Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Генералам стыдно не бывает?


Как-то уж очень давно СМИ России захлёбываются массой восторгов по поводу ПВО (противовоздушной обороны) России. «А вот у нас С-300, С-400, а вот у нас «Тунгуска»!». Ну, вот, к примеру.

«Расчеты комплексов С-400 «Триумф» отразили ракетно-авиационный удар условного противника во время учений, сообщает пресс-служба Западного военного округа (ЗВО).

«Боевые расчеты зенитно-ракетных систем С-400 «Триумф» зенитного ракетного соединения Западного военного округа (ЗВО) в ходе командно-штабного учения авиации и войск ПВО округа успешно отразили массированный ракетно-авиационный удар условного противника (МРАУ)», — говорится в сообщении.

«В ходе боевой работы все цели были своевременно обнаружены, взяты на сопровождения и уничтожены при входе в дальнюю границу зоны поражения комплексов. В ходе отражения МРАУ боевые расчеты ЗРК С-400 выполнили более 20 имитационных пусков», — уточняется в сообщении».

Строго говоря, я даже не помню случаев, чтобы наши доблестные генералы не сумели справиться с условным противником, имитируя боевые действия. Условного противника они побеждают всегда, особенно сокрушительно побеждают, когда боевые действия надо имитировать. Радости в СМИ по таким поводам бывает много, а вот реальной проверки этой радости с 1945 года до сих пор не было.

А вот это обстоятельство, надо сказать, радует по-настоящему. И вот почему.

Так уж получилось, но попала мне в руки работа о противовоздушной обороне города Горького во время Великой Отечественной войны. Вот я и решил, что не грех было бы вспомнить, как обстояло дело с ПВО тогда, когда не условный противник, а настоящий, и даже не особо сильный, и не имитировал, а реально атаковал наши города. Атаковал после того, когда все в СССР задолго до войны были тоже уверены, что если что, то:

«Мы войны не хотим, но себя защитим,

Оборону крепим мы недаром,

И на вражьей земле мы врага разгромим

Малой кровью, могучим ударом

Помянутая мною работа была книгой о том, как немцы в 1943 году, перед наступлением на Курской дуге разбомбили практически вдребезги советские оборонные заводы на Волге. Я об этом и раньше слышал, но мне не попадались подробные материалы на эту тему.

У немцев

Однако начать эту свою работу об отечественной ПВО, я решил с примера того, какая была противовоздушная оборона у самих немцев. http://nnm.me/blogs/teufel65/pvo_germanii_protiv_vvs_ssha_sudba_zavoda. Пример нужен для сравнения - а вдруг у всех стран с ПВО было именно так, как и у нас?

В указанной статье о немецкой ПВО речь идёт о том, как наши англо-американские союзники в 1944-1945 годах пытались остановить ночными бомбардировками немецкий завод синтетического горючего и разной иной химии в немецком городе Лойна. (Leuna) в Саксонии. Завод был очень большим, на нём на тот момент работало почти 35 тысяч человек. И завод был очень важным для немцев, остававшимся без румынской нефти. Естественно, немцы завод и город окружили зенитными батареями - к началу налётов американцев вокруг города были установлены 374 тяжелых зенитных орудия, из них 342 были широко известные 88-миллиметровые, 24 - 105-мм и 8 - 128-мм. Однако учитывая массовость налётов и то, что союзники бомбили с высот в 9 километров, уже к июлю 1944 года число зениток вокруг завода было увеличено до 500, из которых 150 были орудия калибра 128 мм.

Как я понимаю, немецкие истребители атаковали американцев и англичан на подлёте к цели, а уже над целью самолёты сбивала в основном артиллерия, поскольку в условиях разрыва зенитных снарядов могли погибнуть и немецкие истребители.

Поэтому сначала о том, чего стоило немецким лётчикам отражение налётов, как таковых. Вот статистика первого боя американской воздушной армады на подлёте к Лойну.

«Первый налет состоялся 12 мая 1944 года. Всего в этот день 886 тяжелых бомбардировщиков с эскортом 735 истребителей нанесли удары по немецким заводам синтетического горючего. Надо отметить, что день начался неудачно. 3-я бомбардировочная дивизия осталась без истребительного прикрытия. Назначенные истребители по ошибке стали эскортировать бомбардировщики другой дивизии. Ошибка выяснилась, но она дорого стоила бомбардировщикам, оставшимся без эскорта. На них навалились немецкие истребители и за те 40 минут, пока назначенные истребители эскорта добирались до своих подопечных, сбили 32 самолета. Всего же 3-я бомбардировочная дивизия потеряла 46 самолетов. Две другие бомбардировочные дивизии пострадали значительно меньше. 2 самолета было сбито истребителями и еще 12 — зенитками. По результатам налета пришлось списать еще 9 самолетов, как имевшие значительные повреждения. Истребители эскорта отделались совсем легко. Было сбито в общей сложности 7 истребителей. Немцам также досталось. Всего в небо поднялись 470 самолетов. По итогам — 28 немецких пилотов было убито, 26 ранено. 34 самолета сбито и еще 31 списан из-за повреждений».

