презирающие народ, не смогут его обольстить.

Пока у нас должность штатного борца с режимом занимает человек с обольстительностью Шендеровича, все в порядке. И преследовать его ни в коем случае не нужно. Пусть работает.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.02.23 04.35.28ENDTIME
Сгенерирована 02.23 04:35:28 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2580398/article_t?IS_BOT=1