Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

29 Янв, Понедельник 20:00

Архив вебинаров



Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Стратегия национальной безопасности Дональда Трампа



Дональд Трамп представил Стратегию национальной безопасности, наметившую путь укрепления экономического могущества США и повышения социального благополучия населения. Новая стратегия полностью соответствует требованиям современной международной обстановки и не имеет ничего общего с воззрениями его предшественников. Остаётся, чтобы весь состав администрации следовал по намеченному пути.

При президентах Джордже Буше мл. и Бараке Обаме Стратегия национальной безопасности основывалась на том, что США в то время были единственной сверхдержавой. Они вели непрекращающуюся «сетевую войну», концепция которой была разработана под руководством вице-адмирала Артура Цебровски, то есть последовательно уничтожали все политические организации в нестабильных регионах планеты, начиная с Ближнего Востока. Роль президентов состояла лишь в том, чтобы указать регион, где эта война должна вестись, а Объединённым командованиям обеспечить исполнение соответствующих инструкций.

Стратегия Национальной безопасности Дональда Трампа не имеет ничего общего с этими воззрениями. Она сохраняет некоторые мифологические элементы предыдущих мандатов, но при этом делается попытка вновь сделать США Республикой, какой они были в 1791 г. (то есть когда был принят Биль о правах), а не оставаться Империей, какой они стали после 11 сентября 2001 г.

Роль Белого дома, американской дипломатии и вооружённых сил теперь состоит не в том, чтобы доминировать над всем миром, а в том, чтобы защищать «интересы американского народа».

Сразу же после вступления в должность президент Трамп отмежевался от своих предшественников, осудив политику «смены режимов» и «демократических революций», проводимой начиная с Рональда Рейгана высокопоставленными чиновниками троцкистского толка. Он доказал свою приверженность realpolitik Генри Киссинджера, основанной на «суверенных нациях».

Читатель помнит, что ряд межправительственных агентств альянса «Пять глаз» (Австралия, Канада, Соединённые Штаты, Новая Зеландия и Соединённое Королевство) и организация Национальный фонд за демократию (National Endowment for Democracy) по-прежнему управляются троцкистами.

Дональд Трамп различает три типа трудностей, которым должна противостоять его страна: 
• Во-первых, соперничество с Россией и Китаем; 
• Во-вторых, противодействие со стороны «стран-изгоев» (Северная Корея и Иран) в соответствующих регионах; 
• И, наконец, нарушение международного права джихадистскими движениями и транснациональными криминальными организациями.

И хотя он, как и его предшественники, считает США воплощением Добра, он своих соперников, противников и врагов пытается понять и не демонизирует их.

Он воскресил лозунг «Америка прежде всего!» и положил его в основу своей политики. Исторически эта формула связана с поддержкой нацизма. Однако её изначальный смысл вовсе не тот. Вначале речь шла об отказе от атлантистской политики Рузвельта, состоявшей в создании совместно с Британской империей альянса по доминированию на всем миром.

Читатель помнит, что первый кабинет администрации Обамы предоставлял широкую дорогу Обществу пилигримов ( не имеет никакого отношения к Обществу «Мон Пелерин»), то есть частному клубу, возглавляемому королевой Елизаветой II. Именно этот клуб обеспечивал выход из финансового кризиса 2008 г.

Возврат к республиканским ценностям 1791 г. и независимость по отношению к финансовым интересам Великобритании Дональд Трамп намерен обеспечить с опорой на четыре столпа: 
• Защита американского народа, его родины и его образа жизни; 
• Процветание Соединённых Штатов; 
• Военное могущество; 
• Укрепление авторитета.

Таким образом, стратегия Трампа не направлена против соперников, противников и врагов. Она отражает его республиканские идеалы и приверженность к свободе.

Чтобы избежать недоразумений, Трамп подчёркивает, что хотя США являют собой образец для подражания, невозможно и нежелательно навязывать свой образ жизни другим, тем более что последний нельзя рассматривать как «неизбежную кульминацию прогресса». Для него международные отношения – это не царствование Соединённых Штатов над миром, а поиск «взаимного сотрудничества» с партнёрами.

Четыре столпа доктрины «Америка прежде всего!»

- Защита американского народа предполагает, прежде всего, восстановление границ (сухопутных, воздушных, морских, космических и киберпространства), которые глобалисты постоянно разрушали.

Границы служат не только для обеспечения заслона, препятствующего проникновению террористических и криминальных группировок, использующих оружие массового поражения, и распространению пандемий, но и для сдерживания ввоза наркотиков и въезда в страну нелегальных иммигрантов. В отношении киберпространства Дональд Трамп считает необходимым сделать Интернет безопасным, отдавая предпочтение поочерёдно службам Национальной безопасности, энергетике, банкам, здравоохранению, связи и транспорту. Однако всё это пока только на словах.

