Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

из протокола допроса немецкого специалиста после его репатриации из СССР в Германию

Что больше всего впечатлило меня в русских их bedürfnislosigkeit: (нетребовательность нем.) они удовлетворяются настолько малым. Скученность, кажется, не беспокоит их, так как их жизнь проходит больше вне дома. У русского, как правило, есть только та одежда, которую он носит на себе; и, как было отмечено выше, если у него есть гвоздь на стене, на который он может повесить ее, то, ложась спать, он, кажется, доволен. Большинство из них так привыкли к условиям малого достатка, что не могут представить какой-либо иной стиль жизни.

Мы жили, конечно, гораздо лучше, чем средние русские, которые официально могли претендовать лишь на восемь квадратных метров жилой площади, а в действительности имели гораздо меньше. Но русские не жаловались на скученность. Я часто, в самом начале, расспрашивал русских рабочих на заводе, как они могут обходиться такой небольшой жилой площадью и неужели им не хочется немного больше личного пространства. Они только пожимали плечами и говорили, что им достаточно места для гвоздя, чтобы повесить одежду на ночь, и для кровати. Я спросил одну из девушек, что будет, если она захочет поставить шкаф в углу, а соседка в комнате будет возражать. Она ответила: "Тогда не будет шкафа в углу". Что поразило меня в этих русских, так это их способность так или иначе обходиться столь малым домашним комфортом.

* * *

Русские также не очень сильно страдали от того, чего мы боялись больше всего под советским режимом: внезапности несчастья, или вообще перемен. Внезапное исчезновение друзей, внезапное разрушение планов из-за какой-то прихоти властей - это были вещи, к которым мы никогда не смогли бы привыкнуть. Русских, похоже, то, что может случиться, не волнует ни в малейшей степени. Однажды, когда мы ехали на открытом грузовике до железнодорожной станции, то произошла задержка из-за несчастного случая на дороге перед нами. Русская женщина перебегала дорогу перед другим грузовиком, и была сбита насмерть. Мы, немцы, были очень шокированы этой аварией, но русские, которые были с нами, равнодушно сказали: "Почему ты так переживаешь? Frau kaput; есть другие, которые займут ее место".

* * *

Это русское безразличие к условиям, в которых они живут, можно объяснить, возможно, двумя вещами: Они не осознают тот факт, что все может быть по-другому, и тем, что советская пропаганда работает настолько хорошо. Советская пропаганда постоянно и систематически играет на страхах советского народа перед новой войной. Из-за своего незнания внешних условий они готовы принять практически любую пропаганду.

Я бы сказал, что люди в возрасте до 40 лет, определенно не против режима. Есть некоторые пожилые люди, которые говорят, что все раньше было лучше, но люди, которые не знали российских условий до революции, лояльны к своему правительству. В случае войны лояльность людей будет неоспоримой. Мы должны поблагодарить Германию за эту ситуацию. Опыт угнетения немцами советского народа заставил их решить, что, если им суждено быть угнетёнными, то лучше быть угнетенными русскими, чем иностранцами.

* * *

Двое наших детей пошли в русскую школу [...] Учителя имели лишь самое элементарное образование. Казалось, что почти всем, кто умеет читать и писать, в Советском Союзе разрешалось преподавать. 

Это, однако, не самый серьезный недостаток их системы образования. 

Детей не учат рассуждать о проблеме, но просто заставляют выучить наизусть материал из учебника. Учителя даже таких специальных предметов, как математика и естествознание, знали о своем предмете не больше, чем то, что они прочитали в учебниках. Например, моя дочь изучала ботанику. Я немного знаю ботанику и использовал время наших прогулок по лесу, чтобы учить ее. Однажды мы нашли дерево фундук в цвету, и я показал дочери разницу между цветками мужского и женского пола. Она решила, что будет интересно принести их в класс ботаники. Она отломила образцы двух видов цветов и взяла их в класс на следующий день. Она была очень разочарована, когда обнаружила, что учительница не проявила никакого интереса и даже не знала, что существуют два вида цветов фундука.

С другой стороны, детей держали очень занятыми, и они редко имели свободное время после обеда или вечером. Всегда были уроки, которые надо было учить. Весь процесс был чисто механическим, и ничего не делалось, чтобы обучить детей думать самостоятельно. Количество материала, выученного этом механическим способом, однако, было огромным.

Российские технические специалисты, с которыми мы встречались в Советском Союзе были хорошей иллюстрацией результатов такой системы обучения. Они всегда знали много фактов и могли лучше, чем немцы, написать математическую формулу или вспомнить законы физики. Однако они были не способны к критическому мышлению, и их знания правил и формул не были подкреплены каким-либо практическим опытом. 

Ни один из российских специалистов не хотел заниматься лабораторными экспериментами. Они просто сидели за столами и рассчитывали все на бумаге. Там же, где лабораторные работы были необходимы, специалисты поручали их лаборантам. Их не беспокоило это.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.11.18 00.20.57ENDTIME
Сгенерирована 11.18 00:20:57 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2804265/article_t?IS_BOT=1