Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Сага про старца Серафима Саровского


К ЧИТАТЕЛЯМ   
Глава 1. 1991: Гонения в режиме реального времени  
Глава 2. Миф о разрушении храмов. Самая «жареная» тема России    
Глава 3. Ретроспективная   
Глава 4. Москва 1917-го. Третья революция   
Глава 5. Самый таинственный социальный образ в мировой истории: большевик в натуре, который не существовал
де-факто
    
Глава 6. Еще раз о причинах разрушения храмов 
Глава 7. Исчезнувший из памяти России великий раскол РПЦ.
Обновленческое движение церкви
   
Глава 8. Чьи законы лучше?   
Глава 10. Церковь казенная
Глава 11. Царские гонения церкви, или Разрушительная сила РПЦ
Глава 12. Церковно-эпатажная
Глава 13. У кого были мотивы для ненависти к РПЦ
Глава 14. Церковь организует военные гонения на народ
Глава 15. Самая страшная геокатастрофа планеты и изъятие церковных ценностей в 1921-1922 годах
Глава 16. Как все же закрывали «храмы Божие»?
Глава 17. Продуманные гонения Хрущева
Глава 18. Будда против Сталина, Шао-линь против Чека
Глава 19. Национальный вопрос стал причиной Второй мировой войны
Глава 20. 0 тупиковой проблеме человечества
ИТОГИ

Для подзабывших: существует ряд стандартных признаков так называемой святости. Это - нетленные мощи святого, чудеса и подвиги веры при жизни, исцеления при жизни страждущих и исцеления у места упокоения, сбывшиеся (после смерти) пророче­ства, исцеления после смерти по молитве и помощь в делах. С фев­раля 1892 по октябрь 1894 года «изыскивались» чудеса для состав­ления каталога чудес на случай открытия мощей. Первая комис­сия, назначенная Синодом, собрала 94 чуда. Но тут случился ка­зус, и серьёзный.

Тамбовский епископ Димитрий Ковальницкий, наверно после­дний верующий иерарх РПЦ на тот период, стал противиться уж очень ублюдочной канонизации Серафима Мошнина. Ведь таких придурков было много, и выделить одного из кучи не было воз­можности. Тамбовский епископ только под давлением, скрепя сер­дце, «признал» 4 чуда. Дело заглохло и всплыло в 1895 году. Но к тому времени и новые чудеса «нашлись», и появилась огромная куча писем от «исцелённой» публики. Уж очень нужен был какой-нибудь «святой» нового царя для лохов. Но уже Синод не стал на­стаивать на канонизации. Тогда Николай II давит на обер-проку­рора Победоносцева, тот давит на Синод... Епископ опять начина­ет проверять чудеса и... например: «чудо стояния на камне». На запрос Ковальницкого игумен Саровской пустыни Нифонт отве­тил: «О подвигах старца Серафима мы знаем, о тайных же действи­ях каких, также и о стоянии тысячи дней и ночей на камне нико­му не было известно»... И так по всем пунктам «прайс-листа».

