Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

29 Янв, Понедельник 20:00

Архив вебинаров



Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

"Пиво не только вредно, но и полезно" – о коррупции и борьбе с ней


Тема коррупции в России чрезвычайно модна сегодня.  Многие видят в ней главное зло современной  России. Она стала актуальной политической повесткой - примерно как тема привилегий партноменклатуры  в позднем СССР, вынесшая Ельцина на вершины власти.

Навальный с его ФБК собирает десятки миллионов просмотров роликов и многотысячные митинги в сотнях городов. Власть, пытаясь перехватить повестку и заодно провести внутриэлитные разборки, пачками сажает губернаторов, генералов и всяких чинов помельче за получение взяток, а бизнесменов – за их дачу.

Но мало кто задумывается, что такое коррупция вообще, и в современной Росси в частности. Чем она опасна, и чем опасна борьба с ней.

Борьба с коррупцией и развал СССР

Начну издалека.

Меня всю жизнь интересовал один загадочный феномен позднего СССР.

Все, кому больше 30, вероятно, помнят конец 80-тых  и 90-91 годы - когда из продажи постепенно исчезало почти все. Даже самые простые продукты становились дефицитом. В некоторых городах даже вводились карточные системы для обеспечения населения необходимыми товарами. Сокращение объемов импорта ширпотреба из-за падения нефти (как объясняют это либеральные экономисты) объяснить это явление не может – доля импорта в товарной корзине россиян была весьма мала. И советские предприятия в основном  работали исправно. Куда все это девалось? 

Многие ностальгирующее сегодня по СССР склонны объяснять это масштабным заговором, целью которого было разжигание недовольства населения и снос СССР. Но любому мыслящему человеку ясно, что это – чушь. Заговор такого масштаба, включивший в себя сотни тысяч и миллионы служащих – крайне проблематичен управленчески, и даже если бы он был – невозможен без многочисленных документальных свидетельств и разоблачений. Которых нет.

И только недавно я нашел для себя разгадку этого феномена.

Дело в том, что хозяйственный механизм в СССР был плановым только номинально. Госплан планировал в лучшие времена до 70 укрупненных продуктовых групп. Детальные планы производства согласовывались и увязывались уже ниже – на уровне министерств и ведомств и, как правило, оказывались плохо согласованными.

Детальная номенклатура продукции и ее объемы по конкретным изделиям зачастую вообще не согласовывались -  скажем, предприятия по выпуску кастрюль самостоятельно решали сколько больших и сколько маленьких они будут выпускать. И выпускали в основном те, которые им было выгоднее с точки зрения контролируемых нормативов, что формировало дефицит одних товаров при избытке других.

И чтобы выполнять план, руководству предприятий приходилось все время крутиться, изыскивая каналы получения недостающего сырья и комплектующих, каналы сбыта (торговля и смежники должны согласиться принять продукцию), и средств на выплату повышенных зарплат (потому что по нормативным расценкам найти работников было невозможно).

В результате успешность предприятия  во многом определялась работой его снабженцев и толкачей. А любой успешный директор всегда ходил под статьей.

Особо острой была эта ситуация в оптовой торговле (базы). Система утвержденных фондов и разнарядок на фоне тотального дефицита никак не могла обеспечить нормальный товарообмен. Поэтому директора баз обладали широкой свободой рук, и решали – кому дать, а кому не давать. 

Соответственно, вокруг этого выстраивалась широкая система неформальных отношений (пресловутый "блат"), в том числе и напрямую коррупционных. Причем во всех сферах – от торговли и производства до образования и медицины.

Но именно эта система неформальных отношений обеспечивала, в конечном счете, работоспособность всего механизма, выступая своего рода смазкой для чрезмерно жесткого и плохо адаптирующегося к реальности хозяйственного механизма СССР.

Так что же произошло в конце 80-тых, в результате чего все вдруг сломалось? Вовсе не из-за Горбачева, перестройки и гласности.

