Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Трамп и американский популизм


Трамп и американский популизм

Старое нытье, новые бутылки (игра слов "Old whine, new bottles": "whine" (нытье, хныканье, вой) и "wine" (вино) – омофоны, примечание публикатора)

Дональд Трамп – необычный популист. Кандидат в президенты США от Республиканской партии унаследовал состояние, хвастается своим богатством и своей многочисленной недвижимостью, курсирует между своими эксклюзивными курортами и роскошными отелями и принимает экономический план, который среди прочего сократит налоги для богатых людей, как он сам. Но политик и не должен жить среди людей со скромным достатком или даже расхваливать меры, которые увеличат их доходы, для того, чтобы выразить их недовольство и заручиться их поддержкой. Победу или поражение Трамп поставил в зависимость от глубокого горя и тяжелой обиды среди американских белых синих воротничков и среднего класса.

Трамп не первый политик, который критикует элиты и представляет интересы простых людей. Две различные, часто конкурирующие между собой традиции популизма давно процветают в США. Эксперты часто говорят о левом и правом популизмах, но эти определения не раскрывают наиболее важное различие. Первый тип американского популизма направляет его и ее гнев исключительно вверх: на корпоративные элиты и их пособников в правительстве, которые якобы предали интересы простых мужчин и женщин, делающих основную работу для нации. Эти популисты используют концепцию народа, основанную на классе и избегают идентификации себя как сторонников или противников какой бы то ни было отдельной этнической группы или религии. Они принадлежат к широкому либеральному течению в американской политической жизни; они продвигают версию "гражданского национализма", которую историк Gary Gerstle определяет как "веру в фундаментальное равенство всех людей, в индивидуальные неотчуждаемые права каждого человека на жизнь, свободу, возможность стремиться к счастью и в демократическое правительство, которое приобретает легитимность из народного согласия ".

Приверженцы второй традиции американского популизма – той самой, к которой принадлежит Трампа – также обвиняют элиты большого бизнеса и правительство в подрыве экономических интересов и политических свобод простого народа. Но в этой традиции популизма определение народа уже и более этнически рестриктивно. В течение большего периода американской истории это касалось только граждан с европейскими корнями – "настоящих американцев", чье этническое происхождение per se позволяло им требовать долю в пироге национального богатства. Типично эта ветвь популизма предполагает наличие бесчестного союза между злыми силами наверху и недостойной, темнокожей беднотой внизу – клика, которая угрожает интересам и ценностям патриотического (белого) большинства в середине. Подозрение в существовании неписанного договора между верхушкой и низом произрастает из веры в то, что Gary Gerstle называет "расовый национализм", концепция "Америки в этнорасовых отношениях: люди связаны вместе общей кровью и цветом кожи, а также врожденной способностью к самоуправлению".

Популисты обоих типов приобретали время от времени в США политическое влияние. Их вспышки не случайны. Они поднимаются в ответ на реальные обиды: экономическая система в пользу богатых, страх потерять работу в конкуренции с мигрантами, политики, беспокоящиеся больше о собственной карьере, чем о благополучии большинства. В конце концов, единственный способ бороться с популистами – это всерьез взяться за решение перечисленных проблем.

