Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Трудности перевода с санкционного


«Спасибо за ужин и за очень интересный разговор, Габуев-сан, а мы пойдем обратно в офис»,— начали прощаться знакомые сотрудники аналитического подразделения крупной японской корпорации. Я ужинал с ними в Токио перед тем, как сел дописывать эту колонку. Тот факт, что на сакэ за ужином никто не налегал, смущавший меня весь вечер, сразу получил объяснение.

Один из менеджеров, заметив мое недоумение, добавил: «Наше руководство очень хочет знать, что означают новые американские санкции против вашей элиты. Вернее, не санкции, а этот кремлевский список. Начальство хочет прочитать отчет утром, так что приятного вам вечера и еще раз спасибо».

Половину ужина мы и правда провели за обсуждением «кремлевского доклада». Ничего нового и интересного я рассказать не мог — с американскими чиновниками, работавшими над списками, виделся только осенью, и они убеждали, что россияне все слишком драматизируют из-за плохого понимания механики американской системы. Сами люди внутри вашингтонской кольцевой, включая чиновников, отлично освоили слово bardak для описания управленческого стиля Дональда Трампа и его отношений с Конгрессом на тему России, что никак не приближает к пониманию сути происходящего. А что непонятно, то страшно. Азиатским инвесторам явно страшнее многих. «Наши юристы — в состоянии, близком к панике»,— емко резюмировал в WeChat один из китайских госфинансистов.

Панику, которая охватила азиатских партнеров России, в целом можно понять. Когда еще при Бараке Обаме против РФ начали вводить первые американские санкции, именно азиатские игроки реагировали наиболее настороженно. Китайские госбанки, например, втрое дольше обычного совершали любые проводки с контрагентами, даже теми, которые не имели к подсанкционным компаниям, лицам и отраслям ни малейшего отношения. С Россией раньше эти страны соприкасались не очень тесно, а потому знаний о том, кто есть кто в российской элите и как все эти люди связаны между собой, у местного бизнеса мало. А потому банки и компании стран Восточной Азии, которые не вводили санкций, нередко действовали в отношении российских контрагентов куда более робко, чем искушенные европейцы или американцы.

С приходом к власти в США Дональда Трампа многие начали питать надежды, что скоро отношения России и Запада наладятся и санкции снимут, а значит, инвестировать в РФ или давать кредиты российским компаниям станет проще. Первым ударом по этим иллюзиям было принятие CAATSA, и вот теперь — странный список, охвативший почти всех российских топовых чиновников и крупных бизнесменов. Понять, что все это значит, никто в Азии пока не может. И потому самая очевидная реакция на ближайшие месяцы — «отморозиться» и ждать.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.05.22 09.13.51ENDTIME
Сгенерирована 05.22 09:13:51 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2952160/article_t?IS_BOT=1