Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

06 Ноя, Вторник 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

Поставка клапанов дымоудаления в Москве и по всей России от НПО «Машпром»

АР-сервис — поставки оборудования для систем отопления и водоснабжения в Москве.


->

Лекция 7.. ГАРМОНИЧНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ АДМИНИСТРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

1. ОБЩИЕ СООБРАЖЕНИЯ О ПОСТРОЕНИИ ЭФФЕКТИВНО РАБОТАЮЩЕГО АДМИНИСТРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

      В сложившихся условиях система выдвижения лидеров, их отбора и обучения, контроля над ними оказалась крайне примитивной. Причём не только в СССР, в России, но и в других странах мира. В самом деле, высшие политические лидеры сейчас, как правило, избираются всенародным голосованием. Но это — только видимость выборов. На самом деле избиратели плохо, а зачастую и ложно информированы о личности тех, кого они избирают. Поэтому выбор, как правило, осуществляется не из тех, кто больше достоин должности и лучше сумеет её исполнять, а кого им предоставили, кто сумел больше понравиться. Надо ли говорить, что в этих условиях широкой публике истинные качества кандидатов оказываются неизвестными? Какие уж тут выборы?!

     Очевидно, что при таком подборе руководящих кадров современные выборы превращаются в театрализованное шоу, в балаган. Всё определяется кукловодами, которые руководят такими «выборами», ПИАР-технологиями, результатами политических игр и подковёрной борьбы. И очевидно, что это не способствует ни повышению качества власти, ни её нравственности. Не ведёт к тому, чтобы истинные лидеры общества совпадали с формальными его лидерами. А если вдруг такое происходит, это воспринимается как чудо.

     Оздоровление административного аппарата невозможно без создания условий, гармонизирующих производственные отношения. В самом деле, несмотря на свой агрессивный, доминирующий стиль, администрация в наибольшей мере является продуктом своей эпохи, зеркалом и инициатором протекающих в обществе социальных процессов. Непрофессионализм, низкая культура и аморальность нынешней власти служат лишь портретом того, как царящая в экономических отношениях эксплуатация, безнравственность, дисгармония, жестокость и другие уродливые явления проектируются на административном уровне. И понятно, что существующая экономическая организация иной власти не достойна.

     Как уже отмечалось, качества нынешней власти во многом определяются её персоналиями. В этой связи во всех странах актуальной является проблема выдвижения лидеров, управленцев, организаторов производства и общества. Их обучение, переподготовка, профориентация, контроль и ротация. Те страны, в которых состав руководителей в большей мере соответствует общественным приоритетам, где налажена система их отбора, подготовки, ответственности — достигают процветания. И тем большего, чем лучше и полнее это осуществляется. Очевидно, что этим и отличаются культурные, цивилизованные страны от не имеющих чести быть таковыми.

     В самом деле, от лидеров зависит многое. Один в поле воин, если он действительно воин. А не воины — они в любом числе не воины. Обществом может управлять всякий, если в нём всё идёт по установленному шаблону. Но как только возникают форс-мажорные обстоятельства, если требуются неординарные решения, быстрая реакция, судьбоносные действия, тогда всё определяется тем, окажется в нужном месте нужный человек или нет. У каждой нации, у всякого народа бывают эпохальные моменты, и тогда весь ход его истории может поменяться кардинально.

     Так, не учреди свои знаменитые законы Ликург в IX — VIII вв. до н.э., не было бы Спарты, совсем иной была бы история древней Греции и всего человечества. Если бы не существовало Аттилы, тогда в середине V века от Р.Х. от поступи гуннов не дрожала бы вся Европа. Не появись на базарной площади Нижнего Новгорода купец Кузьма Минин, и не брось он шапку на землю с призывом отдать всё во имя спасения Родины, неизвестно, что стало бы с Россией после смуты в 1612 году.