Даю эти числа, чтобы обратить внимание на то, каких кровавых потерь стоило немецким лётчикам воспрепятствовать налётам на Германию. Ранее я писал, что немецкие лётчики-истребители боялись атаковать строи англо-американской авиации, и по этим числам видно, почему они боялись.

Теперь, что касается работы немецких артиллеристов-зенитчиков уже непосредственно на защите самого завода и города.

Союзники совершили 6119 самолётовылетов на бомбёжку этого немецкого химзавода, сбросив на завод 16126 тонн бомб, из которых упало на территорию завода 1278 тонн (8%).

А немецкие зенитчики пятьюстами орудиями сбили над заводом более 114 вражеских самолётов. Однако, поскольку эти данные не полные, приведу статистику сбитых самолётов из того же исследования: «Вообще же по результатам налетов было потеряно 128 бомбардировщиков. В 46 случаев невозможно сказать, что явилось причиной потери самолета. В остальных 82 случаях 59 самолетов приходится на зенитки, 13 на истребители, совместные действия зениток и истребителей — 3 и всевозможные инциденты в воздухе — 7. (Столкновения, попадания под бомбы и так далее)».

Поскольку вес тогдашнего снаряжённого американского и британского бомбардировщиков можно принять в 30 тонн, то вместе с 1278 тоннами бомб, упавших на завод, вокруг завода упало и почти 4 тысячи тонн обломков американских и британских бомбардировщиков. Ну и около 1300 членов экипажей бомбардировщиков было убито или попало в плен. Но это, собственно, примечательная статистика войны.

Меня же в данном случае заинтересовала статистика зенитчиков над защищаемыми объектами - на один сбитый истребителями бомбардировщик, зенитчики сбивали 4-5 бомбардировщиков (13:59). Конечно, истребители, больше сбивали на подлёте к защищаемому объекту, но к концу войны немецкие истребители очень неохотно, к ярости Геринга, атаковали строи бомбардировщиков, да ещё и защищённые британскими и американскими истребителями. Я это к тому упоминаю, что в списках «побед» всех этих пресловутых немецких «суперасов» с Западного фронта наверняка числятся и американские самолёты, сбитые зенитчиками. Но это - «между прочим».

Главное, полагаю, в другом. Вот был объект бомбежки (очень ценный немецкий завод), и чтобы этот завод окончательно остановить, американцы и англичане совершили 20 налётов в среднем силою в 305 бомбардировщиков. И в среднем теряли в каждом налёте непосредственно над объектом 6,4 бомбардировщика, хотя для уменьшения своих потерь, они бомбили с очень большой высоты (7-9 км), что предопределило очень низкий процент попадания даже по территории цели (8%), а не по цехам, оборудованию, коммуникациям и хранилищам завода.

(Вообще-то числа авианалётов союзников на Германию какие-то «циклопические» - более 6 тысяч самолётовылетов и более 16 тысяч тонн сброшенных бомб на один завод!).

ПВО Красной Армии

Теперь займёмся работой советской ПВО по защите аналогичной по размерам и ценности цели - автомобильного завода и других промышленных предприятий в городе Горький (ныне Нижний Новгород) в июне 1943 года.

Накануне Курской битвы (как немцы считали, решающей для их победы в войне) их авиация начала бомбить и разбомбила города и заводы Советского Союза, находящиеся на Волге - Астрахань, (Сталинград и так был в руинах), Саратов, Горький, Рыбинск и Ярославль, одновременно топя речные суда на Волге.

Данные я возьму из книги М. Зефирова, Д. Дёгтева и Н. Баженова «Свастика над Волгой. Люфтваффе против сталинской ПВО».

Об этом Зефирове я писал ещё в своей книге «Асы и пропаганда» - тот ещё историк! Антисоветчик и, как и полагается антисоветчику, глуп и не способен понять, о чём он собственно пишет, в частности, любую брехню от немцев, даже очевидную, воспринимает как святую правду. Но в данном случае, пусть и тенденциозно, но он приводит данные не только от немцев, но и от советской стороны, и эти данные примерно совпадают. Понимаете, если бы немцы сообщали, что потеряли 2 самолёта, а наши сообщали, что сбили 40, то тут ещё было бы, о чём говорить, но и у Зефирова эти числа одного порядка.

Почему наше ПВО не врало о сотнях сбитых немецких самолетов? Потому, что дело было в глубоком тылу СССР (в 600 км от линии фронта), и если доложишь в Москву о сбитых 40 самолётах, то Берия приедет и потребует показать обломки. Показать пленных. И получится нехорошо! Вот поэтому советским генералам и приходилось врать, что они немцев не сбивали, а просто сотнями отгоняли немецкие самолёты от города Горького и других волжских городов.  И тысячами! Ну а ущерб городам наносили жалкие десятки прорвавшихся бомбардировщиков. Ну, с кем не бывает?

