Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Дианоэтическая перезагрузка исторического материализма


   Эпиграф: когда рутинный быт вести творец уже не будет сам, ему откроются пути к еще не виданным мирам.  
  Одной из основных причин экономического застоя и последующего распада СССР признается догматизация марксизма-ленинизма, на что неоднократно обращал внимание  последний лидер советского государства М.С. Горбачев в своей книге «Перестройка и новое мышление для нашей страны и всего мира», в частности, призывая противопоставить «начетническим учебникам» сложившейся системы по-ленински живое творчество масс. (см. … М.: Политиздат, 1988, с.62). Поскольку нынешний застой в России напоминает застой в СССР, высокое обращение советского времени не потеряло своего значения.
     Основное положение марксистского исторического материализма состоит в экзистенциально-аксиологическом примате человеческой плоти над  духом. Необходимо, что дух во плоти живет для плоти, поскольку плоть без духа не способна ни существовать, ни развиваться. Если  дух – слуга плоти, то возникает вопрос, зачем воплощаться духу, раз это лишает его свободы? – Чтобы не просто жить, но жить со смыслом, интересом, играючи. – Есть ли общественный смысл в обычной игре с нулевой суммой? – Определение причин и исправление последствий допущенных исторических промахов – одно из правил мировой игры без нулевой суммы. – Как обнаружить причины промахов? – Играючи всерьез.
   Опыт построения социализма не только в СССР довольно убедительно показал, что гуманистическое общество может быть основано, но не может устоять на теоретической базе марксизма-ленинизма, которую составляет исторический материализм,  генетически выводящий  homo sapiens из животного мира с его смертельной борьбой за существование. Категорически отвергая любую религиозность с ярлыком глубокого невежества или злостного обмана, научно целесообразный анализ альтернативных воззрений на исторический процесс марксизмом был упущен. Основание исторического материализма  справедливо относят на счет Маркса, однако первые начала этого метода находятся у Платона.
   Исследуя историю средствами своей эпохи и традиции, античный мыслитель приводит миф о первых временах человеческого бытия в своем диалоге «Политик»: «Под управлением бога не существовало государств; не было также в собственности женщин и детей, ведь все эти люди появлялись прямо из земли, лишенные памяти о прошлых поколениях. Такого рода вещи для них не существовали; зато они в изобилии получали плоды фруктовых и любых других деревьев, произраставших не от рук земледельца, но как добровольный дар земли. Не имея одежды и не заботясь о ложе, бродили они большей частью под открытым небом. Ведь погода была уготована им благоприятная и ложе их было мягко благодаря траве, обильно произрастающей из земли. <…> Итак, если питомцы Кроноса, располагая обширным досугом и возможностью словесно общаться не только с людьми, но и с животными, пользовались всем этим для того, чтобы философствовать, если они, беседуя со зверями и друг с другом, допытывались у всей природы, не нашла ли она с помощью некой особой способности что-либо неведомое другим для кладовой разума, - легко судить, что тогдашние люди были бесконечно счастливее нынешних. Если же они, вдосталь насытившись яствами и питьем, передавали друг другу, а также зверям то, что ныне о них повествуется (по крайней мере таково мое мнение) следует полагать то же самое.» (271е – 272d)
   «Золотой век» сменился другим временем: «Итак, когда принявший нас в свои руки и пестовавший нас даймон прекратил свои заботы, многие животные, по природе своей свирепые, одичали и стали хватать людей, сделавшихся слабыми и беспомощными; вдобавок первое время люди не владели еще искусствами, естественного питания уже не хватало, а добыть они его не умели, ибо раньше их к этому не побуждала необходимость. Все это ввергло их в великое затруднение. Потому-то, согласно древнему преданию, от богов нам были дарованы вместе с необходимыми поучениями и наставлениями: огонь – Прометеем, искусства – Гефестом и его помощницей по ремеслу (прим. – Афиной), семена и растения – другими богами. И все, что устрояет и упорядочивает человеческую жизнь, родилось из этого: ибо, когда прекратилась, как было сказано, забота богов о людях, им пришлось самим думать о своем образе жизни и заботиться о себе…» (274b – d)
   Независимо от правдивости предложенной истории с ее античной и авторской спецификой, налицо две модели социальной реальности первобытного существования человека, которые позволяют заметить первые начала и причины экономической деятельности, а также ее принципиально  превращенный, отчужденный и принудительный характер.