     Если бы Симон Боливар в 1810 году не организовал восстание в Южной Америке против испанского владычества, трудно сказать, каким бы был её современный облик. И как бы существовало государство Боливия, названное так в его честь? Если бы сын моряка Джузеппе Гарибальди не вступил в 1833 году в борьбу за объединение Италии, неясно, в каком виде жила бы эта страна. Чем была бы Франция без Наполеона, без его побед и государственного устройства? Или Россия без Александра Невского, Петра-I, Сталина? Или Азия и Европа без Чингисхана и Тамерлана?

     Более того, многие историки связывают коллизии государств и народов с поведением их вождей. Так, гигантская империя Александра Великого распалась сразу после его кончины, и то же самое произошло после гибели Аттилы, смерти Чингисхана, Тамерлана и других великих завоевателей. Весь конгломерат королевств, созданных Наполеоном, испарился после его отречения от власти и т. д. Поэтому трудно различить, то ли народы для исполнения своих устремлений выдвигают нужных лидеров, то ли последние оказываются движущими локомотивами народов!?

     Известны три основные формы наделения властью: авторитарная, демократическая и олигархическая, а также всевозможные их комбинации. В первой из них декларируется самодержавное правление: «Аз есмь царь. Божьим произволением, а не многомятежным человеческим хотением» (Иван IV Грозный). При этом государи воспитывались с ранних лет. Гувернантки, учителя и родители всячески муштровали будущего монарха. Каждый час их жизни подчинялся строгому расписанию, не позволявшему отвлекаться на посторонние дела. Самые выдающиеся учителя, священники и генералы преподавали им общеобразовательные, религиозные и военные дисциплины, воспитывали чувство долга, нравственности и величия, служения своей стране. Так, воспитателем Александра Македонского был великий Аристотель. Им прививалось чувство ответственности, красоты, гармонии и сострадания.

     Поднятые над другими смертными, они не зависели от непостоянства толпы, от партийных лозунгов и от итогов борьбы между ними. И олицетворяли, таким образом, саму страну. Способствовали стабильности власти и её независимости от экстремальных доктрин и от людей, не обладающих воспитанием, требуемым для руководства страной. Не позволяли, по Эзопу, хвосту змеи управлять её головой. И подтверждали, таким образом, тезис, что «Монархия — лучший строй из известных человечеству» (Генри Форд).

     Демократическая форма наделения власти считается сейчас самой продвинутой и её идеологами трактуется как народовластие. Она представляет собой систему противовесов, способную консолидировать интересы различных социальных групп. Полагается, будто при ней на самом деле существует конкуренция между претендентами, а судьями выступают все жители, обладающие правом голоса. В действительности всё оказывается совсем иным. Так, для настоящей конкуренции требуется не менее десяти кандидатов, обладающих равными возможностями. На самом деле таковых, как правило, нет и их возможности далеко не равны. Поэтому в цивилизованных странах обычно бывает не больше 2-х или 3-х реальных кандидатов, а в других — и того меньше. Именно они поддерживаются ведущими партиями, могут в полной мере использовать финансовый, административный, организационный, карательный и информационный ресурс, а остальные претенденты их лишены. В этой связи не избрать такого руководителя или отстранить его от власти демократическим путём невозможно. Практика дряхлых правителей Советского Союза и её итог ярко это демонстрирует.

     С другой стороны, и с избирателями не всё просто. В самом деле, воплощение демократической идеи означает преимущественную власть количества над качеством. В ней критерии добра, истины и справедливости, правоты и мудрости устанавливаются арифметическим большинством невежественной, управляемой из-за кулис толпы. В результате 51% населения навязывают свою волю 49%. При этом распространены всякие подтасовка, а сам выборный процесс превращается в хорошо отлаженное театрализованное шоу. На нём с помощью всевозможных пиар-технологий и проч. заморачиваются головы плохо информированным и наивным массам. Поэтому на самом деле нынешние демократии существуют только в виде демагогии. А в действительности реальные правители не делятся с народом ни толикой власти. При этом «… нигде тирания не является более вероятной, чем в обществе, где конституционная система и господствующая идеология узаконивают неограниченную власть большинства» (Гаэтано Моска). Ведь истинная демократия, в конечном итоге, не ограничивается всенародными выборами. А тем, насколько избранные лидеры способны управлять своими структурами, готовы служить обществу. И как отстраняются их от власти, если они не исполняют предназначенные им функции, не превращают предоставляемые им права в обязанности.