Ладно, о Зефирове потом, а сейчас попробую из собранных им данных скомпоновать такую же статистику, как и о бомбардировках союзниками немецкого химзавода. Сначала общие данные.

«Горьковский автозавод являлся одним из крупнейших предприятий Советского Союза. Здесь в месяц выпускались примерно 500 легких танков Т-70, а также сотни бронемашин БА-64. С главного конвейера ежемесячно сходили около 1800 грузовых автомобилей разных типов: легендарные «полуторки» ГАЗ-АА, трехосные ГАЗ-ААА, самосвалы и автобусы. Но кроме основной продукции завод производил: поковки для авиамоторного завода N 466, артиллерийского завода N 92 им. Сталина и завода N 38, различные агрегаты и детали для танкового завода N 112 «Красное Сормово» и станкостроительного завода N 113, мотоциклетные коляски, 45-мм снаряды, 120-мм мины, реактивные снаряды М-31 и М-8, танковые моторы. Колесный цех на уникальном американском оборудовании делал колеса типа ЗИС и ГАЗ для всех автомобильных и артиллерийских заводов страны. Чтобы представить себе размах их производства, достаточно сказать, что план на 1943 г. составлял почти один миллион колес всех типов! В цехах автозавода также делали шасси для танков и самолетов. Общий перечень комплектующих деталей, поставляемых ГАЗом другим предприятиям, в т.ч. на Урале, составлял десятки наименований.

Кроме того, на площадях автозавода велась сборка американских автомобилей «студебеккер», «форд», «додж» и «шевроле». Ежемесячно около полутора тысяч этих грузовиков отправлялись на фронт. Находившаяся на территории Автозаводского района Горького рембаза N 97 занималась расконсервацией танков и бронемашин, поставляемых в СССР по ленд-лизу. Здесь же проводился ремонт подбитой и поврежденной импортной техники. Именно в Горьком формировались танковые части, оснащенные «Шерманами» и «Черчиллями»».

Соответственно, Горьковский корпусной район ПВО под командованием генерал-майора артиллерии А. Осипова располагал 515 зенитными орудиями (433 орудия калибра 76-мм и 85-мм и 82 пушками калибра 37-мм). Получается, что над Горьким немцы летели на такую же оборону, как и американцы над Лойном. Эти артиллерийские части в Горьком имели 13 станций орудийной наводки (СОН-2), две радиолокационных станции РУС-2с «Пегматит», 107 аэростатов заграждения и 231 зенитный прожектор. То есть, ПВО Горького имела примерно столько сил, сколько и немцы на обороне своего города Лойн и находящегося там химического завода.

Кроме этого, Горький защищала и 142-я истребительная авиационная дивизия ПВО под командованием полковника В. П. Иванова. Дивизия была полностью обеспечены боеприпасами, горючим, средствами связи и имела на вооружении 87 самолетов, в том числе 72 исправных. А к этим самолётам имела 159 летчиков. Как видим, в глубоком тылу авиаполки не испытывали недостатка в личном составе.

Были существенные отличия немецких налётов от американских.

У немцев практически не было стратегической авиации, и они производили налёты только фронтовой авиацией - бомбардировщиками Ю-88 и Хе-111 (где-то даже «авиацией поля боя», если учесть, что Ю-88 способен был пикировать). Это авиация малых высот и дело даже не в возможностях техники (у Ю-88 и Хе-111 потолок был 8-10 км, в зависимости от модификации машины), а в том, как именно лётчики привыкли бомбить порученные им цели. Поэтому, если немцы и пересекали линию фронта на высоте около 5 тысяч метров, то потом снижались до 3 км, чтобы не задыхаться и не замерзать, а бомбили немцы цели с высоты порою в 300-400 метров, некоторые свидетели уверяют, что немцы летали чуть ли не «над заборами». С одной стороны это позволяло немцам бомбить очень точно, но, с другой стороны, и немцы были очень уязвимы от огня с земли, даже от огня пулемётов и винтовок.

Вторая особенность - немецкие бомбардировщики не сопровождали истребители, что, сами понимаете, было большим преимуществом для советских истребителей ПВО.

Итак, первый налёт на Горький немцы произвели в ночь с 4 на 5 июня (я буду писать только дату начала налёта).

1. 4 июня 1943 года автозавод и другие объекты в Горьком бомбили 168 немецких бомбардировщиков, было сброшено 244 тонны бомб - 433 фугасных и 306 тяжелых зажигательных бомб, - из которых около 500 бомб попало в ГАЗ и его жилые поселки (68%), силам ПВО ни один немецкий бомбардировщик сбить не удалось.

