Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Пролетариат

Пролетариат

Слово это материализованная мысль. В свою очередь смысл этого слова несет в себе понятие. И если из вашего лексикона убрать определенное слово или подменить его понятие, то в вашем представлении исчезнет целое явление, смысл которого описывался определенным понятием. Соответственно, если в человеческом сознании нет понятия, описывающего конкретное явление, то человек и не в состоянии понять это явление. А если явление не возможно ни понять, ни объяснить, значит, подобного явление не существует, и его смело можно исключить из общественной жизни. А исключение одного понятия, ведет по цепочке к исключению другого понятия. Нет Капитала,  значит, нет никакого противоречия между трудом и капиталом. А значит ни у Капитала, ни у Труда нет своих отдельных носителей, в лице буржуазии и пролетариата. А раз нет ни буржуазии, ни пролетариата, значит, в обществе отсутствуют межклассовые противоречия, а значит, в обществе нет, и не может быть никакой классовой борьбы. Именно этот фокус буржуазная идеология и пытается проделать с понятиями капитал, пролетариат, классовая борьба, утверждая, что данные понятия давно устарели, они никак не соответствуют реалиям современных общественных отношений и их пора выбросить из лексикона современного общества. Вот так меняя слова и понятия, буржуазия меняет сознание масс, подстраивая его под свои интересы, и тем самым строя окружающую людей действительность в рамках своих интересов.

Уверен, что большая часть населения страны под пролетариатом понимают рабочий класс, т.е. наемного работника физического труда. При этом эту буржуазную формулировку пролетариата, эти люди, в независимости от уровня их образования, искренне приписывают марксизму. Это и есть тот самый процесс оболванивания масс, который используют буржуазные идеологи, подменяя смысл слов, т.е. подменяя понятия, тем самым приписывая определенному слову такое понятие, которое отвечает интересам буржуазии.

Соответственно, я, говоря о пролетариате, буду говорить о нем с точки зрения марксисткой идеологии.

Кто уже знаком с моими статьями, тот наверняка заметил, что я, объясняя свою позицию, крайне редко даю ссылки на классиков марксизма. Но в данном случае речь идет об одном из ключевых понятиях марксисткой философии, Пролетариате. Поэтому, и объяснение что такое Пролетариат, будет исходить не от меня, а непосредственно от создателя философии марксизма, К. Маркса.

В ниже приведенном отрывке, ключевым понятием, через которое Маркс определяет понятие Пролетариат, является понятие Эмансипация. В данном случае говоря об Эмансипации, Маркс говорит об освобождении личности от норм, ценностей и средств достижения целей, которые навязал отдельной  личности в частности и всему обществу в целом, господствующая в обществе группа, слой, класс в лице буржуазии, посредством насильственного внедрение в сознание масс принципов своей идеологии. Общечеловеческая эмансипация личности в рамках буржуазного общества предполагает ее экономическую Эмансипацию. Т.е речь идет о такой Эмансипации, при которой личность освобождает себя от необходимости трудиться в рамках отчужденного труда, ради удовлетворения своих жизненных потребностей. Именно выход личности за рамки необходимости удовлетворения своих жизненных потребностей, посредством собственного труда в рамках отчужденного труда, Маркс и определяет как процесс Эмансипации личности.

Сразу хочу предупредить читателя, что объяснение, которое дает Маркс, достаточно сложное для понимания. Даже мне, человеку, имеющему профессиональную подготовку в этой области, данный текст, стал понятен не с первого прочтения. Поэтому, после каждой высказанной Марксом мысли, я буду давать свой комментарий.

Итак, что же такое Пролетариат с точки зрения К. Маркса.

«Утопической мечтой для Германии является не радикальная революция, не общечеловеческая эмансипация, а, скорее, частичная, только политическая революция, — революция, оставляющая нетронутыми самые устои здания».

В данном случае под политической революцией Маркс понимает буржуазную революцию, в то время как под «радикальной» - социалистическую революцию, которая и открывает путь к построению общества в рамках общечеловеческой эмансипации.

«На чём основана частичная, только политическая революция? На том, что часть гражданского общества эмансипирует себя и достигает всеобщего господства, на том, что определённый класс, исходя из своего особого положения, предпринимает эмансипацию всего общества. Этот класс освобождает всё общество, но лишь в том случае, если предположить, что всё общество находится в положении этого класса, т. е. обладает, например, деньгами и образованием или может по желанию приобрести их.

