Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Россия, Последняя колониальная империя




советский флаг был спущен над Кремлем на 25 декабря 1991 года и заменил старым российским флагом, он широко отмечался как падение коммунизма. Многие полагали, что это приведет к «концу истории» и к рассвету нового мирового порядка, основанного на принципах политической демократии и экономической свободы. Но конец политической системы не обязательно должен приводить к кончине страны, которая ее использовала. И, по правде говоря, Советский Союз был сбит не столько экономическим кризисом или идеологическим разочарованием после окончания коммунизма, сколько попытками конституционных республик восстановить суверенитет сразу.

Хотя как российские, так и западные ученые отметили роль этого отделения в упадке России, они редко замечают, что европейские колониальные империи претерпели почти такой же процесс, как и они. Российские интеллектуалы даже неохотно признают, что история России действительно была колонизацией. Василий Ключевский, один из самых влиятельных российских историков конца 19 - го века, утверждал , что русская колонизация отличалась от других европейских держав , потому что «история России есть история страны , которая колонизирует себя; Область колонизации внутри него выросла вместе с ее [формальной] государственной сферой - иногда сокращающейся, иногда расширяющейся, этот вечный цикл продолжался до настоящего времени. «Другие признают, что русские в основном колонизировали не« свои земли », а скорее принадлежащие другим людям, но все же отличают их от других европейцев. Как сказал российский философ Георгий Федотов: «В отличие от всех западных держав [Россия] была построена не через насилие, а через мирную экспансию; Не завоеванием, а колонизацией ». Но Россия больше похожа на европейские империи, чем обычно думают, и это сравнение, которое имеет отношение к будущему страны.

Колониальная история России

История колониализма R ussia сильно отличается от всех других колониальных приключений, но не потому, что она была «мирной» и «консенсуальной». Это становится очевидным, когда мы рассматриваем три его эпохи колонизации.

Первая эпоха охватывала 11 - го до 14 - го века, во время которой возникли Московии, древний предшественник России,. Между 1000 и 1150 годами н.э. молодые князья Киевской Руси основали города, которые позже стали опорными точками Московии - самими Владимиром, Суздалем, Рязанью и Москвой. 1 Этот отстойник колония стали более мощная , не только , как они росли, но , как мегаполис Киевского отказался из - за династические ссоры. До 1230-х годов эта часть того, что станет «Россией», называемой Суздальской, значительно расширилась, простираясь между Тверком и Нижним Новгородом, а также между Москвой и Устюгом. В то время это было больше, чем любое европейское государство, кроме Святой Римской империи.

В 1238 году монголы опустошили все княжество, а затем уничтожили остатки Киевской Руси. Хотя они контролировали бывшую киевскую колонию силой, вынуждая жителей отдавать дань и поставлять призывников в монгольскую армию, они допускали некоторые элементы самоуправления. Действительно, этот район занимал уникальную позицию внутри монгольской империи (или «улуса»): поскольку их земли не считались неотъемлемыми частями империи, московские князья были относительно свободны перенастроить местный баланс сил и сконцентрировать светский и религиозный авторитет В своих руках. В конце концов, Московия осознала «национальное» «я» и сбросила монгольское иго. Таким образом, даже в самом начале истории России мы видим две особенности, отличающие страну от других: 1) она была разработана как колония поселенцев другим княжеством; И 2) Он считался владением враждебной силой. Ни одна другая европейская колониальная империя не имела такой истории.

Во вторую эру Россия подражала колониальным приключениям европейцев. По мере того как европейцы начали свои зарубежные экспедиции в начале 16 - го века, москвичи начали экспансию на север и восток. Они захватили югославские земли к 1502 году и восстановили Рязань к 1520 году. Они завоевали Казанское ханство в 1552 году и Астраханское ханство в 1556 году, отменили Великую Ногайскую орду в 1557 году и захватили Сибирское ханство в 1582 году. Эти завоевания совпадали примерно с испанскими ассигнованиями В Центральной и Южной Америке: Гаити в 1496 году, Куба и Пуэрто-Рико в 1508 году, Новая Испания в 1519-1521 годах, Перу и Рио-де-ла-Плата в 1535-1536 годах и Флорида в 1565 году. Но россияне накопили еще больше территории, продолжая свою Дранг хач Остен хорошо в следующее столетие: к 1610 году они поглотили Орду Пэгая, Достигая реки Енисей, а к середине 17- го века они приближались к границе с Китаем. К 1689 году они завоевали всю северо-восточную Евразию в Беринговом проливе.