2. 5 июня 1943 года автозавод и другие объекты в Горьком бомбили 128 немецких бомбардировщиков, было сброшено 179 тонн бомб, из которых около 57 тонн попало в ГАЗ и его жилые поселки (32%). (Это, в данном случае, мало о чём не говорит, поскольку немцы бомбили и другие цели в Горьком, о чём ниже). Немцы потеряли 2 самолёта - 1 был сбит зенитчиками и 1 - истребителями.

3. 6 июня 1943 автозавод и другие объекты в Горьком бомбили 154 немецких бомбардировщика, было сброшено 242 тонны бомб, из которых на территорию ГАЗ упали 402 фугасные бомбы весом от 50 кг до 2000 кг и примерно 60 тяжелых зажигательных бомб. Немцы потеряли 2 самолёта - 1 был повреждён, долетел до своего аэродрома, но был списан, и 1 попал под бомбы своего самолёта, бомбившего над ним.

4. 7 июня 1943 автозавод и другие объекты в Горьком бомбили 20 немецких бомбардировщиков, было сброшено 39 тонн бомб, из которых ГАЗу достались 9 фугасных и семь 250-кг тяжелых зажигательных бомб. Немцы потеряли 1 самолёт - Хе-111 таранил лейтенант Б. Табарчук, но немец, всё же, долетел до своего аэродрома, и хотя в воздухе в этот момент барражировали 31 советский истребителя, но добить немца было некому.

5. 10 июня 1943 года автозавод и другие объекты в Горьком бомбили 50 немецких бомбардировщиков, было сброшено 328 фугасных авиабомб весом 50-1500 кг, 190 зажигательных авиабомб весом 50-270 кг и 135 килограммовых зажигательных авиабомб, из которых в ГАЗу достались 130 фугасных и 23 тяжелых зажигательных бомбы. Немцы потеряли 1 самолёт - Хе-111 сбил капитан Воронович на Ла-5.

6. 13 июня 1943 года промышленные предприятия и объекты в Горьком небольшими группами бомбило неизвестное число немецких бомбардировщиков, но поскольку в воздухе был и сам немецкий «генерал» - командир немецкой авиаэскадры KG27, - и по тому, скольким предприятиям Горького достались немецкие бомбы, можно предположить, что немецких бомбардировщиков было не менее полусотни. Немцы потеряли 2 Хе-111 - судя по всему, наши истребители сбили возвращавшихся с бомбёжки немцев, причём, не исключено, что один бомбардировщик был сбит тараном.

7. 21 июня 1943 года автозавод и другие объекты в Горьком бомбили 50 немецких бомбардировщиков, данных о количестве сброшенных бомб нет. Немцы потеряли 1 самолёт - Хе-111 сбил заместитель командира 142-й истребительной авиадивизии подполковник Ковригин.

Больше налётов на Горький не было.

В этих бомбардировках поражает, насколько вызывающе дерзко (чуть ли не с полным презрением к нашему ПВО) и фактически безнаказанно действовали немцы.

Результаты немецких налётов

События в суде помешали своевременно закончить статью о ПВО в годы Великой Отечественной войны http://www.ymuhin.ru/node/1601/1-generalam-stydno-ne-byvaet.

Итак, напомню, что немцы бомбили всю промышленность во всех городах на Волге, но я рассматриваю только Горьковский автозавод. В этих бомбардировках поражает, насколько вызывающе дерзко (чуть ли не с полным презрением к советской ПВО) и фактически безнаказанно действовали немцы. Напомню, что когда американцы бомбили химзавод в Германии, то они это делали с высот 7-9 километров. Горький немцы бомбили даже с высот в 300 метров!

Тактика немцев была такова. Впереди группы немецких бомбардировщиков летели самолёты, сбрасывающие «люстры» - осветительные авиабомбы на парашютах, эти бомбы полностью освещали цели в Горьком, затем бомбардировщики с небольших высот бомбили заданные цели. Причём, немцы считали, что бомбить цели зажигательными бомбами будет эффективнее - эффективнее вызвать пожары и уничтожить цели огнём, в связи с чем, первыми к Горькому подлетали самолёты, имевшие задание вывести из строя водоводы и электроподстанции. Эти самолёты фугасными бомбами уничтожали водокачки на Волге (а это очень малоразмерные цели), и даже водоводы! В первом же налёте главный водовод на ГАЗ c диаметром труб в 600 мм был бомбами разорван в 6 местах, и из него вырвало взрывами куски по 25 метров труб. Но ведь водоводы закопаны в землю на глубину промерзания - на 2 метра минимум! А эти гады их нашли и по ним попали! Пожарные к следующему налёту перешли на запасные водоводы, а немцы в следующие налёты нашли и запасные водоводы (спасибо антикоммунистам-предателям), и их тоже разбомбили! От зажигательных авиабомб начинались пожары, а тушить их было нечем. Полы в цехах выполнялись из деревянных брусочков, в ходе работы цеха полы пропитывались смазочным маслом, поэтому вызвать пожары цехов было легко.

