Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Культ Трампа


В то время как ватага примелькавшихся пропагандистов, скитающихся с канала на канал ТВ, жадно ждет указаний: Трамп еще наш, или уже не наш, продолжим последовательно исследовать феномен культа Трампа.

М.Элиаде в трехтомнике «История веры и религиозных идей» выделял два принципиально разных типа культов: символический и буквалистский. В основе символического культа лежат те или иные идеи, ценности, восприятие мира. Лидер же культа является своего рода символом или олицетворением культа, носителем его идей. Не более, но и не менее. В символических культах лидеры могут меняться. Главное, чтобы смена была должным образом залегендирована и воспринята последователями без ущерба для сути культа. В буквалистских культах ситуация принципиально иная. Объектом поклонения, обожания, преклонения выступают не идеи и ценности, а конкретные люди, иконы и даже кинофильмы. В конце XX – начале XXI веков по наблюдению Йоана Кулиану, наиболее активно развивались буквалистские культы. Зачастую они не носят религиозного или идейного характера и конструируются маркетологами и другими специалистами по манипулированию для решения вполне конкретных бизнес и иных задач.

Культ Трампа носит символический характер. Стив Бэннон, наиболее известный, но далеко не единственный создатель культа, говорил по этому поводу в ходе предвыборной кампании: «Трамп – наш герой, наша надежда, но отнюдь не символ веры». После избрания Д.Трампа президентом все тот же Бэннон – своего рода хедлайнер группы основателей – в интервью каналу Fox в марте т.г. сказал: «Мы горды и счастливы тем, что Дональд Трамп стал законноизбранным президентом США. Люди, которые мне близки, которые не только читают Вreitbart, но и  отдали все силы избирательной кампании, связывают с Трампом мечты, чаяния и надежды. Но самый великий президент – меньше нашего движения. Движение не может всех своих целей достичь ни за четыре, ни за восемь лет.  Поэтому люди, поверившие Трампу, это – не его последователи, а его сотрудники».

За последние 10-15 лет вокруг американо-румынской школы исследований веры, религий и культов, основанной М.Элиаде и И.Кулиану, сформировался разветвленный междисциплинарный исследовательский коллектив прикладной направленности. Он публикует работы не только в области  религиоведения, но и политической аналитики, управления конфликтами и т.п. Если обобщить работы последних пяти лет в области изучения культов, то получится примерно следующее.

Лидер культа, в данном случае Дональд Трамп, должен обладать и обладает пятью важнейшими чертами:

- харизматичностью. В литературе этот широко используемый термин четко не определяется. Наиболее адекватно его можно понять в контексте теории установки Д.Узнадзе. Установка – это бессознательная готовность человека к действиям, связанным с удовлетворением конкретной, наиболее актуальной на соответствующий момент времени потребности. Харизматик обладает способностью активировать установки большого числа людей и канализировать их в направлении деятельности по достижению цели. Не просто цели, а цели харизматика, которую последователи сознательно или бессознательно воспринимают как свою личную. Трамп, несомненно, обладает харизмой, что не раз доказывал в бизнесе, телешоу и в ходе политической кампании 2016 г.;

- героизмом. Лидер культа должен быть героем. Героем не в буквальном, а скорее в мифическом значении слова. В одной из наиболее читаемых в мире книг «Тысячеликом герое» Д.Кэмпбелл отмечал, что люди во все века шли за человеком, биография которого – это череда поражений и побед в ходе жестоких испытаний. В этом смысле биография миллиардера Трампа с как минимум пятью крупномасштабными банкротствами, как нельзя лучше ложится на героическую матрицу;

- удачливостью. Во все времена опознавательным знаком, маркером всемирно признанных политических и военных деятелей, вождей массовых движений и т.п. было наличие у них фарта.  В средневековой Европе бытовало выражение о подобного рода людях: «человек, поцелованный Богом». Люди буквально нутром ощущают удачливость или неудачливость человека, охотно идут за удачливыми, и стремительно отворачиваются от лидеров, которым изменила ветреная фортуна. Неприкрашенные факты биографии Трампа позволяют утверждать, что он находится в особенных отношениях с удачей;

- коммуникативностью. Обязательное условие для лидера массового движения или культа – это умение общаться с разнообразными аудиториями на привычном им языке. Это важно не столько непосредственно для установления прочной коммуникации, сколько для принятия человека иного уровня и положения, как своего,  близкого. Специфика культа состоит в амбивалентном отношении к лидеру последователей. С одной стороны он для них – непререкаемый гуру, предмет поклонения, а с другой – близкий, понятный, похожий на них человек;