При Ричарде Никсоне борьба с наркотиками велась селективно и направлена она была не на то, чтобы снизить их поток, а на то, чтобы переориентировать его на определённые этнические меньшинства, тогда как Дональд Трамп даёт ответ на новое требование. Сознавая катастрофическое снижение продолжительности жизни при Бараке Обаме и последовавший за этим упадок духа, что, в свою очередь, вызвало эпидемию наркомании, он считает борьбу против картелей наркоторговцев вопросом национального выживания.

Что касается борьбы против терроризма, не ясно, что произойдёт после падения Халифата. То ли будут добивать «одиноких волков», как это было в отношении бывших членов «Ваффен СС», либо продолжится поддержка британской системы международного терроризма. Если верной окажется вторая гипотеза, то это будет означать явный отказ от заявлений, сделанных Дональдом Трампом во время предвыборной кампании и в первые месяцы пребывания в должности президента. В этом случае нужно будет выяснить, как изменялись отношения Вашингтона и Лондона, и как перемены в отношениях сказались на управлении НАТО.

Однако в этом разделе имеется довольно странный пассаж: «Соединённые Штаты вместе со своими союзниками и партнёрами будут работать по предупреждению и искоренению других группировок, угрожающих нашей родине, включая группировки типа ливанской Хезболлы, спонсируемой Ираном».

В борьбе с терроризмом Дональд Трамп не исключает совместные действия с другими державами, включая Россию и Китай.

Наконец, что касается устойчивости американской системы, он ввёл в действие программу «Преемственности управления», хотя последняя была использована во время госпереворота 11 сентября. Видимо, президент исходит из того, что опытные и целеустремлённые люди являются опорой системы, и поэтому повторение подобного события исключено.

- Что касается процветания Соединённых Штатов и обеспечения военного могущества, Дональд Трамп является страстным поборником «американской мечты», «минимального государства» и теории, согласно которой « богатства текут сверху вниз». Поэтому он привержен экономике, основанной на свободном обмене, а не на финансовых манипуляциях. Отвергая общепринятую идею о том, что свободный обмен был инструментом англо-саксонского империализма, он утверждает, что этот механизм справедлив лишь для первых игроков при условии, что новые игроки примут его условия. Он также утверждает, что некоторые государства, например Китай, пользуются этой системой, но при этом не намерены принимать её ценности.

Именно этой причиной, а не возникновением нового класса интернациональных сверхбогачей, он обосновывает свой отказ от многосторонних торговых соглашений.

Далее он заявляет о либерализации всех секторов экономики, где вмешательство государства не является необходимым. Одновременно он выражает готовность бороться против любого вмешательства иностранных государств и национализированных предприятий, нарушающего справедливые торговые отношения с Соединёнными Штатами.

Он намерен поощрять научные исследования и претворять достижения науки в жизнь, поддерживать изобретательскую деятельность и инновации. С этой целью он предусматривает особые условия иммиграции, обеспечивающие «утечку мозгов» в США. Рассматривая ноу-хау не как средство по взиманию по всему миру пошлины с помощью патентов, а как движущую силу американской экономики, он намерен создать национальную картотеку технических новшеств и защитить их для поддержания технического прогресса.

Наконец, касаясь вопроса о доступе к источникам энергии, он подтверждает, что США впервые в этом отношении являются полностью самодостаточными. Он не поддерживает борьбу с глобальным потеплением путём ограничения расхода энергии и не превращает экологию в инструмент наживы, бросая камень в огород Франции, выступающей за «озеленение финансов». Придавая этому вопросу всемирную значимость, он подтверждает, что США будут оказывать поддержку государствам, ставшим жертвами энергетического шантажа.

- Утверждая, что США не являются больше единственной сверхдержавой, но по-прежнему остаются доминирующей державой, он главной целью Стратегии национальной безопасности объявляет поддержание военного превосходства, согласно латинской поговорке Si vis pacem, para bellum [1].

При этом он исходит из того, что «Китай пытается вытеснить США из индийского и тихоокеанского регионов, распространить свою модель государственного управления экономикой и реорганизовать эти регионы в свою пользу». Однако Пекин, по его мнению, становится второй в мире военной державой (под руководством генерала Си Цзиньпина) благодаря американским ноу-хау.

Россия, со своей стороны, «пытается восстановить статус великой державы и установить сферу влияния вдоль своих границ. С этой целью она «пытается ослабить влияние Соединённых Штатов в мире и посеять вражду с нашими союзниками и партнёрами. НАТО и Европейский союз она считает своей угрозой».

Об анализе целей и средств потенциальных соперников США сообщается впервые. В отличие от доктрины Вулфовица, Белый дом считает Европейский союз не соперником, как это было раньше, а покорным слугой НАТО. Отказавшись от политики экономического саботажа Европейского союза, проводимой Джорджем Бушем ст. и Биллом Клинтоном, Дональд Трамп заявляет о возможности сотрудничества с соперниками США (которыми теперь объявлены Россия и Китай), но единственно «с позиции силы».

