Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Ельцинские олигархи лоббируют свое невключение в санкционный список


Еще раз по поводу ситуации с лоббированием в пользу российских олигархов в Вашингтоне.

На прошлой неделе я написала в своем телеграмм-канале, что Андрей Илларионов, Андрей Пионтковский и Андерс Аслунд лоббируют невключение Михаила Фридмана и Петра Авена в «список олигархов», которые могут попасть под санкции США.

Началось все с того, что эти трое экспертов составили список критериев, по которым Администрации США следует внести в список санкций тех или иных россиян, будь то чиновники или олигархи.

В этом меморандуме содержится три критерия и семь категорий лиц (без имен). Каждая из шести категорий (1-4,6,7) совершенно очевидно списана с определенных функционеров Путинского режима.

Так, пункт 6 «коррумпированные менеджеры государственных компаний, обязанные своим положением близким отношениям с Путиным и использующие свои позиции для откровенного воровства», очевидно, описывает Сечина и Миллера, а пункт 4 «личные друзья Путина, сохраняющие его личные средства. Имена некоторых из них были раскрыты в Панамских документах и российским «Форбсом», — музыканта Сергея Ролдугина.

Но есть еще и пункт 5 в этом документе: «Общеизвестные «олигархи», являющиеся крупными бизнесменами, сильно выигрывающие от совместного ведения прямого бизнеса с Кремлем. Некоторые из этих лиц совместно с ближним кругом Путина являются совладельцами компаний. Другие выступают в качестве прикрытия для кремлевского руководства». Тоже, в общем-то, понятно. Усманов, Михельсон, и т.д.

Но есть к этому пункту оговорка, примечание, из-за которой скандал и разразился.

«Примечание: крупные российские бизнесмены не должны быть включены в список только из-за величины своих активов. Некоторые из них создали свои состояния до Путина, и затем, чтобы выжить, были вынуждены платить крупную дань Кремлю. Включение таких лиц в Кремлевский доклад не соответствовало бы целям статьи 241».

Я свой пост в телеграмме написала после того, как мне рассказал о том, что под примечание попадают ельцинские олигархи, и в частности, Фридман и Авен, человек, который за пять минут до того задал этот же вопрос Андрею Пионтковскому и получил от него ответ.

Почему встал вопрос именно о владельцах Альфа групп? Потому что Альфа, обеспокоенная попаданием в список, развела бурную деятельность в США по лоббированию. Может, и Абрамович тоже развернул, но слышно отовсюду только про Фридмана.

Но я была неправа. Я уже принесла свои извинения в фейсбуке за использование слова «лоббирование» рядом с фамилиями этих пяти человек. И приношу сейчас свои извинения Андрею Пионтовскому, Андрею Илларионову и Андерсу Аслунду.

Я не должна была использовать слово «лоббирование» рядом с фамилией Фридмана и Авена — только этих двоих, и не должна была слушать каких-то других людей.

Все это было не нужно, потому что есть черным по белому написанное вот это примечание в меморандуме. Которое, как ни посмотри, есть лоббистская, то есть призванная защитить чьи-то интересы, оговорка.

Лоббирование, кстати, это не что-то плохое и не всегда за деньги. Как говорится, если человек хороший, почему бы и не пролоббировать.

Но вместо того, чтобы ответить мне на вопрос по существу о том, в чьих интересах сделана эта оговорка и главное, зачем, Андрей Илларионов назвал меня лгуньей и клеветницей. Но это он сделал публично.

А тайно он написал письмо Аслунду (или позвонил), назвав меня и Алексея Венедиктова кремлевской пропагандой, и видимо, рекомендовав не отвечать на вопросы. Чего господин Аслунд и не сделал, сообщив мне, что я распространяю Кремлевскую пропаганду Венедиктова.

Кстати, Илларионов мне тогда позвонил после поста в телеграмме, и я его несколько раз спросила про ельцинских олигархов — он сказал, что не понимает, откуда это вообще взялось (ОТКУДА?? Из примечания о тех, кто создал свои состояния до Путина. Не андроповские же и не черненковские имеются в виду), и что он лично никаких рекомендаций по именам Администрации США не давал.

Тогда я его спросила, кто, по его мнению, как одного из составителей меморандума, под пункт 5 попадает. Абрамович и Мордашов попадают? Да, сказал Илларионов. А Фридман? — Если они, например, кредитовали ВПК (от чего публично теперь отказались), то да.

