Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Явка или бойкот. Почему люди ходят на выборы?


При обсуждении вопроса, стоит ли появиться на избирательном участке 18 марта сего года, некоторые участники используют аргументы «от науки». Что же, поговорим в таком ключе. Сразу замечу, что именно по этому вопросу наука может лишь подкрепить выводы, к которым обычный человек способен прийти с помощью элементарного здравого смысла. Но вот сформулировать эти выводы более ясно наука, конечно, позволяет.

К вопросу часто подходят не с того конца, пытаясь спрогнозировать (как правило, не очень убедительно, потому что прогнозирование сложных социальных процессов – рискованное дело) возможные последствия явки или неявки больших масс избирателей. Однако участие в голосовании – это индивидуальный выбор, и поэтому первое, на что следует обращать внимание, – индивидуальные мотивы. Почему люди ходят на выборы?

Мотивы разнообразны, но на то она и наука, чтобы сводить многообразные мотивы к нескольким простым основаниям. Современная политическая наука выделяет два основных вида стимулов к голосованию: инструментальные и экспрессивные. В реальности они обычно переплетаются таким образом, что даже самому избирателю трудно их различить. Но в аналитических целях различение полезно, и именно потому, что оно позволяет прояснить картину.

Инструментальные стимулы – вслед за основоположником соответствующей теории демократии Энтони Даунсом – лучше всего описывать в терминах поощрения и наказания. Приходя на избирательный участок, избиратель либо наказывает действующего правителя за плохое управление, голосуя против него и тем самым сокращая его шансы остаться у власти (то есть голосуя за оппозицию), либо поощряет его за хорошее управление, действуя противоположным образом. Базовая логика инструментального голосования – бинарная: наказать одних и поощрить других.

Естественно, непременным условием для такой модели голосования является допущение, что наказание будет реальным, – иными словами, что правитель действительно может лишиться власти по итогам выборов. В современной России это условие не выполняется. Общеизвестно, что в результате выборов 2018 года Владимир Путин власти не лишится.

Такое было бы возможно и в условиях демократии: конечно же, бывают правители, настолько успешно справляющиеся со своими обязанностями, что их следует не наказать, а поощрить, и это заранее всем понятно. Но нынешняя ситуация в России другая. Объективно говоря, итоги последней путинской шестилетки плачевны: экономика в стагнации, жизненный уровень населения падает, внешнеполитические авантюры изолируют страну и втягивают ее в гонку вооружений, которая поглощает треть бюджетных расходов. У многих избирателей найдутся причины наказать Путина, но сделать это они не смогут.

Дело тут не в том, что результаты российских выборов систематически подделывают, а в том, что другим непременным условием для инструментального голосования является участие в выборах правдоподобной оппозиции. Это такая оппозиция, которой избиратель – не важно, правильно или нет – может приписать способность к управлению страной, не греша при этом против здравого смысла. Правдоподобную оппозицию к выборам в России, как известно, не допускают. Ни один из «оппозиционных» кандидатов, имена которых будут перечислены в избирательном бюллетене 18 марта, даже не ставит перед собой цели победить Путина, – на эту тему, кажется, высказались уже все «оппозиционеры». А если сами они не стремятся победить, то только идиот поверит в такую возможность.

Из вышесказанного не вытекает, что оппозиционно настроенному избирателю заказан путь на любые авторитарные выборы. В 2011 году, например, тактика голосования за «любую другую партию» заметно снизила результат «Единой России» и тем самым доставила серьезное беспокойство властям. Но на президентских выборах такого инструментария нет. Победитель получает все. Если в 2011 году почти каждый голос за «любую другую партию» конвертировался в мандаты этих партий и, стало быть, в потерю мандатов «Единой Россией», то теперь голоса за других кандидатов уйдут в никуда, в пустоту.

