Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Видео: Просто был выбор: я или Родина...

Просто был выбор: я или Родина...

Просто был выбор: я или Родина...

У всякого человека есть своя история,

а в истории - свои критические моменты:

и о человеке можно безошибочно судить только смотря по тому,

 как он действовал и каким являлся в эти моменты,

когда на весах судьбы лежали бы и его жизнь, и честь, и счастье.

И чем выше человек, тем история его грандиознее,

критические моменты ужаснее,

а выход из них торжественнее и поразительнее.

(В.Г.Белинский)

3 часа утра. Тихо вокруг. Все еще спит в эту самую короткую ночь в году. Но вот уже яркие звезды потихоньку начинают гаснуть. Небо постепенно становится все светлее и светлее. Над Бугом и Мухавцом стелется утренний туман и в Брестской крепости разгорается новый день - 22 июня...

«Страшное это было пробуждение. Бойцы и командиры, заснувшие накануне в предвкушении завтрашнего воскресного дня отдыха с его развлечениями, с традиционным футбольным матчем на стадионе, с танцами в полковых клубах, с отпусками в город, внезапно проснулись среди огня и смерти, и многие погибли в первые же секунды, еще не успев прийти в себя и сообразить, что происходит вокруг.» (С.Смирнов «Герои Брестской крепости»)

«Кругом все горело. Горела кольцевая казарма, дома возле церкви, гаражи на берегу Мухавца. Горели машины на стоянках, будки и временные строения, магазины, склады, овощехранилища — горело все, что могло гореть, а что не могло — горело тоже, и в реве пламени, в грохоте взрывов и скрежете горящего железа метались полуголые люди.

И еще кричали лошади. Кричали где-то совсем рядом, у коновязи, за спиной Плужникова, и этот необычный, неживотный крик заглушал сейчас все остальное: даже то жуткое, нечеловеческое, что изредка доносилось из горящих гаражей. Там, в промасленных и пробензиненных помещениях с крепкими решетками на окнах, в этот час заживо сгорали люди.» (Б.Васильев «В списках не значился»)

 

Брестская крепость, 22 июня 2017 года 3 часа утра. Я стою в многотысячной толпе людей, пришедших сюда на митинг-реквием почтить память героев, которые когда-то, теперь уже в далеком 1941 году в этот предрассветный час воскресного дня, приняли на себя смертельный удар фашистской Германии. Сегодня здесь очень много молодежи, они приехали сюда со всех концов Белоруссии и России.

Кто все эти люди? Зачем мы здесь? Что нас сюда привело?

За спиной я слышу разговор двух молодых парней. Один из России, второй из Белоруссии.

- Как здорово, какие вы молодцы белорусы, вы такие открытые, радушные, с вами так хорошо, как с братьями! – восторженно признается россиянин. И я его отлично понимаю, пробыв всего лишь день в Белоруссии, у меня сложилось точно такое же волнующе приятное, радостное ощущение близкого родства с этим трудолюбивым и простым народом.

- Так мы и есть братья, – отвечают ему.

- Да клево, у меня такое ощущение, что я среди своих! – продолжает первый.

- А здесь сейчас, в крепости, перед монументом «Мужество» не может быть чужих...

- Да, ты прав, брат.

Эта мысль, так просто высказанная молодыми, зацепила меня. А ведь и правда, здесь сегодня не может быть чужих. Нас всех незримо крепко связывает что-то. Мозг еще до конца не понимает, что именно, а сердце, душа уже все поняли и прочувствовали. Они знают, что вокруг товарищи и братья, здесь никто не работает локтями, чтобы протиснуться вперед, зато у каждого есть чувство локтя с неизвестным, но очень близким по духу соседом. Все, кто в эту ночь не спал, пришли сюда с одной целью – узнать, прикоснуться, понять, почувствовать то, что пришлось испытать таким же молодым ребятам тогда, 76 лет назад. Мы все пришли чтобы молча, преклонив колено перед вечной памятью этого бессмертного подвига, поблагодарить их за сегодняшний мирный рассвет 22 июня. Но сила павших оказывается в миллион раз мощнее, они своей железной волей, несгибаемым духом, неколебимой верой в свое дело и безграничной любовью к Отечеству, за которое и жизнь положить - святое, сплачивают нас и сегодня, напоминая, что боролись и умирали они за наше мирное, дружное общее будущее, за нашу общую Родину и землю.  