    Епископ в 1897 году уж как мог составил два каталога с чудесами вполне лояльного толка, но это не тянуло на большой перформанс. Уже сам Синод стал отнекиваться. (Ведь там-то дураков не было - лишь умные авгуры с дипломами академии.) Дело опять всплыло в 1902 году. Подключились министр внутренних дел Святослав Плеве, обер-прокурор Синода Победоносцев и примкнувший к ним супершарлатан РПЦ и всея Руси Иоанн Кронштадский. И в конце концов Николай II просто приказал Победоносцеву канонизировать Мошнина. Помните, как в фильме «Чапаев» Василий Иванович приказывает комиссару-жидомасону Фурманову выдать дипломы врачей полковым фельдшерам?
    Кстати, небезызвестный церковно-литературный популяризатор епископ Иосиф Брянчанинов создал великолепную серию «фэнтэзи» о Серафиме, в том числе «Записки помещика Мотовилова» (я сам, дебил, ещё в советское время делал копии с той писанины, которую подавали чуть ли не как «откровение»; бывало, что и со слезой молился, медитируя на сердце, вроде «пневматиков» взыскуя «Фаворский свет», который являл Мотовилову старец Серафим. И не он один писал такие поп-стори...)
    Но, вообще-то, надо бы и о мощах подумать проформы ради... И вот наконец 11 января 1903 года митрополит Московский Владимир, С.-Петербургский Антоний, Нижегородский Назарий, архимандрит С. Чичагов и, естественно, тамбовский епископ вскрывают ящик, а там хрен знает что... Но все уже были готовы сляпать что надо по процедуре и отвязатся от этого дела. Если пипл хавает такую парашу - то и плевать. Но тамбовский епископ, которого уже вроде уломали, опять взбрыкнул, вспомнил про Апостола Петра и трёх петухов, пошёл в глухую несознанку и отказался признать останки (клок бороды на полусгнившем черепе и несколько полусгнивших костей) за «нетленные мощи». Он боялся, «как бы не вышел вред великий для церкви». В перлюстрированном «чёрным кабинетом» письме Вейнштока от 27 апреля 1903 года можно прочесть следующее: «Он (то есть еп. Дмитрий. - А.К.) заявил, что бумагу, удостоверяющую нетленность мощей, он не подпишет, так как окромя трухи ничего в могиле Серафима не видел».

Он достал Синод и его... сослали «с повышением» в отдалённую епархию.

Кстати, по каталогу Серафим в семилетнем возрасте звездонулся с колокольни, «пришёл» на ноги (типа «упал-отжался»), и хоть бы хны. Это, наверно, стало как бы специализацией Серафима в дальнейшем, так как после куча мусоров и людей «видела», как старец в молитвенном экстазе спокойно левитировал в воздухе вне дома, а в келье под потолком. (Жириновский на съезде ЛДПР в 2001 году [сентябрь] говорил, что с отцом Серафимом на пару ле­витировал его прадед Хаим Пуришкевич, брат выкреста Владими­ра Пуришкевича.)

Назначили нового епископа, и всё тип-топ. Келейно. Но услуж­ливый дурак опаснее врага. Председатель Священного Синода Петербургский митрополит Антоний разродился статьёй «Необ­ходимое разъяснение» в официозной газете «Новое время», где он сдуру, не поняв что и как - толком никто ничего и не знает, стал разъяснять несоответствие канону. Номера газеты среди образо­ванной части населения России стали распространяться из рук в руки. Статью переписывали от руки, так как полиция под руко­водством цензурного комитета перекрыла дыхала всем издателям, чтобы не было никаких перепечаток и комментариев. Но, как все­гда, не сказав ничего по сути, это чучело возбудило всеобщее лю­бопытство.

Из письма (также перлюстрированного) начальника Переселен­ческого управления Министерства внутренних дел генерала Кривошеина: «Ну кстати ли в наше время в газете говорить о воскре­шении мёртвого из костей пророка Елисея?! Мы все это "знаем" - и прекрасно! И говоря об этом в церкви, в подобающей обстановке и подобающей публике. Воля ваша, а этот Антоний - просто-на­просто дурак. Хуже того, тупица, деревянный человек. Вот уж со­бирательный тип интеллигента средней руки, которых мы с вами терпеть не можем, - статский советник, но уж никак не иерарх, как я его себе и представлял. Я очень боюсь этого Сарова, опасная вещь...»

Таких писем лиц любого уровня были тысячи.

«В Петербурге много разговоров по поводу мощей святого Сера­фима - опасаются, что отсутствие нетленного тела может вызвать в народе соблазны. Рассказывают, что монахи Саровской пустыни были против открытия мощей, говоря, что мощей нет».

«Монахи руководились желанием избежать сомнений и волне­ний в народе. Едва ли масса народа знает, что церковь чтит и кос­ти святых, между тем в народ, видимо, пущены какие-то небла­гоприятные слухи, и Бог весть, к чему эти слухи приведут».