    В некоторых странах осуществляется синтез монархической и демократической властей. Он выступает в форме конституционной монархии. При нём сохраняется должность монарха как гаранта конституции, стабильности и порядка. И одновременно осуществляется демократический выбор исполнительной и законодательной власти.

    Тем не менее, вне зависимости от декларируемой её формы, самой распространённой сейчас стала власть олигархическая, т.е. элитарная, клановая. Она характерна для самых разных структур: государственных, партийных, профсоюзных, хозяйственных, идеологических и финансовых. Используется как в самых демократических, так и в отсталых государствах мира. Такая власть обычно маскируется под те или иные формы правления, однако суть её от этого не меняется: всегда короля делает свита. Во всех случаях избираемые кандидаты проходят тщательный отбор со стороны правящей элиты. И при этом она, как правило, преследует собственные интересы, а не общественные.

     Поэтому Президентское правление обычно является замаскированной формой олигархического руководства. По этой причине лидер зачастую является номинальной фигурой, а реальная власть принадлежит его окружению. Отсюда политическая история представляет собой лишь процесс ротации элит. Вместо погрязших в безделье, роскоши и консерватизме кланов приходят новые, жаждущие всего того же и повторяющие путь своих предшественников. И российская «реформа» наглядно это продемонстрировала.

     Некоторые цивилизации, например, индийская, японская, славянская, китайская и арабская, понимают социальную справедливость не как равноправие, независимость людей от государства и общества, а как заботу сильных о слабых, старших о младших, здоровых о больных, умных о глупых. Поэтому нынешняя демократическая форма правления с её догмами равноправия и независимости людей друг от друга представляется им абсурдной.

    Аналогичным образом в России в прежние времена существовали своеобразные отношения правящего класса с управляемым. Так, барин почитался отцом родным и, как правило, не забывал о своих обязанностях перед крепостными. Власть признавалась одной из православных форм служения людям, аналогичная монашеству. В самом деле, «государственная власть признаётся особого рода служением, сродни церковному, монастырскому послушанию» (митрополит Иоанн). А собственность воспринималась как заслуженный результат труда, а не как плод хитроумных манипуляций.

     В этой связи если на Западе основу демократии составляет индивидуализм, понимаемый как равенство прав в конкурентной борьбе, то в России — как коллективная форма правления с равноправием всех ее членов. Права на Западе предоставляются законами, идущими сверху вниз, а русская демократия основывалась на вековых традициях и обычаях, посягать на которые до недавнего времени опасались и государство, и правящие круги.

    Поэтому русская община по существу своему представляла экономически автономную единицу. Она обладала таким комплексом прав (самоуправление, выборность старост и десятских, коллективное решение главных дел на сходках, совместное владение землёй и некоторыми видами собственности), которые и не снились западному «свободному» обществу. Сход собирал подати в соответствие с его пониманием правды и справедливости. Разбирал тяжбы, судил за преступления (кроме тяжких). И это в полной мере соответствовало русскому менталитету.

     Таким образом, демократия — это только внешняя форма власти. И она может выступать разным образом. Истинная демократия, основанная на принципах преимущественно личного обогащения, невозможна в принципе, она с неизбежностью превращается в демагогию и декорацию.

     Отсюда следует, что нынешняя система наделения власти и то, как она проектируется на её сущности, оказалась никуда не годной. В сложившихся условиях всякие попытки заставить администрацию исполнять предназначенные ей функции в большинстве своём ничего не дают. Ни административные, ни карательные, ни демократические или законодательные меры принципиально поменять её не могут. И не решать данную проблему нельзя. Условия жизни сейчас существенно поменялись. И если к ним не приспособиться, тогда погибнут все, в том числе и сами сторонники такой формы власти. Современная форма управления хозяйством и обществом уже исчерпала себя, реанимировать её невозможно. Здесь требуются принципиально иные, системные действия.