Звучит реквием по погибшим, а перед нами на экране сменяются их имена, лица... Простые лица советских людей, еще недавно - 9 мая я видела такие же открытые, светлые лица в музее 35 батареи в городе-герое Севастополе, и вот я в Бресте...

Фото полкового комиссара Ефима Фомина. Накануне войны он получил отпуск и должен был уехать за семьей в Латвию, но билетов в кассе не оказалось, и он вернулся в крепость, отложив свой отъезд на сутки, а оказалось на всю оставшуюся жизнь. Один из первых зажигательных снарядов попадет в его кабинет, и он полузадохшийся успеет выбраться и тотчас примет командование подразделениями полка. Связь с командованием отсутствовала, все попытки передать шифрованные радиограммы были безуспешными и Фомин принимает решение открыто выйти в эфир. И в тот момент, когда в крепости рвались снаряды, люди гибли, не успев добежать до оружия, отряды защитников еще были разрознены в эфир понеслось сообщение Фомина: «- Я крепость, я крепость! Ведем бой. Боеприпасов достаточно, потери незначительны. Ждем указаний, переходим на прием.»

Они передавали сигнал, пока не села батарейка, но ответа так и не получили...

Даже в такой ситуации комиссар, понимая, что может быть радиоперехват не дал противнику и шанса усомнится в нашей боеготовности и решимости бороться. После долгих и упорных боев, длящихся не одни сутки, будучи контуженным и полузасыпанным камнями, после очередной ураганной бомбардировки, он вместе с несколькими бойцами был извлечен немцами из-под развалин. Все документы бойцов были давно уничтожены по приказу комиссара, Фомин был одет в простую гимнастерку без знаков различия и бойцы надеялись спасти его жизнь. Но среди попавших в плен, оказался предатель, не решавшийся бежать видимо потому, что боялся получить пулю от своих. Но теперь он услужливо льстиво, пригибаясь и стоя на задних лапках вкрадчиво доложил немецкому офицеру: «- Господин офицер, вот этот человек не солдат. Это комиссар, он велел нам драться до конца и не сдаваться в плен».

Комиссар Фомин был тут же расстрелян автоматчиками у Холмских ворот крепостной стены. Предатель ночью был задушен, никто из немцев не обратил на это никакого внимания, им было все равно.

А вот перед нами – мужественное, спокойное лицо майора Гаврилова Петра Михайловича, одного из последних защитников крепости, немцы смогли пленить его лишь на 32 сутки войны – 23 июля. Голодный, изнывающий от нестерпимой жажды, один, раненый, изможденный, прячась в конном навозе, зарываясь в песок, он не переставал уничтожать противника, забрасывая их гранатами и стреляя из командирского «ТТ». После очередного взрыва гранаты, он потерял сознание. Пленный майор был в полной командирской форме, когда его привезли в госпиталь. Он был настолько истощен, что не мог даже сделать глотательного движения. Гитлеровцы рассказали врачам, что этот человек, в котором уже едва теплилась жизнь, в одиночку принял бой с ними. Они говорили об этом с невольным почтением, поражаясь силой духа советского командира и становилось ясно, что исключительно из глубокого уважения к его храбрости, пленного оставили в живых. По словам доктора, лечившего Гаврилова, в течение нескольких дней в лагерь приезжали германские офицеры посмотреть на героя, проявившего такую удивительную стойкость, такую всепобеждающую волю к борьбе с врагом.

Пройдя через все адские муки концлагеря коммунист майор Гаврилов уцелел, остался жив и по возвращении на Родину продолжал служить ей.

Бок о бок с Гавриловым сражался и мой земляк, уроженец Ярославля, капитан Константин Касаткин, начальник штаба отряда майора Гаврилова. Как и большинство выживших защитников крепости, раненый и контуженный был захвачен в плен и прошел через концлагеря. Умер в Ярославле в 1983 году.