На следующий день над Горьким безнаказанно пролетали немецкие разведчики, фотографировали результаты бомбёжки, и в следующую ночь немцы бомбили только те цеха завода, что ещё не сгорели. Потом опять пролетела немецкая разведка, и опять была бомбёжка немцами уцелевших цехов и сооружений. И каждый налёт немцы начинали с выведения из строя водокачек и водоводов.

Наибольшие потери понёс Горьковский автозавод. 32 цеха завода не только лишились зданий, но и 5900 единиц (51%) станочного оборудования. К примеру, в прессовом цехе из 546 единиц оборудования были выведены из строя 543, в колесном – 305 из 323 уникальных американских станков, в цехе шасси – 1788 из 1799! Было повреждено 8 тысяч электродвигателей, из которых 5620 полностью выведены из строя, 14 тысяч единиц остального электрооборудования, уничтожены или повреждены практически все компрессоры, из-за чего завод остался без сжатого воздуха. Уничтожены 100 км различных трубопроводов, девять километров конвейеров и транспортеров, 28 мостовых кранов. Были уничтожены или повреждены три паровоза, около 40 вагонов и железнодорожных платформ, 60 различных автомобилей и 25 автотягачей. Серьезные повреждения были причинены расположенному на территории ГАЗ авиамоторному заводу N 466, была практически стерта с лица земли сортировочная станция, расположенная северо-западнее ГАЗа. В те дни считали, что восстановить завод невозможно.

Но ГАЗ  полностью восстановили всего через 4 месяца, но это, сами понимаете, заслуга не генералов, организовавших и командовавших противовоздушной обороной города и завода.

Кроме Горьковского автомобильного завода, был разрушен находящийся рядом с ГАЗ секретный танкоремонтный завод, на котором проходили расконсервацию и ремонт танки, поставляемые в СССР по ленд-лизу. И много других промышленных предприятий города. Около 400 человек было убито и около 900 ранено. Были убиты сотни квалифицированных рабочих и инженеров, был убит директор завода им. Ленина Кузьмин, на ГАЗе убиты начальники цехов Китаев и Лышков…

Разрушение Горьковского автозавода и других предприятий нанесло огромный ущерб всей военной промышленности СССР, значительно снизив производство всех видов вооружений – от снарядов и автоматов до танков и самолетов. ГАЗ поставлял десятки наименований деталей для средних и тяжелых танков, в результате Кировский завод в Челябинске выполнил план по тяжелым танкам KB на 64%, по Т-34 – на 70%, а Омский танковый завод сдал фронту только 59% плановой продукции, производство нового легкого танка Т-80, намечавшееся на ГАЗе, было полностью сорвано. На заводе «Красное Сормово» в Горьком, при плане на июнь в 355 средних танков Т-34, удалось выпустить только около полусотни. И это накануне Курской битвы, требовавшей и требовавшей танков!

Ну и пара слов о других городах Поволжья.

В Саратове в ходе налетов были разрушены производивший бензин и дизтопливо крекинг-завод им. Кирова, авиационный завод N 292, Улешовская и Увекская нефтебазы, сильно пострадал шарикоподшипниковый завод ГПЗ-3. В результате сгорела 31 тысяча тонн ГСМ и только для Курской битвы армия недополучила 22 тысячи тонн топлива. Это при том, что на начало битвы на пяти фронтах – Западном, Брянском, Центральном, Воронежском и Степном – горючего было всего 28 491 тонна. Ну, и: «Общая картина разрушения Ярославского шинного была настолько ужасной, что первое время вызвала в коллективе завода некоторую неуверенность в успешном завершении восстановления».

Давайте сравним.

Для уничтожения такой же цели, как и ГАЗ, в Германии союзникам потребовалось 6119 самолётовылетов и 16126 тонн бомб, а немцам потребовалось 620 (по Википедии - 645) вылетов и примерно 970 тонн бомб (среднюю загрузку немецких бомбардировщиков можно принять в 1,5 тонны). Эффективность немцев по использованию самолётов в 10 раз выше, по бомбам (с учётом точности бомбометания) - минимум в 25! Англичане с американцами потеряли 128 бомбардировщиков, немцы - 9 бомбардировщиков. Учитывая, какие это были самолёты, эффективность по потерям на 100 самолётовылетов впятеро выше (вес снаряжённых немецких Ю-88 и Хе-111 примем в 9 тонн): 13 тонн (1,4 самолёта) потерянных самолётов у немцев и 63 тонны (2,1 самолёта) у англо-американцев. Союзники потеряли около 1300 членов экипажей, немцы (в лучшем для нас случае) - около 35.

Да, с одной стороны, на это можно взглянуть как на эффективность немецкой авиации, но, с другой стороны, это ведь преступная бездарность советской ПВО. А поскольку с технической точки зрения силы ПВО у автозавода в Горьком и у химзавода в Лойне было одинаково сильными, то речь идёт об эффективности командования. Ведь не видно ни особого преимущества немцев над американцами ни в технике, ни в какой-то особой храбрости. Так, в чём дело?