     В числе прочего митрополит, не поняв, а точнее сам не прочтя, ссылался на авторитетное, по его мнению, свидетельство профессора Духовной академии Голубинского, изложенное в книге «История русской церкви», которую не разрешали переиздавать пос­ледние 20 лет...
    «Нетление мощей, - пробует найти лазейку митрополит Антоний, - вовсе не считается общим непременным (выделения митрополита Антония. -А.К.) признаком для прославления святых угодников. Доказательства святости святых составляют чудеса, которые творятся при их гробах или от мощей, целые ли это тела или только кости. Нетление мощей, когда оно есть, есть чудо, но только дополнительное к тем чудесам, которые творятся через их по­средство... И святость старца Серафима определялась не свойством его останков, а верою и многочисленными чудесами, ибо у святого человека всё свято и чудодейственно, даже тень, даже одежда, а не только тело или кости»...
    «Таким образом, - пишет ещё один корреспондент, - если бы в гробу старца Серафима были обретены одни только "порты", то и они должны были бы оказать "цельбоносное действие" на молящихся, с верою и надеждою припадавших к этим портам святого».
    Беда была в том, что другой авторитет церкви - профессор опять же Духовной академии Барсов - в статье, помещённой в «Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона», говорит буквально следующее: «Мощи - тела святых христианской церкви, оставшиеся после их смерти нетленными».
    И уж полный облом идеи канонизации деда Мошнина звучит в словах апостола славянофильства Д.А. Хомякова, который писал редактору исторического журнала «Русский архив» следующее: «Едва ли уместно письмо митрополита Антония об нетлении мощей Серафима. Что значит наврать в начале, так чепухой и пойдёт всё до конца. (Хомяков и не предполагал, что в XXI веке вся Россия опустится в духовное убожество и опять потянется к фуфлу века XIX. - А.К.) Ведь всё, что он пишет, не выдерживает критики самой снисходительной. Дело не в том, какое отношение к святости, к нетлению, а в том, имеет ли смысл выставить для чествования останки, утратившие тот образ, который даёт основание не хоронить покойника? Если бы тела не тлели, то их бы и не нужно было засыпать землёй. Если же они истлели, то не для чего их из оной вынимать. Замечательно, какой всеобщий упадок простого смысла во всём и почти».

 

* * *


    В 2002 году в России с немыслимой помпой отпраздновали не просто столетнюю «дату воссияния» Прохора Исидоровича, но и обретение нетленных мощей!
    Эти так называемые «нетленные мощи» как экспонат всероссийского фуфлогонства до 1930 года лежали в Центральном антирелигиозном музее СССР в Москве. В силу того, что в этот музей вообще никто не ходил, его тихо как-то закрыли. И неизвестно, когда произошло «святобретение вновь найденных останков». (Где, правда? В Центральном архиве народного хозяйства?)


 