Сутки, двое, неделю, другую бойцы крепости держали оборону, находясь под ураганным артиллерийским огнем, по ним палили из сверхмощных и сверхтяжелых мортир «Карл», на них падали бомбы весом от 500 кг до 1800 кг, от взрыва которых содрогался весь город Брест, а они продолжали стоять. Сколько их тут осталось лежать под этими опаленными огнем войны, расплавленными красными кирпичами Брестской крепости? Почему, будучи отрезанными от всего остального мира, с каждым следующим днем все отчетливее понимая, что помощи ждать неоткуда, сходя с ума от жгучей жажды, не имея еды, лекарств, боеприпасов, эти люди шли в рукопашную, первым делом отбирая у фашистов оружие и поворачивая это оружие в тех, кто принес его на эту землю, боролись, упирались и стояли насмерть, когда уже никаких сил казалось не оставалось? Почему? Ведь они не получали никаких приказов, о них вообще никто не знал, за несколько дней фронт далеко откатился на восток, были взяты Минск и Смоленск, а они стояли.

Много было их, героев,

Тех, кто с первых дней войны

Боевым солдатским строем

Встал за честь родной страны.

Брест с бессмертным гарнизоном

Первым немцев развенчал,

Похоронным первым звоном

Для фашистов прозвучал.

(М.Ножкин поэма «Ради жизни на земле», глава «Начало»)

Против них была брошена лучшая, отборная 45 дивизия, любимцы Гитлера, промаршировавшие пол Европы и не знавшие поражений, они впервые здесь на берегах Буга и Мухавца у стен старой русской крепости отступили. Упорное сопротивление маленького гарнизона с горсткой людей остановило их победный марш. Приказ, полученный штурмующими подразделениями по сути был первым приказом об отступлении, отданным германским войскам с момента начала второй мировой войны. Фашистские войска, даже с помощью мощнейшей поддержки авиации и артиллерии, не только не смогли взять за несколько часов крепость, как это было запланировано, но и понесли существенные, до половины состава потери в штурмующих частях и были остановлены, а на некоторых участках и отброшены назад.

Советский народ в эти дни принял жестокий бой не только в крепости, сражения шли по всей границе нашей страны от Черного до Баренцева моря. Мы все знаем и помним бессмертный подвиг защитников Одессы и Севастополя, стойкость и мужество ленинградцев и сталинградцев, наши красноармейцы показали непревзойденные образцы воинской доблести на полях сражений под Москвой. Вся страна жила в ожидании новостей с этих фронтов, все действия защитников управлялись Верховным командованием, бойцы знали и чувствовали мощную духовную поддержку партии, страны, народа. Радио и газеты трубили всему миру о героизме советских солдат. И лишь бойцы Брестской крепости были лишены всего этого, с первого дня войны, стеной огня и смерти они оказались отрезанными от всего мира и единственным источником информации для них были лживые сообщения немецких листовок о падении Москвы с призывами сдаться. Страна даже не знала о том, что они все еще ведут упорные бои.

На миру и смерть красна. Бойцам Брестской крепости суждено было кануть в безвестность. Но они стояли, стояли и знали, что это их воинский долг, задержать, измотать, уничтожить противника во чтобы то ни стало. И уж если суждено умереть, то постараться продать свою жизнь как можно дороже. Они мстили, с каждым днем все сильнее и беспощаднее, мстили за пролитую кровь боевых товарищей, жен и матерей, детей, оказавшихся здесь в крепости. Но и женщины и дети ни в чем не уступали и ежесекундно боролись с врагом наравне с мужчинами.

Вот вам пример. Сельская учительница Катя Тарасюк, приехала в июне к мужу лейтенанту в крепость, где и застала их война. Он погиб, лежа за пулеметом и кося ряды гитлеровских оккупантов. Узнав о гибели мужа, жена вышла из подвала и легла за тот самый пулемет, продолжив бить фашистов, пока вражеская пуля не настигла и ее. Их совместная жизнь была короткой, но я уверена, она была светлой и счастливой, не может быть по-другому у людей, в чьих сердцах горит один огонь любви и верности, верности друг другу, верности себе и своим идеалам, верности и любви к своей стране и народу.

Это был их собственный выбор. Выбор свободных советских людей, которые в безжалостных, нечеловеческих условиях, не сговариваясь, приняли единое совместное решение: бороться до конца, до самой точки, до последнего вздоха, до последней капли красной крови.