Другие европейские державы вскоре присоединились к испанцам и португальцам, разделив Америку, и британцы взяли на себя инициативу в изучении своих северо-восточных берегов. И снова русские продолжали. Первые сибирские города появились практически одновременно с американскими: Тобольск (1587), Сургут (1594 г.), Томск (1604 г.) и Красноярск (1628 г.) немного старше Джеймстауна (1607 г.), Нью-Йорка (1624 г.) и Бостона ( 1630). Российская Сибирь была той же колонией поселенцев, что и Новая Англия, Квебек, Австралия и Новая Зеландия, все территории, которые мы могли бы описать, заимствовать у Ангуса Мэддисона как «западные ответвления» их материнских стран, поскольку колонисты значительно превосходили численность Коренного населения. (Значительная часть этих людей была уничтожена, конечно, когда восстало местное племя, русские пионеры обычно убивали до половины.)

Русским так необычно удалось колонизировать евразийскую землю, потому что они уже были колонистами на протяжении веков. После нескольких лет правления монголов они также адаптировали методы своих завоевателей. Согласно одной оценке, с точки зрения общей площади квадратных километров, контролируемых каждый год, Российская империя была самой большой по площади и самой долговечной во времена всех исторических империй, охватывающей 65 миллионов квадратных километров в год против 45 миллионов для Британской империи и 30 миллионов Для римлян. 2

Если мы перепрыгнем через двести лет, мы увидим еще одно поразительное сходство между Россией и другими европейскими державами. Когда оба израсходовали свой запас колонистов, они выбрали другое приключение, основанное только на военном превосходстве. Они обеспечили контроль над огромными новыми землями без массовых трансфертов населения, на этот раз не на запад или на восток, а на юг. К второй половине XIX века англичане завоевали большую часть Африки, Индии и Малайи; Контролируемый Францией Индокитай, Западная Африка и части Ближнего Востока; И голландцы, португальцы, бельгийцы и даже немцы последовали этому примеру. К 1885 году сделка была завершена, и Берлинский договор сделал это официальным: европейцы разделили Африку между ними. В то же время русские также повернули на юг, Начиная с третьего периода колониализма: между 1804 и 1810 годами империя поглотила всю Грузию, Абхазию и Армению, а к 1859 году она заключила серию войн с северокавказскими племенами. С 1864 по 1876 год имперские войска заняли Эмират Бухарский и Кокандский и Хивинский ханства, поставив их у подножия горного хребта Гиндукуш, единственного барьера между ними и территорией Великобритании.

Эти новые владения - как европейские в Африке и Южной Азии, так и русские в Центральной Азии и на Кавказе - не должны считаться колониями, поскольку там проживало мало колонистов. В 1898 году только 120 000 военнослужащих охраняли всю Британскую империю, а численность британского гражданского персонала была еще меньше. То же самое относится к российским территориям на юге: к 1897 году доля россиян в Сырдарьинской области (регионе) составляла 2,1 процента населения, в Самаркандской области - 1,4 процента, а в Ферганской области всего 0,5 процент. Поэтому мы должны проводить различие между колониями-территориями, завоеванными европейскими державами и, следовательно, населенными в основном европейцами и государствами-зависимыми государствами, насильственно подчиненными европейскому правлению и контролируемыми без огромного переселения европейского населения. Это поможет нам структурировать наш анализ.

Европейские державы предпочли создавать зависимости только после того, как они были лишены своих колоний. В конце 18- го и начале 19- го столетий европейские державы столкнулись с волнениями, а затем и с революцией, что привело к отчуждению их заморских колоний из их империй. Действительно, характер этого отделения подчеркивает разницу между колониями и зависимостями: американская революция и латиноамериканские восстания не проистекают из отказа от европейских ценностей или принципов; Напротив, колонисты обрели политические традиции своей родины. Они просто хотели построить свои «города на холме» в соответствии с европейскими идеалами. Томас Джефферсон и Франсиско де Миранда, Бенджамин Франклин и Симон Боливар, Александр Гамильтон и Хосе де Сан-Мартин были, возможно, более «европейскими», чем те, которые поддерживали сохранение абсолютистского порядка внутри Европы. В отличие от более раннего периода отделения, то, что позже было названо «деколонизацией» в 1940-70-х годах (ошибочно, поскольку эти территории не были настоящими колониями, а скорее зависимостями), было естественным следствием того, что коренные народы выступали против как военного господства, так и распространения Враждебных культурных традиций.