Memory return


    Были и протокольные накладки. Так, неизвестный автор письма к обер-прокурору Победоносцеву сообщал о полном несоответствии между протоколом осмотра мощей и историческими данными: «В протоколе синодальной комиссии и в акте освидетельство­вания, совершённом обоими митрополитами, сказано было, что в руках старца находился металлический крест, тогда как во всех житиях (уже запущенных пиплу. - А.К.), а также в монастырских записях указывалось, что в руках умершего старца находилось "финифтяное изображение преподобного Сергия"». Потому автор делает предположение, что «обнаруженные в колоде останки вряд ли принадлежат преподобному старцу Серафиму, а, по всей вероятности, Марку Затворнику...»
    Оный Марк Затворник умер 15 годами ранее Серафима.
    Короче, синодальная комиссия придумала благообразную формулировку, объявив кости и волосы Серафима не «нетленными мощами», а «всечестными останками». (Дураки и проходимцы в 2002 году даже до этого не додумались.) 21 января 1903 года Синод сформулировал поданый его императорскому величеству торжественный доклад, и далее всё пошло как надо...
    Кроме того, все оппозиционные группы того периода напечатали прокламации по этому поводу. Вот характерная листовка - «К саровским богомольцам».
    «Слушайте богомольцы! Мы не будем говорить вам о мощах Серафима: вы знаете уже то, что напечатал петербургский митрополит в газетах. Когда вырыли из могилы гроб, то нашли в нём лишь истлевшие червивые кости. Мы не будем говорить и о Серафиме, ваше дело - верить в него или не верить. Но вот о чём мы хотим спросить вас: для чего правительству и попам понадобилось столь нагло обманывать вас?
    Везде теперь в России происходят крестьянские и рабочие волнения. Забитые и изголодавшиеся крестьяне, ободранные догола помещиками и царскими чиновниками, не могут больше терпеть, встают и требуют, чтобы им возвратили ту землю, которой вечно владели их деды, и чтоб дали им самим съедать тот хлеб, который идёт теперь в помещичьи и чиновничьи утробы. Рабочие не хотят больше гнуть с утра до вечера спину, надрываться и гибнуть для того, чтобы набивать мошну фабрикантам. И рабочим, и крестьянам надоело работать на других, они поднимаются и заявляют, что не позволят больше издеваться над собой.
    И вы знаете, как правительство отнеслось к этому! Царь и министры отправили войска к восставшим крестьянам Полтавской, Черниговской, Саратовской, Тамбовской губерний. Солдаты под руководством губернаторов расстреливали крестьян, забивали их нагайками, засекали насмерть розгами. Также поступают и с рабочими - избивают, сажают в тюрьмы, ссылают в Сибирь, убивают. Этими зверствами царь и министры надеялись устрашить кре­стьян и рабочих, но ошиблись: насилия озлобили трудящихся, и волнения усилились. Тогда правительство задумалось: ведь если всё расстреливать да пороть, то можно, пожалуй, ждать, что у нашего народа лопнет терпение и он накладёт нам самим по шее.

    Народ русский набожен, попробуем отвлечь его от житейских дел и занять мирскими. Для этого пригодились попы и митрополиты, которым не впервой утешать голодных небесными обедами. Они недолго думали, вспомнив, что 70 лет назад жил какой-то старец Серафим, и решили объявить его мощи, зная, что народ легко поверит этому.
   Правительство обрадовалось, народ повалит на поклонение мощам, попы объяснят, что этим чудом бог показывает особую милость и одобрение царю и правительству. Народ поверит и снова станет смирен и терпелив, снова будет терпеть голод и насилие и покоряться...»

    Из отрывка донесения заведующего дворцовой охранной агентурой ротмистра Герарди, который был командирован на саровские торжества:
    «Секретно. Народу в городе около 20-25 тысяч. Известен ряд чудесных исцелений. Настроение массы - религиозное. Интеллигенции нет. В Орехове и Красенках были подброшены несколько прокламаций...» (Донесение от 16 июля за N 495.)
    Были приняты безпрецедентные меры безопасности.
   Из дела канцелярии дворцового коменданта N17(567) за 1903 г. Л. 17: «По пути следования от Арзамаса до Тамбовской границы было: 99 урядников, 415 стражников, 121 городовой.
    В Лукьяновском уезде в охране жел/дор. было 52 урядника, 145 стражников, 11 городовых, 1253 десятских.
   В охране жел/дор. в Арзамасском уезде было: урядников 114, стражников 223, десятских 523... В пределах одного района одного из уездов Нижегородской губернии мобилизовано было 1996 чинов полиции и десятских...» Всего вместе с чинами в самом Сарове (надоело выписывать) было задействовано 12 482 человека. Кроме того, из обеих столиц прибыл спецотряд из 187 полицейских чинов. (Джеймсы Бонды того периода, бьющие навскидку из нагана в подброшенный пятак.) И это не считая большого отряда жандармов «под прикрытием» и огромной орды «добровольной охраны», которая состояла из патриотически настроенных внештатников, которые работали под народ. В резерве на случай бунта стояли в эшелонах два пулемётных полка. Но эти ребята всё же мерили по себе, - народ-то это схавал и не взбзднул никак.


