Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Почему бессмысленно упрекать в коррупции Путина и Медведева


Кто такие Гдлян и Иванов - рассказывать не надо. Группа Гдляна и Иванова в Генпрокуратуре СССР, разворошившая Узбекское дело, плавно перешедшее в дело Кремлёвское, была создана не Горбачёвым, как многие думают, а Андроповым в 1983 году. Андропов умер, пришёл Горбачёв, а дело зашло так далеко, что следователи уже стали опасны для самой власти. Вот что говорит Гдлян корреспонденту:

– А в каком звании вас уволили из Генпрокуратуры?

– В звании полковника. ... Звание генерала мне предлагали. И не раз. Но это был торг. Впервые это произошло в 1985 году. Меня вызвал начальник Следственной части Прокуратуры СССР Каракозов и от имени руководства прокуратуры заявил следующее: документы на присвоение мне звания государственного советника третьего класса направлены в Президиум Верховного Совета СССР; как только я соглашусь свернуть «узбекское дело», спустя несколько дней выйдет указ о присвоении мне генеральского звания. «Это не по совести и не по закону», – сказал я. Мы не договорились.

В следующий раз меня пригласил уже генеральный прокурор Рекунков. В его кабинете присутствовали всё тот же Каракозов и заместитель генерального Сорока. Рекунков попросил проинформировать о ходе следствия. Я откровенно обрисовал картину: из Узбекистана коррупционные связи ведут в Кремль. «Прекратите! – довольно сердито, даже зло сказал генеральный. – Передавайте дело в суд!» Сорока активно его поддерживал. Каракозов молчал. Я смотрел на трёх высокопоставленных чиновников прокуратуры и ощущал огромную разницу между ними и собой. Они были в страхе и панике. Им приказывали, и они боялись ослушаться. Они готовы были преступить закон, лишь бы остаться на своих должностях. Я же был внутренне свободен! Я не держался за свою должность. И правда, и закон были на моей стороне.

В Узбекистане мне предложили должность прокурора республики. Решили и жилищный вопрос: квартиру подобрали в невзрачной советской пятиэтажке. Но зато эта квартира имела пять комнат и баню! Они знали, что я люблю попариться. Я отказался.

В 1989-м меня снова пригласили к генеральному прокурору, которым на то время уже стал Сухарев. Он предложил направить меня прокурором Армении. Сказал, что вопрос согласован с Горбачёвым. Я собрал самых доверенных следователей, работавших со мной по «кремлёвскому делу». Мы понимали, что должность мне предлагают не от большой любви ко мне. Но высокий пост давал целый ряд преимуществ. Мы решили: нужно соглашаться. Только при условии – я продолжу возглавлять следственную группу. Работа отлажена, и мой заместитель Николай Иванов, человек профессиональный и твёрдый, вполне мог справиться в моё отсутствие. На том и порешили. О своих условиях я поставил в известность Сухарева, и тот, согласившись с ними, направил меня для собеседования в ЦК КПСС. Там меня встретили как родного. Все пожимают руку, хвалят, поздравляют. Вскоре созывают коллегию Генеральной прокуратуры. И снова поздравления, комплименты. Аж приторно было! Сухарев заверяет меня в том, что через год-полтора заберёт к себе замом. И как бы между прочим, словно речь шла о чём-то мелком и уже решённом, говорит: «Сдавайте дело и поезжайте в Армению». «Какое дело?» – удивился я. «Узбекское», – пояснил он. Я ответил: «Дело на кресло не меняю!» Сухарев ещё часа два меня обрабатывал, но я на уговоры не поддался.

Тогда меня принял Горбачёв. В его кабинете присутствовало несколько членов Политбюро и первые лица из руководства правоохранительных органов. Он хвалил меня за упорство и профессионализм, похлопывал по плечу, говорил, что я должен занять достойное место в правоохранительной системе. И советовал прекратить «узбекское дело». На что я ответил: «Я нахожусь в высшей точке государственной власти. А такое впечатление, что попал на алайский рынок». Я не принял предложение Горбачёва, развернулся и покинул его кабинет. И вслед услышал: «Вы плохо кончите».

Нынешняя коррупционная элита создана в недрах СССР. 

Вы видите - сам Генеральный секретарь ЦК КПСС в присутствии членов Политбюро требует прекратить работу следственной группы по вопросам  коррупции, следы которой уходят в ЦК и Политбюро. Какие отсюда выводы?

Теоретический социализм плакатов и лозунгов, по которому сегодня тоскуют многие патриоты, и социализм практический отличались друг от друга, как туризм от эмиграции. На плакатах были Гагарин и дома пионеров, квартплата по рублю и бесплатное образование и медицина, доярки и шахтёры в Верховном Совете, а в практике были коррумпированные партийные и государственные чиновники в союзе с вороватыми хозяйственниками, теневиками и торгашами, продажными судьями и прокурорами, выбивающими показания ментами, всеобщей показухой и оглушительными аплодисментами массовки, переходящими в овацию. 

Система комиссаров в пыльных шлемах, идеалистов и жертвенных коммунистов-аскетов первых пятилеток ушла в прошлое вместе со Сталиным. 