     Так, в последние годы избирательная власть во многих странах стала демонстрировать полную свою несостоятельность. В борьбе за неё конкурирующие партии, обладающие примерно равными интеллектуальными, финансовыми потенциалами и отсутствием оригинальных идей, приводят к близкому друг к другу распределению голосов избирателей. И это ведёт к обострению борьбы между ними. У немалой части населения возникает ощущение растерянности, нелегитимности формируемой таким образом власти, что способствует всякого рода «цветным революциям», протестам и манипуляциям. И таким образом дискредитирует всю существующую избирательную систему.

     С другой стороны, процедуры лишения власти крайне усложнены, что потворствует ещё большему отрыву власти от народа. Исключает всякий контроль за деятельностью избираемых лиц и обслуживающих их чиновников.

     Вместе с тем решение здесь далеко искать не надо, оно подсказано опытом наших предков. В самом деле, в древние времена лидер избирался всеми дееспособными членами племени. Коллективы были небольшие, все знали друг друга и понимали, кто на что способен. Поэтому всё решалось просто: «Будь начальником над нами! И о нас заботься!» (Книга Велеса). В этих условиях вожди зачастую оказывались самыми мудрыми, многоопытным, храбрыми и нравственными членами племени. И пользовались заслуженным ими авторитетом, формируя таким образом весь облик существовавшей тогда власти. Они не могли игнорировать избирающих их людей и должны были работать добросовестно. Иначе их смещали и наказывали.

     Однако по мере укрупнения человеческих объединений такие условия исполняться перестали, хорошо знать всех люди уже не могли. Поэтому договариваться им стало труднее. Начались трения между кандидатами, чреватые немалыми издержками. Возникла борьба за власть, нередко переходящая в кровавые разборки, войны и массовое разорение граждан. В этих условиях власть зачастую стала передаваться номинальным фигурам, представляющим интересы поддерживающих их партий и кланов. Вожди начали отрываться от общества, радеть о собственных и клановых интересах, а не об общественных. Возникла система обслуживающего такую систему персонала, чиновников, лакеев и служащих. В конечном итоге это и сформировало нынешний облик власти, в большей мере соответствующий западному менталитету, чем российскому. Служению доходной экономике, а не полезной.

     С другой стороны, существующий сценарий развития общественного управления не является единственно возможным. Многие возникающие таким образом проблемы разрешаются проще путём промежуточных выборов. «Это делалось в каждом роде, и роды давали от каждого племени своего князя, а князи избирали старшего князя» (Книга Велеса). По тем же принципам избирались лидеры древних общин и Мистерий. В частности, так формировалась каста высших иерархов у древних германцев, славян, скифов и греков, у жрецов Египта, в религиозно-этических сектах Индии и Китая, происходил отбор мусульманских суфий и племенных вождей американских индейцев.

     Именно так избирались адепты сакральных сект, делая их жизнестойкими при любых обстоятельствах. Как пример, чтобы быть допущенным в Орден Друидов, кандидат должен был происходить из хорошей семьи, обладать высокими моральными качествами, не иметь вредных привычек и помыслов. Пока он не подвергся искушениям и испытаниям на силу характера, не давал соответствующих клятв, ему не доверялась никакая власть, не поверялись никакие значимые секреты. И только пройдя последовательно все шесть ступеней Ордена с их системой промежуточного отбора, жрец достигал степени Главного Друида или духовного главы. А на последней стадии его избирали самые знающие, умные и порядочные члены наиболее высоких степеней иерархии. Причём кто властью наделял, тот имел право её и лишать. Таким образом, здесь происходило последовательное делегирование полномочий гражданами снизу вверх с соответствующим наделением прав и обязанностей. Понятно, что при такой системе отбора случайный человек попасть во власть не мог и поступать в ущерб избравшим его был не способен.