- даром суггестии. Суггестия – это  воздействие на людей, обладающих повышенным уровнем внушаемости. Суггесторы способны подчинять людей, подменяя их потребности и цели на собственные, не только и не столько за счет слов, сколько за счет интонации, тембра голоса, жестов, внешнего вида и т.п. Как правило, суггесторы – это люди, чей психологический профиль находится на грани психической нормы и патологии, или слегка за гранью. Социопат – нарцисс с психотическим  типом поведения Д.Трамп полностью соответствует этой характеристике. По мнению наиболее опытных диагностов невербальных воздействий, он обладает большим потенциалом суггестора. (О суггестии можно прочесть в книге И.Д.Субботиной «Суггестия и контрсуггестия в обществе»).

Вторая обязательная компонента культа – это последователи, или как тонко отметил С.Бэннон, – сотрудники. Они, как правило, являются носителями следующих черт и качеств:

- наличие психотравмы вследствие сильного и продолжительного стресса. Едва ли не наиболее тонкий аналитик стрессового поведения Н.Пуховский в книге «Психологические последствия чрезвычайных ситуаций» описывает цикл постстрессового поведения. После пережитого стресса и психотравмы  люди испытывают гнев и опустошенность. Затем наступает растерянность, неверие в собственные силы и начинается поиск виновников страданий. Неверие в собственные силы сменяется интенсивными поисками лидера, командира, спасателя и даже спасителя, который покарает врагов и вернет людям привычный, утраченный строй жизни. Наконец, после обретения спасателя люди, в обыденной жизни не склонные к дисциплине, охотно подчиняются спасателю и готовы искренне и с энтузиазмом исполнять его приказы и указания. В Америке к 2016 году значительная часть людей, особенно в северно-восточных штатах, находилась в фазе растерянности, гнева и поисков спасателя, пережив в период 2009-2016 гг. серьезную психотравму;

- отверженность. Как уже отмечалось в предыдущих постах, все большая часть американцев, особенно в таких штатах как Пенсильвания, Висконсин, Мичиган, Айова чувствовует себя никому не нужными, преданными Демократической партией, за которую они исправно голосовали на протяжении поколений;

- тревожность. Американцы с каждым не то что годом, а месяцем испытывают все больший страх перед будущим, особенно в тех районах, городах и профессиях, где труд относительно монотонен и поддается автоматизации. Если на юге США движущей силой Республиканской партии был страх перед нелегальными мигрантами из Мексики, то на северо-востоке люди боятся роботов. При этом, будучи новым и не до конца осознанным, страх перед роботами переходил в ужас, в том числе перед смертью. В американском сленге страх перед смертью обозначается словом terror. Культы в американской традиции рассматриваются как инструмент терапии ужаса. В первоисточнике этот функционал называется весьма зловеще – теория управления террором;

- внушаемость. Люди, пережившие длительные запредельные стрессы и испытывавшие страх перед будущим, как правило, не только не слишком верят в возможность вырваться из заколдованного круга только собственными силами, но и обладают высоким уровнем внушаемости. Человеческая психика удивительно пластична и ради выживания даже наиболее устойчивые к изощренным техникам гипноза люди оказываются беззащитными перед вербальной и невербальной суггестией, предполагающей определенный уровень внушаемости;

- энергичность. Как говорил Бэннон, «культу нужны не последователи, а сотрудники». При всех испытаниях и неурядицах, выпавших на долю людей, объединившихся в культ у них должно оставаться достаточно  энергии и сил, чтобы по команде лидера участвовать  в тех или иных акциях и мероприятиях.

Помимо означенных характеристик лидера культа – Д.Трампа и его последователей, а более точно – сотрудников, особый интерес представляет статистический портрет участников культа Трампа. В феврале т.г. в течение короткого периода времени в интернете было доступно исследование, которое заказал Вreitbart,  исследовательской группе во главе с Питером Швейцером на материалах ведущего центра изучения общественного мнения РewResearchCenter. Ниже, короткая выжимка из результатов исследования.

В качестве критерия отнесения к участникам культа использовалось голосование за Трампа и участие не менее четырех раз в месяц в различного рода собраниях и не виртуальных, а реальных акциях в поддержку Трампа и его законопроектов. Это примерно соответствует интенсивности участия верующих в жизни различного рода религиозных общин, в основном протестантских конфессий.

