Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Дюзенберг в амбаре


Duesenberg in a Barn

В 1929 году компания Ford продала 1 507 132 автомобиля. Компания Chevrolet продала 1 328 605 автомобилей. Затем случился крах рынка акций. Продажи резко упали и продолжали падать до 1932 года, пока они не достигли дна в 210 824 автомобилей у Ford и 313 404 у Chevrolet.

Но в эти самые времена для этих двух наиболее бюджетных брендов возник новый рынок, и покупателями на этом рынке выступили состоятельные граждане.

Хотя буквально миллионы людей оказались в очень тяжелом положении в результате наступившей депрессии, были и те, кто прежде инвестировали мудро и, кто сумели сохранить свое богатство. Те, кто разглядели пузырь на рынке акций/ или инвестировали в активы, пережившие крах, такие как драгоценные металлы, смогли и дальше продолжать жить в достатке.

Однако, они обнаружили, что, когда они едут по улице в своих роскошных авто, они становятся объектами гнева и презрения.

Это очень важная человеческая черта, и ее нужно знать – те, кто был неосторожен со своими деньгами и в итоге потерял их, как привило, ненавидят тех, кто не был безрассуден в своих тратах и сохранил свое богатство. Возможно, факт существования людей, относящихся ответственно к своим деньгам, нужно воспринимать, как напоминание о том, что их противоположностью являются люди, поступающие глупо.

Каковы бы ни были психологические мотивы людей в те времена, но к 1930-му году те, кто продолжали жить в материальном достатке поняли, что неблагоразумно выставлять напоказ свое богатство. И тогда норковые шубы были спрятаны в шкафы, драгоценности нашли место в укромных уголках, но, главное, Дюзенберги, Корды и Оберны встали на прикол в амбарах в сельской местности.

Вероятно, владельцы этих дорогих авто намеревались вскоре опять сесть за руль, как только экономика восстановится. Однако, коллективистское правительство под руководством Президента Франклина Рузвельта удлинило депрессию введением разнообразных регуляций, направленных на “помощь простому человеку.” К сожалению, эти действия нанесли вред бизнесу, в результате чего депрессия, которая в ином случае продлилась бы два года, растянулась на целых 16 лет.

В течение этого времени, те, кто законсервировал свои роскошные автомобили, купили дешевые авто, такие как Форд или Шевроле для того, чтобы меньше выделяться из толпы. Профессия шофер также ушла в прошлое. Их труд стал дешев, как никогда, но их трудоустройство привлекало много ненужного внимания.

В итоге большая часть Дюзенбергов оставалась в амбарах до конца войны, до тех пор, пока процветание 1950-х вновь не сделало их популярными – в этот раз в качестве коллекционных автомобилей. Сегодня реставрированный Дюзенберг может стоить на аукционе до $10 млн., но после краха 1929 года 25 лет никто не хотел, чтобы его увидели за рулем этого роскошного авто. В то время эти автомобили стали прямыми убытками для их владельцев.

Но в этой публикации мы обсуждаем лишь видимые признаки тех времен. Какие уроки 1930-х могут быть полезны для нас сегодня? Что ж, многие читатели этой публикации наверняка знают, что мир опять стоит на пороге финансового кризиса — кризиса, который многократно превзойдет Великую Депрессии по своему масштабу. Он будет более разрушителен, и он продлится дольше, чем экономическая катастрофа 30-х годов прошлого века, а значит появление за рулем Дюзенберга опять будет считаться неблагоразумным.

Мы готовим себя к неизбежному, переводя значительные суммы наших активов в драгоценные металлы. К настоящему моменту мы поняли, что банки, вероятно, конфискуют наши депозиты и опустошат наши депозитные ячейки. Часть наших средств будет хранится в специальных охраняемых учреждениях, не являющихся финансовыми институтами, плюс что-то будет хранится в нашем домашнем сейфе – возможно, серебряные монеты, которыми мы сможем воспользоваться после краха. Мы нашли веские основания считать, что, если и когда произойдет коллапс валюты, мы сможем и далее покупать продукты питания и топливо для автомобиля, расплачиваясь одной-двумя унцовыми серебряными монетами.