 

*  *  *


 

    Вся эта лабуда была известна образованной России. Более того, сохранилось много отрывков из переписки и выступлений (печатных и устных) самих попов, которые не истины ради, а вполне здраво рассудив, что нельзя дешёвой и тупой профанацией подрубать сук, на котором сидишь, говорили о том, что сие действо надо бы спустить на тормозах и «затушить». Некоторые даже предлагали вообще не признавать ни мощи, ни самого Мошнина за святого. И прецедент был достаточно хорошо известен. Это факт официального изъятия мощей так называемого Иоанна Пустынника.
    Монахи собрали «останки» названного Пустынника и объявили их нетленными мощами. Потопали богомольцы, «нашлись» и чудесно исцелённые, свершались и чудеса. Но кто-то, явно из своих, пустил слух, что мощей-то нет, а есть только кости, и то неизвестного происхождения. (Наверно, кто-то с кем-то не поделился.) На удивление быстро в дело вмешался Синод, сформировали комиссию, и слухи подтвердились: «В истлевшем гробе комиссия нашла одни кости, кои уже все истлению подлежаны и воню персти от себя издающие». Синод приказал: «Так как мощей его в часовне не явилось, а найдены только человеческие кости, и то уже истлению предавшиеся, а того ль Иоанна или другого человека - познать не по чему, то, дабы впредь народу не было претыкания и соблазна, новоявленные кости приказано было зарыть в той же могиле, а место сровнять с землёй» (Опись документам святейшего синода за 1752 год. С. 165-168).
    Так что и пример был, и время было... Но интронизация состоялась... (Архив архимандрита Чичанова; Протокол Синода за 1903, N 2135; Новое время, 1903 г.; Донесения ротмистра Герарди от 16 июня за N 495 и др.) Кроме смеха так называемый св. Серафим ничего не вызывал даже у не дураков среди мужиков. Это был своего рода «фельдфебельский», казённый православный истукан.
    Характерно отношение к святым мощам уже после окончания спектакля. Из письма архимандрита С. Чичагова к дворцовому коменданту генералу Герману Гессе (не путайте с автором «Серого волка»): «Печальные известия получаются из Сарова, и скорбит сердце моё. С моим отъездом воцарился полный безпорядок, дошедший до того, что митрополит приказал произвести дознание тамбовскому архиерею. Дознание открыло все безобразия: святые мощи брошены без призора, в грязи; начальство не желает надсматривать; на источнике - страшная грязь по колена и невозможно купаться; братия пьянствует».

Но кроме того, из Сарова постоянно шли прошения с просьба­ми о повышении. Тот же Чичагов просил епископскую кафедру, обращаясь к тому же Гессе за содействием (Дело канцелярии двор­цового комендантаN 17567 за 1903 г. JL 139-140).

Кроме того, монахи Сарова поставили на поток производство осколков «камня великого чуда стояния», кусков мантии старца Серафима и литрами продавали «оставшееся от лампады масло Серафима». И мало того, что торговали, так и сертификаты выда­вали, типа «всё в натуре». Втихаря завозили подводы камней, и в мастерских команда бомжей того периода старила привезённую материю.

Это достало даже попов. И уж на что черносотенцем и погром­щиком был митрополит Московский Владимир, но и он вмешался и в письме в Синод от 14 марта 1905 года писал:

1.   «В последнее время слишком много поступает ко мне хода­тайств, подобных настоящему (он имеет в виду прошения Чичаго­ва. - А.К.). Подобные ходатайства вызываются небезкорыстными целями».

2.   «Снабжения частицами мантии и камня с удостоверениями на подлинность их со стороны Саровской пустыни всё более уча­щаются».

Синод заслушал предложения Московского митрополита на за­седании 1 марта и приказал митрополиту Владимиру отдать рас­поряжение новоназначенному тамбовскому епископу Иннокентию о том, чтобы «на будущее время выдача из Саровской пустыни час­тиц мантии преподобного Серафима и камня, на котором он молил­ся, а равно и удостоверений о подлинности их была воспрещена».

    Кстати, основное доказательство саровского фуфла - «его» так называемое пророчество, опубликованное во всех тогдашних газетах: «В начале царствия сего монарха будут несчастия и беды народные. Будет война неудачная. Настанет смута великая внутри государства: отец поднимется на сына, брат на брата. Но вторая половина правления будет светлая, и жизнь государя благовременна».
    Это хорошо читалось после 1918 года, и неплохо бы знать современным зинующим и верующим.