    Чтобы избежать своеволия царей и недовольства сограждан, Ликург, легендарный правитель Спарты, поставил во главе города сразу двух царей, правящих помесячно. Власть им принадлежала только во время войн или когда Спарте грозила опасность. Главным уделом царей было не доказывать свою родовитость и права на трон, а умело командовать войсками и мужественно сражаться в бою. При этом в мирное время городом управлял Совет из тридцати старейшин. Их избирали пожизненно из шестидесятилетних стариков, отличавшихся своей мудростью, нравственностью и доблестью. Для исключения злоупотреблений власти избирался и другой Совет сроком на один год из всех взрослых мужчин. Чтобы народ не чувствовал себя отстранённым от управления государством, Ликург сохранил и народное собрание. Но оно, чтобы не превращаться в столь распространённый ныне разноголосый базар, могло лишь или принимать, или отвергать предложения царей и Советов. И всё это в течение 5 веков Спарту делало одним из наиболее стабильных и мудро управляемых стран современного ей мира.

     Наиболее зримые успехи в этом направлении были достигнуты средневековой демократией Новгорода. Так, наряду с общегородским вече в управлении участвовали уличные и кончанские вечевые собрания, на которых решались местные проблемы и обсуждались общие вопросы. При этом вечевое народовластие пресекало эгоизм отдельных личностей, заставляло их помыслы посвящать общественному служению. Отсутствовало дробление народа на партии, стремящиеся воплотить в жизнь собственные политические, идеологические и корыстные амбиции. Не было бюрократических структур, способных пренебрегать своими обязанностями или оказывать давление на народную волю. Как пример, всеми финансовыми доходами Новгорода, одного из богатейших городов тогдашнего мира, ведал всего один секретарь (!).

     В органы власти избирались наиболее мудрые и достойные люди, а не подставные депутаты-марионетки. Каждое наделённое властью лицо было на виду и, в отличие от нынешних лидеров, в полной мере несло ответственность за свои речи и действия. И это приносило немалую пользу. В течение более 600 лет такая форма правления наглядно демонстрировала свою жизнестойкость. Делала Новгород могучим, а его население — благополучным и зажиточным.

    Понятно, что деспотическая власть московских самодержцев, которая вызвана необходимостью предельной централизации власти для выживания в условиях беспредельной агрессивности окружающих, не могла мириться с таким свободомыслием. Поэтому древнерусская демократия и весь накопленный опыт были подавлены, а её носители рассеяны по всей стране.

     И у других наций подобный опыт имеется. В этой связи данную форму народовластия имеет смысл воссоздать и в нынешних реалиях. Когда избирает просвещённое меньшинство, выборы оказываются более сознательными и квалифицированными. Если это происходит с помощью непросвещённого большинства, могут избрать кого угодно. Тогда возрастает лоббирование законодательной и исполнительной власти, повышается роль СМИ с их продажностью и предвзятостью. Со всеми вытекающими из этого последствиям.

2. ХАРАКТЕР АДМИНИСТРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ГАРМОНИЧНО ОРГАНИЗОВАННОГО ОБЩЕСТВА

Человек есть олицетворённый долг!

Из послания Святых отцов

      Если производственные условия окажутся такими, что главной функцией организации становится польза, а не доход, тогда интересы человека, коллектива и общества начнут совпадать, проблема гармонизации производственных и общественных отношений разрешается автоматически. И уже нельзя будет удовлетворять личные амбиции за счёт коллективного или общественного благополучия. Это с неизбежностью приведёт к гармонизации всех властных структур, сделает обоснованной всю систему отбора, выдвижения, подготовки, продвижения и ротации администраторов и лидеров.

