Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Биткойн, эфириум, ChinaCoin: криптовалюта переходит в наступление


Сегодня слова «цифровой», «цифровая», «цифровое» стали все чаще мелькать в сообщениях мировых и российских СМИ. Это и не удивительно: мир вошел в фазу так называемой «цифровой революции» — массового внедрения информационных и компьютерных технологий (ИКТ) во все сферы общественной и личной жизни людей. Соответственно, наблюдаемые и ожидаемые изменения описываются с помощью новых понятий: «цифровое общество», «цифровая цивилизация», «цифровая экономика», «цифровое правительство», «цифровая торговля», «цифровая война» и т. п. «Цифровая революция» стремительно врывается и в такую консервативную сферу общественной жизни, как мир денег. То, что там происходит сегодня, описывается с помощью понятий «цифровые деньги», «цифровой банкинг», «цифровые расчеты», «биржи цифровых валют» и т. п.

Изменения в мире денег под влиянием ИКТ происходили еще в прошлом веке. Например, шло активное замещение наличных денег безналичными, последние стали представлять собой записи в компьютерах (электронные деньги). Бумажный документооборот между банками, а также банками и компаниями, обеспечивший платежно-расчетные операции, был полностью замещен технологиями электронных платежей. Внутри банков и финансовых организаций многие процессы управления, контроля и учета были компьютеризированы и стали почти безлюдными. И т.п.

В начале нынешнего века процесс изменений в сфере денег, банков и финансов резко активизировался. Пожалуй, главным событием стало появление новых денег, получивших название «электронные», «цифровые», «виртуальные». Их еще называют «кибервалюта», «криптовалюта», «пиринговые деньги» и т. п. У всех на слуху название одного из видов такой новой валюты — «биткойн» (bitcoin). Согласно большинству источников, активная подготовка к выпуску валюты биткойн началась в 2007 году, а ее эмиссия — в 2009 году. Это валюта, которая не имеет отношения к официальным деньгам, выпускаемым центробанками. Биткойн — частные деньги.

Впрочем, в течение последнего века число случаев выпуска в разных странах денег, альтернативных официальным, измеряется тысячами. Эмитентами альтернативных денег выступали (и продолжают выступать) частные лица, компании, местные власти. Наибольшую известность в мире альтернативных денег приобрели так называемые «свободные» деньги германского предпринимателя и финансового теоретика Сильвио Гезелля (1862−1930). Уже после его смерти в 1932 году был организован выпуск «свободных» денег в австрийском городе Вёргль. Это было время, когда экономический кризис в Европе был в самом разгаре. «Свободные деньги» в Вёргле и других европейских городах позволяли ослаблять денежный «голод» в локальных масштабах и смягчать пагубные последствия экономической рецессии и стагнации.

При всем этом денежные власти (центробанки и минфины) пресекали эмиссию альтернативных денег как незаконных и подрывающих монополию банков на выпуск денег. Адольф Гитлер, который взошел на небосклон большой политики в том числе благодаря жесткой критике ростовщиков-банкиров, тем не менее нещадно уничтожал «свободные» деньги на территории Германии, Австрии, других ставших ему подконтрольных государств. И такой была позиция государственных и денежных властей во всем мире по отношению к любым видам альтернативных денег на протяжении многих десятилетий.

Ситуация существенным образом изменилась в начале 21 века. Когда появились цифровые валюты типа биткойна. В чем особенность этих альтернативных денег? Даже не в том, что эти деньги имеют электронную форму (сегодня подавляющая часть официальных денег являются безналичными и представляют собой записи на магнитных или оптических носителях). Главная их особенность в том, что их создание, обращение и использование может находиться вне сферы контроля со стороны денежных властей. Доступ к информации о денежных транзакциях имеют только участники сообщества частной цифровой валюты, которые общаются между собой по электронным каналам связи (интернет). От внешних «глаз» участники и их операции защищены с помощью специальных паролей и шифров, почему частные цифровые деньги (ЧЦД) еще называют «криптовалютой».