Прошлое и настоящее популизма

Популизм с давних пор спорный и неоднозначный концепт. Ученые спорят: популизм – это кредо, стиль, политическая стратегия, маркетинговый ход или какая-то комбинация всего перечисленного. Популистов хвалят как защитников ценностей и нужд трудолюбивого большинства и осуждают как демагогов, паразитирующих на невежестве малообразованных. Но, вообще-то, термин "популизм" имеют более точное значение. В девяностых девятнадцатого века журналисты, которые знали латынь создали неологизм (популизм) для того, чтобы описать большую третью партию, Популисты (the Populists), или Народная партия (People's Party), которая мощно артикулировала прогрессивный, гражданско-национальный американский популизм. Народная партия искала возможность освободить американскую политическую систему от власти денежных мешков (the money power). Ее активисты, в большинстве своем с Юга и Запада (имеются в виду Юг и Запад США как конкретные регионы, примечание публикатора), восхваляли общие интересы сельских и городских тружеников и обвиняли монополии в индустрии и высоких финансах в обнищании масс. "Мы хотим вернуть власть в Республике в руки "простых людей", от которых власть и происходит", -- громогласно заявлял Игнатиус Доннелли (Ignatius Donnelly), новелист и бывший конгрессмен от Республиканской партии, в своей показательной речи на съезде, в результате которого и была образована партия, в Омахе (штат Небраска) в 1892г. Новая партия стремилась расширить власть центрального правительства, чтобы служить "простым людям" и приструнить их эксплуататоров. В том же году Джеймс Уивер (James Weaver), кандидат в президенты от Партии популистов, взял 22 электоральных голоса выборщиков -- и партия показалась способной взять контроль над некоторыми штатами на Юге и в регионе Великих равнин. Но четыре года спустя на национальном съезде произошел раскол: большинство делегатов поддержали кандидата от Демократической партии Уильяма Дженнингса Брайана (William Jennings Bryan), который принял некоторые из основных предложений Партии популистов, как-то: гибкое денежное предложение, основанное на серебре также, как и на золоте. Когда Брайан, "Великий простак" ("The Great Commoner"), проиграл выборы 1896г., третья партия быстро пришла в упадок. Ее судьба, также, как и большинства третьих партий, подобна судьбе пчелы, как написал историк Richard Hofstadter в 1955г.: как только она жалит политический истеблишмент, она умирает.

Сенатор Берни Сандерс унаследовал традицию популистской риторики. По ходу кампании 2016г. в номинанты от Демократической партии он обрушился на "класс миллиардеров" за предательство идеалов американской демократии, требовал повышения минимальной заработной платы до 15$ в час, Медикэр (Medicare) для всех и других прогрессивных экономических реформ. Сандерс называл себя социалистом и хвалил своих сторонников как авангард "политической революции". Вообще-то, то, к чему он призывал, это расширенное государство всеобщего благосостояния (welfare state) сродни тому, которое давно процветает в Скандинавии.

Другой тип популизма – расово-националистического сорта – возник примерно в то же время, что и Народная партия. Оба появились по причине одинакового чувства обеспокоенности в течение Позолоченного века (Gilded Age) из-за увеличивающегося неравенства между неконтролируемыми корпорациями и инвестиционными домами и обычными рабочими и мелкими фермерами. В конце девяностых и в начале двадцатого века представители этого типа популизма использовали ксенофобские апелляции, чтобы пролоббировать в Конгрессе запрет всем китайцами и большинству японцев иммигрировать в США. Белые синие воротнички и средний класс, некоторые из которых состояли в переживающих проблемы профсоюзах, возглавили это движение и приобрели множество сторонников. "Наши богачи … объединились под знаменами миллионера, банкира, латифундиста, железнодорожного короля и лживого политика, чтобы реализовать свои цели!" – провозглашал Denis Kearney, мелкий бизнесмен из Сан-Франциско с даром подстрекающей риторики, который основал Партию рабочих Калифорнии (Workingmen's Party of California) в 1877г. Kearney обвинял: "Разжиревшая аристократия прочесывает трущобы Азии, чтобы найти наиболее убогого раба на Земле – китайского кули – и импортировать его сюда, на свободный американский рынок труда и еще более увеличить разрыв между богатыми и бедными, чтобы еще больше обесценить труд белых".

