Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

24 Дек, Воскресенье 19:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

О царских и церковных репрессиях


У кого нет времени слушать всю беседу - под видео сокращённый текст беседы.
Кто хочет только суть темы - читайте то, что выделено жирным шрифтом.

https://www.youtube.com/watch?v=uzYV3i7R6VA

-- А вот вопрос у меня такой созрел.  Как-то в детстве изучал я русские пословицы и поговорки. Я достаточно маленький был, класс 6-7. Обратил внимание, что про наших служителей культа хороших пословиц и поговорок почему-то нет.  Когда я стал взрослым, я подумал: “Возможно, это происки большевиков, составлявших пословицы и поговорки”. Стал искать в других местах, без большевиков. И там нет. Это почему так? 

-- Нам очень часто сегодня рассказывают о том, какая трагедия была Гражданская война в XX веке. 1920-е годы, 1930-е годы.  Безусловно, трагедия.  И никто, в общем-то, не отрицает, что время было сложное. Но за всем этим забывается одно, и хотелось бы на это  обратить внимание.  Почему во время революции случилась такая трагедия с русской церковью  и со всей этой правящей элитой, к которой эта  архиерейская прослойка принадлежала?  Почему, как это так, на ровном месте?  Нам говорят, что приехали какие-то люди.  Которые сбили с толку православно настроенных, замутили сознание  русским людям.  В итоге случилось то, что случилось.  Поэтому это трагедия, это катастрофа.  На фоне этого возникает очень интересный вопрос.  Если мы посмотрим от XX века и пойдём ниже, к истокам...  Вглубь.  Тогда выясняется другая картина.  На самом деле трагедия в отечественной истории  была.  И была очень большая.  Гораздо больше, и крупнее, если так можно сказать,  чем то, к чему сейчас привлекают наше внимание, то есть,  к XX веку.

На самом деле крупнейшая гражданская война в нашей стране, она была во второй половине XVII века и даже чётко можно очертить её хронологические рамки.

Начало - это работа Большого церковного Собора 1666-1667 годов. И хронологический этап окончания  гражданской войны, это стрелецкий бунт 1682 года.  Когда Петра чуть не растерзали десятилетнего. Почему 1666-1667 годы?  Раскол, как мы знаем, произошёл формально в 1654 году.  Но тогда ещё не было до конца населению ясно, что происходит.  Потому, что это все проводил патриарх Никон, это по его  почину было сделано. О том, что ничего не вернётся, никогда уже, стало ясно  для всех после Собора церковного, о котором мы говорим, 1666-1667  год.  Собственно говоря, население, в большем своём количестве,  надеялось, что на этом Соборе и произойдёт реабилитация  русской церкви.  Что вот эти “Никоновские новины”, как их тогда называли,  будут отброшены.  И надежды возлагались большие на этот Собор.  Но получилось всё наоборот.  По словам церковного историка XX века Карташева Антона  Владимировича, на Большом Соборе всю Московскую церковь усадили  на скамью подсудимых. То есть, не реабилитация, а полное осуждение.

И когда факт, что “Никоновские новины” навсегда, стал очевидным для огромного числа населения,  вот тут и началось то, к чему применимо название  “гражданская война”. 

Раскол и появление  никонианства произошли практически в одно время  с окончательным закрепощением крестьян.  Соборное Уложение 1649 года полностью лишило крестьянина  свободы передвижения, навечно прикрепив его к тому поместью,  где он находился.  Иными словами, крепостное крестьянство фактически  перевели в разряд личной собственности господ.  Более того, царь Алексей Михайлович учредил бессрочный  сыск.  Отныне, сколько бы лет ни прошло, крестьянина, вырвавшегося  из крепостнического капкана, предписывалось искать  и возвращать бывшему хозяину. причем эта мера распространялась  и на потомков беглеца.  Таким образом, простонародью, низведенному до полурабского  состояния, была нанесена глубочайшая социально-психологическая  травма.

То есть, эта гражданская война, о которой я говорю,  она имела и социальный оттенок, протест против  закрепощения, и религиозный, протест против никонианства.

