Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Возможно, мы всю дорогу неверно думали о причинах падения производительности труда


Возможно, мы всю дорогу неверно думали о причинах падения производительности труда

Американский бизнес плохо справляется с тем, чтобы сделать своих работников более производительными.

Рост производительности самый низкий, если отсчитывать с ранних 1980-ых – только лишь 0,8% в год за последние 5 лет по сравнению с 2,3% в среднем с 1947г. по 2007г. Это основная причина медленного роста ВВП и заработной платы.

По крайней мере, это стандартный способ размышления о производительности и ее связи с экономикой. Мэйнстримный взгляд таков: производительность – это некая волшебная сила, которая помогает объяснить увеличение выпуска. Совершаются новые трудосберегающие изобретения или внедряются новые практики менеджмента, что чудесным образом позволяет компаниям производить больше за меньшее рабочее время. Согласно этому взгляду, вы не можете предсказать, когда и как эти инновации появятся. Генри Форд начинает использовать сборочный конвейер. Сэм Уолтон (Sam Walton) совершенствует цепочку поставок точно в срок (just-in-time supply chain). Простые в использовании текстовые процессоры приводят к тому, что бизнесмены начинают меньше нуждаться в секретаршах. Вуаля! Производительные возможности нации растут параллельно с доходами и жизненным уровнем.

Но что, если это неверный способ размышления о проблеме? Что, если рост производительности обусловливается не только внешней силой, которая случайным образом зарождается и стартует, а скорее глубоко переплетен с общим состоянием экономики и рынка труда?

Это проблема курицы и яйца: или низкая производительность является причиной слабого роста, или медленный рост обусловливает низкую производительность.

Второй вариант – это провокационный аргумент из нового исследования, опубликованного во вторник Институтом Рузвельта (Roosevelt Institute), либеральный мозговой центр (think tank). В исследовании утверждается, что американская экономика в действительности не близка к своему полному экономическому потенциалу, и имеется много пространства для продолжения экономического роста – по крайней мере до тех пор, пока Федрезерв преждевременно не нажмет на тормоза и не остановит экспансию.

Дж. В. Мейсон (J. W. Mason), автор отчета, утверждает, что низкий рост производительности отражает не некоторый досадный недостаток новых инноваций, но скорее является следствием слабого спроса на товары и услуги и вялого рынка труда, который остановил рост зарплат.

Возможно, если бы рынок труда был более жестким и зарплаты росли быстрее, то это стимулировало бы фирмы больше инвестировать в трудосберегающие инновации.

Что особенно интересно в этом диагнозе – хотя однозначно не политические рецепты – это наличие пересечения аргументов с влиятельными консервативными экономистами.

В недавнем исследовании, опубликованном Гуверовским институтом (Hoover Institution) и Американским институтом предпринимательства (American Enterprise Institute), утверждается, что вялый рост производительности был вызван недостаточным инвестированием в капитальное оборудование и программное обеспечение и что в скором времени инвестиции восстановятся. (Трое из четверых авторов: Гленн Хаббард (Glenn Hubbard), Джон Б. Тейлор (John B. Taylor) и Кевин Уорш (Kevin Warsh) – потенциальные кандидаты, имеющие все шансы стать номинантами президента Трампа на управление Федрезервом).

И это согласуется со взглядом некоторых более продвинутых аналитиков трендов производительности труда из мира бизнеса.

Например, Марко Аннунзиата (Marco Annunziata), главный экономист Дженерал Электрик (General Electric), утверждает, что многие технологические инновации такие, как 3D-принтинг и использование очков дополненной реальности (augmented reality glasses), сейчас приходят на рынок и действительно генерируют огромный рост производительности там, где применяются. Но капитальные затраты были слабы всю дорогу и особенно слабы в отношении этих более трансформационных инноваций.  

"Инвестиции, которые могли бы сильно повысить производительность труда для фирм, были наиболее слабыми, -- сказал мистер Аннунзиата. – Это означает, что все эти инновации не масштабируются. Они имплементируются только эпизодически и в небольшом масштабе".

 По его словам, фирмы тратят свои капитальные бюджеты не на вещи, которые могли бы обусловить скачок в производительности труда рабочих, а на проекты поменьше, вроде замены старых машин и программного обеспечения, что приводит лишь к небольшому росту эффективности.