Рекламируя лозунг "Китайцы должны уйти!" и требуя восьмичасовой рабочий день и общественные работы для безработных, партия быстро росла. Только некоторые белые активисты протестовали против расистской риторики. Партию рабочих Калифорнии взяла под контроль Сан-Франциско и некоторые города поменьше и сыграла важную роль в переписывании Конституции Калифорнии, чтобы исключить китайцев и создать комиссию для регулирования Центральной тихоокеанской железной дороги – огромная сила в экономика штата. Вскоре, тем не менее, Партию рабочих Калифорнии была разорвана на части внутренними конфликтами: фракция Kearney хотела продолжить атаку на "китайскую угрозу", но многие профсоюзные деятели предпочитали сфокусироваться на требованиях более короткого рабочего дня, рабочих мест от правительства для безработных и более высоких налогах для богатых.

Все же активисты-популисты и политики вроде Kearney добились большой победы. В 1882г. они убедили Конгресс принять Акт об исключении китайцев – первый закон в американской истории, запрещающий представителям конкретной национальности приезжать в страну. Два десятилетия спустя активисты калифорнийского рабочего движения возглавят новую кампанию по давлению на Конгресс, чтобы запретить иммиграцию японцев. Их основная мотивация напоминает угрозу, которую сегодня видит Трамп в прибытии мигрантов из мусульманских стран: японские иммигранты, как утверждали многие белые рабочие, были шпионами своего императора, который планировал атаки на Соединенные Штаты. Японцы "обладают хитростью лисы и яростью кровожадной гиены", -- писал Olaf Tweitmoe, официальное лицо санфранцисского союза, который сам был иммигрантом из Норвегии, в 1908г. Во время Второй мировой войны подобное отношение помогло легитимировать осуществленное федеральным правительством принудительное перемещение 112 тысяч японоамериканцев, большинство из которых были американскими гражданами.

В двадцатых годах XX-ого века другой предшественник трамповского стиля поднялся, упал и оставил свой след в американской политике: Ку-клукс-клан. Полувеком ранее федеральное правительство положило конец первому воплощению Ку-клукс-клана, который использовал террор в попытке помешать черным мужчинам и женщинам Юга во время Реконструкции воспользоваться своими недавно обретенными свободами. В 1915г. методистский священник Уильям Симмонс (William Simmons) запустил второе воплощение Клана. Второй Клан привлекал членов со всей страны. Они не только стремились воспрепятствовать афроамериканцам реализовывать их конституционные права согласно 14 и 15 Поправкам. В 1920г. они также заявили, что могущественное алкогольное лобби плетет интриги с католическими и еврейскими бутлегерами, чтобы подорвать другую часть Конституции: недавно ратифицированную 18 Поправку, которая запрещала производство и продажу алкогольных напитков. "Наш враг – алкогольная банда – злая, мстительная, непатриотичная – ищет способы сбросить высшую власть на земле!" – заявляла Baptist Observer, проклановская газета в Индиане в 1924г. "Они могут рассчитывать на бандитов, жуликов, метисов, любящих виски иностранцев и индифферентных граждан, помогающих им победить … Могут ли они рассчитывать на вас?" Как и партия Kearney, второй Ку-клукс-клан вскоре коллапсировал. Но около пяти миллионов членов на его пике в середине двадцатых, Клан и его политические союзники помогли заставить Конгресс принять жесткие ежегодные квоты, ограничивающие миграцию с Восточной и Южной Европы до нескольких сотен на все штаты в год в 1924г. Конгресс отменил эту явно дискриминационную систему только в 1965г.

Как и эти более ранние демагоги, Трамп также осуждает глобальные элиты за продвижение "открытых границ", которые предположительно позволяют отнять работу у американских рабочих и снизить их жизненный уровень. Кандидат от республиканцев довольно откровенно указал на группы, представляющие наибольшую опасность. Он обвинил мексиканцев в привнесении преступности, наркотиков и насилия в мирную, законопослушную, американскую нацию и мусульманских иммигрантов в поддержке людей, совершающих ужасные нападения и верящих только в джихад и не имеющих ни малейшего понятия об уважении к человеческой жизни – жестокая правда, которую "политкорректная" администрация Обамы якобы игнорирует.