     В современных условиях реализовать указанный подход можно следующим образом. При косвенном, последовательном отборе представительской или руководящей элиты первые выборщики избираются населением впрямую. Для этого оно делится на группы, в которых люди знакомы друг с другом или могут воспользоваться мнением тех, кому доверяют. Например, в деревне все и всех знают, понимают, кто на что способен, а поэтому при свободном выборе своих представителей или местных руководителей из собственной среды обмануть их невозможно. Таковыми могут быть жители небольших селений, крупных домов, их групп или организаций. Здесь происходит первичный отбор наиболее достойных кандидатов, и отсев всех тех, кто не пользуется доверием людей, не умеет или не способен представлять коллективные и общественные интересы.

     Очевидно, что при такой избирательной системе ни деньги, ни административный ресурс, ни пиар-технологии уже не будут иметь силы, поскольку решения принимаются людьми впрямую. Понимающими, насколько они от этого зависят, не вслепую, а осознанно. Ни психически больные, ни неспособные работать на общество, ни демагоги и популисты, коррупционеры или их марионетки доверием наделены не будут. А если вдруг таковые через нижнее сито всё-таки просочатся, на пути их встретятся следующие преграды.

     Указанные выборщики сформируют местные или муниципальные органы власти. И в них путём совместных дискуссий, общей деятельности или иного изучения друг друга из собственной среды (!) избираются выборщики более высокого ранга, например районного и областного. Поэтому на втором избирательном уровне требования усложняются, большую роль начинают играть профессиональные и моральные данные претендентов. И выборщики уже оказываются более подготовленными, информированными и интеллектуально развитыми. И так до самого верхнего ранга административного «дерева организации». Права и обязанности в такой системе власти передаются преимущественно снизу вверх, а не наоборот. Это сделает власть лучше контролируемой и управляемой обществом. Именно население при таком выборе будет наделять своих руководителей правами, необходимой им для нормального исполнения своих функций. И никто другой. И спрашивать с них.

     В структуре власти уже начнут действовать не только прямые, но и обратные связи, образуя гармоничную и работоспособную систему управления, подобную всем природным образованиям. Конкуренция претендентов на самом деле окажется высокой, их возможности будут примерно равными. А поэтому такой выбор властной элиты будет не только более честным, но и качественным. Решение о нравственном и профессиональном уровне личности, о пригодности её занимать ту или иную должность будут принимать ни несведущая толпа или лично заинтересованное руководство, а целостная система отбора. А в ней чем более высоким является пост, тем более нравственными, опытными и компетентными будут как выборщики, так и кандидаты. Очевидно, что уровень культуры выбранного лица соответствует культуре его избирателей.

     При этом очевидно, что кто предоставляет власть, тот и вправе её лишать. В этой связи проблема отзыва не справляющегося со своими обязанностями должностного лица решается простым и очевидным образом. Она потребует не больше процедур, чем сам выбор. И данное обстоятельство укрепит ответственность выбранного лица перед своими избирателями. Сделает невозможной работу власти против народа.

     Таким образом, в ступенчатой системе выборов реализуются как декларируемые достоинства демократии, использующей приоритет большинства над меньшинством, так и требование тщательного отбора претендентов, их способности исполнять свои обязанности, контроля над деятельностью лидеров, наделения их властью и полномочиями. Появится реальная конкуренция кандидатов во власть. И чем выше окажется должность, тем более компетентными окажутся избиратели. Это создаст благоприятные условия для выдвижения истинных лидеров общества, а не дутых фигур. Власть получат те, кто в наибольшей мере способен исполнять предназначенные ей функции, а не демагоги и популисты.

     Кроме того, реализация системообразующих мероприятий принципиально поменяет производственные и общественные отношения. И уже не потребуется применять методы принуждения, поскольку свободный человек, работающий одновременно и на общество, и на себя, не нуждается во внешних побудителях. Не нужно следить за правильностью уплаты налогов, так как при нарушении её человек наказывает и себя, и своё окружение. Не потребуется перераспределять доходы, поскольку привязанность денег к продуктивному труду повысит нравственность производственных отношений. Она изменит рыночные связи, сделает их справедливыми, эквивалентными и экономически продуктивными. Богатство будет честно зарабатываться, а поэтому станет уважаемым, не будет становиться источником агрессии и раздора.