Вот прекрасно, а как отличить «дань», указанную в оговорке, от ведения бизнеса с режимом?

Вот Альфа-банк — коммерческий банк, его единственный вид деятельности — зарабатывание денег на кредитовании юридических и физических лиц. Предприятия ВПК — это всегда надежный заемщик, который всегда кредит отдаст. И что, это дань или бизнес с режимом?

Те, кто будут составлять список имен, они как должны это трактовать? И как они БУДУТ трактовать эту оговорку? А может быть, и Абрамович (стопроцентно допутинский олигарх) тоже только платил дань, чтобы выжить? И Усманов, кстати?

Я несколько раз задала эти вопросы, в том числе в своих постах в фейсбуке. Андрей Илларионов даже пришел ко мне в комментарии, но лишь для того, чтобы обозвать лгуньей, а не ответить на вопрос.

Итак, что мы имеем в сухом остатке. Мы имеем группу людей, которая взялась разрабатывать очень серьезный документ, который ляжет (уже лег) на стол Администрации США, по всей видимости. Работа эта правильная и важная.

В этом документе сделана оговорка, которая оперирует неюридическими понятиями «дань» и «выжить». И написана она так широко, что под нее попадают, теоретически, очень многие, прямо по старинному русскому принципу «закон что дышло — куда повернешь, то и вышло». Вот мне, и не только мне, кажется, что под эту оговорку попадают Фридман и Авен. По крайней мере, эти двое.

И не надо сейчас рассказывать, как тут и там столько-то лет назад и столько-то раз Илларионов и Пионтковский высказывались про близость Альфы к Путину, и про то, что Фридман и Авен — часть режима.

Когда Администрация США будет писать список санкций, они не к постам Илларионова в ЖЖ обращаться будут, а к подписанному им и Пионтковским и Аслундом документу (вполне возможно). Вот это важно. Это имеет значение. И еще имеет значение то, как и кто будет трактовать эту оговорку, и кто принесет рекомендательный список с именами. Или уже принес. К меморандуму прилагался рекомендательный список имен? Если да, то была ли там фамилия Фридмана и Авена?

Но на эту тему ни Илларионов, ни Пионтковский, ни Аслунд говорить не желают.

Вместо этого предпочитая заклеймить меня и Венедиктова пропагандой Кремля.

Я, кстати, в ответ Аслунду на его чудовищно непрофессиональное письмо написала подробный ответ с просьбой все-таки ответить на вопросы: 
кто был автором оговорки? 
в чьих интересах она написана? Кто попадает под нее? 
и почему она была вообще сделана?

В ответ Андерс Аслунд прислал очень длинное письмо, где снисходительно повысил меня из статуса кремлевской пропаганды до полезного идиота Кремля, и сообщил, что всей целью приезда Венедиктова в Вашингтон было высмеять потом перед кремлевской аудиторией грядущий закон о санкциях (WTF??). Но на вопросы не ответил. Тогда я написала ему еще одно письмо, опять с просьбой ответить на вопросы. Ну тут он уже ничего мне не ответил. Будем считать это ответом.

(Кстати, я подумала вот что: если Венедиктов действительно расскажет, что санкции эти просто пшик, то подставит большую подножку Кремлю. Ведь это будет дезинформация, а не предупрежден — значит, не вооружен. Потому что санкции эти, как сказал глава Хельсинской Комиссии Сената Кайл Паркер, на десятилетия теперь)

То же самое сейчас распространяет Илларионов, обвиняя меня и Венедиктова в скоординированной кампании по дискредитации его и Пионтковского.

Не знаю как Венедиктова, а меня персона Илларионова, как и Пионтковского, волнует мало (для непонятливых — это оборот вежливости, означающий «не волнует совсем»). Дело в том, что жизнь не крутится вокруг Андрея Илларионова.

А вот Михаил Фридман мне интересен, как и Петр Авен. Вокруг них жизнь крутится, так уж вышло. Это люди, оказывающие влияние на принятие самых важных решений. Вот они мне интересны. И мне интересно, насколько велики их шансы не попасть в список санкций и благодаря кому и чему.

Во-вторых, вешать на меня клеймо пропагандиста я бы советовала очень аккуратно, потому что я, в отличие от Андрея Илларионова, в госорганах путинской власти не работала. И еще никогда не написала и не сделала ничего в своей жизни, что как-либо помогло бы Кремлю или его обелило. Ни-че-го и ни-ко-гда. Поэтому взять и разрушить мою репутацию одним метким бросанием слова «кремлевская пропаганда» не получится. От меня отлетит, а кидающего замажет.