America First

Американские популисты имеют тенденцию обращать внимание преимущественно на внутреннюю политику, но внешняя политика также является целью. Трамп, например, осуждал международные альянсы такие, как НАТО, а популисты обеих традиций (как левые, так и правые) давно обеспокоены по поводу бесчестного иностранного влияния на страну. В своей платформе 1892г., например, Народная партия предостерегала, что "широкий заговор против человечества" в пользу золотого стандарта "был организован на двух континентах" и что "заговорщики быстро захватывают власть над миром". Из двух традиций, тем не менее, именно расово-националистические популисты всегда наиболее враждебно относились к иностранному влиянию. В середине тридцатых XX века отец Чарльз Кофлин (Father Charles Coughlin), "радиосвященник", призывал свою огромную радиоаудиторию помешать ратификации договора, подписанного президентом Франклином Делано Рузвельтом, который позволял Соединенным Штатам участвовать в Международном Суде в Гааге (World Court at the Hague). Суд, утверждал Кофлин, был инструментом в руках тех самых "международных банкиров", которые предположительно втянули страну в бойню Первой мировой войны. В итоге поток писем от ведомых страхом граждан вынудил достаточное количество сенаторов лишить Рузвельта необходимых ему двух третей голосов.

В 1940г. Комитет "America First" (America First Committee, далее AFC), изоляционистская группа, выпустила подобное предостережение против вступления США во Вторую мировую войну. Группа насчитывала около 800 тысяч членов и сумела объединить широкую коалицию: консервативных бизнесменов, некоторых социалистов, студенческое движение, которое включало в себя будущего писателя Гора Видала (Gore Vidal) (в том время старшеклассника) и будущего президента Джеральда Форда (в то время студента Йельской школы права). AFC также пользовался поддержкой многих известных американцев: Уолт Дисней (Walt Disney) и архитектор Фрэнк Ллойд Райт (Frank Lloyd Wright) были среди них. Но 11 сентября 1941г. самый известных оратор AFC, знаменитый авиатор Чарльз Линдберг (Charles Lindbergh), завел антивоенный, антиэлитистский месседж слишком далеко. "Три наиболее важные группы, толкающие страну к войне – это британцы, евреи и администрация Рузвельта", -- заявлял он в общенационально транслируемой речи. "Главная угроза от них для нашей страны исходит из их владений и влияния на наше кино, нашу прессу, наше радио и наше правительство". Далее завоевание Гитлером большей части Европы поставило AFC в оборонительную позицию; антисемитские высказывания Линдберга ускорили падение AFC. Группа быстро развалилась после того, как японцы атаковали Перл-Харбор три месяца спустя.

В последние десятилетия, тем не менее, некоторые известные фигуры с правого фланга популизма оживили брэнд "America First" в риторике, хотя большинство все же избегает открытого антисемитизма. В начале девяностых Пэт Робертсон (Pat Robertson), основатель Христианской коалиции Америки (Christian Coalition of America – лоббистская группа для консервативных христиан), предупреждал о темной глобальной клике ("One World Trust"), которая угрожает суверенитету Америки. Спустя несколько лет консервативный политический комментатор Пэт Бьюкенен (Pat Buchanan) предложил строительство морской стены ("sea wall"), чтобы остановить мигрантов от "проникновения через нашу южную границу". В 2003г. он обвинил неоконсерваторов в интригах с целью втянуть США в войну в Ираке, чтобы построить "новый мировой порядок" ("new world order"). В этом году Бьюкенен защищал репутацию AFC и приветствовал президентскую кампанию Трампа. В свою очередь республиканский кандидат в своей важной речи в апреле поклялся, что "America First будет главной, доминирующей темой моей администрации". Он даже руководил скандированием толпой "America First", не обращая внимание на темное прошлое этого слогана.

Мы народ?

Хотя подъем Трампа продемонстрировал серьезные возможности для расово-националистической традиции американского популизма, кампания Трампа упускает один важный элемент: ей не хватает относительно гармоничного, эмоционально ободряющего описания народа, который Трамп по его заявлениям представляет.