Ни один класс гражданского общества не может сыграть эту роль, не возбудив на мгновение энтузиазма в себе и в массах. Это — тот момент, когда данный класс братается и сливается со всем обществом, когда его смешивают с обществом, воспринимают и признают в качестве его всеобщего представителя; тот момент, когда собственные притязания и права этого класса являются поистине правами и притязаниями самого общества, когда он действительно представляет собой социальный разум и социальное сердце. Лишь во имя всеобщих прав общества отдельный класс может притязать на всеобщее господство».

По Марксу, благодаря своему «особому положению», т.е. экономической независимости, буржуазия подымает народ на революционное движение. При этом буржуазия использует внеклассовые лозунги, «свобода, равенство, братство». Тем самым первоначально, ради того чтобы население страны поддержало буржуазию в ее борьбе за Власть, буржуазия говорит о всеобщей свободе, равенстве, братстве. Но такая всеобщая свобода, равенство братство, может быть только при условии, «что всё общество находится в положении этого класса, т. е. обладает, например, деньгами и образованием или может по желанию приобрести их». 

Выдвигаемый буржуазией внеклассовый лозунг о всеобщей свободе, равенстве, братстве - есть первый обман трудящихся масс, к которому прибегает буржуазия, в той бесконечной череде обманов, который она будет использовать по отношению к трудящимся массам в процессе своего управления. Внеклассовый лозунг «свобода, равенство, братство» не может работать в рамках классового общества, так как классовое общество предполагает наличие антагонистических классов, класса эксплуататоров и класса эксплуатируемых. Соответственно, в рамках наличия антагонистических производственных отношений, речь идет только о частичной эмансипации, т.е. свободе, равенстве, братстве, только для эксплуататорского класса. 

«Для завоевания этого положения освободителя, а следовательно, для политического использования всех сфер общества в интересах своей собственной сферы, недостаточно одной революционной энергии и духовного чувства собственного достоинства. Чтобы революция народа и эмансипация отдельного класса гражданского общества совпали друг с другом, чтобы одно сословие считалось сословием всего общества, — для этого, с другой стороны, все недостатки общества должны быть сосредоточены в каком-нибудь другом классе, для этого определённое-сословие должно быть олицетворением общих препятствий, воплощением общей для всех преграды; для этого особая социальная сфера должна считаться общепризнанным преступлением в отношении всего общества, так что освобождение от этой сферы выступает в виде всеобщего самоосвобождения. Чтобы одно сословие было par excellence [по преимуществу, в истинном значении слова] сословием-освободителем, для этого другое сословие должно быть, наоборот, явным сословием-поработителем. Отрицательно-всеобщее значение французского дворянства и французского духовенства обусловило собой положительно-всеобщее значение того класса, который непосредственно граничил с ними и противостоял им, — буржуазии».

В рамках буржуазной революции, которая и должна привести буржуазию к Власти, не достаточно только факта экономической независимости буржуазии. Важным фактом поддержки буржуазии со стороны масс, является факт того, что рвущаяся к Власти буржуазия должна найти в обществе такого «козла отпущения»,  на которого буржуазия сможет свалить все текущие социально-экономические невзгоды, которые существуют в рамках данного общества. Это испытанная технология манипуляции массовым сознанием со стороны буржуазии.

Так в рамках буржуазной революции таким «козлом отпущения» являются дворянство и духовенство. В рамках же своего удержания Власти, и усиления социально-экономических противоречий, буржуазия социальный конфликт переводит из плоскости социальных отношений в плоскость национальных, религиозных и расовых отношений. Здесь  «козла отпущения» буржуазия находит в вопросах усиления конфронтации людей по национальным, религиозным и расовым признакам. Тем самым буржуазия, социальный конфликт уходящий корнями в имущественное неравенство людей, переводит в национальный, религиозный, расовый конфликт.     

«Но ни у одного особого класса в Германии нет не только последовательности, резкости, смелости, беспощадности, которые наложили бы на него клеймо отрицательного представителя общества. В такой же степени ни у одного сословия нет также той душевной широты, которая отождествляет себя, хотя бы только на миг, с душой народа, того вдохновения, которое материальную силу воодушевляет на политическое насилие, той революционной отваги, которая бросает в лицо противнику дерзкий вызов: я— ничто, но я должен быть всем. Основу немецкой морали и честности, не только отдельных личностей, но и классов, образует, напротив, тот сдержанный эгоизм, который отстаивает свою ограниченность и допускает, чтобы и другие отстаивали в противовес ему свою ограниченность».

