Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Принуждение к миру

Наверняка, многие натыкались на комментарии россиян, близко видевших П. в начальной фазе его президентства. Лет 10 назад, когда на нем был еще не такой слой позора и преступлений, ограниченный в нижней части казнокрадством и наркоторговлей, а в верхней – утопленной в крови Ичкерией, многие замечали в нем желание походить на известный киношный персонаж. Несколько человек на деталях поведения, мимике, жестах и прочем показывали, как П. хочет быть похожим на штандартенфюрера СС Макса Отто Штирлица из фильма "Семнадцать мгновений весны".

До "Мюнхенской речи" 2007 года, когда П. переобулся в ковбоя "Неуловимого Джо", в его повадках действительно сквозил "штирлицевский" стиль: задумчивость, многозначительность, иронические улыбки и прочие сценические ухмылки. Еще бы, в свое время Штирлиц был одним из самых выдающихся любимцев 1/6 суши, а П.
Читайте:
Бежать к П. уже поздно

Но несколько дней назад автору довелось в который раз просмотреть древнюю совковую комедию "Бриллиантовая рука" и на одном из моментов он чуть не подавился бутербродом с икрой "заморской, баклажанной". До этого момента, автор уверенно считал, что П. выбрал себе другой фетиш в виде Чинганчгука или Виннету, индейца из совместных Югославско-ГДРовских фильмах об индейцах. Надо сказать, что к такому выводу пришли очень многие. И то сказать, та же лошадь (пони?), тот же "Винчестер" в руке, тот же голый торс, разве что пера в шевелюре не было. Но и тут П. отыграл свой номер. Прямо скажем – с шевелюрой у него не сложилось, но он это компенсировал одевшись целиком в стерха.

И тут – "Бриллиантовая рука". В Штатах, пародируя сценки с Т. и П., тот представляется без верхней части одежды и непременно – уверенно-хамоватым типом. Но американцы не смотрели наших старых комедий и просто не смогли найти образ со стопроцентным попаданием, в который П. вжился после Штирлица. Помните, как управдом, в исполнении Нонны Мордюковой купила никому ненужные лотерейные билеты и распорядилась распространить их среди жильцов дома? Вот этот самый образ и стал знаменем П. А угроза отключить газ стала уже сакральной. Путин полностью вжился в образ управдома.

Если поскрести то, что сейчас осело в Кремле и рядом с ним, то можно увидеть, что все они усиленно играют роли королей, императоров, полководцев на конях и прочих киношных деятелей. Они не погружаются в историческую или литературную классику, особенно мировую, а потому – копируют то Штирлица, то бесноватого Петра, то какого-то бронелобого Жукова, но все они – играют и уже довольно сильно заигрались.

Но что характерно, такая игра была бы невозможной, если бы публика не аплодировала и не просила исполнить какой-то трюк на бис. Без этого теряет смысл сама игра, ибо не разинув варежку и не наблюдая за игрой, публика непременно станет внимательно смотреть за кошельком и из него было бы крайне трудно вынуть деньги, что с успехом и делают нынешние кремлевские паяцы.

За последние девять лет П. и его труппа устроились играть пьесы, примерно одинаковые по смыслу и декорациям. Их названия меняются от "Защитим", "Отстоим" до "П. введи", но все они входят в один цикл, под общим названием "Принуждение к миру". Публике очень нравится именно такой набор пьес, и они упиваются тем, что П. кого-то к чему-то принуждает. Но все эти мероприятия неизбежно привели к двум последствиям, весьма неожиданным для публики, и как оказалось – для самой труппы с ее альфа-артистом.

Первое последствие весьма предсказуемо и неизбежно. Публика все так же отвлекается на действо, происходящее на сцене, особенно когда очередной персонаж вопиет о том, что надо сбросить атомную бомбу в Босфор, чтобы волна смыла Стамбул, а другой рассказывает про ядерную пыль. Это позволяет ловким артистам все глубже засовывать руки в их карманы и похоже на то, что уже не удается там нащупать привычных денег или чего-то еще, кроме отдельных частей тела, мирно соседствующих с карманами. Короче говоря, интенсивность сценической работы уже не приводит к желаемым материальным последствиям.

Но самым радикальным оказалось другое последствие. Оказалось, что все эти годы публика смотрела представления любительского театра, даже скорее не театра, а цирка. Руководитель хоть и рассказывал о том, что "не пора ли нам замахнуться на Уильяма, нашего, Шекспира?", но, на самом деле, существуют коллективы, работающие профессионально, мощно и надежно. Своими безвкусными экзерсисами, п-ские актеры таки привлекли внимание профи и похоже на то, что те решили показать, как это делается.

Прямо сейчас и россияне, и весь остальной мир начали смотреть пьесу "Принуждение к миру", но если раньше россияне там были актерами, то теперь – декорациями. Главный герой этой группы профессионалов позавчера был в Киеве, но пока по сценарию – не его текст. Мы уже приводили вольный перевод его знаменитой фразы именно в этой пьесе, но нам сбросили его в виде цитаты, которую мы в завершении предлагаем нашим читателям. Генерал Мэттис как-то сказал бестолковым деятелям:

"I come in peace. I didn’t bring artillery. But I’m pleading with you, with tears in my eyes: If you fuck with me, I’ll kill you all."

Дословно по смыслу — "Я пришёл с миром, а не воевать (без ничего тяжёлого для войны/драки). Но я прошу Вас со слезами на глазах — если Вы будете со мной играть/вы*бываться я вас всех убью/перешибу".

В общем, россияне очень полюбили пьесу "Принуждение к миру" и это – дело их вкуса, но теперь они ее увидят в совсем иной интерпретации. Будет интересно.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.09.21 02.32.33ENDTIME
Сгенерирована 09.21 02:32:33 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2789973/article_t?IS_BOT=1