Здесь разрастается картина: колония поселенцев России, Сибирь, никогда не бушует. Его отношения с Россией, хотя и во многом похожи на отношения европейцев с их собственными колониями, имели определенные ключевые различия. Поскольку он был широко эксплуатирован на протяжении веков (поставляя наиболее ценные экспортные товары России, из меха и золота в нефть и природный газ), Сибирь была помечена колонией, но на самом деле она была прочно привязана к исторической Московии. Действительно, Посольское управление (Посольский приказ) прекратило его наблюдение в 1596 году, после чего оно рассматривалось как отдаленная, но незаменимая часть России. Кроме того, в отличие от европейцев, правители России никогда не интересовались созданием могущественной региональной элиты. (Первый сибирский университет, основанный в Томске в 1878 году, Открыл свои двери через 242 года после Гарвардского университета в колонии Массачусетского залива). По этим и тому подобным причинам Сибирь никогда не пыталась отделиться от Московии, а русские приступили к их южной экспансии, все еще находясь в колонии их поселенцев. Большинство европейских держав, в результате, принадлежало либо колониям, либо зависимым, в то время как Россия стала единственной страной, которая имела в то же время.

В общем, Советский Союз унаследовал сложную историю, в которой Россия была завоевателем и колонизатором, а также завоевана и колонизирована. Учитывая ход европейской истории и общих тенденций в обществе, это реинкарнация величайшей империи в мире всегда была маловероятна , чтобы выжить в 21 - м века. Но и сейчас уроки советского развала не совсем понятны ни внутри Российской Федерации, ни за ее пределами.

Советский крах

W курица стала Россия Советского Союза в 1920 - х годах, старое имперское наследие смешивается с новой коммунистической идеологией, с каждым доминирующими в разных периоды. Имперские воспоминания подтолкнули советских лидеров к борьбе за восстановление «старой России», воссоздав Центральную Азию и восстановив контроль центрального правительства на большей части территории Империи к 1922 году. Это также привело к примирению с Германией в 1939 году, после чего последовало немедленное " Освобождение "Западной Беларуси, Западной Украины и Бессарабии, а затем аннексией трех прибалтийских государств в 1940 году. Принятие квазинезависимой республики Тыва на юге Сибири в СССР в 1944 году и Восточной Пруссии в 1945 году было последним Советские территориальные ассигнования, после чего он начал устанавливать марионеточные государства по всей Центральной Европе.

Communist aspirations, however, necessitated enthusiastic praise for the "national-liberation movements" that aimed to dismantle the Western empires. The Soviets thought of them as facilitating the creation of new states that would inevitably choose the "socialist path" as the only viable strategy for their independent development. But while the U.S. foreign policy establishment had good reason to promote self-determination (especially where it might hurt the Brits), the Soviet Union found it rather more difficult. The constitution of every Soviet republic declared its right to secede from the Union for any reason, citing the inalienable rights of sovereign states. In 1944 the Soviet government strengthened this commitment to their sovereignty by permitting two republics, Ukraine and Belarus, to become founding members of the United Nations. Indeed, the very different regions of the former Russian Empire gained equal rights as quasi-sovereign states only inside the Soviet Union. Given the likelihood of secession movements within these republics, it was quite an audacious move to proclaim the Soviet Union only a "federation," not to mention to encourage the Western empires’ possessions to fight for full independence.

Несмотря на это, Советскому Союзу все же удалось пережить все другие европейские колониальные империи, которые начали отбрасывать свои зависимости после Второй мировой войны. Тем не менее, когда советская экономика продолжала сокращаться, и политические реформы стали неизбежными, старые конфликты всплыли с огромной силой. Демократизация тесно связана с стремлениями республик к построению новых национальных идентичностей. Даже возможный распад Союза уходит своими корнями в сложное колониальное прошлое России - таким образом, что продолжает оказывать влияние на постсоветскую структуру и политику России.

Как упоминалось ранее, Советский Союз был построен как из колоний, так и из-за зависимости. Это вызвало явление, которое иногда называют «самоколонизацией», в котором колонии приобретают заметное значение за счет ядра. Во времена советского развала Россия не была классическим мегаполисом, пытавшимся спасти все предприятие, но потерпевшим неудачу; Скорее, он подтолкнул демонтаж вперед. Это был уникальный случай, когда периферия объединилась с центром, чтобы разрушить фантомную, всеобъемлющую империю, которая не считается действующей в ее интересах.

