Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

сегодня , Вторник 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Ловушка антихриста

Парадокс ловушки антихриста основывается на противоречивости самого учения Христа, с точки зрения рассудка.
Противоречие здесь между двумя тезисами "Я есмь Путь, и Истина, и Жизнь" (тезис А) и "Не кто говорит "господи, господи", но кто исполнит волю Отца моего" (тезис Б).
Противоречие снимается тем, что подлинное следование Христу обнаруживает себя не во внешнем исповедовании Его имени, а в исполнении самого Его учения - "по плодам их узнаете их" (тезис В).


Для мирянина здесь ловушки почти нет, если он не присваивает себе презелитской миссии. Лучшая проповедь - исполнить заповеди самому, на этом уже больше тысячи лет стоит восточная церковь. Это не исключает внешней проповеди, но исключает ее агрессивные, насильственные формы. В священническом и тем более архиерейском чине такая ловушка уже возникает - вместе в властью над ближним.

Суть ловушки в том, что "исполнение воли Отца" требует дел веры. И тут вкрадываются искушения рассудка. Потому что он на каждом шагу пытается присвоить себе право судить, что именно может являться таким делом, а что следует "отсечь", как "неправильное". Прежде всего он требует либо отказаться от внешнего служения, как от лицемерного, либо отказаться от заботы о хлебе насущном, ибо "все это приложится". Преодолеваются такие посягательства тем, что нельзя расчленять Евангельский текст, делать это - всего равно что вновь распинать самого Христа. Он - новый Образ и пример для всех нас и тем что Он говорил, и тем что Он делал. А он исцелял больных, кормил голодных, одевал нищих и даже воскрешал безвременно почивших.
При этом все эти "дела плоти" служили, как чудеса, только для "Славы Отцу", то есть привлечение внимания с тем чтобы призвать к покаянию и тем самым спасти души, к которым Он пришел.

Если антихрист придет "во имя свое" (тогда как сам Христос пришел во имя не свое, но Отца - своего, но и всех нас), то он будет одевать, лечить, питать всех и совершать чудеса также во имя свое, но не во имя Христа и не во имя Бога-Отца. Он будет давать утешение плоти к гибели души, а не ее спасению.

И теперь, если посмотреть историю человечества - в подавляющем большинстве случаев все державы мира сего стремятся именно к этому - к утешению плоти своих народов, конечно начиная с правителей, но "праведность" или как ныне это называют "легитимность" правителей определяется веками тем, насколько хорошо они утешают плоть толпы, не забывая о себе. Мы до сих пор считаем хорошим того правителя, который сделал свое государство сильным, свой народ сытым и богатым, совершенно не задумываясь о том, какой ценой добываются земные блага и том, для чего приходил Христос и что он требовал от нас. То есть чем успешнее и могущественнее были эти державы, тем больше они приобретали явно антихристианский характер.

Правитель перед "ловушкой антихриста" встает в полный рост, вернее она перед ним разверзается как бездна. Потому что, будучи светским правителем, он должен и имеет право заботиться только о хлебе насущном для своего народа. При этом соблазн делать это "во имя свое" не просто велик, он абсолютен: он кажется естественным и очевидным следствием правильного исполнения своего служения народу, причем такие чувства питает и сам народ и правитель, и его ближайшие слуги.

Но это лишь одна сторона ловушки, простая, прямая и грубая. Другая ее сторона - во внешнем преодолении. Замена искреннего чувства обрядом, живого покаяния в диалоге с живым Богом - магическим ритуалом перед мертвым идолом. Оправдания здесь - "это лучше чем ничего", "это благочестивые традиции", "без этого было бы хуже" и т.д. Речь здесь идет не о том, что делает сам народ, потому что народ всегда стремится делать то что ему легче и удобнее всего, а о том, что должен делать правитель, чтобы избежать превращения дел веры в антихристово служение плоти и обрядоверие.

И тут мы приходим к определению христианского правителя, что называется от противного. Христианский правитель не может отказаться от того чтобы защитить слабых, накормить голодных, одеть бедных, приютить сирых, лечить больных и отправлять милосердное правосудие. Это - его обязанность перед Богом, который Сам его поставил на это место. Но при этом любой успех правителя, его державы, его слуг и его народа - должен явным образом быть признан Божьим даром, требующим сердечной благодарности и прославления Его имени - но не имени правителя, не имени народа, не имени державы; по крайней мере, земная слава ученика не должна превышать славы небесного Учителя, слава рабов - славы Мастера, слава детей - славы Отца. Она может только сравниться, и только тогда когда человек по истине исполнит заповеди Отца, переданные нам Христом.

Таким образом, все что делает христианский правитель - должно делаться в конечном итоге ко спасению человеческих душ вверенного ему Богом народа, а значит все что он делает - должно и прославлять Бога само тайно, и делаться во имя Его явно. Таким образом, ловушка почти преодолена. Почти - осталась маленькая деталь. Правитель перед лицом Экклесии не может и не имеет права затмевать, заменять и подменять ее собой и государством. Государство - учреждение людей, Экклесия - учреждение Бога. Не государство должно поглощать Церковь, но Церковь должна поглощать государство. Государство и все остальные учреждения должны из просто человеческих становиться христианскими, будучи пере-учреждены христианами, чтобы служить уже не делам мира сего, но через эти же самые дела - Богу. И не подчинять они должны религию, но подчиняться ей. И - тончайшая деталь, которая делает конструкцию почти невозможной, но только так она становится угодной Богу: это подчинение должно быть неформальным. Оно должно вырастать не из следования Букве Закона, а из добровольного, искреннего желания самих членов Церкви.

Потому что, возвращаясь к тезису "Б", формальное закрепления главенства религии над повседневной жизнью даст конфликт и отторжение, всего лишь еще худшая форма огосударствленного обрядоверия и ложной теократии. Если внешне все будет ради Бога, а в сердце человек будет думать только о своих похотях - и он сам будет лицемер, и общество будет лицемерное, опять антихристианское, и хуже всех предыдущих. Следовательно, государство, стремящееся стать христианским, не может и не имеет право объявить себя таковым, а может лишь предложить себе и своему народу следовать этому стремлению и постоянно возбуждать в себе любовь к этому стремлению, желание ему следовать и т.д. Только такая, "потаенная теократия" любви, соблазняющая к покаянию, а не навязывающая его, может хотя бы находится в неком становящемся приближении, постоянном усилии в том чтобы стать христианским государством. Потому что подлинным христианским государством в конце концов может быть лишь Царство самого Христа в той, новой жизни, которая будет по Втором Пришествии. 

Напоследок. Может ли такое государство, с таким тонким и нежным целеполаганием, быть все же сильным, могущественным и славным? Да, но в меру. Господь воистину помогает верным своим, но Он же и испытывает тех, с кем находится в общении любви. Христианский народ никогда, пока не исполнилось Откровение, не будет жить слишком "хорошо", но от верности христиан друг другу и Христу зависит гармоничность не только Экклесии Небесной среди них, но и того, придет ли через Экклесию земную благодать Бога на земные дела - не для того чтобы земные дела отвлекли нас от Бога, но чтобы став делом любви к Нему, перестали отвлекать нас от Него.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.12.12 15.25.32ENDTIME
Сгенерирована 12.12 15:25:32 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2621718/article_t?IS_BOT=1