Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

Поставка клапанов дымоудаления в Москве и по всей России от НПО «Машпром»

АР-сервис — поставки оборудования для систем отопления и водоснабжения в Москве.


-> Публикации пользователей   История  

22 Июня 1941.

Инок
4586 дней
 1047.72
Инок [inok]  
12 Апр 12:06  
Темы: великая отечественная война , вов

Великая Отечественная война до сих пор таит в себе не мало загадок и тайн. Причём обнаруживаются они там, где их вовсе и не ожидаешь увидеть. Казалось бы, общеизвестный факт, исследованный вдоль и поперёк, и ничего неясного здесь быть не может по определению. Но вот поди-ж ты, стоит только копнуть чуть поглубже и посмотреть под другим углом как сразу такое вылезает что ни в сказке сказать, ни пером описать.


Великая Отечественная война до сих пор таит в себе не мало загадок и тайн. Причём обнаруживаются они там, где их вовсе и не ожидаешь увидеть. Казалось бы, общеизвестный факт, исследованный вдоль и поперёк, и ничего неясного здесь быть не может по определению. Но вот поди-ж ты, стоит только копнуть чуть поглубже и посмотреть под другим углом как сразу такое вылезает что ни в сказке сказать, ни пером описать.

Начнём, пожалуй со знаменитой директивы N1 от 21 июня 1941 года.  Для начала следует привести небольшой отрывок из «Воспоминаний и размышлений» Жукова.

Вечером 21 июня мне позвонил начальник штаба Киевского военного округа генерал-лейтенант М. А. Пуркаев и доложил, что к пограничникам явился перебежчик - немецкий фельдфебель, утверждающий, что немецкие войска выходят в исходные районы для наступления, которое начнется утром 22 июня.

Я тотчас же доложил наркому и И. В. Сталину то, что передал М. А. Пуркаев.

- Приезжайте с наркомом минут через 45 в Кремль, - сказал И. В. Сталин.

Захватив с собой проект директивы войскам, вместе с наркомом и генерал-лейтенантом Н. Ф. Ватутиным мы поехали в Кремль. По дороге договорились во что бы то ни стало добиться решения о приведении войск в боевую готовность.

И. В. Сталин встретил нас один. Он был явно озабочен.

- А не подбросили ли немецкие генералы этого перебежчика, чтобы спровоцировать конфликт? - спросил он.

- Нет, - ответил С. К. Тимошенко. - Считаем, что перебежчик говорит правду.

Тем временем в кабинет И. В. Сталина вошли члены Политбюро. Сталин коротко проинформировал их.

- Что будем делать? - спросил И. В. Сталин.

Ответа не последовало.

- Надо немедленно дать директиву войскам о приведении всех войск приграничных округов в полную боевую готовность, - сказал нарком.

- Читайте! - сказал И. В. Сталин.

Я прочитал проект директивы. И. В. Сталин заметил:

- Такую директиву сейчас давать преждевременно, может быть, вопрос еще уладится мирным путем. Надо дать короткую директиву, в которой указать, что нападение может начаться с провокационных действий немецких частей. Войска приграничных округов не должны поддаваться ни на какие провокации, чтобы не вызвать осложнений.

Не теряя времени, мы с Н. Ф. Ватутиным вышли в другую комнату и быстро составили проект директивы наркома.

Вернувшись в кабинет, попросили разрешения доложить.

И. В. Сталин, прослушав проект директивы и сам еще раз его прочитав, внес некоторые поправки и передал наркому для подписи.

Ввиду особой важности привожу эту директиву полностью: "Военным советам ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО.

Копия: Народному комиссару Военно-Морского Флота.

1. В течение 22-23.6.41 г. возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО. Нападение может начаться с провокационных действий.

2. Задача наших войск - не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения. Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского военных округов быть в полной боевой готовности встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников.

3. Приказываю:

а) в течение ночи на 22.6.41 г. скрытно занять огневые точки укрепленных районов на государственной границе;

б) перед рассветом 22.6.41 г. рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, в том числе и войсковую, тщательно ее замаскировать;

в) все части привести в боевую готовность. Войска держать рассредоточенно и замаскированно;

г) противовоздушную оборону привести в боевую готовность без дополнительного подъема приписного состава. Подготовить все мероприятия по затемнению городов и объектов;

д) никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить.