   В естественной среде совершенного материального достатка квазикультурные нормы и ценности вещественно-трудовой производственной деятельности не могут появиться в отсутствие достаточных оснований. Из этого следует, что если действительно было «золотое время» райского человеческого существования, то его исход не может быть продиктован экономическими причинами. Если так, то экономико-материалистическое понимание истории, на котором зиждется марксизм, является сомнительным , и социальное противоречие, запустившее ход всемирно-исторического процесса, должно быть связано с каким-то иным дефицитом. Субъективно-индивидуальная свобода выбора полового партнера на фоне достоверных антропологических различий объективно вызывает искомый, внеэкономический дефицит,   полагая таким образом правдоподобное основание первоначальному социальному противоречию как необходимому условию исторической поступи. Существенно, что история начинает  ход не от осознания людьми их природных различий, а от оценки последних согласно  критериям добра и зла, критериям  добродетели в ее объективном, античном смысле  как добротности и благолепия. Первое социальное противоречие возникает в тот исторический  момент, когда люди начинают понимать, кто из них лучше, а кто хуже. Самыми строгими и необходимо субъективными судьями, в этой связи,  выступают женщины,  знающие свою долю при том, что лучшего потомства хотят все. Стихийное, первобытно-ненормативное разрастание конфликтов по малодушию и вымещению обид на тучной почве эмоционально насыщенных половых отношений - довольно  вероятная причина исхода начальных времен в результате  «изгнания из рая» как первой глобальной катастрофы, которая разрушила совершенные условия человеческого существования, положив начало экономической деятельности наряду с правовым порядком половых отношений, или институтом семьи. Классик марксизма-ленинизма  Ф. Энгельс полагал параллельное, синхроническое развитие семейных и хозяйственных связей, в то время как изначально они могли иметь и последовательный, диахронический генезис, что соответствует различным религиозным воззрениям на исторический процесс.
   Природная неприспособленность человеческой плоти к необходимой в новых условиях производственной  деятельности предопределила появление техники (греч. «технэ» - умение, искусство, ремесло) и механики (греч. «механэ» - хитрость, уловка, приспособление), орудий труда и порядка их применения к предметам из наличной среды обитания. Тяготы и лишения в новых, превращенных условиях  бытия обрекали людей на превращение их сознания, на общее нисхождение ценностных ориентаций. Первоначальный господин превращался в раба по марксистской формуле «бытие определяет сознание», теряя память о том, с чего все началось для  верного определения, что делать. Привитая хронической нуждой доминанта выживания формировала новую систему ценностей и основное направление исторического процесса с приматом материального над духовным, технического над гуманистическим, экономического над политическим, что твердо зафиксировал марксизм. Вместе с тем, историческая борьба с нуждой развивала технику производительных сил и сперва привела к экономическому, а затем и к политическому  расслоению общества на лжедуховную элиту и бездуховную массу с их как внутри- , так и межклассовой борьбой в целях закрепления или передела в свою пользу источников и средств к существованию.  Научно-технический прогресс так называемой цивилизации постепенно снижал общий накал противоборства всех против всех за счет дальнейшей деградации бессловесной природной среды, что теперь угрожает новой планетарной катастрофой, о вероятности которой давно предупредил «Римский клуб». 
   Данный, более сложный  и более этический взгляд на историю потенциально способствует разрешению глубоких мировоззренческих противоречий между религией и наукой, идеализмом и материализмом, гуманизмом и реализмом, сознанием и бытием, надстройкой и базисом, полагая таким образом новую научно-идеологическую основу общественного единства и согласия.
