Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

завтра , Вторник 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

О революции, рабочем классе и советском народе


О революции, рабочем классе и советском народе

« Я достаю из широких штанин

дубликатом бесценного груза.

Читайте, завидуйте, я - гражданин

Советского Союза.» (с)


.

Кто-то рассказывает про полярного лиса, а я решил рассказать про морскую свинку, которая совсем не морская и совершенно не свинка.

За последние годы слово революция и связанные с ним словосочетания снова прочно вошли в обиход как пишущих, так и соответственно читающих людей в России. И причиной этого являются не только юбилеи двух революций, но и заметное нарастание в обществе противоречий, связанных с эффективным менеджментом бенефициаров от раздербана СССР, мечтающих стать и где-то уже даже ставших «добропорядочными буржуа» и почти капиталистами.

Само собой, этот общественный запрос улавливается не только ее, революции, историками и новыми буревестниками, но и властью, что особенно ярко ею было продемонстрировано за последние пару недель, как через создаваемые информповоды, так и через сетку телевещания, где нам без устали, различными способами и средствами, в довольно сжатые сроки, пересказали все мифы о революции и революционерах, накопившиеся за последние сто лет, что может свидетельствовать лишь об одном; в курсе «тренда» и нынешние «гегемоны», и пригорает у них от него довольно явственно, что показали нам, в частности и события вокруг несостоявшейся, но назначенной «революции» Мальцева и другие явления, включая затронутую выше массированную и «ковровую» промывку мозга «дорогих россиян».

И в этом ключе я хотел бы затронуть одну важную, я бы сказал базовую, составляющую этого назревшего общественного дискурса.

Речь идет о содержании описываемого термином «революция» явления и его соответствия нашим реалиям, в рамках того метода, который его не только объективно описал, но и позволил претворить в жизнь

Для того, чтобы проиллюстрировать один из связанных с этим моментов, возьмем для примера цикл статей т. Русина, посвященных данной тематике.

Что мы там можем увидеть?

То, что автор, разбирая вопрос о возможности революции в России, ее вероятных причинах и предполагаемых способах свершения, в качестве одного из примеров революции, рассматривает «революцию» 1991 года» и способ ее «совершения», названный им «верхушечным».

Начнем с последнего.

«Верхушечные» революции были разобраны и заклеймены еще при жизни авторов «Манифеста» в рамках критики взглядов Огюста Бланки и бланкистов, о чем я помню еще из курса новой истории и обществоведения, преподававшихся в советских школах. Если я здесь ошибаюсь или что-то путаю, более знающие коллеги, думаю, поправят и дополнят.

Сегодня этот способ смены власти без смены содержания общественных отношений, как правило, называется «цветной революцией», ничего общего с настоящей революцией не имеющий, ровно также, как морская свинка не имеет его с морем и поросятами, но являющийся, в некотором роде, её, революции, антитезой.

Далее.

Социальная (в отличии от физической, биологической, научно-технической) революция, это способ перехода от исторически изжившей себя общественно-экономической формации к более прогрессивной, коренной качественный переворот во всей социально-экономической структуре общества. (БСЭ)

Таким образом, 1991 год, как по механизму реализации, так и по своему регрессивному содержанию не может быть определен как «революция», поскольку никакого «верхи не могут, низы не хотят» не имело места в позднем, горбачевском СССР.

Напомню, что писал по этому поводу В.И. Ленин:

«Для революции недостаточно того, чтобы низы не хотели жить, как прежде. Для нее требуется еще, чтобы верхи не могли хозяйничать и управлять, как прежде». («Маевка революционного пролетариата», 1913 г.).

Да, «верхи» в позднем СССР, может быть, в некоторой, особо активной их части, не хотели жить по старому, но, что касается «низов» или советского общества, то о нем сказать, что оно не хотело «жить как прежде», можно лишь с большой натяжкой и превеликими допущениями, что подтвердил референдум 17 марта.

Итак, «революция 1991 года»:

- не является переходом от исторически изжившей себя общественно-экономической формации к более прогрессивной. Думаю это настолько очевидно, что не требует дополнительного разбора;

- не содержит в себе ленинского условия о верхах и низах.

