Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

21 Янв, Воскресенье 19:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Парк навальновского периода. Почему Собчак и Грудинин не повредят оппозиции


Удастся ли Ксении Собчак перехватить аудиторию Алексея Навального и собрать ее голоса на выборах? Получится ли у Павла Грудинина стать новым Зюгановым, то есть главным системным оппозиционером? Для нормального российского оппозиционера сами эти вопросы звучат как скрежет железа по стеклу – рассуждать всерьез о политических перспективах тех, кому разрешили идти на выборы, само по себе значит лить воду на их мельницу, поддерживать их, признавая за ними субъектность и относясь к ним всерьез. Собчак и Грудинин на этих выборах так или иначе замещают неприемлемого для системы Алексея Навального – не было бы его, не было бы и потребности в новых лицах на выборах, – но бороться за голоса его сторонников они не в состоянии, потому что сторонник Навального на то и сторонник Навального, чтобы делать то, что ему говорит Навальный, а он уже сказал, что на выборы ходить не надо, и скажет еще не раз. Никакого вторжения приемлемых для Кремля кандидатов на территорию Навального не происходит, такое вторжение просто невозможно, потому что мир убежденного навальниста герметичен и находится вне пределов досягаемости посторонних агитаторов и искусителей: даже если разрешенные кандидаты будут обращаться к этим людям напрямую, любое их слово будет восприниматься как заведомый обман в интересах Кремля просто потому, что в мире сторонников Навального такие правила.

Лишенные возможности перетягивать на свою сторону сторонников Навального, разрешенные кандидаты могут действовать только в том пространстве, в котором живут традиционные избиратели Путина, Зюганова и Жириновского, – именно им и предстоит стать единственной аудиторией Собчак и Грудинина, и именно в этом пространстве Собчак (в первую очередь, конечно, она) и Грудинин будут выстраивать своего рода парк навальновского периода, в котором звучат примерно те же слова и лозунги, что и у настоящих навальнистов, но при этом все разрешено и санкционировано Кремлем и аудитория совсем не та, что у оригинала.

Совхозная правда-матка Грудинина, популярная в ютьюбе ненамного меньше, чем программы канала Навального, и речи Собчак, часто дословно повторяющие то, что говорит Навальный (наиболее ярко это проявилось на декабрьской пресс-конференции Владимира Путина, где Собчак вместо вопроса, по сути, просто прочитала пост из блога Навального), – это как китайское копирование каких-то знаковых технических достижений из первого мира, когда все точно такое же, только нет фирменного лейбла, зато цена значительно ниже. В той части политического пространства, где люди верят телевизору, создается копия другой части того же пространства, в которой люди ходят на митинги и знают поименно весь кооператив «Озеро» и фонд «Дар» заодно. Это выглядит как самая масштабная политическая манипуляция, превосходящая самые яркие образцы жанра золотых для него сурковских времен, но эта манипуляция насколько масштабна, настолько же и бесполезна, потому что вообще никак не затрагивает ту группу, ради которой все и затевалось – сторонников Навального, участников его акций, тех, кто готовится к «забастовке избирателей». Они как были, так и остаются «несистемной оппозицией», от которой до марта вполне можно ожидать чего-то интересного – может быть, массовых митингов в конце января, может быть, массового наблюдения на выборах в марте и действительно какого-то ощутимого по сравнению с кремлевскими ожиданиями снижения явки. Сейчас эти люди предоставлены сами себе, и, кажется, Кремль вообще не намерен ими заниматься – кому неинтересны Собчак и Грудинин, оставайтесь со своим Навальным и делайте что хотите. И сейчас это выглядит как уверенность, что эти люди ничего не сделают, потому что ничего не хотят и ничего не могут.

На протяжении всех путинских лет в российской политике существовала эта странная сила, которую называли либо несистемной оппозицией, либо просто оппозицией – с 2003 года, когда две либеральные партии из двух представленных в Госдуме не прошли пятипроцентного порога на выборах и стали непарламентскими, эта политическая сила не раз меняла конфигурацию и размеры, то ужимаясь до камерного Комитета-2008, то разрастаясь до огромной, по нашим меркам, Болотной. Борьба с этой политической силой всегда была любимым занятием Кремля – настолько любимым, что Кремль, даже имея такую возможность хотя бы в самом грубом полицейском формате, никогда не шел на то, чтобы разгромить эту политическую силу до конца. Всегда, пока на самом высоком олимпе шла «борьба башен», выбирали преемников и ждали оттепели, где-то на периферии то Гарри Каспаров с Эдуардом Лимоновым, то Борис Немцов с Владимиром Рыжковым действовали по своей программе, никому особо не мешая, но так или иначе участвуя в общем политическом процессе. Кремль тратил на борьбу с этой политической силой какие-то деньги и ресурсы, на этой борьбе делались чиновничьи карьеры, запускались политические и медийные проекты, шел какой-то непрерывный и бесконечный процесс.

Сенсационная активность Алексея Навального в прошлом году, если считать ее целью приход к власти в стране, закончилась неудачей, но с точки зрения истории «несистемной оппозиции» это был и остается самый настоящий триумф – по крайней мере, с прошлого года лидерство Навального в этой оппозиционной среде никак и никем не оспаривается, ближайший преследователь – Михаил Касьянов, еще в 2016 году всерьез претендовавший на первые роли, сейчас фактически отошел от дел и исчез. После марта, когда Путин переизберется и в российской политике установится очередное издание «путинской стабильности», эта стабильность распространится и на оппозицию – у тех, кто не готов играть в кремлевские игры по кремлевским правилам, всегда должна быть возможность почувствовать моральное удовлетворение своей правотой, сдать деньги на новый антикоррупционный дрон, выйти на очередной митинг с резиновыми уточками и так далее. Очевидно, что эту возможность у людей Кремль никогда не отберет. Стабильность во власти невозможна без стабильности в оппозиции.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.01.19 00.36.33ENDTIME
Сгенерирована 01.19 00:36:33 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2921544/article_t?IS_BOT=1