Многие, наверное, помнят "хлопковое дело" и фамилии Гдляна и Иванова. Но это была только верхушка айсберга. Дело в том, что при Андропове была начата массированная кампания борьбы с коррупцией. И кроме волны громких посадок, прошла волна существенно менее громких. Скажем, у моего приятеля в эти годы посадили отца – директора нефтебазы. А так же посадили завкафедрой физики в ВУЗе, где работал отец – за получение взяток на экзаменах. Волна продолжалась и после смерти Андропова – органы почувствовали "вкус крови".

В результате вся неформальная система квазирыночных отношений, дополнявшая "плановые механизмы", оказалась парализована. Устоявшиеся правила игры (“понятия”) разрушились, а новые были неясны. И те самые директора баз  стали просто бояться что либо делать (кому-то что-то отгружать дефицитное, а дефицитным уже стало все), не прикрыв попу разрешительными бумажками сверху. А бумажки такие никто выдавать не мог – по крайней мере в нужных количествах и оперативно.

В результате – все встало. Базы были завалены товаром, а в магазинах было пусто. Предприятия начали испытывать реальные трудности со снабжением. Ну то есть трудности были всегда, но вопросы как-то решались, а тут - перестали решаться.

 Без смазки движок заклинило. И мы получили то, что получили. Включая развал СССР.

К чему я все это рассказал? К тому, что сейчас мы наблюдаем очень похожую ситуацию.

Что такое коррупция?

Вот представим себе чиновника. В идеале – он работает по законам и инструкциям. В них прописано, чего он  должен делать, а чего – не должен.

Конечно, он не должен брать взятки и принимать "благодарности". Но ведь слаб человек и хитер. И если есть за что – всегда придумает, как это оформить. Если конечно, ему это ничем особо не грозит.

А за что он может брать взятки? В базе – либо за то,  что он не делает то, что должен, либо делает то, что не должен делать - по своим инструкциям.

Это и называется коррупцией в бытовом понимании. Будем называть это "бытовой коррупцией". Бытует она обычно на нижних уровнях. Штука это, конечно, неприятная, но зачастую полезная – так как компенсирует неразумность и неполноту  законодательства.

Но инструкции и законы ведь тоже люди пишут. Причем, как правило, не самые умные. В них полно лакун   (что и называется коррупционной емкостью законодательства). В результате всегда остается некий люфт - т.е. действия, которые чиновник может легально делать или не делать на свое усмотрение.

В результате у чиновника образуется приватизированный ресурс принятия решений, которым он может распоряжаться без особого риска (без нарушения инструкций). И этот ресурс естественным образом поступает в рыночный оборот – что в свое время сформулировал Симон Кордонский в своей "теории административных рынков".

Хуже ситуация, когда система законов и инструкций содержит неясности и противоречия. А у нас – именно такая ситуация в очень многих областях. В этом случае чиновник так же обладает свободой рук, но постоянно несет риски. Потому что любое его действие может быть сочтено как правомерным, так и неправомерным – в зависимости от того, что с ним надо сделать (оправдать или осудить). 

Это увеличивает плату за риск (и, соответственно, стоимость решения вопросов) и формирует определенный психотип чиновника-отморозка, понимающего, что он не застрахован от тюрьмы и сумы, и, соответственно, стремящегося урвать побольше здесь и сейчас.

Но в целом такую разновидность коррупции можно называть "торговлей административным ресурсом". В ней, по большому счету, тоже нет ничего страшного. Особого деструктивного влияния на общество и рыночную экономику оно не оказывает – просто вводит в рыночный оборот еще один тип ресурса.

Именно к такому типу относилась коррупция в 90-х, когда почти любой разумный вопрос можно было решить с конкретным чиновником за адекватные деньги.

Системная коррупция и сословное общество

Но есть еще одна разновидность коррупции, которую можно назвать системной. Или коррупционным налогом. И именно с ней мы и имеем дело сегодня в России, и именно ее обличает  Навальный.

То, что мы рассматривали выше – это самодеятельность отдельных чиновников и небольших их групп, действующих на свой страх и риск. Но разве может начальник терпеть (по крайней мере, долго), чтобы его подчиненный чего-то там брал и с ним не делился? Такого нужно либо выгонять, либо вступать с ним в долю.