     Иначе говоря, в новой экономике подавляющая часть того, чем занимается нынешняя администрация, будет разрешаться автоматически. Поэтому она сможет сосредоточиться на выполнении только той работы, которую без неё никто не сумеет исполнить. Не будет отвлекаться на рутинную, будничную суету. И уже не потребуются громоздкие и неуправляемые административные монстры, которые то и дело выходят из-под контроля, пытаясь подчинить себе коллективы и общество, подмять их под себя.

Как такую работу администрации можно организовать и финансировать?

     Прежде всего, нужно разделить производственные и распределительные функции, исполняемые администрацией. В самом деле, при описании Общественной трудоёмкости изделий было предложено в каждом товаре учитывать трудовые затраты вышестоящих организаций, которые оказывают содействие предприятиям в их деятельности, представлены способы финансирования таких затрат. Отсюда следует, что денежное обеспечение всех вышестоящих структур, связанных с производством, должно осуществляться организациями, которые пользуются их услугами, напрямую (!). На это уже не потребуется тратить бюджетные деньги, они их начнут зарабатывать сами. Однако не с помощью административного рэкета, как нередко случается сейчас, а путём исполнения конкретных обязанностей, приносящих оплачивающим их структурам реальную пользу.

     При внедрении такого способа оплаты производственная администрация уже перестанет быть кумиром, которому платят дань лишь потому, что в её руках власть, деньги и возможность причинять неприятности. Тогда не только управление потребуется от неё, но и его результаты. Деятельность администрации уже будет контролироваться не только вышестоящими структурами с их неизбежной предвзятостью и бюрократическими шаблонами, но и всеми теми, кого они призваны обслуживать, кто их финансирует и от них зависит.

      Причём это регулирование окажется не периодическим, авральным, а повседневным. Оплата труда работников вышестоящих организаций начнёт впрямую зависеть от результатов собственного труда так же, как и у всех других работающих. То есть и за тех, кто их будет финансировать, придётся бороться, демонстрируя свою полезность. И нести материальную ответственность за неэффективное управление, за неправильные решения, от результатов которых заказчики несут убыток, не получают соответствующей выгоды.

     В результате рыночный принцип начнёт работать и в этой сфере человеческой деятельности. Администрация перестанет быть надобщественной структурой, всем распоряжающейся, но ни за что не отвечающей. Она начнёт жить по тем же законам, что и все иные производственные структуры.

     Очевидно, что указанная мера позволит существенно упрочить вертикальные связи предприятий, сделает их адекватными ситуации, гибкими и работоспособными при одновременном сокращении численности административного аппарата. Будет содействовать внедрению эффективных обратных связей в систему управления и его объекта.

     С другой стороны, при внедрении новой формы налогообложения образуется финансовый поток, предназначенный для удовлетворения коллективных и общественных потребностей, обеспечиваемых федеральными, региональными и местными налогами (см. Лекцию 6). А для его обработки, обслуживания потребуется соответствующий аппарат управления потребительской экономики, отличающийся от производственной. В настоящее время такой сектор имеется во всех государствах мира. Однако функции его расплывчаты, разграничительные линии с производственным сектором не установлены, отношение к обоим секторам управления одно и то же, способы финансирования одинаковы. Это вряд ли содействует успешной их работе, поскольку производить продукцию и распределять её — разные виды деятельности.

     Данный сектор состоит из учреждений, оказывающих потребительские услуги как отдельным лицам, коллективам, так государственным структурам. Это армия и правоохранительные органы, больницы и учебные, воспитательные заведения, стадионы и дома отдыха, коммуникации и защитные сооружения, и ещё многое другое. К этому сектору относятся также выборные органы власти всех уровней, призванные разрабатывать законы и контролировать их исполнение, профсоюзы и благотворительные учреждения.

