Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

О Варшавском восстании

О Варшавском восстании

О собственно военных аспектах писать не стану. Об этом уже исписано столько, что не стоит. Опять же, Алексей Исаев уже, по-моему, все точки расставил. Я об ином хочу. Дело в том, что чаще всего все сводится к тому, хотел или не хотел Сталин помочь. Намеренно или ненамеренно не стал штурмовать Варшаву. А это неправильно. За кадром остается много интересного. Вот о нем и поговорим. 

1. Цели восстания. Здесь все предельно просто. В Лондоне сидело польское правительство в изгнании. В Варшаве - представители правительства и руководство Армии Крайовой (АК). Которые были союзниками Англии и Америки, но противниками СССР. На территориях, освобождаемых Красной Армией власть в свои руки брал Польский комитет национального освобождения. Естественно, просоветский. От того, освободит Варшаву, зависело, кто де-факто станет хозяином положения в Польше. Освобождение Варшавы бойцами АК автоматически делало их национальными героями и, как правильно рассуждали в Лондоне и Варшаве, это лишило бы Советы шансов установить свой режим – при наличии законных представителей законного польского правительства, отвоевавших свободу с оружием в руках. Пазл был предельно прост.

2. Все свои шаги польское правительство согласовывало с британским руководством, которое, впрочем, об этих шагах, например, о решении начать восстание ДО прихода в Варшаву Красной армии, Москву просто не считало нужным информировать.

3. Польское правительство также не считало нужным хоть как-то информировать Москву, чему было формальное объяснение: официальные контакты, нарушенные после катынского скандала, восстановлены не были. Но. Премьер Миколайчик приехал восстанавливать порушенное 30 июля. Восстание началось 1 августа. Сложно избавиться от впечатления, что как-то неслучайно все это совпало: Миколайчику были нужны козыри на переговорах со Сталиным. Захват Варшавы резко повышал его, Миколайчика, статус. Он становился бы главой Польши на территории Польши. 

4. Все мероприятия по подготовке и проведению восстания были отданы на усмотрение командования АК и представителей правительства. При этом тема поднималась много раз, но часть «полевых командиров» была резко против, считая восстание неподготовленным и несвоевременным. Решение о начале восстания было в итоге принято за несколько часов да начала в отсутствие командиров, несогласных с этим.

5. Сразу после переноса боевых действий непосредственно на польскую территорию политотделы фронтов и ПКНО распространяли листовки и по радио призывы к польским патриотам подниматься на борьбу с оккупантами и активизировать партизанскую войну. Но это были общие слова, непосредственно к варшавскому восстанию отношения не имевшие. То же самое политотделы, органы местных компартий и тд распространяли во всех странах, на которые переносились БД.

6. По поводу намеренного неоказания помощи восстанию. Давайте начнем с того, что в свете вышеперечисленного становится понятно, что советское правительство в принципе не имело ни политических ни военных резонов (планов наступления в помощь восставшим не было) резонов помогать восстанию. Только гуманитарные. Но дадим слово полякам. Им виднее все же, чем была вызвана остановка советских войск. И лучше самих руководителей этого никто не скажет:

«Не выдерживает критики предположение, что советские войска сознательно остановились в предместьях Варшавы и не хотели занять город. 4-5 августа после проигранного танкового сражения в районе Воломина… они были вынуждены приостановить свое наступление на Варшаву» (Gazeta Wyborcza, 1994, 5.10).

Современный (это важно) польский исследователь Савицкий пишет, как появился тезис о намеренном неоказании помощи со стороны РККА: «Этот тезис родился в главном командовании АК уже во время восстания, а после войны он развит и активизирован в эмиграции».

Польский эмигрантский (антикоммунист!) исследователь Бромке писал: «Советское командование исчерпало свои возможности на подступах к Варшаве. Вскоре началось германское контрнаступление».

Ну и что считает непосредственный очевидец, участник восстания заместитель председателя представительства польского эмигрантского правительства в Варшаве принципиальный и пожизненный антикоммунист Бень – человек имевший вполне оправданный и вполне справедливый счет к СССР: «причины поражения восстания сводятся к следующему.

Отряды АК оказались малочисленными и плохо вооруженными, в чем должно было отдавать себе отчет командование АК; план восстания не был согласован с советской стороной и поэтому нельзя было рассчитывать на помощь; момент восстания был выбран крайне неудачно».

7. Воздушный мост и кто оказывал реальную помощь. Да, исторический факт: советское правительство на первом этапе восстания резко отказало англичанам и американцам в возможности использовать советские аэродромы для организации сброса военной помощи повстанцам. Это было связано с тем, что на первом этапе Сталин просто отказывался хоть как-то связываться с политической и военной авантюрой польского руководства в эмиграции, направленной к тому же против интересов СССР. Не говоря уж о том, что союзники заранее не проинформировали Москву о готовящемся восстании. Однако, уже к середине августа отношение изменилось. Советский Союз наладил воздушный мост. Советские летчики работали на низких высотах (!) и достаточно точно сбрасывали в районы, занимаемые повстанцами грузы. А именно: 

156 минометов, 505 ПТР, 1478 пистолет-пулеметов, 1199 винтовок, 20255 гранат, поти полтора миллиона патронов и 131 тонну продовольствия.

Командующий восстанием генерал Бур-Коморовский в телеграмме Рокоссовскому 15 сентября 1944 года благодарил за «авиационное прикрытие, сброшенное оружие, боеприпасы и продовольствие», а также просил продолжать помощь (АВП РФ, ф. 0122, оп. 26-б, П. 213, д.47, л. 140)

Союзники тоже пытались помочь. Но были нюансы. 18 сентября был произведен массированный вылет американских бомбардировщиков, которые с высоты 4000 метров сбросили на парашютах 1000 контейнеров. Как понятно, точность была нулевая и почти все попало в руки немцев.