Тимошенко. Жуков.

21.6.41г.".

_____________________________________________________________________________________

Это классическая версия, с лёгкой (или тяжёлой) руки Жукова вошедшая (или вбитая) в нашу историческую науку. Что-ж, как сказано в «Повести временных лет» «…… отсюда и начнём, и числа положим».  Начнём, пожалуй, с этого пресловутого немецкого фельдфебеля.  И сразу в глаза бросается странность: Фельдфебель попал к пограничникам. Пограничники в то время подчинялись НКВД, а не наркомату обороны.  поэтому сразу возникает вопрос: откуда об этом известно Пуркаеву? Пограничники доложили? А с какого, собственно говоря, перепугу? У них свой наркомат, свой нарком, своя разведслужба занимающаяся сбором и, самое главное, АНАЛИЗОМ разведданных. Вот по линии НКВД эта информация, среди прочей, и должна была пойти наверх. Но вместо НКВД, с этой информацией, как наскипидаренные начинают  бегать армейцы. Причём на вопрос: а можно ли фельдфебелю верить, ничего вразумительнее того, что по их мнению, фельдфебель говорит правду выдавить из себя не могут. Нет у них никаких оперативных данных и разведсводок, только честное слово фельдфебеля. Детский сад, трусы на лямках.

А теперь давайте вспомним, когда и во сколько было зачитано обращение Гитлера к солдатам восточного фронта. А зачитано оно было 21 Июня 1941 года в 21 или 22 часа вечера (в разных источниках).  Значит первая информация от него могла быть получена не ранее 22 часов вечера (в 21-00 зачитали приказ, далее душевные метания, скрыться от своих, незаметно добраться до границы, попасться нашим пограничникам, быть доставленным на заставу, как раз час на всё про всё).  Меня начинают терзать смутные сомнения: а был ли фельдфебель?

Впрочем помимо классической версии есть ещё одна.   Вот воспоминания наркома РККФ Кузнецова Николая Герасимовича:

________________________________________________________________________________

Позволю себе рассказать о любопытном разговоре, возникшем у меня с нашим военно-морским атташе в Берлине М.А.Воронцовым. После его телеграммы о возможности войны и подробного доклада начальнику Главного морского штаба Воронцов был вызван в Москву. Прибыл он около 18 часов 21 июня. В 21 час был назначен его доклад мне. Он подробно в течение 40-45 минут докладывал мне свои соображения. “Так что - это война?” - спросил я его. “Да, это война”, - ответил Воронцов. Несколько минут прошло в молчании, потом пришли к заключению, что нужно переходить на оперативную готовность номер 1. Однако сомнения и колебания отняли у нас известное время, и приведение флотов в готовность номер 1 состоялось уже после вызова меня в 23 часа к маршалу С.К.Тимошенко.

Был душный вечер... В кабинете наркома обороны тяжелые гардины едва шевелились ветерком через открытые окна: было душно. Со мною был В.А.Алафузов. Когда вошли в кабинет, нарком в расстегнутом кителе ходил по кабинету и что-то диктовал. За столом сидел начальник Генерального штаба Г.К.Жуков и, не отрываясь, продолжал писать телеграмму. Несколько листов большого блокнота лежали слева от него: значит прошло уже много времени, как они вернулись из Кремля (мы знали, что в 18 часов оба они вызывались туда) и готовили указания округам.

“Возможно нападение немецко-фашистских войск”, - начал разговор С.К.Тимошенко. По его словам, приказание привести войска в состояние боевой готовности для отражения ожидающегося вражеского нападения было им получено лично от И.В.Сталина, который к тому времени уже располагал, видимо, соответствующей достоверной информацией. При этом С.К.Тимошенко показал нам телеграмму, только что написанную Г.К.Жуковым. Мы с В.А.Алафузовым прочитали ее. Она была адресована округам, а из нее можно было сделать только один вывод - как можно скорее, не теряя и минуты, отдать приказ о переводе флотов на оперативную готовность номер 1....

Не теряя времени, В.А.Алафузов бегом (именно бегом) отправился в штаб, чтобы дать экстренную радиограмму с одним условным сигналом или коротким приказом, по которому завертится вся машина.... Множество фактов говорило за то, что гитлеровцы скоро нападут...