Это необычное партнерство произошло потому, что Россия боялась того, чего никогда не делали европейские державы: российская нация растворилась в более широком «народе». Европейские империи 20- го века были географически и политически отделены от своих заморских зависимостей и не испытывали огромного Приток людей из них. Действительно, к 1950 году на всех Британских островах было менее 20 000 «небелых» жителей за границей, в то время как в Нидерландах и Бельгии цифры были еще меньше. Единственное исключение, Франция, формально охватывало три алжирские территории - Оран, Алгер и Константин - как полные департаменты , но их население около 2,2 млн. Увеличило долю нефранцузских жителей Французской Республики лишь до 5%. Напротив, Советский Союз был политически объединенной и географически смежной страной. Согласно последней переписи 1989 года, россияне составляли лишь 50,8 процента от общей численности населения. Кроме того, в структуре Советского Союза была подчеркнута российская государственность - Коммунистическая партия России была создана только в июне 1990 года, перед которой каждая советская республика имела свою коммунистическую партию, кроме Российской Советской Федеративной Социалистической Республики. Русские считали, что, разобрав империю, они сохранили свою национальную идентичность, мотив, который они иронически разделяли со своими «субъектами». Таким образом, Советский Союз стал единственной империей, которую распустили бывшие ее хозяева, вместо того, чтобы падать из-за периферийных восстаний и ссор , Согласно последней переписи 1989 года, россияне составляли лишь 50,8 процента от общей численности населения. Кроме того, в структуре Советского Союза была подчеркнута российская государственность - Коммунистическая партия России была создана только в июне 1990 года, перед которой каждая советская республика имела свою коммунистическую партию, кроме Российской Советской Федеративной Социалистической Республики. Русские считали, что, разобрав империю, они сохранили свою национальную идентичность, мотив, который они иронически разделяли со своими «субъектами». Таким образом, Советский Союз стал единственной империей, которую распустили бывшие ее хозяева, вместо того, чтобы падать из-за периферийных восстаний и ссор , Согласно последней переписи 1989 года, россияне составляли лишь 50,8 процента от общей численности населения. Кроме того, в структуре Советского Союза была подчеркнута российская государственность - Коммунистическая партия России была создана только в июне 1990 года, перед которой каждая советская республика имела свою коммунистическую партию, кроме Российской Советской Федеративной Социалистической Республики. Русские считали, что, разобрав империю, они сохранили свою национальную идентичность, мотив, который они иронически разделяли со своими «субъектами». Таким образом, Советский Союз стал единственной империей, которую распустили бывшие ее хозяева, вместо того, чтобы падать из-за периферийных восстаний и ссор , В структуре Советского Союза была подчеркнута русская государственность - Коммунистическая партия России была создана только в июне 1990 года, перед которой каждая советская республика имела свою коммунистическую партию, кроме Российской Советской Федеративной Социалистической Республики. Русские считали, что, разобрав империю, они сохранили свою национальную идентичность, мотив, который они иронически разделяли со своими «субъектами». Таким образом, Советский Союз стал единственной империей, которую распустили бывшие ее хозяева, вместо того, чтобы падать из-за периферийных восстаний и ссор , В структуре Советского Союза была подчеркнута русская государственность - Коммунистическая партия России была создана только в июне 1990 года, перед которой каждая советская республика имела свою коммунистическую партию, кроме Российской Советской Федеративной Социалистической Республики. Русские считали, что, разобрав империю, они сохранили свою национальную идентичность, мотив, который они иронически разделяли со своими «субъектами». Таким образом, Советский Союз стал единственной империей, которую распустили бывшие ее хозяева, вместо того, чтобы падать из-за периферийных восстаний и ссор ,

В то время как россияне видели ценность избавления от зависимостей, распад Советского Союза влечет за собой гораздо более мучительное разделение - отделение Украины. Эту страну нельзя назвать колонией или зависимостью России, потому что это была мегаполис в Москве на протяжении многих веков. Действительно, сам термин «Россия» в современном понимании относится к середине XVI века, когда Московии удалось включить «Украину» в единое государство. С уходом Украины «историческая Россия» понесла беспрецедентный удар - как будто она была сведена из России обратно в Москву. Збигнев Бжезинский однажды замечательно заметил, что «без Украины Россия перестает быть евразийской империей». Россия была готова освободить свои зависимости, но в то время как внешний мир считал Украину одним из этих владений, Их исторические связи сделали Украину неотъемлемой частью России и разрушили ее. Это объясняет, почему российское руководство вмешалось в тот момент, когда деление казалось необратимым, начав войну между двумя «братскими народами» в 2014 году. Когда русские смотрят на Украину, они не думают только о 1980-х годах, а скорее о 1080-х или раньше. Это колониальное прошлое, а не коммунистическое прошлое, которое преследует их.

Потеряв прежний мегаполис, Советский Союз стал уникальным среди европейских колониальных империй в его крахе, но также имел еще один фактор: он поддерживал свою гигантскую, богатую ресурсами колонию поселенцев, даже когда имущество уходило (или просто было оставлено). Действительно, Россия понесла лишь незначительную экономическую неудачу от потери своих владений. Совокупный ВВП новых соседей России на постсоветском пространстве составляет всего 540 млрд долларов (на основе оценок МВФ за 2016 год); В отличие от этого, ВВП России оценивается примерно в 1,27 трлн . Долл . США . ВВП на душу населения также выше в России, чем во всех постсоветских странах, кроме стран Балтии, которые в настоящее время входят в Европейский Союз и Еврозону.