Важным элементом системы ЧЦД является технология «блокчейн», или «распределенного реестра» (РР). Не вдаваясь в технические детали, отметим, что технология РР позволяет фиксировать все операции всех участников сети ЧЦД. Все участники сети имеют равный и полный доступ ко всей информации по транзакциям. Эксперты утверждают, что технология РР позволяет обходиться без посредников, архитектура сети ЧЦД является горизонтальной, одноэтажной, одноранговой. Сеть ЧЦД получила название пиринговой — от английского слова «peer», что значит «равноправный участник». Участники пиринговых сетей не нуждаются ни в нотариусах, ни в гарантах, ни в поручителях, ни в регистраторах, ни прочих традиционных участниках рыночных отношений, обеспечивающих (сопровождающих) сделки купли-продажи товаров и услуг, кредитования, аренды, лизинга, операции на фондовых рынках и т. п. Но самое главное: пиринговые сети и технологии РР позволяют обходиться без банков, которые в учебниках по экономике принято величать «финансовыми посредниками». Они, как утверждают эксперты, не нужны не только для кредитных операций, но даже для проведения расчетов и платежей.

Таким образом, самое революционное преобразование в мире денег и финансов заключается в том, что цифровые технологии ставят под вопрос монопольное положение центробанков в деле эмиссии денег и существование коммерческих банков как традиционных финансовых посредников на рынках денег.

Первой реакцией банковского мира на появление биткойна и других ЧЦВ было желание запретить их создание, обращение и использование. Центробанки и минфины многих стран сделали заявления и даже приняли ряд нормативных документов, которые объявляли биткойн и другие криптовалюты незаконными платежными средствами. Некоторые страны, правда, допускали использование ЧЦД за пределами банковской системы. Банкам же было запрещено даже приближаться к этому новому загадочному финансовому инструменту.

Некоторые государства пытались искоренить ЧЦД административными мерами. Но эффект был небольшим. Достаточно привести лишь один пример. С 2011 года в электронном пространстве начала функционировать цифровая торговая площадка под красивым названием «Шелковый путь», средством платежей на которой была валюта биткойн. Основный вид деятельности — торговля наркотиками (прикрытием служила торговля обычными товарами). Управляющий «Шелкового пути» Уильям Росс Ульбрихт по кличке «Ужасный пират Робертс» (Dread Pirate Roberts) физически находился на территории США (в Сан-Франциско). Потребовалось два с половиной года, чтобы ФБР США смогло арестовать этого самого «пирата». За это время через площадку прошли операции, связанные с наркотиками, на сумму 9,5 млн. биткойнов. Подсчеты показывают, что за указанный период времени криптовалюта чуть ли на 80−90% обслуживала торговлю наркотиками и иными запрещенными товарами. Версии того, почему Федеральному бюро расследований потребовалось целых 2,5 года для того, чтобы прикрыть «цифровую лавочку», расходятся. Одни эксперты утверждают, что, мол, транзакции с использованием ЧЦД действительно трудно обнаруживать. Другие считают, что история с «Шелковым путем» свидетельствует о том, что американские спецслужбы (включая ФБР) утратили профессионализм и перестали «ловить мышей». Третьи называют самую неприятную версию: криптовалюты — проект американских спецслужб, и они на протяжении 2011−2013 гг. «крышевали» «Шелковый путь» для того, чтобы вывести биткойн на орбиту.

Удивительно, но именно в 2013 году отношение денежных властей ряда стран стала смягчаться в отношении биткойна и других ЧЦВ. Например, Минфин Германии признал биткойн в качестве средства расчетов, правда, за пределами банковской системы страны. Решение трактовалось следующим образом: надо попытаться вытащить подпольный бизнес на поверхность, а участников транзакций с использованием цифровой валюты заставить платить налоги.

Что касается США, то Федеральный резерв и другие финансовые регуляторы достаточно сдержанно относятся к идее полной легализации частных цифровых валют. Между прочим, сейчас в Америке банки и бизнес находятся в состоянии напряженного ожидания. Инвестиционный фонд известных в США братьев Уинклвосс обратился в Комиссию по ценным бумагам и биржам США с заявлением. В нем содержится просьба разрешить использовать биткойн в качестве расчетного средства для работы на бирже. В случае, если решение будет положительным, то Winklevoss Bitcoin Trust станет первым биржевым биткоин-фондом в США. Это привлечет внимание трейдеров, работающих с традиционными активами, что, в свою очередь, может поднять инвестиционную привлекательность биткойна. Впрочем, эксперты оцениваю вероятность разрешения и вероятность отказа со стороны Комиссии как 50:50.