В 23 ч. 35 м. я закончил разговор по телефону с командующим Балтийским флотом. А в 23 ч. 37 м., как записано в журнале боевых действий, на Балтике объявлена оперативная готовность номер 1, т.е. буквально через несколько минут все соединения флота уже начали получать приказы о возможном нападении Германии...

Черноморский флот в 1 ч. 15 м. 22 июня объявил о повышении готовности, провел ряд экстренных мероприятий и в 3 часа был уже готов встретить врага. В 3 ч. 15 м. хорошо отличимый по звуку звонок особого телефона. “Докладывает командующий Черноморским флотом Октябрьский”, - услышал я в трубку, и этот особо официальный тон сразу насторожил меня. - “Самолеты противника бомбят Севастополь.” С этими словами оборвалась последняя нить надежды.

__________________________________________________________________________

Воспоминания Кузнецова были опубликованы на несколько лет раньше, чем воспоминания Жукова и в них вся история выглядит несколько иначе. Здесь уже не военные уговаривают глупого Сталина привести войска в боеготовность, а сами получают такой приказ от Сталина. Причём Тимошенко вызывается в Кремль к 18-00, а фельдфебель перебежать к пограничникам мог никак не раньше 21-00. И ещё одно маленькое замечание, обратите внимание на то что та самая знаменитая директива от 22 Июня, была очень пространной и занимала несколько листов в блокноте, а то что нам предъявляют сейчас, вполне умещается на одном листе.  

Ну а по поводу фельдфебеля уместно процитировать Баграмяна и всё станет на свои места

_________________________________________________________________________________

[По воспоминаниям Баграмяна ("ТАК НАЧИНАЛАСЬ ВОЙНА", издание 3-ье, Киев, 1984, стр. 88-90), фельдфебель появился в полночь, а сообщил о нем в Москву генерал пограничной службы:

Несколько позже, проанализировав все случившееся в первый день войны, мы смогли в общих чертах представить себе картину событий. В субботний вечер и в ночь на воскресенье всюду отмечалось подозрительное оживление по ту сторону границы. Пограничники и армейская разведка доносили о шуме танковых и тракторных моторов. А в полночь в полосе 5-й армии, к западу от Владимир-Волынского, границу перешел немецкий фельдфебель. Перебежчик рассказал, что у фашистов все готово к наступлению и начнут они его в 4 часа утра. Начальник погранзаставы доложил по инстанции. Известие было настолько важным, что начальник пограничных войск Украины генерал В. А. Хоменко немедленно сообщил обо всем в Москву своему начальству и в штаб округа.

У всех первой мыслью было: “А не провокация ли это?” Стали ждать решения Москвы.

В 0 часов 25 минут 22 июня окружной узел связи в Тарнополе начал прием телеграммы из Москвы. Она адресовалась командующим войсками всех западных округов. Нарком и начальник Генерального штаба предупреждали, что в течение 22—23.6.41 г. возможно внезапное нападение немцев...

Только в половине третьего ночи закончился прием этой, очень важной, но, к сожалению, весьма пространной директивы. До начала фашистского нападения оставалось менее полутора часов.

Читатель может спросить, а не проще было бы в целях экономии времени подать из Генерального штаба короткий обусловленный сигнал, приняв который командование округа могло бы приказать войскам столь же коротко: ввести в действие “КОВО-41” (так назывался у нас план прикрытия государственной границы). Все это заняло бы не более 15—20 минут.

По видимому, в Москве на это не решились. Ведь сигнал о вводе в действие плана прикрытия означал бы не только подъем всех войск по боевой тревоге и вывод их на намеченные рубежи, но и проведение мобилизации на всей территории округа.]

____________________________________________________________________________

Ну вот с фельдфебелем мы теперь разобрались. Он к нам попал только в полночь и к директиве N1 не имел никакого отношения. Отсюда вывод: ув. тов. Жуков нам рассказал сказку (а таких сказок в его воспоминаниях очень много).  Ну и на закуску список посетителей Сталина в этот вечер.