Так значит мы подготовились… Что ж, не совсем. Беда в том, что, когда мы будем делать наши покупки, мы окажемся в центре внимания. Если кризисный период продлится несколько недель, то у нас не будет проблем. Однако, по истечение месяца, когда у людей будет очень мало реальной валюты или не будет ее вовсе (такое всегда случается в результате валютного коллапса), наши соседи начнут замечать, что тот парень, который регулярно достает из своего авто сумки с продуктами или заправляет полный бак бензина на пустующей заправке – это мы. Даже если мы будем ездить на Тойоте вместо Мерседеса, брови наших соседей все равно будут ползти вверх, и после того, как слухи о том, что кризис обошел нас стороной, распространятся по району, вокруг нас выстроится стена неприязни.

В тот самый момент нам большего всего захочется избавится от всех вещей, которые каким-либо образом напоминают о роскоши, а на вырученные деньги бежать из страны – подальше от тех, кто будет негодовать по поводу того, что мы владеем валютой в той или иной ее форме. Вы можете сохранить богатство, но оно станет для вас скорее обузой, чем страховкой. Возможно, теперь у нас сохраняются отличные отношения с нашими соседями, но, когда их семьи начнут питаться собачьим кормом из-за их радикально снизившейся покупательной способности, они почти наверняка возненавидят нас.

В этот момент, вероятно, придет осознание, что быть тем последним парнем с валютой в районе, где каждый потерял все – это не самая завидная позиция.

Если тогда мы попытаемся уехать из страны, то мы обнаружим, что правила, которые существовали совсем недавно, изменились. Во-первых, мы узнаем, что на границах действует валютный контроль, и нам теперь запрещено вывозить богатство из страны. Мы сможем вывезти богатство только став преступниками.

В добавок к этому, мы выясним, что то малое количество людей, которое покидало страну до кризиса, увеличилось многократно, и что страны, в которых экономика чувствует себя лучше, закрыли границы для экономических беженцев.

В этот самый момент мы станем париями в нашем родном районе без возможности уехать из него. Мы можем владеть драгоценными металлами, но пользоваться ими будет слишком рискованно для жизни. Мы поймем, что сохранить в тайне факт владения ими нам будет не по силам. В лучшем случае нас подкараулят грабители, когда мы будем выходить из продуктового магазина. В худшем, наш дом подвергнется разграблению либо со стороны разгневанных соседей, либо правительственным спецотрядом за то, что мы нарушили Чрезвычайный Валютный Акт (Нет, пока он еще не существует, но он, вероятнее всего, появится к тому времени.)

Базовый социально-экономический принцип заключается в том, что в трудные времена те, кто не были финансово ответствененными в докризисные времена приходят к тем, кто вел себя благоразумно. Таким образом, вопрос заключается не только в сохранении богатства, но и в необходимости поместить его и себя в юрисдикцию, которая менее всего пострадает от приближающегося кризиса.

В настоящий момент мы входим в последние стадии Великой Развязки, и вскоре мы увидим падение первой костяшки домино. В этот самый момент, ситуация резко ухудшится. Когда это случится, важно, чтобы к этому времени большая часть вашего богатства (не важно велико оно или нет) находилось в более безопасной юрисдикции – там, где вы открыто сможете потратить одну-две унцовые серебряные монеты на продукты – и чтобы у вас были получены все разрешения для проживания там.

В одном можно не сомневаться: Когда начнут падать большие костяшки домино, времени для формирования стратегии отступления уже не останется.

Таким образом, если читатель этой публикации является владельцем авто эквивалентного Дюзенбергу, возможно, ему стоит подумать над тем, чтобы продать это авто и взять в аренду что-нибудь более скромное. Не помешало бы ему продать недвижимость и другие активы, а вырученные средства экспатриировать. Не нужно ничего оставлять в своей собственности, без чего нельзя быстро уйти. Начните готовиться сейчас для следующего этапа вашей жизни и будьте готовы к отъезду.

Если каким-то чудом все текущие индикаторы приближающегося кризиса начнут показывать светлое будущее, и ваша страна вдруг вновь станет платежеспособной и процветающей, ваши приготовления будут означать лишь то, что вы создали фундамент для своей свободы, а, следовательно, вы всегда сможете вернуться к исходному состоянию. Однако, если кризис неизбежен, о чем говорят все индикаторы, ваше выживание будет завесить от приготовлений, которые вы делаете прямо сейчас.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.09.23 17.41.35ENDTIME
Сгенерирована 09.23 17:41:35 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2599420/article_t?IS_BOT=1