«Примерно 26-27 июля небольшая группа уцелевших солдат вели бой пока имелись патроны, потеряв возможность сражаться, уже фактически безоружные, они вынуждены были уйти в подземные казематы. Немцы через каждые два часа предлагали им сдаваться.» (С.Смирнов «Герои Брестской крепости»)

«где-то под развалинами хриплыми, пересохшими глотками нестройно и страшно пели «Интернационал». Они пели громко, так громко, как не пели никогда в жизни. Они кричали свой гимн, и этот гимн был ответом сразу на все немецкие предложения. Слезы ползли по грязным лицам, но они не стеснялись этих слез, потому что это были другие слезы. Не те, на которые рассчитывало немецкое командование.» ( Б.Васильев « В списках не значился»)

«Так продолжалось больше суток и лишь после того, как немцы пустили в подземелье отравляющие газы, они решили принять смерть под солнцем. С песней на истрескавшихся губах они вышли из каземата, несмотря на пение «Интернационала» немцы по ним не стреляли. Пораженные мужеством израненных, голодных и еле державшихся на ногах людей, немцы молчали. Один из офицеров, видимо старший, снял каску перед защитниками крепости, и все солдаты, как по команде, последовали примеру своего начальника – почтили верность воинскому долгу наших солдат.» (С.Смирнов «Герои Брестской крепости»)

Они могли спокойно сдаться, уйти, но в этом и заключается истинная свобода человека, что в тот момент, когда он может уйти, его совесть делает выбор между личным спасением и защитой Родины ценою собственной жизни, а его внутренний голос, побеждая страх смерти, отдает приказ остаться. В каждом из них жила гордая воля свободного человека, которого можно убить, но нельзя поработить и сознание этого превосходства над противником, эта внутренняя сила поднимала их на борьбу за свою Родину, за свое первое в мире социалистическое государство. В те суровые и беспощадные дни, когда смерть ежесекундно поджидала людей, они вступали в ряды коммунистической партии и умирали коммунистами. И это тоже был их выбор...

[embedded content]

Человеку свойственно все и всех сравнивать и давать оценку. Чем больше я узнаю об этом великом, могучем поколении советского народа, тем ничтожнее мне кажется современность. Мы так много кричим о свободе, нам все время кто-то или что-то мешает стать наконец-то свободными. Мы часто путаем свободу с распущенностью и безнаказанностью. А если задуматься, то причиной нашей несвободы является страх. Именно страх пожирает нас изнутри и парализует волю, ту самую волю, сила которой и делает человека по-настоящему свободным и непобедимым. Мы боимся иметь собственное мнение перед начальником, боимся постоять за себя и свои права, а вдруг уволят. Мы боимся доверять друг другу, а вдруг предадут. Мы боимся показаться смешными и не успешными, а вдруг осудят и отвернуться. Мы боимся вступиться за друга, моя хата с краю, это меня не касается. Вот так в страхе за себя, мы отдаляемся друг от друга, становимся еще более одинокими и от этого нам еще больше становится страшно.  Липкий страх нам сковывает душу. Мы боимся быть честными, справедливыми, смелыми, добрыми, щедрыми, радушными, боимся быть самими собой. Кем станут наши дети, на каких примерах они вырастают?

21 июня я приехала в Минск на автобусе. И вот когда мы проезжали по Площади Победы, где горит вечный огонь, один брюконоситель, по-другому я не могу эту мразь назвать стал уверять соседа, что оказывается никто в армию идти воевать не хотел и людей силой сгоняли, а чтобы шли веселей, одну партию упиравшихся расстреляли прямо у военкомата и после этого народ нехотя пошел таки воевать. Вы можете себе представить такой бред?! И это говорил нелюдь, которому по виду около 50 лет. Сколько же мрази. Так мне в этот момент хотелось ему хорошенько врезать в его бесстыжую морду, да руки пачкать не хочется, но высказала я ему все, что думаю, нет у меня к таким толерантности и не будет никогда. А вот мужик, сидевший рядом, почему-то сидел и поддакивал, на мои слова, сказал: - Сколько людей, столько и мнений.

Трусы и гниды всегда судят по себе и поскольку сами неспособны на маломальский поступок – их удел грязные сплетни и мелкое пакостничество.

Интересно, что с нами было бы сегодня, если бы тогда в 41-м те люди сделали иной выбор и их личная безопасность была бы важнее всего остального? Думаю, нас просто-напросто никогда не было бы на этом свете.

Странная магия цифр, но ровно через 50 лет, в 1991 году недалеко, всего в часе езды от Бреста, в Беловежской пуще руководители трех республик тоже сделали свой выбор в том числе и за нас. И мы согласились с этим выбором. О эти лозунги о свободе, как они манили нас. С 1991 года уже минула четверть века, что можно сказать, какие выводы сделать, какие итоги подвести?