Паозёрский М.Ф. Преподобный Серафим Саровский. М., 1924.
Горев М. Последний святой (О канонзации Иоанна Тобольского 22 мая 1914 года). М.-Л., 1928.
Его же. Русские святые перед судом истории. М.-Л., 1924.

    Но современный русский верующий от доктора наук и ниже, как обычно, не имеет социальной памяти, туп и нелюбопытен...
    Из XXI века в XVI - УРА! (Ой, что это я? ВАУ!!!)
 

Миф про осквернение мощей

Есть один период в истории РПЦ, который закончился вели­кой хохмой и оттолкнул от себя уж точно десятка три миллионов верующих. Началось всё случайно. В октябре 1918 года в помеще­ниях Александро-Свирского монастыря (Петрозаводская губер­ния), как обычно, искали партию оружия. Сведения были точные, но кто-то стуканул, всё перепрятали. И когда поняли, что ничего не найти, то от тоски, на всякий случай, открыли литую серебря­ную раку с «нетленными мощами» Александра Свирского. Там лежала восковая кукла. К этому времени попы уже всех достали, и никто не стал деликатничать. Этот случай предали широкой ог­ласке. Все одурели, пошли кривотолки, шумиха и под это дело были созданы солидные комиссии, по возможности обеспеченные кинокамерами, с участием представителей зарубежной прессы. И в обязаловку с понятыми из мирян и попов. Произвели 63 вскры­тия в 14 губерниях. Ну, знамо дело, нетленных мощей вообще не было, и даже мумифицированных трупов не насчитали и десятка.

Из известных мумий: « мощи » Авраамия Мученика (Владимир), мощи князя Георгия (Владимир), мощи Прокопия Устьяновского (Вельск), мощи виленских угодников: Антония, Иоанна, Евстафия (Москва), мощи Арсения Чудотворца (Жёлтиковский монастырь, Тверь).

    Мумии с разрушенными и истлевшими костями: Феодосия Тотемского (Тотьма), Ефросинии Полоцкой.
 

Кости в ассортименте,
или кучки костей «натюрлих хрэн дэ'поймэш»


    Авраамий Мученик (Владимир) - «...по снятии покрова была обнружена вата свежего происхождения, в которой лежала группа костей не одного лица, по крайней мере двух. Одна кость по внешнему виду отличается от всех других костей свежестью. Внутри черепа вата».
    Князь Андрей (Владимир) - «Под княжескими одеждами большое количество ваты. В вате кости со следами явного разрушения».
    Князь Гавриил (Юрьев-Польский) - «Кости скелета, лежащие на слое ваты. Мелкие кости ступней и кистей рук отсутствуют. Обнаружены две лишние височные кости. Найдена лишняя тонкая кость».
    Петр и Февроний (Муром) - «Ящик, разделённый на 2 половины. Кости и в той и в другой половине далеко не все, а самые крепкие, как-то: бёдра, плечевые кости, череп. Всё издаёт характерный гнилой запах».

Князь Константин, чада его Михаил и Феодор, мать Ирина - «Четыре мешка с костями. Вата и тряпки, которым придана фор­ма груди. В местах, где должны находиться головы, - черепа, на­битые тряпками и ватой. На дне раки костяная брошка с надпи­сью "Шура"».

Епископ Иона (Суздаль) - «Толстый слой ваты, под которым человеческие кости, носящие отпечаток костяной трухлявости. Череп без нижней челюсти, обложенный новой холстиной».

Епископ Феодор (Суздаль) - «Под густым слоем ваты челове­ческий скелет, местами покрытый засохшей кожей. Нижняя часть представляет разрозненные кости, смешанные с землёй».

Ефросиния Суздальская - «Матерчатая кукла с кусками костей».

Евфимия Суздальская - «Груда истлевших и рассыпавших ко­стей».