Можно было бы сделать вывод, что отсутствует инструментальная мотивация не только к голосованию против Путина, но и к голосованию за него. И действительно, многие из тех, кого массированная государственная пропаганда привела к выводу, что наказывать Путина не за что, на выборы не придут. Они сочтут это (совершенно справедливо) пустой тратой времени. Но не все так просто. На самом деле авторитарные режимы имеют в своем распоряжении целый набор инструментальных стимулов к явке избирателей, которые не имеют никакого отношения к логике поощрения и наказания правителей, но зато затрагивают интересы самих избирателей.

Прежде всего это клиентелизм, то есть ситуация, при которой человек приходит на выборы ради материального вознаграждения или под угрозой наказания. Сюда же относятся разного рода блага, предоставляемые избирателям в день выборов: бесплатные концерты, народные гуляния, лотереи и прочие коврижки, включая излюбленные бывшим председателем ЦИК дешевые пирожки. В России эти механизмы стремительно развиваются. Они уже служат главным основанием для участия в выборах очень многих людей (хотя, как кажется, все еще не для большинства).

Для оппозиционно настроенных избирателей, однако, эти стимулы часто оказываются недостаточно сильными. Поэтому для того, чтобы обеспечить их явку на выборы, нужно подключить второй основной тип мотивации – экспрессивный. Экспрессивное голосование строится на эмоциональном стремлении избирателя поддержать близкого ему кандидата. Такому избирателю не важно, может ли излюбленный кандидат победить, и не важно, проиграет ли правитель. Главное – оказать действенную поддержку, проявить солидарность и с предпочтительным кандидатом, и с той социальной средой, к которой принадлежит сам избиратель и для которой голосование именно за этого кандидата является естественным, социально поощряемым. В большинстве демократий преобладает именно экспрессивная мотивация к голосованию.

Я не сомневаюсь в том, что в России экспрессивная мотивация присутствует при голосовании за Путина (ведь многие люди голосуют за него вполне искренне), за любого кандидата от КПРФ, а также за Жириновского и Явлинского. Убедить людей, испытывающих к своим кандидатам искреннюю любовь, не ходить на выборы – задача неразрешимая. Но таких однолюбов в России сравнительно немного, и если отвлечься от особого случая с Путиным, на воспитание любви к которому брошены гигантские государственные ресурсы, то с каждым годом все меньше. Слишком уж большая сила воли нужна, чтобы любить вопреки всему.

Что же касается основной массы избирателей, далекой от сильных политических эмоций, то их поднять на выборы труднее, но можно попытаться подсунуть им искусственный объект для одноразовой любви. На данном этапе избирательной кампании такую роль для определенного сектора электората играет, насколько я понимаю, Ксения Собчак. Тут есть проблема. Вполне возможно, что у кого-то она заслужила искреннюю любовь своим искрометным участием в шоу «Дом-2» и «Блондинка в шоколаде», но не думаю, что таких избирателей много. Их и не должно быть много, потому что иначе Собчак представляла бы реальную опасность для действующей власти. Ни о каких выборах ей не пришлось бы и мечтать. Факт состоит в том, что Собчак в России скорее не любят, чем любят.

Поэтому в кампании Собчак присутствует мысль, что голосовать нужно как бы за нее, но не за нее лично, а за те ценности, которые она отстаивает. Тут есть подмена понятий. Голосование за ценности – это, по существу, не экспрессивное, а инструментальное поведение. В соответствии с общей логикой инструментального поведения оно имеет смысл только тогда, когда претензии данного кандидата на власть рассматриваются как правдоподобные. Иначе имело бы смысл голосовать не только за Собчак, но и за кандидатов вроде Андрея Богданова и прочих карикатурных «либералов», которых иногда пускают на выборы на потеху публике. Ситуация не идентичная, но принципиальной разницы не вижу.

Так что на вопрос, зачем идти на выборы 18 марта, политическая наука отвечает однозначно: незачем. Забастовка избирателей, которую предлагает Алексей Навальный, – это довольно сложная стратегия, и перспективы ее зависят ровно от того, насколько хорошо отработают сам Навальный и его команда. Но совершенно независимо от этого надо понимать, что делать на этих выборах нечего.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.01.22 05.18.49ENDTIME
Сгенерирована 01.22 05:18:49 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2922082/article_t?IS_BOT=1