Это недавняя лакуна в истории американского популизма. Народная партия и ее союзники восхваляли моральное превосходство "производящих классов", которые "создали все богатство" своими мускулами и мозгами. Это добродетельное большинство включало в себя промышленных рабочих, мелких фермеров, профессионалов-альтруистов -- таких, как учителя и врачи. Для запретителей, поддерживающих Ку-клукс-клан, народ – это непьющие белые христиане-евангелисты, обладающие духовной мощью, чтобы защищать свои семьи и нацию от бича алкогольного траффика. Консерваторы такие, как сенатор Барри Голдуотер (Barry Goldwater) и президент Рональд Рейган утверждали, что говорят от имени налогоплательщиков – обновленная версия "производителей" из прошлого. В своей президентской кампании 1968г. Джордж Уоллес (George Wallace) даже описывал людей, которых утверждал, что представляет, называя их профессии конкретно: "водитель автобуса, водитель грузовика, косметолог, пожарный, полицейский, сталелитейщик, водопроводчик, связист, нефтяник и мелкий бизнесмен".

Пока, обещая "сделать Америку снова великой", Трамп, тем не менее, предложил только ностальгические клише об американцах, которые помогут ему достичь поставленных высоких целей. В его речах и на вебсайте кампании используются такие шаблонные термины, как "рабочие семьи", "наш средний класс" и, конечно, "американский народ" – разительный контраст по сравнению с его энергичными атаками на мексиканцев, мусульман или политических оппонентов ("маленький Марко" ("little Marco" – Марко Рубио), "лживый Тед" ("lyin' Ted" – Тед Круз), "вялый Джеб" ("low-energy Jeb" – Джеб Буш), "мошенница Хиллари" ("crooked Hillary" – Хиллари Клинтон).

В защиту Трампа необходимо отметить, что для популистов, как, впрочем, и для всех остальных американских политиков, стало очень сложно определить добродетельное большинство более точно или цепко. С шестидесятых США стали еще более мультикультурной нацией. Никто из всерьез питающих надежду стать президентом США не может себе позволить говорить о людях в терминах, явно исключающих тех, кто не белый и не христианин. Даже Трамп в последние месяцы своей кампании пытался достучаться, хоть и в ограниченной и в чем-то неуклюжей манере, до афроамериканцев и латиносов – граждан США. Тем временем группа, которую популисты восхваляли как сердце и душу Соединенных Штатов – белый рабочий класс – стала уменьшающимся меньшинством.    

Кстати, прогрессивные популисты также не сумели преодолеть этот риторический вызов. Сандерс совершил впечатляющую попытку победить в номинации от Демократической партии в этом году. Но, как и Трамп, Сандерс был намного более конкретным по отношению к элите, которую он презирает – в его случае "класс миллиардеров" – чем о тех, кто реально может поспособствовать и выиграть от его самопровозглашенной революции. Возможно, кандидат, получивший наиболее горячую поддержку от молодых американцев всех классов и рас, и не смог бы определить "народ" более точно, даже, если бы захотел.

В прошлом более здоровые популистские концепты, удовлетворяющие интересам электоральных баз, помогали популистам строить крепкие коалиции – такие, какие могли управлять, а не только участвовать в кампаниях. Вызывая в памяти идентичности, которые избиратели принимали – "производители", "белые рабочие", "американцы-христиане" или "молчаливое большинство" ("silent majority") президента Ричарда Никсона – популисты побуждали избирателей голосовать за свою партию, а не тупо против альтернативных предложений. Ни демократы, ни республиканцы не могут сегодня сформулировать такую апелляцию к народу, и эта неудача во многом и причина, и эффект от неудовлетворенности людей обеими главными партиями. Может быть, и невозможно сейчас дать годное определение народа, которое могло бы мобилизовать головокружительное множество классов, гендеров и этнических идентичностей, которые сосуществуют, зачастую несчастливо, в Соединенных Штатах сегодня. Но амбициозные популисты, вероятно, не будет оставлять попыток сделать это.