Ситуация была очень наэлектризована. Фактически, с конца 1660-х годов  и до 1682 года, десять с лишним лет , это было тревожное  время, когда решалась судьба династии Романовых и судьба  той церкви, которую они сконструировали. И последний аккорд этой ситуации, это и был тот самый стрелецкий бунт 1682 года.

Не просто никонианская церковь победила.  Победила та система, которую никонианская церковь освящала.  Это система Романовской власти. Эта прослойка вместе церковью встала  в положение, когда по отношению к народу они представляли  собой колониальную администрацию.  Вот так же, как англичане вели себя в Индии. Французы в своих колониях. Или там испанцы в Южноамериканских колониях.  Примеров масса.  А чего они хотели?  Того же, чего англичане, испанцы, французы. 

Романовы хотели превратить огромную страну и огромное население,  состоящее из самых разных народов, в источник своего благосостояния и своих детей.

Но, самое главное, началось бегство от этой никонианской  действительности.  Огромная часть населения сделала для себя выбор:  “Валить отсюда надо”.  Поэтому бегство населения пошло по всему периметру  страны. Во все стороны.  В Сибирь, в Речь Посполитую бежали.  В Турцию бежали.  Самое главное, нужно было уйти, отстраниться от этой  власти.  Потому, что было объявлено, что вся эта царская власть - это “Антихристово семя”.  И все эти представители церковные как раз обслуживают  это “Антихристово семя” - это слуги Антихриста. 

В итоге этой гражданской войны на 20 процентов уменьшилось количество населения.

Петр I столкнулся с уменьшением податей. И он очень сильно этим был озабочен.  И первая ревизия совпадает с его указом по отношению  к раскольникам, как их называли. Петр I сказал: “Хватит, так дело не пойдет.  Давайте мы вообще всех раскольников легализуем.  Делаем им предложение.  Ничего не будет, платите двойной оклад."  Вот положено православному столько платить, а ты плати  в два раза больше.  И всё, тебе ничего не будет.  Провели это.  Не работает. Пётр решился после этого на интересную идею, о которой  надо сказать. “Всё, терпение у меня кончилось.  Вызываем войска.  И по всем пограничным заставам выводим войска, чтобы они  отлавливали убегающих”.  То есть даже тогда ещё продолжали бежать.  В этом указе от 8 марта 1723 года, фактически признано, что войска выводятся  для того, чтобы быть обращенными вовнутрь, как будто враг  находится внутри, а не вовне.

Если мы вспомним Анну Иоанновну, то там карательные экспедиции  были.  Причём такие экспедиции были две, которые устраивала  Анна Иоанновна в 1734 году. Это “выгонка с Ветки”.  Те староверы, которые бежали на запад и там, в лесах,  основывали деревни.  Ветка вся была заселена русскими людьми.   Анна Иоанновна сначала кинула пряник о свободе  возвращения: “Приходите все сюда, возвращайтесь.  Освобождаем от всех наказаний, но нужно церковное покаяние”.  Глухо в ответ.  И тогда после этих указов о свободе возвращения беглецов,  и солдат, и мещан, и крестьян, все категории перечисляются,  она решилась на эти карательные экспедиции.  Когда по стране пошли отлавливать всех  беглых, и конечный пункт была эта Ветка.  Территория Белоруссии современной, это известная  территория у них.  И там народ отлавливали, делали это они очень эффективно,  надо признать.  Их два было таких похода карательных.  За одну “выгонку” около 60 тысяч человек обратно  привели.  Это значительно по тому населению.  Налогоплательщиков привели, их мало интересовало что-то  другое. И эта проблема постоянно присутствовала вплоть  до Екатерины II. 

Это бегство людей из страны, этот отток населения превратился для Романовых в головную боль. 