После их отъезда Сибирь стала не только гораздо более важной для России, а просто ее основным экономическим достоянием. Вся территория к востоку от Уральских гор составляла 52 процента имперской земли, 7,5 процента всего населения и 19 процентов экспорта Империи в 1897 году; Эти цифры выросли до 57%, 10,5% и 46% соответственно в СССР в 1985 году. В 2014 году колония Московии охватывала 75% территории страны, населялась 20,5% ее населения и предоставляла от 76 до 78% экспорт. Если бы Сибирь прекратила поставки товаров сегодня, экспорт России был бы меньше, чем в Венгрии. Поскольку более 55% его федеральных доходов в какой-то мере обусловлено использованием и экспортом природных ресурсов, Россия находится в необычной ситуации кормления колонии поселенцев, которая сама по себе остается бедной и слаборазвитой. Представьте себе, если бы 13 американских колоний не отделились от Великобритании или 19- го века, Бразилия решила остаться частью португальской империи: ядро России зависит от колонии поселенцев, поскольку нынешняя Великобритания будет в Соединенных Штатах, Или нынешней Португалии в Бразилии.

К сожалению, сейчас Россия тратит свои силы на борьбу с Украиной и жаждет своих прежних зависимостей, не защищая свой самый ценный актив. Вместо этого он должен отказаться от всех пост-имперских замыслов, прекратить кормить старые раны и переориентироваться на создание более сбалансированной и улучшенной внутренней структуры, которая позволяет колонии оказывать влияние, которого она заслуживает. Если эта задача будет считаться вторичной и несущественной дольше, будущее России вполне может стать крайне неопределенным.

Текущие риски

N РЭБ Россия, родившаяся в 1992 году, унаследовала как от Российской империи и Советский Союз конфликтов с оба его составными частями и ее соседями. Они представляют собой самые большие проблемы для страны - больше, чем ее зависимость от природных ресурсов или ее проблемы с принятием демократических форм управления.

Во-первых, оставшиеся зависимости России являются тормозом для ее экономики. Эти зависимости, в том числе большинство северокавказских «республик», отчуждаются от мегаполиса и имеют мало этнических русских жителей, чтобы они были привязаны к ядру. В конце советской эпохи русский, украинский и белорусский народ составлял соответственно 24,3, 9,3 и 8,5 процента населения Кыргызской ССР, Узбекской ССР и Таджикской ССР. Сегодня цифры для Дагестана, Чечни и Ингушетии, всех формальных частей «неделимой и единой» Российской Федерации, составляют всего 3,6, 1,9 и 0,7 процента и еще больше снижаются. Кроме того, текущие зависимости основаны исключительно на субсидиях со стороны центрального правительства (Дагестанский регион получает только 26,7% своих средств от местных налогов, 26,1% чеченцев и ингушей 22. 2%). Усилия Кремля только повысили средний доход до 74,3, 61,2 и 41,6 процента от среднего по России.

Чтобы накапливать больше денег в центральный бюджет, российское руководство продолжает экономическую эксплуатацию Сибири. Общая доля региональных налоговых поступлений, поступающих в сибирское правительство, упала с 51 процента в 1997 году до менее 34 процентов в 2014 году - центральное правительство не только вводило новые налоги и пошлины, но и создало государственные корпорации, которые действуют в Сибири, но имеют свою штаб-квартиру в Москве или Санкт-Петербурге, где они платят региональные налоги. Поэтому региональный валовой продукт, производимый в городах Москвы и Санкт-Петербурга, превышает региональный валовой продукт всей площади от Урала до Сахалина и Камчатки. Формально российская статистика насчитывала лишь 9,2 процента национального экспорта, исходя из Сибирского федерального округа в 2016 году, поскольку официальные «экспортеры» - это московские компании. Таким образом, российский природный газ перекачивается исключительно внутри Московской кольцевой дороги. Вся эта эксплуатация вызывает массовое недофинансирование и сохранение низкого уровня жизни в Сибири. С этой навязчивой идеей «национального единства» и «территориальной целостности», которая побуждает ее зависать на свои оставшиеся зависимости любой ценой, Россия рискует потерять или, возможно, разрушить свою колонию.