Сегодня за долги можно выселить мать с ребенком на улицу и жаловаться некому, все законно. Миллионы безработных, миллионы нищих и бездомных. Старики не в состоянии выжить на нищенскую пенсию, если их не поддерживают дети. Миллионы детей живут в детских домах при живых родителях, сирот стало больше, чем после войны. У нас вновь сословное общество, люди с высшим образованием вынуждены идти в прислугу, иначе не прожить. Сегодня никто никого силой не распределяет на предприятия, у всех свободный выбор работы, только ее зачастую нет. Образованная молодежь, уезжает работать за рубеж, выбирая «я», оставляя в одиночестве больных и старых родителей, какой уж тут выбор «Родина». А лозунги о свободе по-прежнему манят и зовут...

***

Митинг-реквием продолжается, уже совсем рассвело, 4 утра и вдруг жуткий, нарастающий рев моторов самолетов, он все ближе, все отчетливей, все резче, хочется заткнуть уши, пригнуться. Ощущение, что вот сейчас, с неба на тебя обрушится град снарядов...

Но сегодня 22 июня 2017 года и это лишь звуковая запись...И даже, понимая, что это всего лишь запись, становится страшно, животный страх потихоньку вползает в тебя.

А потом - тишина... мертвая...

Военные подразделений Белоруссии и России, присутствующие на митинге один за другим преклоняют колени перед могилами защитников крепости и вечный огонь памяти пылает не только на площади Цитадели, он в сердце каждого, кто пришел сюда. По щекам текут слезы, но этих слез никто не стыдится...

Меня радует, что сегодня здесь очень много молодежи, многим еще нет и 20, у них вся жизнь впереди и им предстоит еще сделать свой выбор, каким он будет, только им решать, у них для этого есть ошеломляющие, достойные подражания примеры. И то, что эти мальчишки и девчонки сегодня здесь, то, что бабушки и родители привели в эту ночь своих детей и внуков, дает надежду, что вместе мы сможем сохранить не просто нашу историю, но прежде всего самих себя ради будущих поколений.

Уже вернувшись домой в Ярославль, я впервые приняла участие в сборе подписей под петицией в защиту сохранения исторического облика нашего древнего города. Я хочу сказать огромное спасибо организаторам акции – КПРФ, сегодня лишь эта партия пытается отстаивать интересы горожан, и всем неравнодушным людям, откликнувшимся на призыв и не побоявшимся поставить свои подписи. Честно говоря, мы все получили в эти часы огромное моральное удовлетворение от того, что делаем. Мы были вместе, подписи собирали не только члены партии, а и просто неравнодушные граждане. Как приятно было видеть лица людей, поставивших подпись, они уходили с небольшой радостью и гордостью в душе, что не остались в стороне, что не прошли мимо и их слово, сливаясь с другими такими же, приобретает солидный вес и значение и к нему начинают прислушиваться. Кстати, власть услышала нас и некоторые требования были выполнены мгновенно, значит можно бороться и добиваться, значит все не зря.

Конечно было много и тех, кто от меня шарахался, как от прокаженной, еще не зная, что им предложат, люди в страхе бежали, пряча глаза и отводя взгляд. «А чего боимся?» – мне все время хотелось задать этот вопрос. Вы в панике кричите:

- нет, не надо, не буду.

- А что нет? Чего не надо? Я еще не успела ничего сказать? Боже, люди, как вы сами себя запугали! Очнитесь, посмотрите на себя, ведь это ваш город, вы в нем живете!

Я еще могу понять бабушек, им многое пришлось пережить, во многом пришлось разувериться. Тем не менее, именно пенсионеры одни из самых активных участников, им не безразлично и их настоящее, и будущее молодых, но молодежь, ау! Ведь это ваше будущее! Куда вы так вдруг заспешили? Идете в наушниках, ничего не хотите слышать, замечать, уткнулись в телефоны и все остальное «по барабану»?