Митрофан Воронежский - «Череп с приклеенными волосами, вместо центральной части тела - мешок, набитый трухой без костёв».

Супер-пупер мощи. Тихон Задонский (Задонск) - «Череп, вы­сохшая превращающаяся при прикосновении в порошок часть бер­цовой кости. Картон, выкрашенный под телесный цвет. Руки и ноги сделаны из ваты и картона. В перчатке прорез, в который вложен картонный муляж телесного цвета, к нему прикладыва­лись верующие. Дамские чулки, ботинки. Вместо груди железный каркас».

Симеон Праведный (Верхотурье) - «Кости тёмно-бурого цвета, покрытые плесенью. Череп внутри пустой. Нижняя челюсть от­стала. Скелет грудной клетки и позвоночника отсутствуют. Котей обеих стоп нет. Между черепом и тазом лежит толстый слой ваты, соответствующий длине туловища...»

Мощи сверхсупер-пупер де-люкс. Сергий Радонежский (тот са­мый!) (Сергиев Посад) - «Изъеденные молью тряпки, вата, полу­развалившиеся кости, масса мёртвой моли, бабочек, личинок. В черепной коробке в навощёной бумаге недавнего происхождения волосы».

Савва Сторожевой (Звенигород) - « Кукла из ваты. В вате 33 силь­но разрушившихся костёв».

Епископ Никита (Новгород) - «Полуразрушенный костяк, кое- где обтянутый засохшей кожей. Сохранилась только одна ступня ».

Мстислав Удалой (Новгород) - «Человеческий череп, отделён­ный от туловища. Правой руки нет. Скелет разрушен. На месте пра­вого бока груда трухи, истлевших тряпок и почерневших костей».

Князь Владимир (Новгород) - «Груда чёрных костей тряпок и трухи. Череп, расколовшийся на две половины. Отсутствуют ко­нечности. Остатки кожаных сапог машинного производства. Ко­коны засохших червяков».

Супер мощи-ханум. Анна, жена Ярослава (Новгород) - «Костяк не сохранился. Кое-где на остатках костей засохшая кожа, череп разрушен совершенно, кроме нижней челюсти. Вместо одежды труха, при развёртывании которой отделяется масса моли и пыли. Кости лежат в безпорядке».

Суперфайтер. Князь Феодор, брат Александра Невского (Нов­город) - «Малоберцовой кости нет, ступней нет. Череп лежит от­дельно от костей туловища, шейных позвонков нет. Кожа на спи­не совершенно истлела».

Иоанн Новгородский - «В безформенной груде костей трудно что-либо определить. Полуразвалившийся череп от времени почер­нел, кожа на остатках костей отсутствует».

Кирилл Новоозёрский (Белозёрск) - «Кукла, изображающая человека, с формою лица человеческого и со всеми его частями, как-то: носом, подбородком и т.д. Казалось, что под этим покро­вом действительно находится человек. Под покровом нашли лишь груду костей, причём некоторые, как-то: бедренная кость, задняя часть головной коробки, сохранили свою форму, все же остальные кости превратились в порошок. В черепе две медные монеты 1740 и 1747 г».

Всеволод-Гавриил - «Цинковый ящик, в котором оказались остатки разрозненных обгоревших костей, мусор из золы, земли, остатков извести и кусочков дерева».

Афонские мученики Евфиний, Игнатий и Акакий (Балашов, Саратовская губ.) - «В серебряном ящике три части отпиленных человеческих костей, одна от локтевой, а две от большой берцовой ».

Михаил Тверской (Тверь) - «Под большим количеством покро­вов схима белого цвета, а в ней в безпорядочном виде кости. Череп лежит отдельно с отделившейся челюстью».

Ефрем Новоторжский (Торжок) - «Череп кирпичного цвета, внутри вата. 6 лишних костей».

Мощи анекдотические. Тулиания Новоторжская - «Нормаль­ный шкелет, и конечности целые. Но, по преданию, она погибла мученической смертью, и её тело приплыло по воде без отрублен­ных рук».

