Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

завтра  20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

О будущем социализма


Михаил Леонидович, а есть ли у социализма хоть какая-то экономическая альтернатива? Если нет, то насколько его наступление неизбежно? И возможен ли, хотя бы теоретически, не революционный, а плановый переход от капитализма к социализму?

Ключевым открытием Карла Маркса в социальной философии было то, что он первым отметил важную вещь: что если следовать логике Адама Смита о том, что для нормального развития экономики рынки должны расширяться, то в этом случае, поскольку Земля ограничена, в какой-то момент возможности для продолжения капитализма закончатся.

Это было абсолютно революционное открытие, потому что ранее такой постановки вопроса не было никогда (что эта модель развития конечна). После этого, естественно, начинается целая куча разных любопытных вещей. А именно: если эта модель конечна, то прежде всего вопрос: а что будет дальше?

И, соответственно, сразу же возникают вопросы, а можно ли каким-то образом определить, как будут развиваться события, когда этот самый конец наступает. Это очень любопытное место, и, собственно говоря, все то, что мы сегодня называем марксизмом, — это как раз попытка описать, где этот самый конец капитализма. В этом смысле то, что обычно в литературе называют социализмом, — это описание Марксом, Энгельсом и их последователями схемы конца капитализма.

Схема эта достаточно хорошо известна. Суть ее состоит в том, что Маркс, а за ним и его последователи считали, что ключевой элемент — это уровень обобществления производства. И по мере того, как этот уровень становится достаточно высок, происходит переход контроля за этим обобществленным производством в руки рабочего класса.

Сегодня они понимают, что эта модель в таком виде, в каком она описана Марксом, Энгельсом и их последователями, больше не работает. Прежде всего потому, что капиталисты тоже читали Маркса-Энгельса и приняли радикальные меры для того, чтобы не было самого рабочего класса. В современной экономической модели рабочего класса в том виде, в котором его воспринимал Маркс, — просто нет.

Дальше существовали разные фикции вроде так называемого среднего класса, который в восприятии Маркса классом попросту не является. Но главное — процесс, который описывал Маркс, он на сегодняшний день невозможен.

По этой причине говорить о том, что сегодня возможно построение социализма в духе Маркса, — невозможно, потому что не существует действующего механизма. Кроме того, всю логику Маркса очень сильно порушила революция 1917 года в России.

Дело в том, что по Марксу к тому моменту, когда она произошла, условия еще не были готовы. По Марксу — нужно было дойти до такого уровня обобществления, при котором весь мир представлял бы из себя единый экономический кластер. А на момент русской революции в мире было несколько экономических кластеров, и противоречия между ними были сильнее, чем противоречия между капиталистами и пролетариатом.

То есть в этом смысле можно было мотивировать пролетариат на борьбу с внешним врагом. Условия по Марксу для такого обобществления сложились только в 1991 году, но к 1991 году уже не было рабочего класса.

Иными словами, тот Марксизм, который мы знаем по первоисточнику, — он сегодня не работает. При этом базовая логика Маркса, уж коли она основана на логике Адама Смита, — никуда не исчезла. И сегодня мы видим, что тот кризис, который происходит в мировой экономике, — это как раз кризис конца капитализма. Но он не приводит к власти рабочего класса — к диктатуре пролетариата — просто потому, что пролетариата нет в необходимом количестве.

По этой причине говорить о том, что социализма не будет, — нельзя, потому что у нас сегодня нет представления о том, каким может быть этот социализм. То есть у нас сегодня нет адекватного описания общественного устройства посткапиталистического общества.

Если мы посмотрим на наши исследования, то увидим, что, скорее всего, мы вернемся назад — в рамках социально-экономического и социально-политического устройства общества. Ну, грубо говоря, в 1920-е годы. И возврат технологий в ту индустриальную эпоху приведет к повторному возникновению пролетариата. И в этом смысле вполне возможно, что логика Маркса снова начнет работать.

Но стопроцентной уверенности в этом нет. Таким образом, мы сегодня оказываемся в очень странной ситуации, при которой мы понимаем, что конец капитализма налицо, а вот модели, которая придет ему на смену, просто нет. При этом та модель, которую выстраивал Сталин в 30-е–40-е годы (ну, в начале 50-х), а также та, которую стали выстраивать после Хрущева, — эти модели обладают рядом проблем и недостатков. И повторение их, скорее всего, прямого успеха не даст.

И надо очень тщательно подумать о том, какие еще в принципе возможны варианты, и как эти варианты можно реализовать на практике. Фактически мы сегодня находимся в ситуации, когда нам (в смысле, человечеству) необходимо заново повторить ту работу, которая была сделана Марксом и его последователями в конце XIX – начале XX века, — в новых условиях. До этого говорить о том, как будет выглядеть система — невозможно.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.10.22 09.38.09ENDTIME
Сгенерирована 10.22 09:38:09 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2654900/article_t?IS_BOT=1