И вот Екатерина II, в общем-то, поэтому её Великой и называют,  поняла, что что-то делать надо.  И её меры были довольно эффективны.  Во-первых, при Екатерине пошло резкое расширение  территорий страны, во всех направлениях.  Крым, актуальная тема сегодняшняя.  Разделы Польши.  Огромная колонизация Поволжья и туда дальше...  То есть, людей надо где-то брать.  Она очень серьёзно раздвинула.  И самое главное, она понимала, что если ты раздвигаешь  границы и хочешь, чтобы они закрепились, не надо  разгонять народ, который там находится.  И, кстати, она отменила в 1782 году то, что сделал  Петр I.  Петр I сделал двойной оклад, на который никто не отреагировал.  А Екатерина II сказала: “Никаких двойных окладов.  Вообще забудем об этом.  И вообще никаких учётных мероприятий религиозных  проводить не будем с 1782 года.  Давайте это дело закроем”. И, собственно говоря, она и дала старт такой политике  мягкой, которая продолжалась потом и при Александре  I.  Да и Павел I, всё-таки единоверие учредил - это такая фора, что будете самостоятельными, но все  равно под Синодом.  Это тоже никого не вдохновляло, но шаги такие навстречу появились. 

То есть, фактически мы видим, что вторая половина  XVII века - это катастрофа, которая нанесла огромную  рану.  И эта огромная рана, она очень долго не затягивалась. 

Поэтому, когда мы это сравниваем с теми бурными событиями  XX века, которые мы все знаем, мы забываем ту трагедию,  которая была в XVII веке.  А эта трагедия была неизмеримо больше по своим последствиям,  по своей сути.  Ведь фактически там была переиначена вся страна.  Вот та специфика,  особенность, о которой любят рассуждать многие,  особенно “западники”: “Какие-то вы не такие”.  Тут нужно говорить, что вся эта специфика родилась  из той трагедии, из того надлома второй половины  XVII века, который дал о себе знать и дальше, он не прошёл  за 10-20 лет.  Это очень серьёзно. 

Этот надлом на самом деле фактически создал две стороны.  Сторона правящей элиты, где церковь.  И всё другое население страны, которое жило под этим гнётом. 

И вот здесь мы подходим, Дмитрий Юрьевич, к тому,  с чего начали.  Этим мы и будем заканчивать.  Что такое 1920-е, 1930-е годы.  “Надругательство над церковью, вырезали лучших людей”.  Дворянскую прослойку.  Что это было?  Если рассматривать, как это делают, отдельно, да,  этому нет прощения, этому нет понимания. 

Но если мы то, что произошло в XX веке, встроим в канву  нашей истории, то мы поймём, что это была ответная  реакция за те 200 лет унижений, фактически геноцида, который эта Романовская прослойка вместе со своей церковью проводила методично. 

Иногда сильней, иногда поменьше, как Екатерина  II и Александр I.  Хотя смешно говорить, Екатерина II.  Да, религиозно она поступала мягко, а что было с крепостничеством,  если вспомнить?  Тут каждый слушатель вспомнит, и не только Салтычиху.  К людям относились как к рабам.  Людей продавали вместе с собаками, разницы большой  не было.  И что они после всего этого хотели?  Что им талоны на молоко будут выдавать после этого?  Конечно, та энергетика ненависти, которая копилась  в народных слоях от поколения к поколению, она и дала  себя знать.  Она и проявилась. 

Поэтому к чему я говорю?  Я говорю к тому, что события XX века, Сталинского периода,  как его любят называть, нельзя рассматривать изолированно,  если мы говорим об этом, как об историческом явлении. 

И когда люди воздвигаю стену скорби, да, можно их поддержать.  Но только в том случае, если к этой стене скорби присоединить всех погибших за эти 200 лет Романовского режима.  Вот стена скорби должна быть, но она должна  быть общей для всех нас. 

Это и есть наша история.  Её не отвергать, её нужно изучать.  А самое главное, рассказывать людям о ней.
-- Спасибо, Александр Владимирович.  Очень интересно.
--  Дмитрий Юрьевич, вам спасибо.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2017.12.15 11.34.17ENDTIME
Сгенерирована 12.15 11:34:17 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2885162/article_t?IS_BOT=1