Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Почему Путину не нужен народ


Порочность сырьевой экономики и сформированной вокруг неё системы не только и не столько в том, что она не может обеспечить высокий уровень жизни всей стране, что порождает социальное неравенство, коррупцию, централизацию ресурсов и узурпацию власти. Это всё конечно тоже очень плохо, но это лишь половина беды.

Главная беда заключается в том, что сырьевой системе становится не нужен народ, он для системы становится балластом, очень обременительным и назойливым, понижающим доходность добычи.

Главным потребителем сырья, добываемого в России, является не российский народ, а зарубежные покупатели, которые расплачиваются за сырьё валютой, на которую и приобретаются товары, пользующиеся спросом среди владельцев сырьевой системы.

Народ России тоже покупает часть добываемого сырья, но чем народ России расплачивается за это сырьё? Рублями! А зачем элите рубли? Хозяева сырьевой экономики практически не нуждаются в рублях. Их ценности находятся и производятся за рубежом, а там за рубли ничего купить нельзя.

Для добычи сырья и охраны сырьевого государства от посягательств достаточно примерно 10-15 миллионов человек, не больше. Персонал Газпрома - около полумиллиона человек, персонал Роснефти - 250 тысяч. Вместе с дочерними компаниями, смежниками и другими сырьевыми корпорациями - несколько миллионов. Численность армии - два миллиона, на предприятиях ВПК работает примерно столько же. Вместе с членами семей получается 10-15 миллионов.

На самом деле даже 15 миллионов для сырьевой экономики избыточно много, ведь непосредственных работников и служащих нужно в 2-3 раза меньше, причём специалистов высокой квалификации нужно едва ли 300 тысяч, все остальные - разнорабочие, водители, монтажники, электрики, слесари, клерки.

Специалистов высокой квалификации можно всегда найти за рубежом, и даже разнорабочих можно успешно привлекать из других стран - таджики и узбеки не дадут соврать. Добычу сырья можно целиком и полностью вести контрактно-вахтовым методом.

Это значит, что собственный народ для сырьевой экономики не нужен вообще - ни большой, ни маленький, никакой. Потребность в народе, которая и сейчас очень небольшая, со временем исчезнет совсем.

Уже сейчас около 90% населения с точки зрения сырьевой системы являются иждивенцами, балластом, помехой в получении максимальной прибыли от добычи и экспорта сырья. Постепенно балластом с точки зрения сырьевой системы станет весь народ.

Как решает эту проблему руководство сырьевого государства?

Премьер-министр советует тем, кому не хватает денег (а их не хватает абсолютному большинству населения) заниматься бизнесом. Т.е., власть пытается сделать так, чтобы народ сам решал свои проблемы, сам себя чем-нибудь занимал, сам себе создавал рабочие места, избавляя сырьевое государство от лишних забот.

Власть пытается отделить народ от сырьевого государства, чтобы он - народ, который этому государству становится не нужен - жил сам по себе, максимально самостоятельно, не обременяя государство и сырьевую экономику своими проблемами.

Президент призывает строить цифровую экономику - это тоже всего лишь призывы к народу, чтобы он сам строил себе какую-то отдельную от сырьевого государства экономику, в которой он сам себя будет чем-то занимать.

Проект дальневосточного гектара тоже относится к попыткам чем-то занять народ, который сырьевому государству становится не нужен. Наиболее простое и доступное занятие на одном (!) гектаре земли - это элементарно сдохнуть.

Все эти призывы - заниматься бизнесом, строить цифровую экономику, ехать на дальневосточный гектар - сводятся к одной простой мысли - избавить сырьевое государство от народа, который ему больше не нужен.

Сырьевое государство вынуждено платить пенсии, зарплаты учителям и врачам, содержать огромную армию чиновников для работы с многомиллионным населением - это всё для сырьевой экономики совершенно не нужно, это лишние траты, которые понижают прибыль, получаемую хозяевами сырьевой системы.

Власть пытается всеми способами оптимизировать затраты сырьевой системы, свести их к минимуму. Для этого провели пенсионную реформу, которая переложила заботу о будущих пенсиях с государства на частные пенсионные фонды (то есть на самих граждан). Для этого повышают пенсионный возраст, чтобы пенсионеров стало меньше. Для этого проводят другие преобразования.

Сырьевое государство пытается всеми способами устраниться от участия в решении проблем народа, в обеспечении его работой, образованием, медицинским обслуживанием, жильём и так далее.

Аналогично с жилым фондом - введены счета для сбора средств на капремонт, чтобы жильцы сами копили на ремонт зданий. Скоро наверное введут счета, на которые будут собирать средства на строительство мостов, школ и больниц, чтобы все социальные объекты и инфраструктуру строили сами жители, которым это нужно и у которых есть средства за это.