Неприятнее всего меня поразили два несовершеннолетних лба, каждый выше меня как минимум на голову. На мой призыв поставить подпись, они мне вполне по-деловому задали вопрос: - «А вы имеете право собирать подписи с несовершеннолетних?» Если честно, я опешила, здоровые парнищи, лет по 17 каждому как минимум, паспорт гражданина РФ уже давно получили в 14. Видя мой шок, самодовольные, с чувством, что уделали меня своей информированностью, они мне гордо и четко все объяснили, что они в принципе согласны с петицией, но т.к. они несовершеннолетние, то подписывать ничего не будут, право у них такое есть. Да ради бога, здесь все добровольно, никто никого не заставляет, у меня к вам другой вопрос:

- вы когда успели стать такими циниками и прагматиками, несовершеннолетние? Вам таким деловым не стыдно передо мной маленькими прикидываться? Выучили свои права? Отлично, а как насчет обязанностей? Боитесь, струсили? Спасибо деду за победу, а как до дела, так в кусты?

Деды то нас не подвели. Будучи пацанами несовершеннолетними, приписывали себе год, а то и два только, чтобы побыстрее попасть на фронт и взяв в руки оружие, встать в строй на место выбывшего брата или отца и таких были тысячи.

Несовершеннолетние говорите. Да в каждом городе, где шли сражения, висят памятные таблички и стоят памятники пионерам-героям: Зина Портнова, Вера Кравцова, Марат Казей, Володя Щербацевич, Володя Дубинин, Леня Голиков, Валя Котик всем им было 13-15 лет, среди них полно девчонок с косичками, они тоже были несовершеннолетними, и никто и никогда им бы не предъявил никаких претензий, у них тоже были права. Почитайте на досуге об их подвигах.

Среди героев-защитников крепости был пацан, Петя Клыпа, ему было 14 лет, но на вид это был маленький парнишка лет 12. По словам очевидцев, он дрался в крепости наравне со взрослыми бойцами, участвовал даже в штыковых атаках и рукопашных схватках и отличался исключительной смелостью, отвагой, каким-то недетским бесстрашием. Отказавшись от предложения командира снять форму красноармейца и как ребенку выйти и сдаться в плен вместе с детьми и женщинами, он в свои 14 был Мужчиной и продолжал сражаться в крепости, с несколькими боевыми товарищами ему удалось прорваться сквозь немецкий заслон и укрыться в лесах, но обессилевшие бойцы были окружены и попали в плен.

Сотни и тысячи советских мальчишек и девчонок, сражались в партизанском подполье и в регулярных войсках, мстя за своих отцов и матерей, братьев и сестер, за разрушенные города и сожженные села.

А вы сегодня боитесь всего лишь поставить подпись в защиту своего города.

Вы родились в другую эпоху и в школе не изучали эти страницы нашей истории, откуда вам знать. Вы родились в другой России, капиталистической, где вместо морально-нравственных ценностей вам прививают стремление к материальному успеху любой ценой, по принципу человек человеку - волк. Мораль, нравственность, а зачем? Ведь это все ограничивает вашу так называемую свободу. То нельзя, это неправильно, - забить и не думать о высоких материях. Какие у вас сегодня примеры: хороший папа – богатый папа; во всем нужен холодный расчет: вовремя предать – это значит предвидеть; не суйся не в свое дело – сиди и помалкивай в тряпочку, а то хуже будет.  Вот только история не помнит имена трусов и предателей, а храбрецам и враги честь отдают даже после их смерти.

Конечно, зачем вам обязанности, главное права свои выучить. Вот только учите вы их однобоко. Жить в красивом, чистом городе, требовать от власти отчета о распределении бюджетных средств – это тоже ваше право и за него стоит бороться.

Справедливости ради, хочу подчеркнуть еще раз, далеко не все люди трусят или проходят равнодушно, многие сознательно приезжали к месту сбора, чтобы принять участие в акции и таких сегодня тоже много, в том числе и среди молодежи. Им я искренне желаю удачи и стойкости духа!

Не всегда это только трусость и равнодушие. После известных событий 12 июня 2017 года в Москве, многие родители запретили своим детям участвовать в чем бы то ни было. Как говорится, наша хата с краю. Опять страх, страх, как страшная метастаза, поражающая ум, волю, совесть человека. Но дорогие родители, запретами вы своих детей не убережете. Неужели вы хотите, чтобы они, как и вы жили в постоянном страхе? Это что, достойная жизнь? Может хватит уже позволять высоколобым дядям делать за нас выбор? Может нужно не запрещать детям бороться за лучшую жизнь, а вместе с ними идти и спросить с власти отчета? Или вам 40-летним сегодня уже не за что бороться? Вам нравится, что в любой момент можно остаться без работы, без средств на существование, а то и без жилья? Вам нравится, что вас уже несколько раз обокрали и лишили законной пенсии, а ваших детей будущего в своей собственной стране?