Надеюсь, в этом описании Марксом немецкого общества 150-ти летней давности, многие узнали знакомые черты современного российского общества.

«Отношение между различными сферами немецкого общества поэтому не драматическое, а эпическое. Каждая из них начинает осознавать себя и располагаться, со всеми своими особыми притязаниями, рядом с другими не тогда, когда её угнетают, а тогда, когда современные отношения создают — без всякого содействия с её стороны — такую стоящую ниже её общественную сферу, которую она, в свою очередь, может угнетать. Даже моральное чувство собственного достоинства немецкой буржуазии основано лишь на сознании того, что она — общий представитель филистерской посредственности всех других классов. Поэтому не только немецкие короли вступают на престол mal a propos [не вовремя]; каждая сфера гражданского общества переживает своё поражение прежде, чем успевает отпраздновать свою победу, она устанавливает свои собственные преграды прежде, чем успевает преодолеть поставленную ей преграду, проявляет свою бездушную сущность прежде, чем ей удаётся проявить свою великодушную сущность, — так что даже возможность сыграть большую роль всегда оказывается уже позади прежде, чем эта возможность успела обнаружиться, и каждый класс, как только он начинает борьбу с классом, выше его стоящим, уже оказывается вовлечённым в борьбу с классом, стоящим ниже его.

Поэтому княжеская власть находится в борьбе с королевской, бюрократ — в борьбе с дворянством, буржуа — в борьбе с ними со всеми вместе, а в это время пролетарий уже начинает борьбу против буржуа. Буржуазия не дерзает ещё сформулировать, со своей точки зрения, мысль об эмансипации, когда развитие социальных условий, а также и прогресс политической теории объявляют уже самую эту точку зрения устаревшей или, по крайней мере, проблематичной».

Как видите, описывая процессы разложения сословного общества в Германии 150-летней давности, Маркс одновременно дает великолепное описание процесса формирования сословного общества в рамках современной России. Здесь государственная бюрократия в рамках современного российского государства с  азиатским способом производства, пытается закрепить за собой в законодательном порядке, все те привилегии, которые ей дает принадлежность к государственной бюрократии.

В итоге, дальнейшее развитие производственных отношений в рамках азиатского способа производства, ведет к открытому конфликту между двумя слоями буржуазии, с одной стороны представителями государственной бюрократией, с другой стороны представителями производственного капитала в лице промышленной буржуазии.

Сегодня, этот процесс роста недовольства со стороны производственной буржуазии методами управления, применяемыми государственной бюрократией, мы и наблюдаем. В данном случае, производственная буржуазия выступает как революционизирующая общество сила. «Каждая из них начинает осознавать себя и располагаться, со всеми своими особыми притязаниями, рядом с другими не тогда, когда её угнетают, а тогда, когда современные отношения создают — без всякого содействия с её стороны — такую стоящую ниже её общественную сферу, которую она, в свою очередь, может угнетать».  

Т.е. понимание собственного интереса промышленной буржуазии приходит в тот момент, когда к ней приходит понимание, что есть класс, который она может эксплуатировать, и посредством его эксплуатации получать прибыль. Но именно этот момент и превращает промышленную буржуазию из революционного слоя, в основу контрреволюции. Т.е. контрреволюционная сущность промышленной буржуазии, которая еще сама находится под пятой государственной бюрократии современного российского общества, и ведет борьбу с государственной бюрократией, сама становится тормозом общественного развития, как только низвергнет Власть государственной бюрократии. «…, и каждый класс, как только он начинает борьбу с классом, выше его стоящим, уже оказывается вовлечённым в борьбу с классом, стоящим ниже его».   