Разрушение системы образования - тоже следствие того, что сырьевому государству не нужен народ. Зачем тратиться на систему образования, если народ не нужен, а специалистов для работы в сырьевом секторе всегда можно найти за рубежом?

Сырьевое государство пытается незаметно избавиться от народа, постепенно отказываясь от своих обязательств перед ним, бросая народ на произвол, представляя самому себе, перекладывая на народ все его проблемы.

Отсюда рост нищеты - народ не может обеспечить себя работой, будучи брошен государством и оказавшись в условиях сырьевой экономики, при которой всё, кроме добычи сырья оказывается нерентабельным.

Заниматься бизнесом? А каким?

Какое производство можно строить в условиях, когда рынок отдан на откуп транснациональным корпорациям, которые из-за гигантских объёмов производства способны обеспечивать низкие цены, с которыми не может конкурировать ни один российский производитель?

Работать в сфере услуг? Для оказания услуг нужны клиенты, а где их взять, если растёт нищета и поставщиков услуг становится больше, чем клиентов?

Какое-то количество работает в IT-сфере, занимаясь аутсорсингом, удалённой работой, но занять весь народ в IT-сфере невозможно, точно так же, как нельзя занять весь народ в сырьевом секторе.

Даже в сельском хозяйстве и производстве продуктов питания невозможно эффективно занять сколько-нибудь значительную часть народа, потому что при современных технологиях один работник сельского хозяйства обеспечивает продукцией от 50 до 100 человек. Это значит, что в сельском хозяйстве можно эффективно занять не больше 2% населения.

К этому нужно добавить климатические и логистические издержки - большие расстояния, связанные с этим высокие затраты на строительство дорог и прочей инфраструктуры, а также холодный климат на большей территории России.

Всё это ведёт к тому, что народ, который оказывается брошен сырьевым государством, предоставлен сам себе - либо уезжает (кто в Москву, а кто и за рубеж), либо беднеет.

В идеальном для сырьевой системы состоянии никакого народа нет - есть только наёмный персонал, причём рост автоматизации позволит этот персонал постоянно сокращать. К этому состоянию сырьевая система и стремится.

Система очень велика, поэтому её движение к состоянию "без народа" происходит довольно медленно и не все могут это заметить. Но движение идёт.

И в этом главная беда сырьевой системы - беда для нашего народа.

Беда в том, что мы с вами для этой системы не нужны.

Мы нужны только на промежуточном этапе в качестве избирателей, чтобы голосовать за сохранение этой системы, за перевыборы представителей этой системы, которые будут планомерно отделять сырьевое государство от народа, а народ от сырьвого государства.

Сейчас мы пока ещё нужны, чтобы сходить и проголосовать за сохранение системы очередной раз. И через 6 лет будем нужны. И через 12 ещё будем нужны.

Но если система будет сохраняться достаточно долго, однажды она окончательно избавится от народа - если не от всего, то от его значительной части наверняка.

На самом деле от половины народа система уже избавилась.

Когда был ликвидирован СССР - система сбросила примерно половину советского народа, оставив себе только население РСФСР. Жители Украины, Белоруссии и других республик - это те, от кого сырьевая система избавилась в 1991 году, стремясь сократить нагрузку.

Миллионы тех, кто уехал из России за последние 26 лет - тоже часть народа, от которого система избавилась, только другими методами.

И система продолжит избавляться от народа. Одни уедут, другие окажутся отделены, третьих просто не станет в силу возраста. Остальных выведут за скобки сырьевого государства и предоставят самим себе - примерно так же, как американских индейцев предоставили самим себе, загнав в резервации, где они теперь живут отдельно от возникшего на их территории государства.

И если мы не хотим этого, если мы не хотим оказаться в резервациях на территории наших предков, если мы не хотим быть выделенными в новые квазинезависимые республики чтобы потом оказаться в ситуации Донбасса - мы должны задаться вопросом:

Если мы не нужны сырьевому государству, то зачем оно нам?

Зачем нам сырьевая система, если мы ей нужны только в качестве избирателей на переходный период, пока эта система не избавилась от нас окончательно и бесповоротно?

Что нам эта система даёт такого важного, чтобы мы придерживались её? Делает ли она нас богаче? Нет, только беднее. Делает ли она нас умнее? Нет, только глупее. Делает ли она нас свободнее? Тоже нет, вся её свобода - это освобождение государства от народа и народа от средств существования.

Так зачем нам такое государство и такая экономическая система, которая привела к формированию сырьевого монстра, которому не нужен народ?

P.S. И не забудьте в марте проголосовать за того, кто холит и лелеет эту сырьевую экономику, кто за 17 лет не сделал ни-че-го, чтобы изменить эту ситуацию.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.

IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.07.21 18.29.17ENDTIME
Сгенерирована 07.21 18:29:17 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2911579/article_t?IS_BOT=1