В последние 30 лет я только и слышу - как не свободны были советские люди и как свободно мы стали жить теперь и живут демократические страны Запада. Но почему-то мне так не кажется. Пока я вижу больше страха, а там, где страх, там нет свободы, какими бы прекрасными при этом ни были законы. И самые счастливые лица я видела не в комфортной и сытой Австралии, а в бедной, но свободной Кубе.

Но я все-таки вернусь еще раз в утро 22 июня 2017 года в Брестскую крепость, мне нужно еще кое-что рассказать и сказать.

Очевидцы вспоминали, что и весной в апреле 1942 года в крепости нашли еще одного живого защитника. Это был невероятно исхудалый, заросший густой щетиной человек, возраст которого невозможно было определить. Вся одежда была сплошными лохмотьями и нельзя было определить солдат это или офицер. Когда немецкий офицер спросил его: - «есть ли еще там русские?» - он ответил:

- Нет. Я был один и вышел я только для того, чтобы своими глазами посмотреть на ваше бессилие здесь у нас, в России.

И тогда офицер, обращаясь к своим солдатам сказал:

- Этот человек – настоящий герой. Учитесь у него, как нужно защищать свою землю. Его воля победила смерть, голод и все лишения, и это великий подвиг солдата.

(С.Смирнов «Герои Брестской крепости»)

Он умер свободным и после жизни, смертью смерть поправ.

Кто был тем солдатом, нам увы не дано узнать. Но его подвиг и таких же как он увековечил Борис Васильев в своей книге «В списках не значился», почитайте, если еще не читали. Не легко, глядя в лицо смерти, погибнуть героем. Но еще труднее погибать героем безвестным, когда ты уверен, что твой подвиг не останется в памяти людей, что твоего имени никто никогда не узнает и слава твоего героического поступка не озарит даже твоих родных и близких. Именно так, безвестными героями, «не ради славы, ради жизни на земле», погибали защитники Брестской крепости.

А что мы видим сегодня? Селфомания. Людям, особенно молодым, так хочется, чтобы о них все знали и говорили, неважно что, главное - чтобы ставили лайки в социальных сетях и побольше. Сколько страданий, если очередное селфи прошло незамеченным - целая трагедия. Сплошное самолюбование, люди не знают, как еще исхитрится и с какой стороны себя любимого запечатлеть. Ради этого и на крышу дома можно забраться, рискуя собственной жизнью и раздеться догола, ни капельки не стыдясь. А если еще спрятаться за никнейм, так вообще можно тоннами гадости людям на голову лить, и казаться себе ну очень крутым и смелым. Ребята, вы кажетесь себе героями, и ключевое слово здесь - казаться. Что ценного и полезного вы сделали, чтобы люди серьезно, с уважением и почтением к вам относились?  Хотите быть личностью, не такой как все? Так выйдите из этой унылой, серой толпы селфистов – себялюбцев, себяпоцелуйцев, себявосхваляйцев, все как один друг на друга похожих в своих ужимках на камеру. Я, себе, все себе, посмотрите на меня, а ведь настоящие герои отдавали самое ценное - свою жизнь за то, чтобы другие жили. Вы не задумывались почему? Я уверена, каждый из вас в своей жизни сделал хотя бы одно хорошее дело, вспомните как вам самому было от этого хорошо и приятно. Может стоит изменить внутреннюю установку и сказать себе любимому: «Если не я, то кто?». Займитесь реальным делом, например, сохраните красивый, древний город для себя любимых в реальной жизни под своим собственным именем, чтобы люди знали его и было за что по-хорошему вспомнить. А в том, что люди умеют долго помнить хорошее и чтить настоящих героев, можете не сомневаться.

Несмотря на весь ужас той кровавой схватки в крепости, кто-то из ее защитников написал песню и люди сумели сохранить и передать ее слова, и пусть мы сегодня не знаем их имен, но мы о них помним. Вот эта песня:

Ревут самолеты, и танки гремят,

Дымится гранит опаленный.

Врагу не сдаются тринадцать солдат,

Последних бойцов гарнизона.

На стенах грохочет разрывов гроза,

Дрожит под ударами камень.

Но раненный дважды, зовет комиссар:

- На стены, за мною, по знамя!

Пусть мало патронов и смерть впереди,

Не станем вовек на колени!