Были и вообще без костей, например кукла, изображающая человека (мощи Кирилла Новозерского), кукла из ваты (мощи Сав­вы Сторожевого), металлическая кукла, а внутри кости, залитые воском (Питирим Тамбовский).

Но были и совсем непотребные, самое нейтральное из этого: «кусочки досок, старые монеты, банка фиксатуара "Брокар", стружки, кирпичи (мощи Павла Обнорского)...»

    Надоело выписывать. См. подробно:

Революция и церковь, 1920, N 9-12. Переиздание: О святых мощах. М., 1961.
Долой идолопоклонство. - Дело Революции, 1919, февраль (поповоду вскрытия мощей Тихона Задонского).
Горев М. Вскрытие мощей Тихона Задонского и Митрофана Воронежского. - Революция и церковь, 1919.
Красиков П. Религиозная хитрость. - Революция и церковь,1919, N2.
О «нетленных мощах» Александра Невского в Александроневской лавре в Петрограде. «Под спудом». - Революция и церковь, 1919, N3-5.
Об отсутствии мощей Макария, Жабынского чудотворца см.: Горев. М. Троицкая лавра и Сергий Радонежский. М.,1920. Снабжена фотографиями с процесса вскрытия мощей.
Семеновский. Данные науки о мумификации трупов.
Мощи (сборник). Х.,1922. Отчёт VIII-го Ликвидационного ОтделаНКЮ 8-му Всероссийскому Съезду Советов (декабрь 1920 г.).
Мещеряков Н. Поповские проделки. Самара, 1919.
«О ликвидации мощей». Всем губисполкомам. - Собрание Узакон. РСФСР, N 73-1920.
«Мощи». Сборник материалов и документов под ред. проф.В. Рожицина. X., 1922.
Судебные процессы (о подделке мощей). - Революция и церковь,1920, N9-12.
Семашко Н. «Чудеса» с научной точки зрения. - Коммунизм ирелигия. М., 1922.
Паозерский М.Ф. Русские святые перед судом истории. П.,1923. Обобщающая книга. Тут и количество святых, и их социальный состав, не известные никому (кроме быдла) святые, «чудеса», фабрикации мощей. И главное - много цитат из поповских классиков, пытающихся окоротить своих же отвязанных фуфлогонов...

     И ещё масса книг и, главное, куча статей в европейских и американских протестантских газетах.
    Кстати, когда началась эта бодяга, зашевелился Тихон и в феврале 1919 года выпустил особое «Доверительное письмо», где заявил, что, «считая необходимым по обстоятельствам времени устранить всякий повод к глумлению и соблазну», он поручает архиереям «по собственному их усмотрению и распоряжению с архипастырской заботливостью и рассуждением устранить всякие поводы к соблазну в отношении святых мощей во всех тех случаях, когда и где это признано будет необходимым».
    И вот в этот-то период и начинается большая серия поджогов (если деревянные) и взрывов церквей (если каменные), которые, как обычно, запишут в «гонения». При этом забудут сказать, что по какой-то случайности в этих церквях были те самые «нетленные мощи».

Из классиков. А.И. Герцен: «Чудесам поверит своей детской душой крестьянин, бедный, обобранный дворянством, обманутый освобождением, усталый от безвыходной работы, от безысходной нищеты, - он поверит. Он слишком задавлен, слишком несчастен, чтобы не быть суеверным. Не зная, куда склонить голову в тяжё­лые минуты человеческого стремления к покою, к надежде, окру­жённый стаей хищных врагов, он придёт с горячей слезой к немой раке, к немому телу, и этим телом, и этой ракой его обманут, его утешат, чтоб он не попал на другие, опасные, утешения». Ископа­емый епископ, допотопное правительство и обманутый народ.

На эту тему прочтите статью «Защитник» (Коммунист. X., 1923, N 93 от 27 апреля, N 94, 95 (подробно о циркулярах в отношении «мощей» и результатах оных проверок).

Шилов Я. Тихоновская церковь и Врангель. М., 1923.


 





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.

IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2020.04.02 03.08.10ENDTIME
Сгенерирована 04.02 03:08:10 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2665445/article_t?IS_BOT=1