«Во Франции достаточно быть чем-нибудь, чтобы желать быть всем. В Германии надо быть ничем, если не хочешь отказаться от всего. Во Франции частичная эмансипация есть основа всеобщей. В Германии всеобщая эмансипация есть conditio sine qua non [необходимое условие] всякой частичной. Во Франции свобода во всей её полноте должна быть порождена действительным процессом постепенного освобождения, в Германии — невозможностью такого постепенного процесса. Во Франции каждый класс народа — политический идеалист и чувствует себя прежде всего не особым классом, а представителем социальных потребностей вообще. Поэтому роль освободителя последовательно переходит — в полном драматизма движении — к различным классам французского народа, пока, наконец, не дойдёт очередь до такого класса, который осуществит социальную свободу, уже не ограничивая её определёнными условиями, лежащими вне человека и всё же созданными человеческим обществом, а, наоборот, организует все условия человеческого существования, исходя из социальной свободы как необходимой предпосылки. В Германии, напротив, где практическая жизнь так же лишена духовного содержания, как духовная жизнь лишена связи с практикой, ни один класс гражданского общества до тех пор не чувствует ни потребности во всеобщей эмансипации, ни способности к ней, пока его к тому не принудят его непосредственное положение, материальная необходимость, его собственные цепи.

Вероятно, как Вы уже поняли, Россия в своем развитии ближе к Германии, чем к Франции.

В чём же, следовательно, заключается положительная возможность немецкой эмансипации?

Ответ: в образовании класса, скованного радикальными цепями, такого класса гражданского общества, который не есть класс гражданского общества; такого сословия, которое являет собой разложение всех сословий; такой сферы, которая имеет универсальный характер вследствие её универсальных страданий и не притязает ни на какое особое право, ибо над ней тяготеет не особое бесправие, а бесправие вообще, которая уже не может ссылаться на историческое право, а только лишь на человеческое право, которая находится не в одностороннем противоречии с последствиями, вытекающими из немецкого государственного строя, а во всестороннем противоречии с его предпосылками; такой сферы, наконец, которая не может себя эмансипировать, не эмансипируя себя от всех других сфер общества и не эмансипируя, вместе с этим, все другие сферы общества, — одним словом, такой сферы, которая представляет собой полную утрату человека и, следовательно, может возродить себя лишь путём полного возрождения человека. Этот результат разложения общества, как особое сословие, есть пролетариат.

В этом гениальном определении Пролетариата, мы видим всю сущность понятия  Пролетариат, которое в него вложил Маркс. Пролетариат не есть раз и навсегда сложившийся класс. Пролетариат, есть продукт разложения всех слоёв существующего общества. Соответственно, Пролетарием является не только рабочий и служащий, но и разорившийся банкир, землевладелец, промышленник. И здесь между рабочим, служащим, разорившимся банкиром, землевладельцем, промышленником, уже нет никакой разницы. Их всех объединяет одно, всеобщее, тотальное бесправие. Т.е это люди, которые правящей группой, слоем, классом лишены всякого принципа социальной справедливости, и тем самым лишены самого главного, права на жизнь. Что бы иметь право на жизнь, т.е. право удовлетворения своих жизненных потребностей, человек в статусе пролетария должен трудиться, и не просто трудиться, но трудиться так, чтобы обеспечить прибыль буржуазии.

Соответственно, пролетарий это тот, кто ради удовлетворения своих жизненных потребностей обязан трудиться. При этом прошу обратить внимание, не материальных или духовных, а именно жизненных.

И здесь необходимо понять, что пролетариат не является каким-то единым целым. Пролетариат состоит из разных слоев населения страны. Это могут быть наемные работники как физического – фабричный, или сельскохозяйственный рабочий, так и нефизического труда – служащий в лице ученого, ИТР, педагога, врача, клерка и т.д. Кроме того, пролетарием является и не наемный работник, а мелкий предприниматель, имеющий собственное дело в рамках личной, семейной, или коллективной (артельной) формы собственности.

Безусловно, на первый взгляд все они, совершенно разные люди, как по своему интеллектуальному, так имущественному уровню. Но всех этих людей объединяет одно - отсутствие права на жизнь. Если хочешь жить, то иди и трудись. Каждый из них должен свое право на жизнь зарабатывать ежедневным трудом в рамках принципа отчужденного труда.

Принцип организации такого общества заключается в том, что человек обязан трудиться ради того чтобы жить, а не жить ради того, чтобы трудиться. Именно об этом противоречии исторического и человеческого права говорит Маркс, «…ибо над ней тяготеет не особое бесправие, а бесправие вообще, которая уже не может ссылаться на историческое право, а только лишь на человеческое право, которая находится не в одностороннем противоречии с последствиями, вытекающими из немецкого государственного строя, а во всестороннем противоречии с его предпосылками…».