Текущий период можно характеризовать как возврат к военному соперничеству на этот раз трёх держав. Сознавая стремление военных готовиться к предыдущей войне, а не к будущей, следует пересмотреть организацию и снабжение армий, не забывая, что соперники располагаются всегда в местах, которые они сами выбирают. Заметим, что Дональд Трамп говорит об ахиллесовой пяте Пентагона не в главе, посвящённой этой теме, а гораздо выше по тексту. А именно во введении, когда читатель поглощён общими рассуждениями, он упоминает о новом русском оружии и способности русских парализовать систему управления и контроля НАТО.

Пентагон должен обновить свой арсенал и количественно, и качественно. Но он должен расстаться с иллюзией о том, что технологическое превосходство ( в действительности Россия опередила США) может компенсировать недостаточную численность вооружённых сил. И учесть, что на разработку более совершенных видов оружия, включая ядерные, потребуется немало времени.

Дональд Трамп намерен внести кардинальные изменения в оборонной промышленности. Вместо того, чтобы продавать свою продукцию государству, Трамп предлагает, чтобы государство выдавало оборонным предприятия м заказы согласно новым требованиям, а промышленники обеспечивали их выполнение. Известно, что в оборонной промышленности нет достаточного количества инженеров, способных реализовать новые проекты. Наиболее разительным в этом отношении является пример неудач с истребителем F-35. Изменения, к которым в своих пожеланиях призывает президент, предполагают «утечку мозгов» в США, о чём уже упоминалось.

По части разведслужб он придерживается идей своего бывшего советника по национальной безопасности генерала Майкла Флинна. Он намерен перестроить не только Разведывательное управление министерства обороны США, но и все разведслужбы. Цель состоит не в том, чтобы уметь локализовать в любое время того или иного террориста, а в том, чтобы предсказывать стратегические перемены у своих соперников, противников и врагов. Речь идёт о том, чтобы не слишком полагаться на GPS и технические новинки, а вновь вернуться к аналитике.

Наконец, он рассматривает Государственный департамент как инструмент, позволяющий создать позитивную для своей страны окружающую среду, включая соперников. То есть, это не средство распространения интересов многонационального бизнеса, как это было при Буше мл. и Бараке Обаме. Теперь американским дипломатам потребуется вести работу с учётом государственных интересов.

- В разделе, посвящённом влиянию Соединённых Штатов, говорится о конце «глобализации» и «американского образа жизни». США не будут навязывать свой образ жизни другим. Они будут руководствоваться принципом равенства народов и уважать всех, кто соблюдает международное право.

Для оказания помощи странам, в которых инвестиции управляются государством и которые желают установить партнёрские отношения, он намерен предложить альтернативы, облегчающие экономические реформы.

Что касается межправительственных организаций, он не допустит ни малейшего ущемления суверенитета в нарушение принципов, установленных конституцией. Это прямой намёк на Международный уголовный суд. Однако он умалчивает о том, что американское право применяется за пределами США, что нарушает конституционные принципы других стран.

Наконец, в духе компромисса 1791 г. он утверждает, что США будут оказывать помощь всем, кто отстаивает человеческое достоинство или религиозную свободу (но не свободу совести).

Влияние Стратегии Трампа на регионы

Конец длинного текста Стратегии посвящён регионам. Ничего нового здесь нет, кроме создания союза Австралии, Индии и Японии по сдерживанию Китая и борьбе против Северной Кореи.

Максимально, что мы узнаем, - это два новых подхода к Ближнему Востоку. Опыт ИГИЛ показал, что главной проблемой является не израильский вопрос, а джихадистская идеология. Поэтому Вашингтон упрекает Иран в том, что своим отказом от переговоров он увековечивает насилие.

Читатель понимает, что Пентагон должен оставить проект вице-адмирала Артура Цебровски, которым Дональд Рамсфельд руководствовался после 11 сентября. «Сетевая война» закончена. Напряжённость должна не только прекратить распространяться по всему миру, но и снизиться на всём Ближнем Востоке.

Доктрина национальной безопасности Дональда Трампа тщательно выверена как в историческом (чувствуется влияние идей генерала Джима Маттиса), так и в концептуальном плане (соответствует представлениям бывшего спецсоветника Стива Беннона). Она основана на анализе вызовов, с которыми сталкиваются США (согласно работам генерала Мак Мастера). Она позволяет сократить бюджет Госдепа (что уже реализует Рекс Тиллерсон). Наперекор предвзятым высказываниям американских журналистов, администрация Трампа, таким образом, устанавливает новый соответствующий международной обстановке политический курс, полностью порывающий с воззрениями своих предшественников.

Отсутствие в документе чёткой региональной стратегии свидетельствует о том, что происходящие изменения масштабны. Однако ничто не говорит о том, что военачальники немедленно начнут применять эти идеи на практике. Тем более, что несколько дней назад в Сирии американские военные снова вступили в контакт с джихадистами.








Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.01.24 00.53.08ENDTIME
Сгенерирована 01.24 00:53:08 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2906114/article_t?IS_BOT=1