Что же тогда это такое?

Лично я твердо убежден, что 1991 год, это реставрация , которую, с большими натяжками, можно определить как контрреволюцию, но никак иначе.
И следовательно мы имеем дело не с определенными, объективно возникшими базисом и надстройкой, не соответствующими по своему содержанию ни одной из предшествующих формаций, но с временным и нелегитимным присвоением власти и общественной собственности определенными реакционными силами из числа лиц и органов власти, принимавших в этом прямое участие.

Установив все вышеперечисленное, в данном контексте, мы не можем говорить о революции в рамках обсуждения событий 1991-1993 г.г. вообще, а можем лишь о контрреволюционных действиях, а в отношении них, только и непреложно о восстановлении, освобождении страны, через устранение контрреволюционных условий и элементов, как из базиса, так и из надстройки.

При этом стоит отметить следующее.

Данные элементы не являются естественным продуктом становления и развития буржуазной общественно-экономической формации, но лишь мимикрируют под таковые, копируя определенные, присущие последней черты, поведенческие приемы (с разной степенью успешности, как правило очень негодной ) и их надстроечные институты, начиная с ветвей и заканчивая «милиполицией».

Это примерно то же, что произошло вследствие 18 брюмера Луи Бонопарта (кто у нас в роли Луи, думаю разъяснения не требует), а в воссоздании классового, буржуазного статус-кво, это напоминает нам то, что случилось в революционной Франции начала 19 века, в результате деятельности Наполеона Бонопарта, когда вчерашние революционеры внезапно (в гораздо меньший срок, нежели в нашем случае, что более логично в рамках исторических процессов) мимикрировали под феодальную аристократию, став по воле нового императора королями, графами и герцогами.

Что касается социалистической революции, то она уже произошла в России ровно как сто лет тому назад и никаких оснований говорить о новой социалистической революции, применительно к России или иным постсоциалистическим государствам нет.

Это может быть справедливым и уместным в рамках обсуждения дальнейшего развития тех стран и народов, которые этот переход от капитализма в социализм еще не сделали и которым он неизбежно предстоит в рамках перехода всего человечества из капитализма в коммунизм, события вероятностного, оголтело и фукуямисто оспариваемого, но в логике формационной материалистической теории рано или поздно неизбежного.

То есть мы если здесь и споем, то споем только одно:

«Есть у революции начало, нет у революции конца» (с) и в рамках этого тезиса социалистическая революция в СССР не окончена, но диалектически продолжается и сейчас, находясь в своей нисходящей, контрреволюционной фазе.

Так о какой же «новой социалистической революции» в России, рассказывают нам новые постсоветские марксисты и коммунисты?

Получается ни о какой, о некоей эфемерной сущности, живущей в их головах, но отсутствующей в реальности, нечто вроде единорога и горгульи, которую они пытаются оживить заклинаниями, подобно одному из героев рассказа Роберта Шекли.

Так это же Бубль-Гум идеализм!

Ну, вот и я о том же.

***

Теперь настало время коснуться пролетариата или рабочего класса современной России и всего постсоветского пространства.

Если говорить о пролетариате, его существовании и деятельности, как в СССР, так и в постсоветском бытии, его классовом содержании, то уже неоднократно отмечалось разными людьми и в разных контекстах, что «пролетариата», как класса, не было в СССР уже в тридцатых годах прошлого века, что констатировал, в частности, И. В. Сталин в одной из своих речей в рамках обсуждения проекта Конституции СССР 1936 года и о чем, также неоднократно, упоминалось, в том числе, в работах и речах Т. М. Хабаровой (Съезд граждан СССР).

Таким образом, применительно к современной России, можно говорить только лишь о советском (постсоветском) рабочем классе, находящемся в фазе (говоря словами Маркса) той самой французской революции времен Луи Бонопарта, когда «революция движется, таким образом, по нисходящей линии» (с).