А если ты в доле – то ты будешь его прикрывать. И в свою очередь – отдавать наверх. Или, по крайней мере, согласовывать. Более того – ты будешь стремиться максимизировать финансовый поток – в том числе путем написания или лоббирования соответствующих инструкций, открывающих простор.

Но, что самое важное – на определенном этапе ты начнешь брать деньги и за выполнение и того, что положено по инструкциям. Т.е. без взяток вопросы просто перестают решаться. Причем – принципиально, чтобы неповадно было. Хочешь получить решение – плати по-любому.

И  вот тут как раз бытовая коррупция и торговля ресурсами и превращается в коррупционный налог, или системную коррупцию. Когда помимо формального налогообложения возникает неформальное – но от этого не менее обязательное. 

А средств тебя принудить достаточно  - начиная от отказа от решения вопросов, заканчивая налоговыми проверок и открытием уголовных дел. А законов и инструкций сейчас наплодили столько, что вести бизнес, ничего не нарушая - невозможно.  Разоришься сразу.

Вспомним так же, что чиновники не только собирают налоги, дают разрешения и проверяют деятельность. Они еще и распределяют деньги (заказы).  И тут расцветает пышным цветом система откатов, которые есть предмет отдельного разговора.  

Я оставляют за скобками всякие другие “прелести” этой системы -  формирование сословия привластных бизнесменов разных уровней, получающих на откуп  целые отрасли, сидящих на госзаказах и откатах, или просто отжимающих в свою пользу все, что шевелится. И тенденцию к нормализации взимания сословного налога в виде, скажем "плана по штрафам" или навязывания услуг типа "дядя, купи кипичь".  И запредельные размеры откатов, достигающие 50%-70%, при которых просто нереально сделать требуемое сколько-то качественно.  И многое другое.  Мы все это видим и знаем.

Но для того,  чтобы такая система стала всеобъемлющей – необходимо,  чтобы вся система разделения властей слилась в некий монолит, объединенный общими правилами игры и интересами. Чтобы вышестоящие чиновники крышевали нижестоящих, силовики были в деле, а суды – однозначно принимали сторону чиновников. И чтобы законодатели принимали соответствующие законы, развязывающие руки чиновникам и силовикам.

А если возникают споры и конфликты между чиновниками – то они должны по тихому решаются внутри элиты по установленным правилам (“сословный суд”).  Где самое типичное наказание – отстранение от кормушки, и только в эксклюзивных случая (нарушение внутриэлитного консенсуса)  – более тяжелые   наказания вплоть до посадок или тихого физического устранения.

Именно к такой системе мы пришли в ходе Путинского  правления и реализации "вертикали власти". Т.е.  – к сословному обществу по Кордонскому. Где этот самый коррупционный налог постепенно становится просто сословной данью, которую нижестоящие сословия должны платить вышестоящим.

Только очень наивный  человек может считать поместье, подаренное Усмановым Медведеву взяткой в прямом общепринятом смысле слова. Взятка – это плата за услугу. Какую такую услугу оказал или в принципе может оказать Медведев Усманову?   Только одну – не мешать  жить и зарабатывать дальше.

Но хочу отметить,  что  с точки зрения верховной власти такая система, при всей своей косности и неэффективности, имеет массу  преимуществ с точки зрения “ручной” управляемости. Ибо на всех в ней есть компромат, который при необходимости может быть пущен в ход. 

В ней в принципе не может быть независимых игроков и какой-то публичной  политической жизни.   Все служивое сословие в ней – "рабы фараона" или "царские холопы", которым дозволено жить и наживаться, только пока ими довольны наверху.  А для этого им приходится худо-бедно, но  исполнять свои функции в рамках госуправления и как-то обслуживать население.  С использованием "коррупционных" механизмов, конечно – ибо они и есть основные механизмы принятия и реализации решений.

И собственно, это и составляет становой хребет нынешней “вертикали власти”.