   Выступая не только мировоззрением, но и практическим методом освобождения людей от гнета эксплуатации и всякой формы отчуждения путем развития производительных сил и общественной собственности на средства производства, марксизм полагал, что этого будет достаточно для стойкой мотивации большинства к уверенному движению всего человечества к светлому будущему как «царству свободы». Советский опыт с его массовой уравниловкой, элитарными привилегиями и валовым принципом командно-бюрократического управления  продемонстрировал ошибочность данного положения. Идейно-политическая обработка масс к их трудовому подвигу не увенчалась конечным успехом по той причине, что люди не желают жить только будущим днем. Стойкое продвижение трудового фронта требует регулярной подтяжки тылов. Если жизнь не улучшается сегодня, с чего ей улучшиться завтра? Никакая пропаганда не сломит такой позиции, поскольку каждый живет здесь и сейчас. Вынув исторически отбитую карту трудового героизма под абстрактным  лозунгом  живого творчества масс, застрельщик советской перестройки был фактически высажен из-за стола большой политической игры с  клеймом мошенника, однако ценою великой сдачи ранее завоеванных советским и досоветским обществом рубежей. Это еще одно свидетельство в пользу древней политической мудрости, когда формально-светское руководство сопровождается неформально-духовным соучастием, на чем настаивал и Платон. Живое творчество масс в такой запутанной сфере, как политика  –  дилетантизм и шарлатанство, которые по-своему проявляют нынешние власти не только России. Вместе с тем, история не стоит на месте; и то, что раньше выступало исключительным  предметом  интуиции  разреженных сфер, ныне выводится в демократический дискурс.
   Идущая от Азиатского способа производства идея многоукладной экономики сегодня нуждается в рациональной и социально ориентированной модернизации, согласной с марксистским положением о свободном развитии каждого как условии свободного развития всех. Общенародный сектор производства очевидно целесообразен в случае длинных и разветвленных технологических цепей с глубокой переработкой сырья и сложносоставной продукцией. Там, где в одиночку или малой, вполне обозримой группой никак не справиться, собственность должна быть общественной, в ином случае - частной. Социально-экономическая политика государства должна быть направлена на неуклонный рост технологически оправданного частного сектора с тем прицелом, чтобы сокращать во всех видах деятельности долю наемного, подневольного труда. Без этой тенденции человеческая свобода и гуманизм общественной жизни –  буржуазный обман или пролетарское слабоумие. Суть человеческой свободы - не в абстрактном осознании необходимости, но в адекватной бытию экзистенциальной автономии, которая не достижима без  достаточно высокой экономической автаркии. Сравнительная технологическая простота сельхозпроизводства и первостепенное значение продуктов питания для человеческой жизни обеспечивает реалистичность такого пути гуманистического освобождения вкупе с законодательным закреплением идеи родовых поместий.
   Известный исторический опыт определенно указывает на жизненную необходимость выправления квазикультурного перекоса в методах ведения и формах организации хозяйственной деятельности путем планомерного перехода от экономики искусственной, технократической к экономике естественной, физиократической, от идеала семейной монополии к идеалу семейной автаркии, при этом предусматривая конечный общественный идеал как царство свободы  в полном упразднении экономической, в корне насильственной жизни, что не может быть достигнуто до тех пор, пока сохраняется потребность в технике, пока условия природной среды не приведены в полное соответствие с естественными способностями и потребностями  человеческой природы. Прагматически очевидно, что техника на службе человеку нуждается в дальнейшем развитии единым путем объемно-весовой минимализации, структурной симплификации, функциональной универсализации, операционной автоматизации и энергетической автономизации, что требует дальнейшего научного проникновения в глубины устойчивых материальных форм и их физических преобразований. Научно-технический прогресс такого плана позволяет снижать опасную экологическую нагрузку в комплексе с ростом экономической самостоятельности лиц как осязаемого фактора их подлинного освобождения.
   В заключение стоит обратиться к широте и цельности мифологического взгляда на общество как  единое общение людей со всем миром. Узкая, начетническая трактовка понятия общества не позволяет постоянно иметь в виду, что отношения людей с окружающим  миром  зримо отражаются на их отношениях между собой. Примечательно, что русское слово «мир» синтаксически отождествляет обе трактовки понятия общества, полагая их неразрывную связь.
  






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.09.21 01.04.31ENDTIME
Сгенерирована 09.21 01:04:31 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2799687/article_t?IS_BOT=1