Что могло бы изменить это? То, что возвращает нас назад к аргументам Дж. В. Мейсона о связи между спросом и ростом производительности. Может быть, если рынок труда сжимается и труднее найти рабочих для производства товаров – и зарплаты растут – это будет стимулом для фирм рассмотреть больше серьезных инноваций, генерирующих рост производительности.

Рассмотрим гипотезу (хотя не такую уж и гипотетическую на самом деле в настоящее время). Если ваш соседний ресторан-фастфуд нанимает 10 человек в горячие часы ланча, каждому из которых платит 10$ в час, что случится при повышении штатом размера минимальной оплаты труда до 15$ в час?

Владелец может увеличить цены или согласиться на меньшую прибыль, или закрыть бизнес полностью. Или, может быть, владелец инвестирует в новые машины, которые позволят работникам делать больше за меньшее время. Возможно, ресторан сумеет прекрасно функционировать только с 5 работниками после инвестиций в киоски для автозаказа блюд и в роботов для переворачивания гамбургеров.

Это условие для ресторана, при котором можно будет обслуживать заказ того же количества бургеров с помощью половины работников, – это и есть более высокая производительность. (Хотя подобное, конечно, может породить страшные разговоры о замещении излишней рабочей силы роботами, экономисты видят более обнадеживающую картину: более высокая производительность труда приводит к более быстрому экономическому росту и к более высоким доходам за счет некоторых временных неприятностей для затронутых изменениями работников).

В контексте дебатов о минимальной оплате труда почти все согласны, что такой вид реакции -- "замещение капиталом" ("capital substitution"), если использовать технический термин – следует ожидать. Но нет оснований полагать, что это может произойти только в результате повышения минимальной заработной платы. Вы можете представить, что то же самое случится, если зарплаты вырастут из-за рыночных сил; тот самый ресторан-фастфуд может инвестировать в киоски и роботов, если рынок труда настолько ужесточится, что не найдется желающих работать за 10$ в час.

Если вы посмотрите на долгосрочные паттерны роста производительности, то увидите, что они грубо соответствуют этой идее: бум на рынке труда сопровождается ростом производительсности, а во время глубоких рецессий производительность труда падает.

См. график в https://www.nytimes.com/2017/07/25/upshot/maybe-weve-been-thinking-about-the-productivity-slump-all-wrong.html?em_pos=small&emc=edit_up_20170726&nl=upshot&nl_art=3&nlid=74254678&ref=headline&te=1

Наибольший рост производительности труда в США после Второй мировой войны пришелся на конец 1960-ых и начало 2000-ых гг. Два периода наибольшей слабости случились в начале 1980-ых гг. и в последнем десятилетии после глобального финансового кризиса.

У этого аргумента имеются также исторические корни. Некоторые историки (ссылка на Р. Аллена) верят, что промышленная революция началась в Британии, а не где-либо еще, потому что относительно высокие зарплаты британских рабочих стимулировали компании инвестировать в трудосберегающие устройства.

При таком способе размышлений о производительности труда изобретатели и бизнес-инноваторы всегда найдут лучшие способы вести свои дела, но только нехватка рабочей силы и высокие зарплаты убедят фирмы инвестировать в инновации и запустить их в широкомасштабное использование.

Мистер Мейсон добавляет, что эта идея имеет несколько важных следствий, как размышлять об увеличении компенсаций рабочим в текущей экономической среде. Бросается в глаза явное противоречие, насколько зарплаты американских рабочих могут (или должны быть) подняты.

"По понедельникам и средам экономисты утверждают, что зарплаты низки, потому что роботы отбирают у людей рабочие места. По вторникам и четвергам утверждается, что мы не можем повышать зарплаты из-за низкого роста производительности, -- говорит Мейсон, экономист John Jay College. – Оба утверждения не могут быть верными".

Другими словами, вместо большого беспокойства о том, что роботы отберут работу, может следует поволноваться о слишком низких зарплатах, чтобы у роботов появился хотя бы шанс.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.


Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.



IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.08.21 19.49.40ENDTIME
Сгенерирована 08.21 19:49:40 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2762478/article_t?IS_BOT=1