Играя с огнем

Трампу будет сложно победить в борьбе за Белый дом. Несмотря на очевидные слабости кандидата от Демократической партии Хиллари Клинтон, включая недостаток общественного доверия и слабые ораторские способности, ее противник заработал репутацию скорее посредством злобных разглагольствований, направленных против меньшинств и отдельных личностей, чем поведением, характерным для государственного деятеля, или креативными политическими предложениями. В течение большей части кампании его слоган мог бы звучать вроде "заставим Америку снова ненавидеть" ("Make America Hate Again"). Подобный негатив редко был разумной стратегией для победы на президентских выборах в стране, где большинство людей гордятся, возможно, наивно своими оптимизмом и открытостью. Откровенный расовый национализм более неприемлем в общенациональных кампаниях.

Тем не менее, было бы глупо игнорировать обеспокоенность и гнев тех, кто примкнул к Трампу со страстью, которой люди не демонстрировали по отношению к любому другому кандидату в течение последних десятилетий. Согласно недавнему исследованию политического ученого Джастина Геста 65% белых американцев (около двух пятых населения) готовы голосовать за партию, которая призывает к "прекращению массовой иммиграции, предоставлению рабочих мест в США американским рабочим, сохранению американского христианского наследия и предотвращению исламской угрозы". Эти мужчины и женщины верят, что большинство политиков игнорируют их или относятся высокомерно, а также они чувствуют себя брошенными массовой культурой, которая превозносит обеспеченных, космополитичных и людей различных рас. Они представляют собой грубо примерно тот же процент населения США, как и французы, поддерживающие Национальный фронт у себя на Родине, и всего лишь на 10% меньше, чем британцев в Великобритании, проголосовавших за выход из ЕС (Brexit).

Но до тех пор, пока ни одна из главных американских партий не направит озабоченность людей в серьезное и эмпатическое русло – посредством жесткого сокращения нелегальной иммиграции и обеспечения стабильной занятости при хороших зарплатах – люди останутся восприимчивыми к политикам-популистам. Если Трамп проиграет, то он, возможно, уже больше не будет баллотироваться, но эксплуатируемая им традиция популизма, тем не менее, будет продолжать жить.

Необходимое зло

В своем лучшем проявлении популизм дает язык, который может усилить демократию, а не угрожать ей. Народная партия помогла ускорить многие прогрессивные реформы: такие, как подоходный налог и регулирование корпораций, что сделало Соединенные Штаты более гуманным обществом в двадцатом веке. Демократы спокойно относятся к использованию популистской повестки (от Брайана до Ф.Д. Рузвельта), во многом благодаря которой был установлен либеральный капиталистический порядок – и, несмотря на его недостатки, мало кто из современных американцев хочет его разрушения. Даже ораторы-популисты, бранившие иммиграцию, генерировали поддержку для законов: таких, как восьмичасовой рабочий день, которые в конце концов способствовали росту заработных план для всех жителей страны вне зависимости от места их рождения.

У популизма было бурное прошлое. Расисты и потенциальные авторитарные руководители использовали популистскую риторику, как и более толерантные враги плутократии. Но американцы не нашли более действенного способа требовать от политических элит следовать идеалам равных возможностей и демократического управления, к которому политики призывают по ходу кампаний. Популизм может быть опасен, но также может быть и необходимым. Как написал историк C. Wann Woodwart в1959г. в ответ интеллектуалам, бранившим популизм: "Каждый должен ожидать и даже надеяться, что в будущем будут случаться потрясения, бьющие по местам и привилегиям власти, для периодической терапии, которая кажется необходимой для здоровья нашей демократии".

              

   

     






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.07.26 04.07.07ENDTIME
Сгенерирована 07.26 04:07:07 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2752043/article_t?IS_BOT=1