Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Какой должна быть идеальная школа. Пример Америки.


Наблюдения отца.

Вчера моя дочь закончила обычную американскую частную (оксюморон конечно, но тем не менее) школу в Массачусетсе. Церемония проходила в шатре на футбольном поле на территории школы (вся вместе территория гектар, наверное, 10, включая поля, учебные корпуса и бараки общежитий, все в окружении леса), под проливной дождь, на фоне 12 градусов по Цельсию. Гости, синьоры и остальные ученики естественно были в платьях и костюмах (noblesse oblige), и в России конечно не было бы конца потоку злобствований на тему климата, идиотов из администрации, которые не могли перенести церемонию внутрь, и прочего «не могу больше жить в этой стране». Но Америка есть Америка и пока родители иностранных студентов стучали зубами и удивлялись крепости духа детей и учителей (совместно веселившихся без тени дискомфорта), местные родители зябко улыбаясь утешали: «Это еще повезло – обычно на graduation [Церемония вручения дипломов об окончании обучения - прим. публикатора] такая жара, что в шатре вообще невозможно находиться – в обморок падаешь».

Стучание зубами продолжалось два часа и включило в себя выступления директора школы и местного мэра, награждение лучших учеников, выступление школьного хора и музыкального ансамбля и, наконец, мучительно долгую выдачу дипломов – поименно, с обязательным оглашением в какой колледж идет выпускник, с пожатием полдюжины важных рук и фото на память.

Как отец московского третьеклассника, обдумывающий завтрашний день, я стучал зубами и хлюпал легкими туфлями по размокшему в болото футбольному полю не просто так, а стараясь замечать и делать выводы. И готов поделиться тем, что заметил.

Во-первых, весь процесс обучения в частной (не знаю, как в публичной) американской школе построен на двух идеях: обучения мышлению и дифференциации.

О обучении мышлению говорят все время (директор школы с трибуны: «Мы не столько даем знания, сколько учим думать»), насколько я мог наблюдать процесс обучения, он был заточен не на «выучить» или «узнать», а на «осмыслить, сравнить, разобраться, суметь самостоятельно сформулировать, вывести, додумать».

Дифференциация во всем: по три-четыре уровня обучения одному и тому же предмету для разных детей, допуск на более высокий уровень надо «заработать», но прохождение высших уровней дает плюс при поступлении, так что все (или почти все) к этому стремятся – по нужным им предметам; «корзину» предметов школьник собирает сам, единственное условие набрать «кредит» нужного уровня. Кто-то берет больше естественнонаучных дисциплин, кто-то – искусства, кто-то гуманитарных. Кто хочет специализироваться на химии – берет высшие уровни химии; кто на физике – физики. На церемонии на шапочках выпускников прикреплены желтые полоски – по числу сданных предметов высшего уровня (у моей дочери были четыре, что круто, но были дети и с 6 и даже с 8 полосками).

Очень большое внимание уделяется искусству во всех его проявлениях. В области искусства тоже надо набрать нужный «кредит», в опциях – изобразительное искусство, музыка (разные инструменты, хор), дизайн одежды, архитектурный дизайн, театр – берут минимум по два предмета (одного не хватает на «кредит»). Файка брала изо, фортепиано и театр – стала великолепно рисовать, всерьез играет на пианино (ну, в театре она играла еще в Москве). Изо, надо сказать, преподавалось очень широко – разные техники рисунка, разные стили, помимо этого они постоянно делали декорации для театра (и это был не ватман, раскрашенный акварелью, а полноценные декорации – на уровне профессионального мюзикла (кто был в Лондоне на «Короле Льве» представляет, как делаются декорации).

Всерьез представлены технологии. Компьютеры, роботы, 3-Д принтеры, дроны. Мне сложно оценить уровень обучения поскольку мое чадо не по этой части, но по крайней мере оборудование серьезное и явно видно, что учат и прикладным вещам типа обработки изображений, и теории.

Впечатляет общая настроенность и направленность на успех. Выделение успешных учеников ведется множеством разных путей, проявляется вербально, через награды, через детали одежды, через меморизацию (в школе висят мемориальные таблички с именами всех учеников, которые при выпуске получили distinction – это по одному ученику в каждой дисциплине каждый год) и так далее. Но важно не это – важно, как они понимают успех. Цитата из выступления на церемонии: “A success is not in being better than others; it is – being the best version of yourself” [Успех - это не быть лучше других; успех - это быть лучшей версией себя самого - прим. публ.]. Конкуренция вообще не поощряется, нет никаких механизмов прямой конкуренции (в частности снятию потенциального накала конкуренции способствует разность программ и уровней предметов). Из косвенного наблюдения (и рассказов дочери): русскоязычные учащиеся (русские и украинцы в основном) все время мерялись всем – оценками, баллами, рейтингом будущего колледжа и пр. Остальные – нет.

