Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

Поставка клапанов дымоудаления в Москве и по всей России от НПО «Машпром»

АР-сервис — поставки оборудования для систем отопления и водоснабжения в Москве.


->

Умереть на запчасти.

Сегодня посмертным донором органов может стать любой россиянин. При этом, как отмечают эксперты, зачастую родные погибших так никогда и не узнают, что врачи изъяли у их родственников органы. Дочь Светланы Овечкиной (фамилия изменена) погибла в автокатастрофе. «О том, что мою девочку «разобрали на органы», я узнала совершенно случайно. Уже спустя год, когда я сидела в кабинете у следователя, который вёл наше дело, он вдруг, не поднимая глаз от документов, спросил меня: а вы знаете, что у вашей дочери изъяли органы?» – вспоминает Светлана.

Ситуация Светланы не уникальна. Дело в том, что в нынешней редакции закона, который был принят совсем недавно, у нас действует так называемая презумпция согласия на посмертное донорство органов. На неюридическом языке это означает, что каждый человек априори согласен на посмертное донорство, в случае если он не декларировал свой отказ. «Теневая» трансплантация «Презумпция согласия на изъятие органов подразумевает, что лечебное учреждение должно удостовериться в том, что нет несогласия, – поясняет адвокат по медицинским вопросам Общества защиты пациентов Анна Орешкова. – Но при этом закон никак не устанавливает, как именно это нужно сделать. Позвонить родственникам? Но каким именно? Кроме того, а где гарантии того, что родственники скажут правду.

«Например, можно написать отказ от донорства органов и заверить его нотариально, но нигде не написано, что врачи обязаны разыскивать этот отказ и читать его, – рассуждает президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский. – Я думаю, что многие проблемы в этой области у нас связаны с тем, что нигде в законодательстве у нас не прописано даже того простого факта, что тело человека вообще-то является его собственностью».

СПРАВКА - По статистике, в России на 1 млн человек приходится примерно 3,2 посмертных донора.
Для сравнения: в Испании этот показатель равен 35, в США – 26. Ежегодно россиянам требуется около 10 тыс. донорских органов для пересадки, но из-за катастрофической нехватки органов по факту выполняется не более 1,5 тыс. операций по трансплантации. Статистика пациентов, умерших так и не дождавшись донорских органов, у нас и вовсе не ведётся. В результате сегодня трансплантология в сознании части людей выглядит чуть ли не полукриминальной областью медицины.

«Сегодня катастрофическая нехватка донорских органов у нас в стране. Потому что масса случаев, когда можно было бы изъять органы, остаётся вне поля трансплантологии. Врачи не работают с ними, если видят, что родственники могут возмутиться», – констатирует Александр Саверский. Кстати, в случае со Светланой Овечкиной донорские почки её погибшей дочери спасли жизнь 16-летней девушке, ожидающей пересадки. Возможно, если бы врачи взяли на себя труд поговорить со Светланой, объяснить ей, что они до последнего боролись за жизнь её дочери и спасти её не удалось, но зато теперь она может спасти жизнь другой девочке, отношение к посмертному донорству у нас в обществе стало бы постепенно меняться.

.. В 2016 году Конституционный суд постановил: «Презумпция согласия на изъятие органов не противоречит Конституции РФ и способствует развитию трансплантологии». Таков был итог, пожалуй, самого громкого в российской истории разбирательства, связанного с изъятием органов. Так называемое дело Саблиных началось в январе 2014 года. 19-летняя Алина Саблина после тяжёлого ДТП была доставлена в ГКБ N 1 им. Пирогова. Проведя несколько дней в реанимации, девушка скончалась, не приходя в сознание. О том, что у Алины изъяли органы, родители, возможно, так никогда бы и не узнали, если бы не стали заниматься делом о ДТП. Виновника аварии поначалу осудили лишь на 1 год колонии-поселения, и семья Саблиных решила обжаловать приговор. «В заключении судмедэкспертизы говорилось, что у моей дочери изъяли органы, – рассказывала Елена Саблина. – Причём сердце и почки были указаны в акте изъятия, а ещё четыре органа: часть аорты, нижняя полая вена, надпочечники и кусок нижней доли правого лёгкого, по заключению эксперта, у неё отсутствовали, но не были включены в акт. Я была шокирована этим известием».

Пройдя все возможные судебные инстанции, Саблиным так и не удалось добиться правды. Врачи действовали в рамках презумпции согласия, констатировали суды. Исправить положение, пожалуй, можно, чётко прописав процедуру волеизъявления о посмертном донорстве. Одна из последних инициатив – предложить всем автомобилистам выражать своё согласие или несогласие на донорство при получении прав, в которых и делать соответствующую отметку. «Пару лет назад у нас был случай, когда к нам обратилась женщина, у которой сын попал в ДТП и умер, и у него изъяли органы. Там была весьма скользкая история: в итоге оказалось, что кто-то из родственников дал разрешение», – вспоминает координатор Движения «Общество синих ведёрок» Пётр Шкуматов. «ДТП – это ведь причинение смерти по неосторожности, к расследованию таких дел подходят не с такой тщательностью, как, скажем, к убийствам. Делают все необходимые экспертизы и т.п., а вот что происходит с телом – это вопрос совершенно неизведанный и непонятный, – говорит Пётр Шкуматов. – Родственникам тело выдают, очевидно, что было вскрытие. Но как родственники могут понять, изымались ли органы? Медицинская документация? А если там ничего не написано?»

КОНКРЕТНО -
Выходом из ситуации, по мнению экспертов, могло бы стать создание регистра. Этакая база всех, кто выразил своё согласие/несогласие на посмертное донорство, с которой были бы обязаны сверяться все медицинские учреждения. Идея эта давно уже обсуждается в Минздраве, однако дальше обсуждения дело так и не пошло. Принципиально важным опять же оказывается вопрос о механизме попадания в этот регистр. И пока что из уст чиновников на этот счёт не прозвучало ни одного предложения. Так зачем будоражить народ? Когда вместо одной неидеальной системы хотят предложить ещё более нереальную. Может быть, чтобы у бюрократов из Минздрава было побольше финансирования?

В опросе могут принимать участие только зарегистрированные пользователи
Зарегистрироваться...    
вход через соцсети
Если вы были зарегистрированы ранее, войдите на сайт
Логин или email:    Чужой компьютер
Пароль:    Забыли пароль?


   
Опрос загружается...





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.

IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.09.21 04.09.47ENDTIME
Сгенерирована 09.21 04:09:47 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3025975/article_t?IS_BOT=1