Новая Россия также страдает от государственной структуры, основанной на советской модели, хотя и в более противоречивой форме. Советский Союз состоял из 16 формально равных республик, большинство из которых были дополнительно разделены на области . Это была многонациональная федерация с каждым членом, имеющим право отказаться. В настоящее время Россия является официальной федерацией, к которой может быть допущено новое территориальное образование (например, в Крыму в 2014 году, а возможно, в Южной Осетии или Донбассе в будущем), но которому никто не может покинуть (как это было доказано Чечней в 1994 году -2002). Региональные губернаторы выбираются Кремлем и устанавливаются через дрянные выборы. Но самой большой проблемой является тот факт, что сегодня существует около двух десятков национальных «республик» и около шестидесяти преимущественно российских областей, объединенных в одном и том же государстве. Ни одна другая страна в мире не имеет такого странного и потенциально взрывоопасного территориального устройства, состоящего из единого региона, который несет название федерации вместе со многими меньшими территориями. «Национальные» названия республик также затушевывают их совершенно разные этнические композиции, поскольку доля «титульных» граждан колеблется от 95,1 процента в Чечне до 22,4 процента в Республике Коми до 1,96 процента в Ханты-Мансийском автономном округе. Поскольку этнические русские составляют здоровые 82 процента всего населения, «федерация» выглядит как моноэтническое государство, перерезанное в искусственные «национальные» образования, Чистый продукт советского наследия. Российская империя, напротив, была создана исключительно из губерний или губернаторств, полностью свободных от каких-либо этнических или национальных особенностей. Без реконфигурации нынешнего ландшафта страны никто не может быть уверен в будущем России, и многие пытаются прогнозировать, когда и как страна распадается.

Наряду с политической реструктуризацией, новое российское государство претерпело значительные изменения в численности населения. Распад Советского Союза был самым крайним случаем, когда люди колонизирующей нации были открыто изгнаны или постепенно вытеснены из зависимостей (как тех, кто восстановил свой полный суверенитет, как Казахстан, так и тех, которые формально оставались в Российской Федерации, Как Чечня). Между 1989 и 2009 годами, когда отток славянского населения был почти исчерпан, по меньшей мере 4,3 миллиона россиян, украинцев и белорусов покинули бывшее советское Закавказье и Среднюю Азию. Число этнических славян в Казахстане за эти годы сократилось с 44,4 до 26,2 процента, в Кыргызстане - с 24,3 до 6,9 процента, а в Таджикистане - с 8,5 до 1,1 процента от общей численности населения. В противоположность,

Это вызвало глубокую травму русской психики. В ответ россияне разработали концепцию «русского мира», думая о своей нации как о распространении как на всем постсоветском пространстве, так и во всем мире и нуждающемся в воссоединении. Российские политики стали озабочены попыткой вернуть те территории, которые отделились от Советского Союза. Поскольку это было и есть политически неосуществимо, сейчас Кремль мечтает о преимущественно экономической интеграции, которая стоит России в виде десятков миллиардов долларов в виде субсидий и кредитов бывшим советским республикам. Это не дает никакой пользы для российской экономики; Не только экономики этих стран маленькие и слаборазвитые, но они так же зависимы от экспорта сырьевых товаров, как и Россия.

Задолго до того, как нынешний разрыв между Россией и ее наиболее субсидируемым партнером, Беларусь, открылась, я назвал развивающийся Евразийский союз «бесполезной игрушкой Путина». Сегодня эта игрушка не только бесполезна, но и опасна. Неспособность современной России сосредоточиться на собственных делах в сочетании с ее попытками преодолеть свои национальные границы, чтобы помочь «соотечественникам» за рубежом, рискует политическими конфронтациями как по ее границам, так и дальше. Мы можем наблюдать множество неприятных сюрпризов перед ностальгией России за ее колониальное прошлое - ее самая большая слабость - наконец, испаряется.

Будущее Сибири

W Ith его исторические зависимостей либо ушедшие или уменьшенной стоимость, Россия должна переориентироваться на его единственном наиболее ценном достоянии: его отстойник колонии, Сибирь. Преобразование «сибирского проклятия» в «сибирское благословение» должно стать главной целью для российского правительства в ближайшие десятилетия. Однако регион не должен быть настолько «развит», как позволять развиваться как богатая ресурсами колония.