Соответственно, историческое право с его принципом, «трудиться для того чтобы жить», не в состоянии себя изменить, не изменив все сферы человеческого общества. И только изменив все сферы человеческого общества, человечество будет способно перейти от формулы «трудиться, чтобы жить» с принципом отчужденного труда, к формуле «жить, чтобы трудиться» с принципом освобожденного труда. И путь этот лежит через «полную утрату человека», в процессе разложения общества.  Утрату такого человека, который трудится, для того чтобы жить, т.е. утрату Пролетариата. И только утратив человека в лице Пролетариата, человек вновь приобретет свою человеческую сущность, встав на путь своего полного возрождения, начав жить по принципу, «жить - чтобы трудиться».

Упраздняя самого себя, Пролетариат упраздняет отчужденный труд. Именно в рамках этого принципа, с подобной организацией производственных отношений, которые генерирует частная форма собственности, труд для Пролетария является обязанностью. Только продав свою способность к труду, пролетарий в состоянии удовлетворить свои жизненные потребности. Именно процесс избавления человека от труда, как обязанности, как от отчужденного труда, возвращает человеку его человеческую сущность.

Речь не идет о том, что человек не будет трудиться. Речь идет о том, что человек не должен трудиться на принципах отчужденного труда. Когда труд для человека является его обязанностью, условием его выживания, как источника удовлетворения его жизненных потребностей. Здесь личность вынуждена трудиться ради своего выживания. Именно такую форму организации труда генерирует частная форма собственности, создавая в обществе искусственную бедность.

И только запретив частную форму собственности, общество в своем развитии начнет двигаться по пути освобождения труда. Когда, по мере роста благосостояния всего общества, труд, в рамках отдельной личности, перестает быть источником удовлетворения его жизненных потребностей, а значит и перестает быть обязанностью. Тем самым общество возвращает личности право на жизнь, освобождая личность от обязанности трудиться ради удовлетворения своих жизненных потребностей.  Тем самым предоставляя личности право жить, для того чтобы трудиться, т.е. заниматься тем общественно полезным трудом, в рамках которого, каждая отдельная личность, не воспринимает данную форму труда, как труд, а воспринимает как интересное занятие, хобби.

Цветочница, любящая цветы, их выращивание  не воспринимает как процесс труда, а считает для себя такой труд радостью и удовольствием. Конструктор, любящий свое дело, создающий новую схему или изделие и вкладывающий свой труд в это дело, не воспринимает этот труд как обязанность. Он занят любимым делом. Его труд не направлен на удовлетворение его жизненных потребностей. Здесь труд из обязанности превращается в жизненную необходимость.  Необходимость, которая приносит личности удовлетворение собственной жизнью. Приносит понимание его причастности к тому большому, светлому, к чему стремится все общество. Это и есть труд, который развивается на принципах освобожденного труда по формуле, жить – чтобы трудиться.    

  «Пролетариат зарождается в Германии в результате начинающего прокладывать себе путь промышленного развития; ибо не стихийно сложившаяся, а искусственно созданная бедность, не механически согнувшаяся под тяжестью общества людская масса, а масса, возникшая из стремительного процесса его разложения, главным образом из разложения среднего сословия, — вот что образует пролетариат, хотя постепенно, как это само собой понятно, ряды пролетариата пополняются и стихийно возникающей беднотой и христианско-германским крепостным сословием».

За прошедшие 150 лет, когда Марксом были написаны эти слова, мир изменился. Если во времена Маркса, прогресс общества определялся уровнем его промышленного развития, а наиболее прогрессивным слоем пролетариата выступал фабричный индустриальный рабочий, то за прошедшие 150 лет прогресс развития общества определяется не  промышленным развитием общества, а его научным развитием.

Наука, которая во времена Маркса выступала в виде хобби представителей господствующих классов, за прошедшие 150 лет, превратилась в основную движущую силу прогрессивного развития общества. Именно представители науки, образования, ИТР, медицины составляют средний класс современного общества. Соответственно разложение данного слоя общества, когда его представители вынуждены трудиться ради удовлетворения своих жизненных потребностей,  формирует наиболее прогрессивный слой пролетариата. И если 150 лет назад прогрессивным слоем пролетариата выступал именно индустриальный фабричный рабочий, то в рамках современного общества таким прогрессивным слоем пролетариата выступают именно представители науки, образования, ИТР, медицины.   