Интересен подход учителей. Несколько раз услышал: «мы в сущности сидели рядом с учениками, пока они учились». Учителя с учениками общаются, играют, дурачатся, все совершенно на равных, как и везде в Америке все ментально «на ты». Никто из учителей не стал мне, приехавшему на церемонию, рассказывать «важные вещи про моего ребенка» - все шутили и смеялись, при этом очень точно (я-то ее знаю 18 лет) характеризуя мою дочь. Структура связи ребенка в школе сложнее, чем в России. У каждого ученика есть свой tutor – учитель, чья задача быть в постоянном контакте с ребенком по всем поводам, следить за его состоянием, успехами, коммуницировать с родителями. Tutor защищает интересы ребенка в случае конфликта – то, что в российской школе является редкой удачей (какому-то учителю понравился твой ребенок и с ним устанавливается особый контакт) в американской школе превращено в часть процесса.

Еще одна цитата: «Наша задача – научить задавать правильные вопросы». Вопросы – это obsession американского обучения. Они, кажется, считают, что вопросы важнее ответов; лучший ученик тот, кто все подвергает сомнению (questions everything). В программе постоянные диспуты, не только на общеполитические темы, но и на научные. Обсуждается всё, включая «базовые ценности», для обсуждения требуются оппоненты, таким образом дети провоцируются на занятие самых маргинальных позиций и отстаивание их, но главное – учатся слышать друг друга и спорить, а не подавлять, учатся искать компромиссы и общие точки.

Явно заметно, что основой обучения является прагматичный подход, на грани цинизма. Идеология не видна; «хорошо» и «плохо» возникают не из «потому что», а на базе практических умозаключений. «A violation of anyone’s rights is a threat to everybody’s rights» ["Нарушение чьих либо прав - угроза для прав всех остальных" - прим. публикактора] - вот так (а не соображениями этики или эмпатии) объясняется, почему нельзя нарушать чьи бы то ни было права. Возможно это очень правильно – как иначе достучаться до современного человека, который вообще то не слишком склонен к эмпатии и далек от этических рассуждений?

Школа совершенно интернациональна – ученики не только (и даже не столько) из Америки, сколько из других стран – Китай, ЮВА, Африка, Латинская Америка, Индия, Европа, Ближний Восток (включая даже такие страны как Саудовская Аравия), конечно СНГ. Дети приезжают в старшую школу после совершенно разных программ, для приезжих английский – не родной язык. Кажется, это не вызывает никаких трудностей у учителей и не мешает ученикам. Большой привет московским учителям, жалующимся на «засилье мигрантов, плохо говорящих по-русски, которых невозможно учить и которые мешают местным учиться». И конечно для детей это фантастически важный опыт столкновения с множеством разных культур и установления контактов. Думаю, что загнать такого ребенка в душный мир национального или государственного изоляционизма и шовинизма будет на порядок труднее, чем ученика школы, в которой учителя не скрывают свой брезгливости по отношению к «инородцам».

И, последнее, это среда. Вокруг море зелени и распластанные частными домиками пригороды Бостона. Никто не запирает ни дома, ни машины. На самом деле – мы бродим по гостям (у нас тут много знакомых), и нам просто говорят – «приходите, если вдруг нас еще нет, посидите…». Приходим, заходим. Ключи никому не нужны. Это тоже должно влиять на учеников.

Да, я знаю, Америка разная, и школы в ней разные, и проблемы с образованием в Америке большие. Это вообще – не про Америку. Это про то, какой должна быть школа, чтобы быть “the best version of itself”. И какой она в России не станет даже в отдельных местах, пока мы не перестанем тупо копировать форматы советской школы (а она, на самом деле, скопирована с царской гимназии), украшать карго-копиями западных практик, типа ЕГЭ, по дороге полностью их извратив и выхолостив смысл, да еще и навешивать на нее идеологические путы.

ПС: А согрелись мы потом довольно быстро – был прекрасный кетеринг в спортзале после церемонии.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.11.22 19.23.06ENDTIME
Сгенерирована 11.22 19:23:06 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2706209/article_t?IS_BOT=1