И именно против закостенения  такой системы, по сути,  и протестует взбудораженная  Навальным молодежь – ибо в ней нет никаких перспектив для нее. Сословия сформировались, внук генерала не может стать маршалом, так как у маршалов есть свои внуки.  А вовсе не против бытовой коррупции.

Но у системы есть гораздо более страшный враг, чем Навальный.  Это – она сама.

Борьба с коррупцией – как аутоимунное заболевание  власти

По свежим данным Давыдов-Индекс (телеграмм-канал @DavydovIn)

В  настоящее время расследуются уголовные дела в отношении, как минимум, 20 вице-губернаторов, в том числе 3 – из Коми, по 2 – из Биробиджана, Владимира, Кемерово, Краснодара, по 1 – из Абакана, Владивостока, Иваново, Курска, Рязани, Санкт-Петербурга, Тюмени, Хабаровска, Челябинска.  В следственном изоляторе находятся 8, под домашним арестом или залогом – 11, в розыске - 1.

Недавно был арестован  экс-губернатор Удмутрии Маркелов. Которому Путин лично обещал “хорошую должность”  после его добровольной отставки. Помним про Белых, Хорошавина и др.  Я уж не говорю про Улюкаева.  И так далее..

Что, все эти люди злостно нарушали правила игры или брали не по чину?  Очевидно, что пытаясь перехватить антикоррупционную повестку, власть  "спустила псов" и сделала аресты допустимым способом решения  внутриэлитных конфликтов.

Есть в медицине такое понятие - "аутоимунные заблоевания". Это – когда сошедшая с ума иммунная система начинает уничтожать не только больные, но и здоровые клетки. И пациент обычно погибает -  органы отказывают.  Единственный способ лечения – подавление иммунитета. Тогда пациент погибает  от первой же болячки.

В системе, построенной на коррупции, точечная  борьба с коррупцией – это то же аутоиммунное заболевание. Правила игры меняются и становятся непонятными – в результате система государственного управления, сплошь построенная на неформальных коррупционных практиках, начинает  разваливаться.  В полной аналогии с тем,  как  это было в СССР – только не в отношении экономической деятельности (она, слава богу, рыночная), а в отношении системы госуправления. 

Трусливые чиновники боятся вообще что-то делать, да и не могут – без коррупционной смазки ничего не делается.

Отмороженные развивают бешеную активность  в попытках выжать все что можно, пока не наступил последний день Помпеи.  Посмотрите на тотальное перекладывание бордюров в Москве, строительство заборов  и ремонты дорог по два раза в год – на фоне катастрофического экономического спада в России.  На программу реновации, в конце концов.

А посадки ничего не решают – на место посаженных приходят такие же, только более отмороженные, или импотенты.

Кто виноват – понятно. Что делать?

Где же выход – спросите вы? Как говорилось в старом советском анекдоте – "всю систему менять надо". Восстанавливать реальную конкуренцию ветвей власти, разрушая формирующееся сословное единство.

Надо нормализовывать законодательство и ведомственные инструкции, устраняя лакуны и противоречия.  Менять судей – всех. Не думаю, что в нашей судебной системе остался сейчас хоть один честный судья, который  ставит право и истину выше сословных интересов.  Минимизировать участие государства и карманных олигархов в экономике, сделав ее реально конкурентной.  И так далее..

Может ли это произойти без революции, и благо ли навальные,  раскачивающие лодку (и не имеющие при этом никакой позитивной программы действий)? И не станет ли в результате хуже?  Не знаю.  Риск есть, и большой.

Мне тут импонирует позиция Ходорковского, который как раз декларирует как свою цель подготовку правительства и программы действий переходного периода к ситуации неизбежной смены власти по естественным геронтологическим причинам. 

Но без смены власти и радикальной ревизии всех ее институтов  у нас есть единственная альтернатива -  прекратить эту самую борьбу с коррупцией, жестко задавить все протесты (если получится)  и тихо загнивать в виде азиатской деспотии с наследственной властью "приемников". Благо, при наличии ЯО  это может длиться достаточно долго.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.01.24 01.10.29ENDTIME
Сгенерирована 01.24 01:10:29 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2715793/article_t?IS_BOT=1