     Поэтому очевидно, что финансирование потребительского сектора экономики не может быть таким же, как и производственного. Оно должно производиться путём взимания определенной части налогов, т.е. прямых проплат из оплаты труда работников, как предлагалось выше. И в зависимости от того, для удовлетворения каких коллективных или общественных потребностей граждан собираются налоги, формируются соответствующие исполнительные структуры.

     При этом Потребительский сектор может получать средства как от прямой продажи его услуг, так и путём соответствующих налоговых отчислений из оплаты труда населения. Всё определяется желанием потребителей, удобством, качеством услуг и ценой за них. Для координации и управления всей потребительской структурой и формируется соответствующий административный орган. С другой стороны, такой аппарат должен создаваться лишь там, где без него не обойтись. Таким образом, формы организации здесь тождественны, разница только в способах финансирования и в сферах их деятельности. И это способствует устойчивости таких систем.

     Характерно, что наличие потребительского сектора экономики никак не сказывается на справедливости полученных ранее инвариантах. В самом деле, труд в них также является производительным. А поэтому всё, отмеченное ранее для производства, оказывается справедливым и для данного сектора экономики. Просто часть средств, заработанных в производственном секторе, в виде налогов передаётся потребительскому в полном соответствии с доходами первого. Однако в этом и состоит залог успешной работы всей разветвлённой административной системы организации хозяйств!

    В предлагаемой схеме управления деньги оказываются именно там, где имеются предназначенные для их обслуживания товарные потоки, и ровно в таком количестве, чтобы их надёжно обеспечивать. Встречные перемещения средств исключены. В то же время при необходимости открывается возможность концентрировать усилия для выполнения глобальных или форс-мажорных проектов. Это исключит возможность финансового давления каких-либо структур как в производственном, так и в потребительском секторах экономики.

     Ведь деньги — это не хрустящие бумажки и даже не золотые слитки. Деньги — это потенциал, ресурсы, труд, товары, энергия. Как пример, направьте деньги в какой-то сектор экономики, и это заставит работать на него все государственные и частные структуры значительно активнее, чем самые грозные указы. Чтобы власть гармонично вписывалась в структуру организации, она, прежде всего, не должна испытывать недостатка денег для исполнения своих обязанностей. И в то же время не иметь лишних денег. Только тогда административное управление утратит своё фатально бюрократическое содержание, начнёт успешно работать на страну и на народ.

     Предложенная форма организации полностью отвечает признакам высокоорганизованных систем. По своей структуре она переплетена прямыми и обратными связями, достаточно полно моделирует живой организм с жесткой увязкой всех его составляющих, определённостью их функций и характером взаимодействия. И недостойно иметь худшую организацию человеческого сообщества, чем организован организм каждого из входящих в него людей.

     Таким образом, для гармонизации экономики требуется реорганизовать как административное, так и рыночное её управление. Чтобы администрация в полной мере управлялась рынком, а рынок — администрацией. Лишь при этих условиях может быть сформирована гармоничная форма организации производства и общества. Сформируется нужный для неё сплав административного и рыночного управления.

     Причём поочередное усовершенствование обоих механизмов рационального управления невозможно. Они завязаны друг на друга столь тесно, что деструктивные качества одного из них нивелируют положительные другого. Но аналогичным образом работают и прогрессивные изменения внутри каждого из них.

Конкретные мероприятия

1. Выборы первых лиц коллективов предприятий, подразделений, государственных и муниципальных органов власти осуществляется путём промежуточных выборов, в которых сочетаются преимущества как демократии, так и выдвижения профпригодных кандидатов;

2. Финансирование производственной администрации осуществляется путём отчисления доли дохода предприятий, управляемых ими;

3. Оплата общественных потребностей производится с помощью целевых налоговых поступлений.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.

IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.10.23 07.22.39ENDTIME
Сгенерирована 10.23 07:22:39 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/2960211/article_t?IS_BOT=1