На фоне сдержанной и осторожной позиции финансовых регуляторов США крайне решительно выглядят некоторые другие страны. Денежные власти этих некоторых стран пришли к выводу, что извести цифровые валюты они не сумеют. Поэтому они решили оседлать процесс бурного распространения цифровых валют, управлять им в нужном для них направлении. Они заявили о том, что будут сами создавать цифровые валюты, которые, естественно будут легальными деньгами. Сначала они будут выпускаться и обращаться параллельно с официальными традиционными деньгами, а в более отдаленной перспективе они могут стать единственным видом денег. Что это за страны? Великобритания, Канада, Нидерланды, Швеция и некоторые другие. Наиболее громкие заявления исходили от Банка Англии, начиная с 2014 года.

Но самой настоящей сенсацией стало недавнее заявление Народного банка Китая (НБК). Он объявил о подготовке к выпуску собственной цифровой валюты. Китайские СМИ в начале текущего года сообщили, что НБК уже приступил к тестовым испытаниям цифровой валюты ChinaCoin с привлечением коммерческих банков нескольких китайских городов. О китайском проекте ChinaCoin постараюсь рассказать отдельно. Он, по мнению экспертов, является наиболее продвинутым в мире на сегодняшний день и может серьезно повлиять не только на китайскую, но и мировую финансовую систему.

А что происходит в России? Пока цифровые валюты не сильно распространены в нашей стране. Разговоров о биткойне много, интерес к криптовалюте высокий, но операции с этим видом денег осуществляют очень немногие энтузиасты и люди, склонные к азартным играм (курс биткойна очень волатилен, он не может рассматриваться как деньги с их традиционными функциями, скорее это инструмент финансовых спекуляций). Согласно экспертным оценкам, капитализация российского рынка биткойна в 2016 году составляла около 60 млрд руб. (эквивалентно 1 млрд долл.) По оценке Росфинмониторинга, в конце прошлого года на российском рынке криптовалют работало около 100 тысяч человек. И хотя почти все они — малый бизнес или даже физические лица, вопрос лицензирования операций с цифровыми деньгами необходимо решать.

Банк России несколько раз заявлял, что криптовалюты не могут считаться деньгами. Естественно и речи не может быть о том, чтобы коммерческие банки участвовали в операциях с цифровыми валютами. Более жестко высказались на этот счет другие наши организации и ведомства. Например, Следственный Комитет России требует немедленного введения уголовной ответственности за использование биткойнов и других цифровых валют. ФСКН России сигнализирует о том, что наркоторговцы постепенно переходят в своем бизнесе на расчеты в биткойнах.

Возникла острая необходимость в принятии нормативных актов, определяющих статус цифровых валют и возможности их использования в Российской Федерации.

В марте 2016 года Минфин РФ начал подготовку законопроекта о введении уголовной ответственности за операции с биткоинами и другими криптовалютами. Идею раскритиковал президент Сбербанка Герман Греф. Позднее замминистра финансов Алексей Моисеев сообщил о том, что подготовка документа приостановлена. В октябре 2016 г. он заявил, что использование биткойна в России в настоящее время, мол, не является массовым и не угрожает финансовой системе страны, поэтому министерство пока решило подождать с законодательными инициативами по биткойну, в том числе об ответственности в этой сфере.

В начале текущего года зампред Банка России Ольга Скоробогатова заявила, что электронная валюта должна быть национальной, чтобы граждане имели все гарантии государства по такому виду операциям. «Все регуляторы пришли к выводу, что, если говорить об электронной валюте, надо о ней говорить как о национальной валюте. Когда эмиссия контролируема, когда игроки понимают, кто за этим стоит, когда риски взвешены и когда клиенты и граждане абсолютно четко понимают, что это гарантировано государством», — обосновала позицию Банка России Скоробогатова. Она также подчеркнула, что ЦБ и Минфин в середине года выйдут с предложением по регулированию криптовалюты в России.

При таких темпах реагирования на цифровую революцию мы упустим и все возможности, и проспим все угрозы, которые возникают в связи с рождением цифровых денег. На фоне бездействия наших денежных властей операции с биткойнами уже почти полностью вышли из подполья. Вот лишь один пример. В начале марта СМИ радостно сообщили: предприниматели из Санкт-Петербурга установили первый биткойн-терминал (наподобие обычного банкомата) с возможностью покупки за наличные цифровых валют. Кроме биткоина можно купить и другие криптовалюты, включая лайткоин, эфириум и анонимную валюту зкэш. Реакция на эту новость со стороны ЦБ — нулевая. Подобные «новации» — явный признак того, что мы можем войти в фазу серьезного финансово-денежного хаоса.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.11.17 22.40.48ENDTIME
Сгенерирована 11.17 22:40:48 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2628261/article_t?IS_BOT=1