В отличие от кабинетных стратегов действующие офицеры союзников оценивали шансы на эффективность и вообще возможности воздушного моста крайне скептически, а проще говоря, отрицательно. Прислушаемся к мнению специалиста, участника и очевидца - представителя Британской военной миссии в СССР полковника Бринкмена: «Поляки просили сбросить дополнительное оружие и боеприпасы для 3000 человек в районе леса Кампинос, который находится в 10 милях севернее Варшавы. Поскольку это довольно большой район, имеется возможность использовать самолеты 15-го американского авиакорпуса. Первоначально такого рода операция - сбрасывание снаряжения с большой высоты в дневное время - считалась практически невыполнимой и, во всяком случае, не могла быть ' выполнена настолько точно, чтобы это снаряжение достигло поляков, которые владеют относительно небольшими районами в Варшаве… 

Считается, однако, что подобного рода операции довольно трудны и могут быть безрезультатными вследствие существующей неясности относительно районов, куда нужно сбрасывать оружие. 

Поляки назвали следующие цели для бомбардировок: 

1. "Аэродром Окецие 

2. Аэродром Бьелани 

3. Форт Бем 

4. Цитадель 

5. Институт физкультуры. 

Поляки считают, что эти цели значительны по своим масштабам и легко могут быть установлены; однако, ввиду того, что польские войска находятся в настоящее время в непосредственной близости от этих мест, бомбардировку необходимо выполнять очень точно. 

Принимая во внимание тот факт, что эти объекты негодны для ночной бомбардировки, вопрос об использовании Королевского бомбардировочного корпуса снимается. Американские ВВС, выполняющие подобные бомбардировочные операции, должны были бы атаковать с большой высоты и, следовательно, могли причинить ущерб польским войскам, находящимся в соседстве с этими целями. Для выполнения такого рода операций американским ВВС необходима минимальная видимость на 1800 метров. В связи с этим Британские Начальники Штаба считают, что единственная возможная помощь, чтобы провести точную бомбардировку этих объектов, может быть оказана со стороны русских тактических ВВС, выполняющих подобные операции с низкой высоты. 

Поляки также просили о том, чтобы польские парашютные части были посланы из Италии и Англии. Эта просьба не может быть выполнена вследствие того, что выделение такого большого числа транспортных самолетов нарушило бы выполнение других задач. Кроме того, мы считаем, что потери при таком большом расстоянии были бы, несомненно, очень велики». (ЦАМО РФ. Ф. 40. On. 11549. Д. 171. Л. 121-123)

Тему воздушного моста, я думаю, на этом можно закрыть.

8. После начала восстания АК и Красная Армия де-факто стали союзниками. Однако, дальнейшие события показали, как именно к нам относились союзники. В последнем приказе командующий восстанием Бур-Коморовский писал: «Требования Москвы хуже, чем сдача… в руки явного врага. Лучше умереть, чем согласиться с этим. Советы хотели нас вывезти и уничтожить, как сделали с 10 тыс.жертв Катыни». (АВП РФ Ф.0122, оп. 27, п. 199, д.44, л. 6-7)

В день капитуляции 3 октября 1944 г. радиостанция АК «Молния» передавала: «Немцы собираются эвакуировать население героического города и защитить его от нападения большевиков… Помните, что немецкие войска некоторое время будут щитом, охраняющим наши семьи от нападения большевиков». (АВП РФ Ф.0122, оп. 27, п. 199, д.44, л. 4-5)

Радиостанция АК «Варшава» в тот же день передавала: «Сейчас Прага (предместье Варшавы, занятое РККА) погружена в печаль, а место поляков занимают азиаты… Даже слепой должен заметить эту резню». (АВП РФ Ф.0122, оп. 27, п. 199, д.44, л. 4-5)

Единственный вопрос, который может возникнуть, после прочтения этого: а чьими же союзниками в реальности были руководители и «политруки» АК?

9. Участники восстания, будучи антикоммунистами, но не связанные с политическими амбициями руководства АК и польского эмигрантского правительства, писали о поражении восстания так: «Если же по политическим соображениям создание атмосферы сотрудничества и соответственно согласование плана действий с Красной армией не было в намерениях верхушки АК, то тогда для народа было бы выгоднее отказаться от восстания в Варшаве» (подполковник Рокицкий, АВП РФ Ф.0122, оп. 33, п. 258, д.70)

Эмигрант, антикоммунист, участник восстания, историк восстания Техановский: «С военной и политической точек зрения восстание было поражением. Оно должно было предотвратить создание коммунистического правительства и способствовало его возникновению».

Как видим, участники восстания настроены менее решительно, чем их потомки сегодня и даже менее решительно, чем российские «либералы».

Единственное, что можно сказать. Участники восстания – это герои. Настоящие, мужественные люди. И не их вина в том, что их мужество, беззаветная преданность Родине, самопожертвование, ярость, героизм стали разменной картой политиков.

«Я зажег этот большой пожар для того, чтобы его огонь вел через тьму будущие поколения; мне удалось выкопать пропасть между российским и польским народами по крайней мере на 10 поколений». Начальник штаба АК генерал Пелчинский (Komornicki K. Piekny mit, Polityka. 1994. 27.08)








Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.11.20 06.45.20ENDTIME
Сгенерирована 11.20 06:45:20 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2747903/article_t?IS_BOT=1