То, что сегодня нужно России, - это развитие частного сектора для сбалансирования сектора, контролируемого государством. Лучший способ добиться этого - предоставить сибирским жителям уникальные предпринимательские свободы. Это не означает приватизацию огромных государственных корпораций, которые сейчас действуют в регионе, а скорее отменяет регулирование многих видов экономической деятельности, чтобы люди могли приобретать землю для личного использования; Инвестировать в инфраструктуру; Строить дороги, железные дороги и аэродромы; И разрабатывать новые месторождения нефти и газа или другие природные ресурсы. Все процветающие колониальные территории Европы - от американского Запада, Канады и Аляски до Аргентины, Австралии и Южной Африки - были разработаны не благодаря усилиям государства, а в полном использовании энтузиазма, изобретательности и мужества колонистов. Россия должна превратить всю Сибирь и Дальний Восток в экономическую зону, свободную от многих налогов и правил, которые государство налагает на предприятия. И не только по названию - российское правительство пыталось запустить новые «открытые экономические зоны» раньше, но все они терпят неудачу, потому что они на самом деле не открыты. Сибирская зона должна иметь доступ к международным рынкам, поскольку она расположена вблизи морских портов, и ее следует поощрять к разработке современных промышленных объектов. То, что Москва теряет в налогах, будет больше, чем компенсировать долгосрочные экономические выгоды. Сибирская зона должна иметь доступ к международным рынкам, поскольку она расположена вблизи морских портов, и ее следует поощрять к разработке современных промышленных объектов. То, что Москва теряет в налогах, будет больше, чем компенсировать долгосрочные экономические выгоды. Сибирская зона должна иметь доступ к международным рынкам, поскольку она расположена вблизи морских портов, и ее следует поощрять к разработке современных промышленных объектов. То, что Москва теряет в налогах, будет больше, чем компенсировать долгосрочные экономические выгоды.

Чтобы добиться роста в Сибири, Россия должна поощрять местные и, что более важно, иностранные инвестиции в свою колонию для достижения максимально высокого уровня жизни там. История удаленных и ресурсоемких территорий показывает, что местные жители обычно имеют гораздо более высокие доходы, чем в среднем по стране. Если бы они этого не сделали, нельзя было ожидать ни естественного прироста населения в этих регионах, ни какой-либо внутренней миграции к ним. Например, существует значительная разница между медианным доходом Аляски в размере 73 400 долл. США и средним доходом США в 55 700 долл. США. То же самое относится и к Канаде Северо - Западных территорий, где средний доход от $ 112400 (в канадских долларах) сравнивает очень выгодно отличается от среднего дохода страны от $ 78870 (в 2014 году) или среднего дохода домохозяйств Западной Австралии в $ 72, 800 (в австралийских долларах) по сравнению с медианной средой Австралии в размере 66 820 долл. США (в 2008 году). Исключение составляет Россия: средний месячный доход в Сибирском федеральном округе в 2015 году составил 23 584 рубля против национальной медианной суммы в 30 474.

Средства привлечения инвесторов должны быть достаточно простыми: российское правительство может выдавать бесплатные лицензии на разведку и добычу природных ресурсов в регионе при условии, что они не экспортируются, а вместо этого перерабатываются в готовые промышленные продукты внутри региона. Внутренние цены на многие природные ресурсы в России низкие, поэтому такая договоренность в сочетании с беспошлинными операциями может привлечь крупные международные корпорации. Их прибытие в регион ускорит рост и улучшит условия жизни. Например, на острове Сахалин такие фирмы, как Exxon, RoyalDutchShell, Mitsubishi и Mitsui, занимаются схемами совместного использования нефти в разведке нефти и газа с середины 1990-х годов,

Между тем Россия должна переосмыслить роль своего восточного региона в своей великой геополитической «игре». Кремль все еще одержим отношениями России с Китаем, считая Пекин главным союзником в противостоянии Западу. Но союз с Китаем менее выгоден для России, чем когда-то: он требует строительства массивной, недвижимой инфраструктуры, которая может быть использована только для торговли с Народной Республикой; Он установит позицию России как экспортера ресурсов, поскольку Китай, крупнейшая промышленная держава в мире, не заинтересован в том, чтобы помочь своему соседу промышленно развиваться; И, поскольку Китай никогда не пытался уйти на север, ему не хватает опыта в успешном развитии проектов в экстремальных условиях Сибири. Неудивительно,

Возможно, было бы гораздо более продуктивно налаживать связи с японскими и корейскими компаниями, которые могли бы выступать в качестве крупнейших инвесторов, а также с канадскими, американскими и даже австралийскими, которые могут предоставить необходимый опыт в устойчивом развитии обширных, богатых ресурсами регионы. Более тесные связи с этими странами также уменьшат геополитический риск: Россия должна остерегаться попытки Китая «переколонить» свою колонию, поскольку Пекин уже переселил большое количество граждан в регионе и будет больше поселиться, если инвестиции увеличатся. Можно согласиться с тем, что российский Дальний Восток нуждается в мигрантах, но было бы намного лучше, если бы они пришли из разных и даже конкурирующих стран, и если бы страна, которая поставляла большую часть мигрантов, также не поставляла большую часть предприятий, работающих в область. Таким образом,

Приобретая Сибирь, Россия стала континентальной державой задолго до того, как США сделали это. Но в то время как американцы сумели быстро развивается их тихоокеанского побережья так, что Калифорния стала крупнейшим штатом США, как с точки зрения населения и валового регионального продукта, россияне считали свою Дальний Восток лишь военный форпост в несущественной части мира. Сегодня Россия должна создать такую же структуру для континентальной власти, которую Соединенные Штаты достигли более ста лет назад. Она должна развиваться, если не два «ядра», затем два «ребра»: один с видом на запад в Европу и Атлантику, а другой смотрит на восток в сторону Америки и Тихого океана.