Почему немцы разделались с Горьким, как хотели?

Без пыли в глаза

Причина столь высокой эффективности немцев в исключительно негодной ПВО Красной Армии, стоявшей на защите Горького, - эти числа просто невозможно объяснить иначе.

Причём, обратите внимание на следующее, на мой взгляд, главное обстоятельство. Личный состав всех этих полутысячи зенитных орудий и сотен другой боевой техники вокруг Горького, включая авиацию, вели бои с немцами, начиная с 1941 года. Причём, в 1942 году они уже отбивали атаки немецкой авиации при налётах немцев на волжские города во время Сталинградской битвы, правда, тогда налёты на тот же Горький были эпизодическими и не были массовыми. То есть, никакие части ПВО Горького в 1943 году не могли сослаться на отсутствие пресловутого «боевого опыта». (Когда немцы в сентябре 1939 года за две недели разогнали польскую армию, причём, Гитлер считал войну с Польшей не более чем манёврами, причиной всех последующих побед немцев историки и специалисты объявляли «боевой опыт»).

Начнём с оценки огня нашей зенитной артиллерии.

Крупнокалиберная зенитная артиллерия стреляет не конкретно по самолёту, а в точку, куда самолёт подлетит одновременно со снарядом. В этой точке снаряд взрывается и осколками поражает самолёт. Вот для того, чтобы высчитать, куда надо наводить зенитное орудие, чтобы его снаряд попал в нужную точку, и как устанавливать взрыватель, чтобы снаряд именно в этой точке взорвался, применялись специальные приборы, в частности, прибор управления артиллерийским зенитным огнём (ПУАЗО). А ночью, когда вражеский самолёт не виден, тем более стрелять можно только с использованием приборов, и эти приборы - радары - у ПВО Горького уже были.

Когда Сталину начали доносить, что немецкая авиация уничтожает промышленность и людей на Волге, он послал на Волгу многих, включая наркома НКВД Берию и наркома НКГБ Меркулова. И как-то сразу выяснилось, что зенитная артиллерия на обороне Горького стреляет так, что её снаряды рвутся уже за пролетевшими немецкими самолётами. Соответственно, командующий Горьковским корпусным районом ПВО генерал-майор Осипов пояснил это тем, что зенитчики не достигли мастерства в ведении зенитного огня и не умеют воевать: «Противник, пользуясь в некоторых случаях нашей неорганизованностью и отсутствием мастерства в ведении огня, продолжал методично разрушать ценнейший военный объект – автозавод… При каждом налете расходуются десятки тысяч дорогостоящих боеприпасов, и они не дают достаточного эффекта благодаря неумению организовывать бой с воздушным противником…».

 Поняли? Мастерства получать звания и прочие виды довольствия, генерал Осипов и остальные кадровые офицеры достигли, а вот вести огонь по противнику - ещё нет! Ждите!

Командующий ПВО страны генерал М.С. Громадин, оправдываясь на заседании Саратовского обкома ВКП(б), объяснил беззащитность волжских городов тем же самым: «… боевой порядок зенитной артиллерии был построен неправильно, расчет завес заградительного огня велся неточно. Имеющиеся в наличии станции орудийной наводки использовались очень мало, т.к. были недостаточно освоены расчетами».

Поняли? Два года идёт война, а личный составы зенитных батарей всё еще не освоил то, что обязан были освоить до войны!

В итоге, зенитная артиллерия Горьковского корпусного района ПВО израсходовала 170 тысяч снарядов всех калибров. Этот расход дорогостоящих материалов имел бы смысл, если бы удалось хоть что-то в Горьком защитить, но ведь ничего не защитили. Есть схемы падения бомб на ГАЗ от налёта к налёту, так вот, падение немецких бомб не разбросано даже по территории завода - бомбы ложились кучно в те цеха и объекты, которые немцы наметили для уничтожения в данном налёте.

У ПВО Горького были и почти две с половиной сотни зенитных прожекторов. По идее, прожектористы должны были найти в небе самолёт и осветить его, а зенитчики открыть теперь уже не заградительный огонь по данным радаров, а уже прицельно - прямо по освещённому самолёту. За семь немецких налётов прожектористы отчитались в освещении 90 бомбардировщиков из летавших над городом 620. Но прожектор на первом рубеже может держать самолёт недолгое время (самолёт быстро пролетает позицию прожектора), и тогда освещение этого самолёта должен перехватить следующий прожектор. И не только для того перехватить, чтобы зенитчики могли продолжить прицельный огонь по бомбардировщику, но и для того, что ослеплённый прожектором экипаж самолёта не в состоянии был прицелиться для бомбометания. Согласно отчётам такой перехват был осуществлён 32 раза, а зенитчики обстреливали освещённые самолёт всего 3 раза. Из 90 освещённых самолётов стреляли только по трём! И не сбили ни одного! И хорошо, если помешали хоть кому-то отбомбиться.