«Возвещая разложение существующего миропорядка, пролетариат раскрывает лишь тайну своего собственного бытия, ибо он и есть фактическое разложение этого миропорядка. Требуя отрицания частной собственности, пролетариат лишь возводит в принцип общества то, что общество возвело в его принцип, что воплощено уже в нём, в пролетариате, помимо его содействия, как отрицательный результат общества».

Пролетариат, как совокупность людей лишенных прав на существование, есть факт разложения буржуазного общества. По мере развития капитализма, происходит процесс консолидации капитала, когда крупный капитал постепенно поглощает мелкий и средний капитал, превращая  мелкого и среднего буржуа в пролетария. Соответственно образуется общество, в котором с одной стороны, у 10% населения страны, сосредоточено до 90% всего богатства, в то время как оставшиеся 90% населения страны приходятся оставшиеся  10%.

Все возрастающая нищета населения страны меняет сознание масс, приводя их к пониманию всей несправедливости установленного миропорядка. Такое понимание заставляет людей искать ответ на вопрос, почему это происходит, и что нужно делать?  И ответ на эти вопросы дает К. Маркс. Причина того, почему это происходит, заключается в тех производственных отношениях, т.е. отношениях общественного производства и частного распределения, которые генерирует частная форма собственности. И только через отрицание частной формы собственности, пролетариат сможет прийти к отрицанию существующего миропорядка. Как частная форма собственности отрицает право пролетариата на жизнь, так и Пролетариат требует отрицания частной формы собственности.

«Пролетарий обладает по отношению к возникающему миру таким же правом, каким немецкий король обладает по отношению к уже возникшему миру, когда он называет народ своим народом, подобно тому как лошадь он называет своей лошадью. Объявляя народ своей частной собственностью, король выражает лишь тот факт, что частный собственник есть король».

Соответственно таким же образом должен поступить и пролетариат, что собственником страны становится он – Пролетариат.

«Подобно тому как философия находит в пролетариате своё материальное оружие, так и пролетариат находит в философии своё духовное оружие, и как только молния мысли основательно ударит в эту нетронутую народную почву, свершится эмансипация немца в человека».

Осознание пролетариатом факта, что именно ему, и не кому более, не может принадлежать собственность страны, с ее полями, реками, лесами, фабриками, заводами, школами, больницами и т.д., превращает обывателя в человека.

«Из всего этого вытекает:

Единственно практически возможное освобождение Германии (России, далее доп. мое) есть освобождение с позиций той теории, которая объявляет высшей сущностью человека самого человека. В Германии (России) эмансипация от средневековья возможна лишь как эмансипация вместе с тем и от частичных побед над средневековьем. В Германии (России) никакое рабство не может быть уничтожено без того, чтобы не было уничтожено всякое рабство. Основательная Германия не может совершить революцию, не начав революции с самого основания. Эмансипация немца (русского) есть эмансипация человека. Голова этой эмансипации — философия, её сердцепролетариат. Философия не может быть воплощена в действительность без упразднения пролетариата, пролетариат не может упразднить себя, не воплотив философию в действительность».

Согласно первому закону диалектики, пролетариат и буржуазия, противоположности одного целого - капиталистического способа производства. Соответственно, пролетариат есть условие существования буржуазии, а значит и условие существования капиталистического способа производства. Соответственно, пролетариат может уничтожить всякое рабство, только упразднив самого себя. Только упразднив самого себя, пролетариат уничтожит буржуазию, а значит и капиталистический способ производства.

«Когда созреют все внутренние условия, день немецкого воскресения из мёртвых будет возвещён криком галльского петуха».

Когда созреют все внутренние условия, день воскресения народов России из мёртвых будет возвещён криком отчаяния Дядюшки Сэма. Вся мировая буржуазия взвоет от страха и трепета, что русский народ и народы России проснулись, а Призрак Коммунизма не просто бродит по Европе, а свой твердой рукой российского пролетариата приступил к уничтожению людоедской гидры буржуазного государства.








Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.11.22 07.13.27ENDTIME
Сгенерирована 11.22 07:13:27 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2749226/article_t?IS_BOT=1