Товарищ, товарищ, на стены иди –

Там знамя советское реет.

А враг, атакуя, бросает: - Держись!..

Гробницею будет вам крепость.

Склоните знамена – оставим вам жизнь,

А нет – так пойдете на небо.

В ответ раздается призыв боевой,

Ведет он сквозь грозное пламя:

- На стены, на стены, в атаку, за мной!

На стену, товарищ, под знамя!

И снова неравные схватки кипят,

На крепость летят самолеты.

Врагу не сдаются тринадцать солдат,

Героев советской пехоты.

...Последний боец на граните лежит,

Запрятано знамя героем.

Пусть топчут враги его юную жизнь,

Но тайны его не откроют.

Умеют геройски за честь умирать

Простые советские люди.

А кто за Отечество мог постоять,

Отечество тех не забудет.

Над крепостью Брестской на подвиг зовет

Свидетель бессмертия – камень:

- Товарищ, товарищ, за мною, вперед!

На стены, на стены! Под знамя!

Брестская крепость истекла кровью, но не сдалась, ни одно знамя не попало в руки захватчиков. Младший сержант Семенюк в 1941 году сражался со знаменем на груди и по приказу командира закопал его. Семенюку повезло, он остался жив и в 1956 году сумел найти и откопать знамя, кусок брезента, в который оно было завернуто истлел, а знамя сохранилось и с алого полотна блеснули золотые буквы: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь! 393 отдельный зенитно-артиллерийский дивизион.»

Впервые об этом великом подвиге советского солдата, страна узнала фактически из уст врага. 21 июня 1942 года газета «Красная звезда» напечатала статью «Год тому назад в Бресте», основой которой послужило немецкое «Боевое донесение о взятии Брест-Литовска», найденное среди захваченных документов противника, правда в нем говорилось, что сопротивление крепости было сломлено к 1 июля.

Ровно через три года 28 июля 1944 года советские войска освободили Брест и лежащую в руинах крепость. Эти развалины, местами уже поросшие травой, этот расплавленный кирпич вдруг стал превращаться в летопись обороны и люди стали находить надписи на стенах, одной из которых была следующая: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай Родина! Дата 20 июля 1941». Имя писавшего героя неизвестно...Да и не считали советские люди себя героями, они просто выполняли свой воинский долг перед своим Отечеством и это было главным.

И лишь через 15 лет после кровавых событий, в 1956 году страна и весь мир узнали подлинную историю обороны Брестской крепости и имена ее героев, когда писатель Сергей Смирнов не просто провел масштабные поиски, разыскал оставшихся в живых защитников, но и написал документальную книгу об этом подвиге.

Я хочу выразить огромную благодарность жителям Белоруссии, так свято и трепетно сберегающим сегодня нашу общую историю. Низкий вам поклон до земли, братья славяне.

***

После митинга-реквиема в Цитадели, у Кобринских укреплений была устроена реконструкция первого дня обороны крепости, свистели пули, гремели взрывы, солнце заволокло копотью, люди не играли, они проживали этот день заново, шли в бой и погибали, вот поле стало усеяно «трупами». Минута и все закончилось и вдруг возглас:

- Смотрите! Смотрите! Птицы летят!

Мы подняли головы и увидели над полем клин белых птиц, пролетавших ровно над полем битвы и у каждого среди тысяч зрителей в эти секунды была одна мысль, точнее слова песни:

Мне кажется порою, что солдаты
С кровавых не пришедшие полей,
Не в землю нашу полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей.

Тысячи глаз провожали птичью стаю и люди думали: - а может и вправду, это они, души защитников крепости птицей летят и сверху смотрят на нас?..

Они до сей поры с времен тех дальних
Летят и подают нам голоса.
Не потому ль так часто и печально
Мы замолкаем глядя в небеса?

Летит, летит по небу клин усталый,
Летит в тумане на исходе дня.
И в том строю есть промежуток малый -
Быть может это место для меня.

Настанет день и журавлиной стаей
Я поплыву в такой же сизой мгле.
Из-под небес по-птичьи окликая
Всех вас, кого оставил на земле.

Мне кажется порою, что солдаты
С кровавых не пришедшие полей,
Не в землю нашу полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей.








Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.09.24 08.00.10ENDTIME
Сгенерирована 09.24 08:00:10 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2748065/article_t?IS_BOT=1