S Сэмюэль Хантингтон утверждал, колонии «относятся к поселениям , созданных людьми , которые оставляют метрополию и выезжать в другие страны , чтобы создать новое общество на далеком дерна,» определение, которое «совершенно отличается от„колонии"в более позднем значении данного Термин, который является территорией и ее коренными народами, управляемыми правительством другого народа ». Сам термин« колония »восходит к древности, когда колонизация была наиболее распространенным средством изучения новых территорий, не захватив их непосредственно. Колонии служили не столько форпостами для военной экспансии, сколько «торговыми миссиями», установленными самыми передовыми странами. По разным оценкам, от 10 - го до 6 - го века до нашей эры финикийцы основали более 200 населенных пунктов с общей численностью населения 450, 000 человек по всему Средиземноморью и даже на атлантическом побережье современной Испании и Марокко. С 9 - го до 5 - го века до нашей эры греки основали около 1500 колоний от побережья Черного моря до Гибралтара, который на пике были населенной более чем 1,5 миллиона человек в отдаленных районах , новый полисом даже может быть создана В сотрудничестве с местными племенами. Все эти города воспитывали культурные, социальные и политические традиции регионов, из которых пришли их основатели, поддерживая тесные отношения с ними. 500 колоний от побережья Черного моря до Гибралтара, где на пике их обитали более 1,5 млн. Человек - в отдаленных районах можно было создать новый полис в сотрудничестве с местными племенами. Все эти города воспитывали культурные, социальные и политические традиции регионов, из которых пришли их основатели, поддерживая тесные отношения с ними. 500 колоний от побережья Черного моря до Гибралтара, где на пике их обитали более 1,5 млн. Человек - в отдаленных районах можно было создать новый полис в сотрудничестве с местными племенами. Все эти города воспитывали культурные, социальные и политические традиции регионов, из которых пришли их основатели, поддерживая тесные отношения с ними.

Несмотря на то, что он встал на экспансионистский путь развития вместе со своими европейскими нациями в 15- м веке, Россия осталась одна после полувека как великая держава, которая сохранила свою гигантскую поселенческую колонию. Многие из тех, кто стал свидетелем масштабов и богатства Сибири, считают, что эта земля может стать величайшим сокровищем России, если только Москва готова признать ее реальную ценность. Сегодня в интересах России и Запада развивать восточные регионы России, создавая еще один край западного присутствия на Тихом океане. Если мы правильно понимаем колониальную природу российского Востока, мы видим, что Россия и Соединенные Штаты, как два продукта европейской культуры и европейской политики, действительно могут развивать устойчивое партнерство и консолидировать свое присутствие на Тихоокеанском регионе. Если он не понимает эту программу и обеспечить ее периферию, Россия не сможет стать успешным 21 - й - вечный народ. Хуже того, это может идти по пути старых европейских империй, что вызывает кризис несоизмеримый даже с началом 1990-х годов.

На протяжении веков Россия была страной, которая пыталась распространиться на соседние земли. В этом нет ничего постыдного: американцы гордятся своими предками, которые превратили огромную землю в современную и процветающую нацию. Русские должны переосмыслить свое прошлое и настоящее, чтобы встретить сегодняшние вызовы: они должны забыть об их зависимостях и сосредоточиться на своей колониальной колонии, которая, если должным образом управляться, может вновь поднять Россию на позиции среди самых могущественных стран мира.

1 Могучее состояние Киевской Руси покрывало огромные территории от Пскова и Новгорода на севере до Переяславла на юге и от нынешней украинско-венгерской границы на западе до Смоленска на востоке. В это время он расширялся дальше на северо-восток.

2 Рейн Таагепера, «Обзор роста Российской империи» в Майкле Рывкине, ред., Русское колониальное расширение до 1917 года (Mansell, 1988), с. 1-8.

Владислав Иноземцев является австрийским членом Фонда плана Маршалла в Школе передовых международных исследований в Университете Джона Хопкинса.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.09.23 08.33.53ENDTIME
Сгенерирована 09.23 08:33:53 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2738688/article_t?IS_BOT=1