Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Новые санкции против российского ВПК


В конце октября 2017 года Государственный департамент США опубликовал список из 33 российских военно-промышленных компаний, с которыми с конца января 2018 года запрещаются любые существенные, по мнению Государственного департамента, сделки. Это сделано в рамках принятого несколькими месяцами ранее закона о противодействии противникам Америки (Countering America's Adversaries Through Sanctions Act of 2017, CAATSA). Сам закон стал ответом на дальнейшее ухудшение российско-американских отношений, связанное, в том числе, с вмешательством Кремля в американские президентские выборы. Закон расширяет секторальные санкции, введенные против российского ВПК еще в 2014 году — теперь они касаются не только американских граждан и компаний, а действуют применительно ко всем.

Что под ударом

В фокус внимания США попали производители систем противовоздушной обороны, ракетных комплексов («Искандер» и др.), крылатых ракет, дизель-электрических подводных лодок, самолетов, вертолетов и авиадвигателей, высокоточных боеприпасов, стрелкового оружия и бронетехники. Интересно, что в список включены как материнские, так и дочерние компании. Например, «Алмаз–Антей» (системы ПВО и крылатые ракеты) является материнской компанией для НИИ им. Тихомирова, ОКБ «Новатор», Долгопрудненского научно-производственного предприятия и Машиностроительного завода им. Калинина. Внесенная в список государственная корпорация «Ростех» также является материнской для многих других включенных в него компаний.

Все это означает, что Вашингтон не ставит целью давить одновременно на десятки и сотни российских военных заводов. Своими санкциями он в первую очередь давит на юридические лица, контролирующие основные финансовые потоки военно-промышленного комплекса. Это «Ростех», «Алмаз–Антей», Объединенная авиастроительная корпорация, Объединенная судостроительная корпорация и ряд их дочерних компаний. Важно, что в число последних входит «Рособоронэкспорт», монопольный поставщик российских вооружений на мировой рынок.

Однако конкретные заводы в списке все же есть. Они производят системы ПВО, крылатые ракеты, тактические ракетные комплексы и дизель-электрические подводные лодки, являющиеся носителями крылатых ракет. То есть речь идет о производителях наиболее передовых систем обычных вооружений, которые есть у России (правда, в американском списке оказались заводы, производящие стрелковое оружие, но это больше похоже на символический шаг). Применительно к таким заводам основная задача США — ограничить развитие ключевых звеньев в цепочке производства наиболее продвинутых вооружений.

Крупнейшей по объему экспортных поставок российской военно-промышленной компанией является упомянутый выше «Алмаз–Антей». И дело здесь не в попытках ограничения конкуренции на мировом рынке вооружений. Российские и американские производители систем ПВО вообще не конкурируют друг с другом, т.к. подобные системы американцы поставляют только союзникам. Повышенное внимание Вашингтона к этой российской компании обусловлено еще и тем, что поставки современных средств противовоздушной и противоракетной обороны режимам вроде иранского и сирийского усиливают риски региональной нестабильности.

Издержки в производстве оружия, на которое делает ставку Кремль в противостоянии с Западом и в превращении России в своеобразную крепость, будут только расти. И хотя экспорт российских вооружений вряд ли серьезно пострадает, но у американцев появится возможность влиять на крупные сделки. К тому же новые санкции создают для Москвы еще ряд проблем.

Специфика санкционного механизма

Конфронтация с Западом, продолжающаяся уже почти четыре года, и так поставила крест на большинстве проектов сотрудничества между российскими военно-промышленными компаниями и западными фирмами. Тем не менее, оборонные предприятия в России все еще используют европейские и американские станки, которые как минимум нуждаются в сервисном обслуживании, а также закупают западные комплектующие для своей военной и гражданской продукции. И если отказы в поставках этих комплектующих случались и до принятия CAATSA, то вскоре компании из американского списка столкнутся с полноценным эмбарго.

Но главная проблема, с которой сталкивается сейчас Россия, — это неопределенность нового санкционного механизма. Правда, логика этого механизма поддается анализу. Например, компания «ВСПМО–Ависма», принадлежащая включенной в список корпорации «Ростех», является основным поставщиком титана для Boeing и Airbus. Здесь можно с полной уверенностью говорить, что все контракты останутся в силе. Дело в том, что платежи по этим контрактам идут непосредственно в титановую компанию, минуя материнскую госкорпорацию.

При этом механизм санкций, заложенный в американском законе, грозит ударить не только по внешним связям военно-промышленных компаний России, но и по их российским посредникам. История с турбинами Siemens, которые в обход санкций были поставлены в Крым, хорошо демонстрирует классический способ обхода санкций — использование фирм-посредников. Теперь такие фирмы сами рискуют оказаться под санкциями. Конечно, это не означает, что никаких лазеек для обхода CAATSA не будет, но экономическая и политическая стоимость таких лазеек возрастет.

Игра на противоречиях и уход в «подполье»

Судя по холодному недовольству, которое выразила Москва в связи со всей этой историей, там к этому готовились как минимум с лета, когда и был принят закон CAATSA. У Кремля в запасе есть пара доступных инструментов.

Во-первых, это использование союзников и партнеров США для достижения своих целей, а также игра на региональных конфликтных ситуациях. История с попыткой продать Турции партию комплексов ПВО С-400 хотя еще и не закончилась, но она показывает, что Москва всегда постарается вбить клин в образовавшуюся трещину в отношениях. Несколько иная ситуация с Индией. Эта страна является сегодня главным покупателем российских вооружений и одновременно — одним из ключевых американских партнеров в сдерживании Китая.

Это же, пусть и в меньшей степени, относится к Вьетнаму. На Ближнем Востоке ситуация аналогичная: декларируя близость к Ирану, Россия в военной сфере сотрудничает со многими арабскими странами, которые воспринимают Иран в качестве вероятного противника. Тем самым Москва создает для Вашингтона трудности в применении CAATSA. И будет создавать их впредь.

Во-вторых, Кремль, вероятно, постарается расширить шпионскую работу, чтобы получить доступ к зарубежным военным технологиям, оборудованию и комплектующим. Безусловно, это происходит и сейчас, однако новые ограничения стимулируют усиление нелегальной активности. И, по всей видимости, все больше сил будет вкладываться в промышленный кибершпионаж. Поскольку потренировавшись в применении грубой силы в сети, Москва неизбежно будет совершенствовать возможности скрытого присутствия и перехвата информации.

С принятием CAATSA у Москвы появились дополнительные стимулы играть на грани или за гранью фола. Это требует от США и Запада в целом проявления последовательной жесткости в реализации своих санкций.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.11.24 12.00.47ENDTIME
Сгенерирована 11.24 12:00:47 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2859306/article_t?IS_BOT=1