Выяснилось, что через три месяца после выборов в культе Трампа участвует  примерно 5,4 млн.человек с погрешностью +/- 10%. Из них порядка 1,5 млн. составили традиционные активные республиканские избиратели – последователи движения чаепития, а остальные 4 млн. – это люди, которые ранее либо не участвовали в политической жизни вообще, либо голосовали за демократов. Средоточие последователей культа Трампа – это штаты «ржавого пояса» возле Великих озер – Мичиган, Огайо, Айова, Пенсильвания, Висконсин, а также Флорида и население традиционных республиканских штатов на юге и Великих равнинах.

Характеристики сотрудников культа Трампа заметно отличаются от характеристик избирателей Трампа по всей Америке, отдавших за него голоса в 2016 г. Среди сотрудников культа – более 75%  мужчин, тогда как в целом Трампа поддержало 53% мужского населения США. Белых насчитывается почти 75%, тогда как на выборах за Трампа проголосовало 58% белых избирателей.

Примерно 55% сотрудников Трампа – это наемные работники, в значительной массе – так называемые «синие воротнички». Еще примерно 25%  сотрудников составляют владельцы и топ-менеджеры малого и в  незначительной степени среднего и крупного бизнеса, а также так называемые самозанятые. Математик, миллиардер, владелец самого успешного в XXI веке хедж-фонда, один из организаторов культа Трампа – Роберт Мерсер в марте 2016 г. сказал: «Наше движение – это движение производителей. Это – сообщество работяг, неважно, где они работают – у станка, за компьютером, либо на ферме. Этим мы отличаемся от разукрашенной публики непонятного образа, занимающейся преимущественно рекламой, производством никому не нужных новостей, развлечений и прочей шелухи».

Сотрудники Трампа, как это ни удивительно, чуть более образованы, чем в среднем его избиратели по Америке. Более 50% сотрудников имеют высшее образование и порядка 35% даже ученую степень. Участники движения Трампа имеют возраст на 2,4 года ниже, чем средний возраст избирателей Трампа по всей Америке.

Парадоксальным образом, среди последователей Трампа доля религиозных людей чуть ниже, чем в общей массе избирателей. Однако именно здесь заключена хитрость американской статистики. Если верить публикациям Bloomberg и других новостных агентств, то в Америке более 20% атеистов. Однако это не так.

Если посмотреть данные РewResearchCenter, то выяснится, что атеистов и агностиков в Америке всего 7%. Остальные без малого 16% составляют люди разных взглядов. Часто всех этих людей трактуют, как тех, кто не знает, как относится к вере, либо не захотел отвечать на вопросы. Однако на конференции РewResearchCenter 2015 года было разъяснено, что в настоящее время примерно 10% американцев верят в Бога или точнее – высшее начало, но не относят себя ни к одной из существующих религий.  Причем число таких американцев и в абсолютном, и в относительном измерении увеличивается быстрыми темпами. Среди последователей культа Трампа примерно 75% составляют представители традиционных конфессий, в подавляющем большинстве протестанты и немного католики. Почти 20% приходится на людей, которые не относят себя ни к одной из церквей, но являются верующими. Это чрезвычайно показательный факт.

Подытоживая, отмечу, в настоящее время в Соединенных Штатах происходят буквально тектонические изменения, связанные с культом Трампа, должным образом не отмеченные и не проанализированные ни отечественными, ни зарубежными американистами. Мы присутствуем при рождении мощного движения производителей с ярко выраженной духовной и концептуальной составляющими.

Чтобы понять масштаб этого движения, приведу только одну цифру. Во время крупнейшего за всю историю США марша против войны во Вьетнаме на Вашингтон участвовало по разным оценкам от 600 тыс. до миллиона человек. Это притом, что мобилизация на марш проходила в течение даже не месяцев, а лет, и он стал апофеозом мощнейшей в истории Америки массовой политической кампании.  Поэтому пять миллионов могут показаться маленькой цифрой только людям, которые ничего не понимают в логике политических движений, в теории и практике общественных перемен. Если вдуматься в эти цифры, становится понятно высказывание С.Бэннона: «Трамп для нас – таран. Движение в поддержку Трампа – это преддверие новой традиционалистской революции производителей в Америке».

В следующем посте о культе Трампа речь пойдет о тех, кто стоит рядом, а точнее за Бэнноном – организаторах, подлинных жрецах – кукловодах культа Трампа.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.11.20 12.51.20ENDTIME
Сгенерирована 11.20 12:51:20 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2666376/article_t?IS_BOT=1