Список посетителей кремлевского кабинета Сталина 21 июня 1941 г. :

1. т. Молотов

18.27 - 23.00

2. т. Ворошилов

19.05 - 23.00

3. т. Берия

19.05 - 23.00

4. т. Вознесенский

19.05 - 20.15

5. т. Маленков

19.05 - 22.20

6. т. Кузнецов

19.05 - 20.15

7. т. Тимошенко

19.05 - 20.15

8. т. Сафонов

19.05 - 20.15

9. т. Тимошенко

20.50 - 22.20

10. т. Жуков

20.50 - 22.20

11. т. Буденный

20.50 - 22.20

12. т. Мехлис

21.55 - 22.20

13. т. Берия

22.40 - 23.00

Последние вышли

23.00

Как видим В первый раз Тимошенко был у Сталина с 19-05 до 20-15 и без Жукова. Второй раз с 20-50 до 22-20 уже вместе с Жуковым. Последние посетители вышли от Сталина в 23-00 то-есть на час раньше того как фельдфебель попал к пограничникам. Сделаем вывод и запомним: Жуков из каких-то своих соображений прикрывается фельдфебелем. И ещё одно небольшое замечание: Ватутина, якобы с которым Жуков был у Сталина, тоже не было.

Теперь займёмся анализом самой директивы.

Сразу бросается в глаза: в преамбуле упоминается, что войска должны быть в полной боевой готовности, а в приказной части стоит, что все части должны быть приведены в боевую готовность.  Мало того что непонятно в какую боевую готовность приводить войска (боеготовность насчитывала три вида, по крайней мере во флоте. Для сухопутных войск, по общему утверждению, было два вида боеготовности), но и не очень понятно, что делать войскам: толи им продолжать быть в полной боевой готовности (что следует из преамбулы), толи их надо ещё привести в непонятно какую боеготовность.

Но давайте для начала разберёмся что означает термин «привести войска в боевую готовность». Если верить тому что в РККА на 1941 год было всего два вида боеготовности, постоянная и полная. Постоянная это обычное состояние части: наряды, хозработы, строевая подготовка, увольнительные, изучение матчасти и многое другое. Полная боеготовность это несколько иное. При этом переход из постоянной в полную б.г. проводился через систему тревог – учебные и боевые.

Учебная – проводилась для проверки боевой готовности и повышения слаженности подразделений.

Боевая имела два варианта: «вариант N 1 – без вывода всей матчасти», и «вариант N 2 – с выходом в полном составе».

При этом в ВВС, ПВО и на флоте использовали три степени б.г. – «готовность N 3», «N 2» и «N 1». Которые сегодня можно классифицировать как «постоянная», «повышенная» и «полная». В РККА же приведение в боевую готовность осуществлялось через то же проведение маршей.

Я человек ленивый и лишние буквицы писать не люблю, поэтому о том как это выглядело на практике приведу в отрывке из одного художественного произведения:

_____________________________________________________________________________________

      Итак, при объявлении тревоги, части проделывают следующие мероприятия (нудным голосом, как механический органчик):

оставляют минимальный личный состав для перевода части на военное положение, для охраны имущества оставляя по одному человеку на объект. Для ускорения передачи зданий и имущества КЭЧ в казармах имеются инвентарные списки, которые служат приемосдаточными документами.

в танки и боевые машины укладываются диски с боевыми патронами, с объявлением тревоги машины заправляются горючим, водой и маслом,

усиливается охрана складов, парков и гаражей

возимые запасы огнеприпасов, горючего и продфуража укладываются в обоз

выдаются на руки начсоставу карты из НЗ

телефонные элементы питания заливаются водой."

Богданов, в нетерпении перебивая: "И сколько времени займёт это мозгоёб…действо?!"

Сандалов, совершенно невозмутимо: "Срок занятия позиций- тридцать часов…"

Фрумкин и Богданов хором "Сколько-сколько?!"

Сандалов, в раздражении: "ТРИДЦАТЬ ЧАСОВ. А что Вы хотите? Например, части 42 дивизии перебрасываются вдоль границы на расстояние от 50 до 75 километров, причём пешим порядком…Они и так бОльшую часть пути будут БЕЖАТЬ, причём с полной выкладкой…А наша 100-тая дивизия вообще располагается под Минском- и должна быть доставлена по железной дороге на третий день!"