Барство новой советской элиты вылезло наружу уже в Великую Отечественную войну. Когда эвакуированные в Куйбышев партработники Москвы создали там особые школы для своих детей, только грозный окрик Сталина, назвавшего их "проклятой кастой", не дал произойти новой социальной сегрегации нового официально бесклассового советского общества. Это в условиях войны и после кадровых чисток! Но элита затаилась на время. Сталина отравили. С Хрущёвым пришли те, кто в 60-е занял ключевые посты в стране, в 70-е превратился в мафиозного спрута, в 80-е лишил КПСС власти и поменял стране цели, а в 90-е просто завершил задуманное и прикончил социализм. Вместе со страной. 

В результате все политические лидеры, коих выносило наверх потоком событий, на самом деле получали ситуацию следующего содержания: огромный океан правящей элиты, который не одно десятилетие единодушно и мощно двигался в сторону реставрации капитализма, при этом нёс на себе корабль высшей власти, на мостике которого стоял очередной Верховный Правитель, про которого думают, что это крутой капитан и он может повелевать океану. Ещё бы - он так здорово отдаёт команды в рубке и в машинное отделение, что, кажется , даже океан ему послушен. Но на самом деле ни один капитан самого большого корабля не в силах управлять океаном. Он просто несётся по его волнам и очень хочет выжить в шторм. Не он управляет океаном, а океан управляет им. И если он сделает неверное движение, океан просто проглотит его. 

Коррупционный правящий класс создавался не при Путине. Он уходит корнями в советское номенклатурное прошлое эпохи нэпа. Он имеет большую историю. Огромный коллективный разум, сильнейший инстинкт самосохранения и полнейшую аморальность и наглость. Он изворотлив и един в своих стремлениях. Его не победить никому - ни Сталину, ни Ивану Грозному, ни Путину. Позволить себе пойти против правящего класса не может ни один правитель. Никогда и нигде. 

Это Ли Кван Ю в своём бананово-лимонном Сингапуре может позволить себе сказать:

"Руководящий Сингапуром человек должен быть сделан из железа. Или отказаться от своего поста.

У меня было два пути: первый - это воровать и вывести друзей и родственников в списки "Форбс", при этом оставив свой народ на голой земле. Второй - служить своему народу и вывести страну в десятку лучших стран мира. Я выбрал второе. 

Для победы над коррупцией нужно не жалеть сажать в тюрьму провинившихся друзей и родственников. Начните с того, что посадите трёх своих друзей. Вы точно знаете за что, и они знают за что."

Россия - не Сингапур, и потому в ней Правитель из железа очень быстро будет сломан. Поэтому он должен быть из воды. Жёсткий, но мягкий и не имеющий собственной формы. 

Россия - не Сингапур, и потому в ней правитель, не опирающийся на друзей, которые благодаря ему попали из нищего двора в списки Форбс, долго не живёт и проигрывает власть тому, кто не станет жалеть денег на покупку друзей. Даже если он покупает их не за деньги, а за ордена, министерские должности и переходящие красные знамёна. 

Россия - не Сингапур, и потому начав с посадки своих первых трёх друзей, вы обнаружите, что это были последние люди, кто был с вами заодно, а вы вдруг неожиданно оказываетесь у расстрельной стенки или в тюремной камере. 

Потому пошёл в жопу Ли Кван Ю со своими советами. В России  совершенно в других условиях формировался правящий класс и фокусы Ли Кван Ю тут не проходят. В России правящий класс давно умеет за себя постоять. И тот, кто хочет порулить в этой стране, должен обладать навыками не кузнеца, а шкипера. Главное достоинство которого - уметь не быть смытым за борт в шторм - а штормит в России всегда. 

В России Правитель должен быть таким:

С правящим классом в России отношения могут быть только такими. 

Поэтому не стоит упрекать Владимира Владимировича и Дмитрия Анатольевича за то, что они не борются с коррупцией, а возглавляют её. Ведь известно - если не можешь победить - возглавь. Вот они и возглавляют. Ибо если не они возглавят, то кто-то другой. А победить всё-равно не смогут. 

Я понимаю, что Путин прав, а Ли Кван Ю - нет. Потому что Путин - не максималист, за что его и выбрал Ельцин, а Ли Кван Ю - максималист. Его Ельцин бы ни за что не выбрал. То, что прокатит в Сингапуре, не прокатит в России. Сингапурская элита готова сидеть, а российская - нет. Путин хочет не поломать в борьбе с неискоренимой коррупцией остатки государственности. Я понимаю его мотивы. А понять - значит простить. И я прощаю. 

Но в тайне я мечтаю о Ли Кване Ю. Ничего не могу с собой поделать. 

Если Ли Кван Ю для меня в вопросе коррупции - наивный и упрямый идеалист, то Путин - наш трезвый Российский Галилей. Этим я себя успокаиваю. Помните? 

Ну вот и славно! И не надо так трагично, дорогой мой. Смотрите на это с присущим вам юмором… С юмором!.. В конце концов, Галилей-то у нас тоже отрекался.
— Поэтому я всегда больше любил Джордано Бруно…

 






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.11.24 19.34.30ENDTIME
Сгенерирована 11.24 19:34:30 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2676343/article_t?IS_BOT=1