А бомбометание громкими и обидными эпитетами, призванное увести от существа разговора, это как раз любимый прием пропагандистов из Кремля. Это они любого, кто задает им неудобные вопросы, вносят в список нежелательных организаций и иностранных агентов.

Странно, что Андрей Илларионов, который из последних семнадцати лет только пять проработал у Путина, а двенадцать лет уже не имеет доступа не только к принятию решений, но и к тем, кто их принимает, приемы использует дистиллировано путинские. Просто помесь Роскомнадзора и Дмитрия Киселева.

Что касается «пропагандиста» Венедиктова, то Андрею Илларионову я бы посоветовала эти слова каждый раз вспоминать тогда, когда он бодро шагает в эфир Эха, каждый раз свободно приезжая из США в Россию и обратно.

Так значит, имеем мы написанную Илларионовым и Пионтковским оговорку, но выясняется, что дискредитировать список санкций хочет Венедиктов.

То есть, внимание, не те, кто написал лоббистскую (ну может и из лучших убеждений) оговорку, дискредитируют список санкций, а те, кто вопросы задает.

Среди душевнобольных сектантов-друзей Илларионова еще существует версия, что таким образом Венедиктов решил убрать Фридмана и Авена из списка санкций. То есть опять, не тот, кто написал оговорку, а Венедиктов (о, всемогущий!). Блестяще!

Сразу поясню, что я задаю свои вопросы, потому что для меня на вопрос «должны ли быть Абрамович и Фридман в списках санкций», ответ незамедлительный «да» в отношений обоих, сразу и без раздумий. И без оговорок.

И еще особенно невменяемые из секты конспирологов (маленьких, неважных людей с раздутым самомнением, которые ищут простые ответы путем встраивания всего, что происходит в жизни, в свои версии событий) предполагают, что Венедиктов взялся дискредитировать Пионтковского и Илларионова с тем, чтобы занять их место в списке разработчиков меморандума по санкциям. Кто-нибудь, вызовите скорую психиатрическую помощь на этом месте.

Что касается ресентимента многих бывших, в том числе, ельцинской эпохи, функционеров, то он, ресентимент, в отношении того времени действительно есть. Мой коллега, главный редактор аналитического американского журнала, который занимается Россией (но сам американец), например, считает, что вся эта деятельность Фридмана за границей — это не просто лобби, это создание инфраструктуры, по типу Валдая, с заделом на будущее, что будет «после» (после Путина). Как делает украинский олигарх Пинчук. При этом, в Вашингтоне среди русских экспертов, многие из которых были причастны к ельцинской эпохе, существует оправдание того времени как чего-то правильного и хорошего, что пришел и разрушил плохой Путин.

Мы с моим коллегой, правда, уверены, что ельцинская эпоха стала основанием и базой для появления Путина. Но, люди, которые тогда работали во власти, наверно, думают по-другому.

Может быть, в силу этих убеждений и существует мнение о том, что надо сохранить каналы связи, в том числе, некоторых олигархов, чтобы «потом», после Путина, восстановить статус кво.

Не исключу, но это мое чистое предположение из головы, что многие бывшие функционеры власти мечтают вернуться в нее, после Путина (а некоторые пошли бы и сейчас, да не зовут). Жизнь они влачат довольно жалкую, денег нет и уже не будет, так хоть до власти дорваться (а там и денежки появятся). Поэтому, может быть, считает мой коллега, и появилась эта история с защитой олигархов ельцинского времени, которую трудно оправдать морально.

В любом случае, даже такой аргумент — это аргумент, о котором можно спорить и вести дискуссии. А вот «кремлевская пропаганда» — это не аргумент, это замыливание темы и попытка увести разговор в другую сторону.

Но пока я слышу только глупости и только в свой личный адрес. Нет, я конечно, рада, что дискуссия свелась к моей и Венедиктова персоне, но Фридман с Авеном поважнее будут.

И последнее. Конспирология, теории заговора и навешивание клейм типа «пропаганда» или «фейк ньюз» — это дурной тон в научном и экспертном сообществе США. Именно поэтому многие российские эксперты тут оказываются в числе маргиналов, которых никто не то что не воспринимает всерьез, а не воспринимает вообще.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.12.15 10.49.15ENDTIME
Сгенерирована 12.15 10:49:15 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2934830/article_t?IS_BOT=1