Причина понятна - для того, чтобы воевать прожекторами по-настоящему, нужно было, чтобы какой-то прожектор ближе к цели получил команду прекратить самостоятельный поиск целей и перехватить уже освещённый самолёт, а какая-то зенитная батарея получила команду прекратить вести заградительный огонь и открыть огонь по этому освещённому самолёту. А для этого нужна была ОРГАНИЗАЦИЯ зенитного огня.

А её не было. Ну, не было! Ведь война всего два года шла, ну как за такое короткое время кадровому офицерству научиться организовывать огонь??

Генералов и офицеров в этом тылу было полно, а вот организации зенитного огня, как видите, не было.

Что касается авиации ПВО, то проверка после начала бомбёжек 142-й истребительной авиадивизии, защищавшей небо над Горьким, показала отсутствие боевой подготовки и тренировки действий в воздухе в составе полка и в целом дивизии (а это доказывает, что ни комдив, ни командиры полка и не собирались командовать в воздухе). Проверка дежурных подразделений удивила даже штатских (проверяли партийные органы) - дежурное звено истребителей 423-го ИАП во время объявленной учебной воздушной тревоги оказалось не готово к вылету, и взлет не состоялся. Дежурная пара того же авиаполка, пребывавшая в готовности N 2, при тревоге в воздух не поднялась, так как летчики ушли обедать. Дежурная пара 632-го ИАП, также находясь в готовности N 2, по проверочной тревоге взлететь не смогла, так как летчики ушли на занятия. В 786-м ИАП, пилоты, находясь в готовности N 1 (когда лётчики сидят в кабине и ждут ракету на старт), вместо требуемых 30—60 секунд сумели поднять истребители только через шесть минут (немецкий разведчик Ю-88 за 6 минут пролетал более 50 км). Во время учебной тревоги 2 июня на вызов вообще не ответили полки, находящиеся в Стригино и Дзержинске.

И уже как-то не удивляет, что к первому налёту немцев на Горький вечером 4 июня, командир дивизии полковник Иванов уже был в таком нетрезвом состоянии, что командование дивизией пришлось принять его заместителю Ковригину. А в воздух для отражения налёта 168 немецких бомбардировщиков были подняты всего 12 истребителей из имевшихся 159 лётчиков и 72 исправных самолётов. Зефиров приводит данные об этих 159 лётчиках: «33 летчика-ночника 43 «облачника» и 47 т.н. высотников. 36 летчиков не были отнесены к указанным категориям». Почему, при такой сверхштатной численности, лётчики не обучались летать ночью или их избыток не отправлялся на фронт? Зачем их держали в тылу? Это вопрос?

Ну, а как авторы книги (тот же Зефиров), объясняют такую никчемность авиации ПВО, такую её низкую эффективность? Запросто! Оказывается, это всё из-за полного неумения советских «пилотов определять расстояние до обнаруженных самолетов, вследствие чего огонь обычно открывался с больших дистанций и не приносил никакого эффекта. «Сталинские соколы» стремились безо всякой необходимости таранить бомбардировщики, даже не израсходовав боезапас».

Как видите, не виноватые они! Проклятый Сталин не научил их расстояние определять!!

Однако причина аж кричит - не давала сбивать немцев трусость большинства пилотов. Да, были лётчики, которые шли на таран, но это только некоторые - такие, как как лётчик Б. Табарчук, - а не все. Кстати, в ночь когда, Табарчук пошёл на таран, в небе были советские истребители в количестве 31, но они никакого вреда немцам не нанесли. Они, видишь ли, расстояния до цели не могли определить.

Уже несколько раз рассказывал, что довольно давно читал небольшую книжку, выпущенную уже где-то в 70-х, если память мне не изменяет, называлась она «Тактика истребителей в боевых примерах». А примеры были из практики использования истребительной авиации в годы Отечественной войны. В выводах прямо говорилось, что для успеха в бою, в вылетающей на задание группе истребителей обязан быть как минимум один летчик с хорошим зрением и хотя бы один забияка - летчик, который не струсит первым броситься на врага, и этим увлечет за собою остальных. (Иначе они заробеют от неизвестности исхода боя и не решатся его начать). И только сейчас мне пришла на ум мысль - а почему «забияка»? Почему не командир? Почему не кадровый офицер?

И теперь мне удивительно, что даже в той, уже послевоенной книге не было сказано, что таким забиякой обязан быть командир подразделения, и бросать его на врага должны не врождённые свойства характера - не «забиячество», а чувство долга.