Подобный процесс происходит и сейчас на всём постсоветском, фрагментированном пространстве, происходит не одномоментно, но поступательно и непреложно, в рамках той самой идеологии контрреволюционных сил, когда советский рабочий класс превращают в подобие пролетариата XIX века, путем постепенного но неизбежного отъема, сначала собственности, а затем и прав, одного за другим.

То есть, если в рамках буржуазного государства пролетариат постепенно и упорно свои права отстаивает и завоевывает (с разной степенью успешности и никогда окончательно), то в рамках нашей контрреволюционной действительности завоеванные, в прямом смысле слова и гарантированные Конституцией социалистического государства права, отнимаются и дезавуируются.

Но советский рабочий класс до сих пор не стал пролетариатом прошлого века и вряд ли когда-то им станет.

А потому никакой пролетариат не может быть здесь и сейчас субъектом чего бы то ни было.

Мы имеем сейчас (как и четверть века назад) один субъект, - советский рабочий класс, в лице всей массы наемных работников, временно лишенный собственности и советской власти, выступающий в форме советского народа, новой исторической общности, против которого и направлена вся масса имеющихся в руках бенефициаров этой реставрации средств и способов борьбы.

И это же является причиной и условием всей безуспешности идеологической пропаганды, проводимой в среде рабочего класса левыми, коммунистическими организациями, поскольку советский рабочий класс, сохранивший в своем сознании, безусловно, многие черты предшествующих поколений, начиная с мещанства и заканчивая частнособственническими инстинктами, на протяжении как минимум трех предшествующих поколений претерпел огромные изменения в сознании, когда он отучился от классовой борьбы, ушедшей с авансцены истории уже в тридцатых годах XX века в советской стране, когда его интересы, в основном достойно и бескомпромиссно, отстаивал его авангард, - коммунистическая партия и его государство, в лице его органов и должностных лиц, а все невзгоды и лишения, которые ему пришлось пережить касались именно отстаивания его завоеваний, как от врагов внутренних так и внешних.

И именно следствием этого являются и голодовки обкраденных рабочих и плакаты «Путин помоги» и преобладающие в общественном сознании конструкции про «хорошего царя и плохих бояр» и про «а Путин то и не знает», потому что сегодняшний, все еще по своей природе советский рабочий класс, до настоящего времени продолжает ассоциировать новое контрреволюционное государство со своим, советским и социалистическим и до конца пока не осознал, что все его сегодняшние лишения не результат борьбы за его права и неусыпной заботы об его интересах, а совершенно обратные по содержанию процессы, в которых вся патриотическая и отеческая риторика, как и некоторые анальгетики, в виде кредитных плюшек должностных лиц этого государства не более чем пустая фразеология и демагогическая манипуляция, для достижения и сохранения только одного результата власти и собственности в руках его бенефициаров.

Путину «Бонапарту хотелось бы играть роль патриархального благодетеля всех классов»* (*Карл Маркс, «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта»).

И только для этого же сохранения своего положения новыми «гегемонами» проводится болоньизация услуги по имени «образование», достаются из ларцов и оттираются от пыли патриархальные и религиозные скрепы и делаются иные, столь же показательные, манипуляции.

В настоящем есть лишь один субъект, который не только находится в своем праве, но и совершенно четко осознает детали новой реальности и способы их изменения.

Это советский народ, состоящий из огромного числа наемных работников, составляющих в целом тот самый советский рабочий класс, слухи о смерти которого как минимум преждевременны и ложны..


И именно он, советский народ, по моему мнению, будет определять содержание возможных в будущем изменений.

Что касается социализма и СССР, то «все перевороты усовершенствовали эту машину вместо того, чтобы сломать её».* (* там же).

***

Заканчивая, хочу поздравить всех советских людей со столетней годовщиной Великой Октябрьской Социалистической Революции, которая есть не только повод для торжеств но и напоминание о том, что сделано и достигнуто и что еще необходимо сделать в будущем.



 





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.06.17 06.26.54ENDTIME
Сгенерирована 06.17 06:26:54 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2858125/article_t?IS_BOT=1