И ведь это ещё очень упрощённое описание! И даже на то чтоб элементарно покинуть расположение части после объявления тревоги по нормативам требовалось часа 2-3!!!   Я не склонен думать что Жуков  не знал всех этих тонкостей, но тогда зачем он нам рассказывает всю эту галиматью? Ведь если войска не были приведены в полную боеготовность до этой директивы, то откуда они возьмут боеприпасы, топливо, продовольствие, карты? И ведь это всё мало получить. К примеру снаряды и взрыватели к ним хранятся отдельно. Поэтому по получении снарядов их необходимо окончательно снарядить, вкрутив в них  взрыватели. Те-же пулемётные диски не хранятся набитые патронами (от этого у них ослабевает пружина), поэтому их тоже требуется набить патронами. Та же история с гранатами. Плюс к этому со складов РАВ необходимо получить много чего полезного и нужного, но у них своё начальство и где его искать в 12 ночи бог весть.

В общем не выходит каменный цветок. Для приведения войск в боеготовность элементарно не хватало времени и Жуков не мог этого не знать. Времени хватало только на вывод частей из мест постоянной дислокации, но для этого они уже должны быть приведены в полную боевую готовность. И прошу не путать такие понятия как «приведение войск в полную боевую готовности» и «поднятие по тревоге». Боеготовность означает лишь то что все организационные работы проведены, всё необходимое получено и все военнослужащие (от рядового до командира части) находятся на казарменном положении. Поступит сигнал тревоги или нет, уже никакой роли не играет.

И вновь меня терзают смутные сомненья. Давно ходят слухи, а в следственном деле генерала Павлова даже впрямую упоминается, о том, что 18 Июня 1941 года было распоряжение Генштаба о приведении войск в полную боевую готовность. Где сейчас находится это распоряжение Бог весть. В 1941 году начальником Генштаба был Жуков и он же был Министром Обороны с 1955 по 1957 год. Мнится мне что не только Хрущёв архивы чистил.

Но вернёмся к директиве от 21 Июня. На сайте Центрального Архива Министерства Обороны выложено фото этой директивы  http://mil.ru/files/files/camo/gallery_1.html

Причём утверждается что это подлинник, машинописный текст. Но если присмотреться внимательно, то становится ясно что это вовсе не подлинник. Это то что штаб Западного ОВО отправил в части. На это указывает наличие подписей Павлова и Климовских (тогда как подписи Жукова и Тимошенко отсутствуют). Обратите внимание что директива принята в 1-45 (а Жуков утверждал, что она уже в 0-30 ушла в округа), а отправлена в войска в 2-25/2-35. При этом заметьте, что вся директива уместилась на одном листе блокнота, пусть и машинописного текста, а у Кузнецова (и прочих) упоминается что директива была не маленького объёма.  Что-ж похоже мы нашли где взял текст директивы Жуков для «Воспоминаний и размышлений».

Для сравнения ссылка на тоже ЦАМО где выложен приказ наркома обороны N2 от 22.06.41 http://mil.ru/files/files/camo/gallery_2.html

К этому документу никаких вопросов не возникает, рукописный текст и подписи всех участников.  

Просмотров за 24 часа 1 всего 959
В обсуждении 10 комментариев
Оценок:  17   cредняя: + 1.82


Обсуждение: 10 комментариев, последний - 10.05.2018 08:27,

Просмотр и участие в обсуждениях доступно только зарегистрированным пользователям.

Регистрация на сайте так же позволит вам выставлять оценки материалам и комментариям, получать рассылки самых интересных материалов сайта, и массу других полезных возможностей!

Если вы были зарегистрированы ранее, войдите на сайт
Логин или email:    Чужой компьютер
Пароль:    Забыли пароль?


   
Если нет - зарегистрируйтесь сейчас
Логин*:
Допустимы только маленькие латинские буквы
Вас зовут*:  
(введенное имя будет использоваться для именования вас на форуме, в ваших материалах и др.)
Пароль*:    Повторите пароль:   
e-mail*:
Этот e-mail будет использован для доставки вам сообщений от сервера. Адрес скрыт от просмотра всеми, кроме вас, и не передается третьим лицам. Не рекомендуется использовать почтовые адреса сервисов hotmail.com & live.com! Эти сервисы не принимают почту от нашего сервера.
Проверочный код:

Чужой компьютер
    

Или войдите на сайт через какую-нибудь социальную сеть

вход через соцсети




>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.

IN_PAGE_ITEMS=3021865ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.09.19 04.00.29ENDTIME
Сгенерирована 09.19 04:00:29 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3021865/article_t?