Кстати, только командиров звеньев и эскадрилий с чувством долга недостаточно, поскольку при вылете всего полка или дивизии и командир полка, и командир дивизии обязаны тоже быть тут же - в воздухе. Чтобы у остальных лётчиков не возникало мысли, что они дураки, и только поэтому идут на смерть, а умный командир полка на земле сидит. Надо, чтобы командиры водили в бой своих людей, а не посылали их в бой, как это осталось в традиции Красной Армии от царских офицеров.

Ну и пара слов относительно того, что лётчики 142-й истребительной авиадивизии, дескать, по немцам стреляли, да не попадали из-за того, что не умели определять расстояния.

Всё, скорее всего, было проще. Поднявшиеся в воздух лётчики без командиров, боящиеся атаковать немцев (за эти 7 налётов стрелки немецких бомбардировщиков сбили 4 советских истребителя) не могли вернуться с полным боезапасом, иначе им не засчитали бы боевой вылет. Вот они в воздухе и расстреливали боезапас, куда попало, а на земле объясняли, что не сбили бомбардировщик из-за того, что, дескать, неправильно определили расстояние до цели.

Ну, какое, к чёрту, расстояние до цели ночью, когда и днём, чтобы сбить, требовалось сближаться с противником практически до упора! Вот Зефиров и сообщает, что у немцев: «Многие экипажи докладывали о визуальном контакте с «ночниками», но без видимых атак с их стороны».

Как-то читал высказывание нашего лётчика-истребителя, Героя Советского Союза, о том, что советские ВВС тогда одержали верх над Люфтваффе (завоевали господство в воздухе), когда истребителей начали водить в бой командиры полков. Давайте прямо говорить - когда на глазах командира нельзя было струсить и вместо выполнения команды «Атаковать!» полетать в стороне и пострелять в белый свет, пока не израсходуешь боезапас.

Вот и посмотрите на то, что тогда происходило. Советский народ, напрягая силы, изготовил вполне современное оружие (к примеру, из находившихся в 142-й ИАД всех самолётов в строю, только 6 были «устаревшие истребители» типа И-16).

В отличие от бомбы, артиллерийский снаряд, требующий ещё и особо сложного взрывателя, изделие очень дорогое. А их за семь ночей только под Горьким расстреляли 170 тысяч «в белый свет, как в копеечку»!!

И никакого эффекта! Немцы бомбили, что хотели и когда хотели, их разведчики и днём летали, как хотели и куда хотели. И как хотели и куда хотели немцы авиацией высаживали предателей-антикоммунистов, которые сообщали немцам разведывательные сведения, совершали диверсии, а ночью сигнальными ракетами указывали немецкой авиации объекты бомбёжек.

Ну и кого авторы книги, так сказать, современные историки винят в такой мерзкой ПВО волжских городов?

Неужели не понятно? Зефиров, «со товарищи», винят коммунистов и Сталина. А кого им ещё винить? Не подлых же генералов и офицеров, не обеспечивших ни обучение личного состава, ни организацию ПВО. Не трусость же масс «кадрового офицерства». И у Зефирова это был не крах ПВО генералов Громадина и Осипова вкупе с полковником Ивановым, а «крах сталинского ПВО». Сталин, получивший под командование всё это оставшееся от царя добро, у таких «историков» виноват. А в чём? Надо было бы Зефирову эту вину расшифровать, скажем, написать, что Сталин виноват в том, что не расстрелял Громадина, Осипова и Иванова ещё до войны. Тогда было бы понятно, в чём виноват, а то «виноват, виноват»!

***

Казалось бы - ну и какая нам разница, кого там винят в событиях чуть ли не вековой давности? Кому это сегодня надо?

А всё тем же генералам и кадровым офицерам.

Пока нет войны или противник слаб - они красавцы. А начнись настоящая война, и выяснится, что они оружие вокруг защищаемого объекта расставить не могут, организовать быструю передачу команд не способны, приборами пользоваться не умеют, расстояние до цели не могут определить, троса аэрофинишера на авианосце у них рвутся и, разумеется, у них солдаты либо не обучены, либо «чурки». А сами-то эти генералы и офицеры - ни в чём не виноватые герои! Вон в Сирии долбон не увидел турецкий истребитель и дал себя сбить - Герой России! Не хухры-мухры!

А патриоты-запутинцы бегают такие радостные: «Ой, у нас С-400, ой у нас «Тунгуска»!». Оружие-то, может, и не плохое, да только оно в руках не тех, кто собирается вас защитить, а тех, кто собирается заработать большие деньги, а потом и большую пенсию.

Мне скажут, что для армии, защищающей Кремль, это и хорошо - хорошо, что она такая поганая. Нет!

Кого защищать офицеру - народ или подачку от «пахана» - это выбор офицера, а вот его квалификация и моральный уровень - это иной вопрос. Это выбор его совести.

Любую работу надо делать добросовестно.

* Публикуется с небольшими сокращениями






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.02.22 21.23.03ENDTIME
Сгенерирована 02.22 21:23:03 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2762751/article_t?IS_BOT=1